Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


      Иллюстрация Татьяны Литвиновой


НЕБО  В  РАЗНУЮ  ПОГОДУ

Поэллада






Читает автор (Съёмка и монтаж Валерия Баскаева, 2015)

– * –

Музыка и вокал Андрея Широглазова
(Видеоклип: Лев Соловьев и Александр Шаповалов, 2004, 2012)

      Моя безумная страна, прослыв убогою,
Какому богу ты верна? какому Гоголю?

Какому Грозному дана, рабыня Сталина?
И, как распутная жена, кому оставлена?

Вопросов много. Ты - одна... Вагон качается.
Типично русская вина: вино кончается.

Двулика повесть о... вине - цена скандальная.
Вино вины горчит к войне, страна сакральная?

Страна моржей и миражей (стрижей - курсивами),
Бомжей, вождей и сторожей, трясущих ксивами...

Танцуй на свадьбе винаря, цыганя глазками,
Любовника благодаря, пацанка-с-цацками.

Страшит святая простота лица смоленского.
Страна иконы и кнута. Страна Кипренского.

Ах, имена во временах! Гудки протяжные...
Терпеть не может Пастернак замочной скважины...

Булгаков ценит точный счёт: "Манжетам верите?!"
Сыграй Огинского ещё, попутчик флейтовый!..

И ноготь Пушкина пронзит снега беспечные -
Поэт транзитом просквозит от речки к вечности.

Поручик, шутка солона? Дуэльны истины?
Ты виноват, что семена стихов убийственны...

Милейший Юлий виноват: "Хвала Ульянову!"
Светлейший Ники - во сто крат... Идите к дьяволу!

Типично русская лапта - послать подалее.
"До первой крови, господа, и - выше талии!"

Полуведёрная родня (не путать с вордовой),
Забрось в Чистилище меня строкой бикфордовой...

Ворчит, набычившись в ночи, страна бессонная.
Герои... трусы... стукачи... болезнь кальсонная.

Визжит от страха мелкий бес, балбес - от холода?
Христос утратил интерес к ликбезу Воланда.

По Сеньке - шапка
?! В лагерях - струна острожная.
Страна гуляк и работяг... Держава ложная.

Сыта с кровавого куста?.. Пьяна расстрелами!..
- Авось! - Семь футов... - Ни черта! - Что мы наделали?!

Рейхстаг. Победа. Нищета. Конфеты с мишками.
Страна барыги и шута. Страна Покрышкина.

Типично русская черта: пяту треклятую
И адмирал, и лимита считает пяткою.

Просить прощения? Уволь, юдоль сонатная.
Пароль? Яволь: "Король под ноль - гастроль закатная!"

Крыла балтийского изъян - размах чукотского!
Страна калмыков и славян. Страна Чайковского.

В алмазах небо... Обогрей зарёй шафрановой,
Страна берёз и журавлей, страну Улановой.

Состав взрывает сволота - три сотни ранено:
Страна чечена и мента - в стране Гагарина.

Держать скрижальное пари? До фени-лампочки:
Пророки метят в упыри, а бабы - в "бабочки"...

Речитатив поводыря "Бориске - царствие!"
Похерит правнук блатаря: "Виват, Стругацкие!"

Над плахами - Таганский Птах - вина высокая.
И мчатся кони, впопыхах по звёздам цокая.

Многоголосая страна, страна безлюдная,
Как серебристая волна, как стужа лютая...

Моя прекрасная страна (уроды - частности),
Ты по-весеннему вольна - хана злосчастности.

Иван... Емеля... Дураки?! Сергей плюс тысяча:
В ладонь измученной руки губами тычемся.

И скажет сыну дурачок, и скажет дочери:
"Я - человек, а не сверчок! Страна - отточие..."


Писатель Вадим Белоусов в рецензии на мой сборник "Дождь в январе" провёл любопытную параллель. Эта книга, по его впечатлению, - небо в разную погоду: "Тут лазурь, позолоченная солнцем, тут клубящийся аспидный мрак, тут серая вата, из которой сеются дождинки, тут ласковая зарница мелькает, а тут грозная огневая молния. Такое сравнение вызвало присутствие неба, космоса во многих стихах..."

Статья появилась в "Ставропольской правде", в которой Вадим Александрович долгое время был хозяином "Литературной гостиной". В день публикации, 21 июня 2000 года, я набрал его рабочий номер - с искренним желанием поблагодарить за умные и добрые слова. Телефон безмолвствовал... Через час-другой пришла печальная весть: "Сегодня ночью Вадим Белоусов умер". Осенью того же года в "Ставрополке" появился газетный вариант моего нового на ту пору опуса, названного в память о Вадиме Белоусове...

Но и тогда, и много-много временных отрезков спустя, я маялся, не в силах разобраться с жанром: баллада или поэма случилась?! Вадим Александрович, увы, уже ничего не мог посоветовать, других собратьев (а тем паче - врагов!) по перу я не намеревался тревожить. Выручила сокурсница, ныне доктор филологических наук Людмила Бронская: "Поэтических (по канонам!) жанров, Серёжа, очень мало. Да ты и сам прекрасно знаешь. Придумай новый! Твоя "безумная, прекрасная, несчастная страна" того стоит".

1 марта 2004 года "Небо в разную погоду" получило подзаголовок: ПОЭЛЛАДА.

Автор
2000, 12-18 августа
Ставрополь - Москва - Аккра - Такоради
Авторские редакции: 2004, март; 2015, март; 2016, март - август.





© Сергей Сутулов-Катеринич, 2000-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Можно [Мрак сомкнулся, едва собравшиеся успели увидеть взметнувшийся серый дым. Змеиное шипение прозвучало, как акустический аналог отточия или красной строки...] Виктор Хатеновский: День протрезвел от нашествия сплетен [День протрезвел от нашествия сплетен. / Сдуру расторгнув контракт с ремеслом, / Ты, словно мышь подзаборная, беден. / Дом твой давно предназначен...] Владимир Алейников: Скифское письмо [Живы скифы! - не мы растворились, / Не в петле наших рек удавились - / Мы возвысились там, где явились, / И не прах наш развеян, а круг...] Татьяна Костандогло: Стихотворения [Мелодия забытых сновидений / За мной уже не бродит по пятам, / Дождь отрезвел, причудливые тени / На голых ветках пляшут по утрам...] Айдар Сахибзадинов: Детские слезы: и У обочины вечности: Рассказы [Мы глубоко понимаем друг друга. И начинаем плакать. Слезы горькие, непритворные. О глубоком и непонятном, возможно, о жизни и смерти, о тех, кто никогда...] Полифония или всеядность? / Полифоничная среда / По ту сторону мостов [Презентация седьмого выпуска альманаха "Среда" в Санкт-Петербурге 4-5 марта 2017 г.] Татьяна Вольтская: Стихотворения [И когда слово повернется, как ключик, / Заводное сердце запрыгает - скок-поскок, / Посмотри внимательно - это пространство глючит / Серым волком...] Татьяна Парсанова: Стихотворения [Когда с тебя сдерут седьмую шкуру, / Когда в душе мятущейся - ни зги; / Знай - там ты должен лечь на амбразуру, / А здесь - тебе прощают все долги...]
Словесность