Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ЭРФУРТ


* 1. ALTSTADT
* 2. ФРОНТОН
* 3. БРУСЧАТКА
* 4. КУБИКИ
 
* 5. ПОСТМОДЕРНИСТСКОЕ
* 6. ЭХО
* 7. ГДЕ ЖИВУТ НАЛЕГКЕ
* 8. ДЕСЯТЬ ЛЕТ



    1. ALTSTADT

    Немецкая муха зудит, как у нас.
    Она просыпается раньше на час
    И сон ее не тяжелее...
    Всего-то и разницы в жизни ее -
    Мельканье такое же и колотье
    В древесные ребра аллеи,

    В оконные стекла альтштадта, в тылы
    Дворов его, сплошь из воздушной смолы,
    Цветочные и травяные.
    На вязкую воду полдневная взвесь
    Легла, и в ней город как выгорел весь
    От торса нагого до выи.

    Мушиный эдем и людской парадиз,
    В одежды какие ты здесь ни рядись
    И крылья ни грей, воспаряя,
    Но Бог тебя видит таким же нагим,
    Каким ты однажды предстал перед Ним
    В свой день, до изгнанья из рая.

    Пойми эту речь, научись различать.
    Не все ж паутинку от страха качать,
    Забыта неделя страстная.
    И словно свой рай пережив или ад,
    Гагарин и Лютер в обнимку стоят,
    Пейзажа иного не зная.

    18.04.07

    _^_




    2. ФРОНТОН

    Тут по соседству Бисмарк проживал.
    Застывший шаг, лица его овал,
    Как будто в продолжение фронтона,
    Перемешав музей и карнавал,
    Ни выгоды не знают, ни урона.

    Вершок вперед - и вскинутой рукой
    Тебя означит век совсем другой,
    Которому ты вправе ужаснуться -
    Уже не воин, но и не изгой,
    В мундире, снизу выглядящем куце.

    Вот этим мы приравнены к тебе,
    Когда, с беззвучным словом на губе,
    С повадкою славянско-иудейской,
    Мы отличаем в праздничной гульбе
    Тебя по стертой выправке армейской.

    Стой, стой себе - на стыке, на краю,
    Где ты писал историю свою,
    Где от тебя уже не отрешиться,
    Где ты, как бог давным-давно в раю,
    В лице своем читаешь наши лица.

    01.05.07

    _^_




    3. БРУСЧАТКА

    Из ворот, которым триста лет в обед,
    Темно-синий выезжает Mersedes.
    На булыжнике резина ставит след,
    Как рекламу - с пепси-колой или без.
    На витрину Porzellan Manufaktur,
    По-немецки не особенно речист,
    Словно выйдя на славянский перекур,
    Засмотрелся не то бомж, не то турист.
    И рукастый, в белом фартуке, гончар
    Ton берет, подвластный только лишь ему.
    Глина вязко раздувается, как шар,
    И мерцает, глядя в собственную тьму...
    Эта улица длиной - в один собор,
    Мостовая шириной - в его крыльцо.
    А у берега в кафе решает спор
    С пивом эрфуртским французское винцо.
    Рукотворную брусчатку мостовых,
    Как страницы Божьей книги даровой,
    Мы проходим, как букварь, от сих до сих,
    И густой орган гудит над головой.

    27.05.07

    _^_




    4. КУБИКИ

    Кто-то в азарте и детском восторге
    Селит людей в этот город, и тут-то,
    Весь от уборки живя до уборки,
    Не оставляет настольный конструктор.
    Кто-то заводит электрику эту,
    Все в ней меняет, и чистит, и красит,
    Юркий трамвайчик пускает по свету,
    Свет по пути зажигает и гасит.
    Кубики-домики ставит цветные
    Под черепицей, и дворики следом,
    И берега намывает речные,
    Словно скользя между тьмою и светом.
    Кто-то, плеснув голубой акварелью,
    Реку живую несет под мостами.
    Воздух, пропитанный тьмой и синелью,
    Даже во сне не прощается с нами.

    03.06.07

    _^_




    5. ПОСТМОДЕРНИСТСКОЕ

    год 007 хронический джеймс бонд
    ступающий по путинскому следу
    он офицер он просится на фронт
    но фронт давно отпраздновал победу

    джеймс бонд садится в лайнер на москву
    незримо на правах автопилота
    том тайлор в несгораемом шкафу
    техпаспорт плюс не выпитое что-то

    том тайлор ни при чем но до поры
    висит себе на плечиках покатых
    он ждет начала радиоигры
    среди московских улиц угловатых

    там календарь кораном заражен
    там гарри поттер занят в ералаше
    глагол времен металла легкий звон
    чей слаще зеленее или краше

    за все вперед назначена цена
    снега мороз россия мерседесы
    ни стерлингов ни фунтов ни хрена
    фома фомич раскольников и бесы

    уж лучше бы налаженный уют
    чем класть кому на плечи бога ради
    и братья меч никак не отдают
    поскольку все на путинском окладе

    не уезжай в россию милый друг
    там мочат и в сортире и в рассоле
    и замышляют чей-нибудь каюк
    забыв про званья титулы и роли

    19.06.07

    _^_




    6. ЭХО

    Мы живем, потому что живем - и конец.
    И вопросов не надо.
    Остальное серебряный скажет скворец,
    Золотая цикада.

    Остальное черемуха нам прошумит
    И река набормочет.
    Что-то пишет по-детски трава среди плит
    И взрослеет, как почерк.

    Если будет не ясно - они повторят,
    Пропоют как по нотам.
    В этом городе эхо сильнее стократ,
    Чем откуда мы родом,

    Потому что теперь мы остались вдвоем,
    Повторяя друг друга,
    Посреди предоставленной жизни в наем,
    Как рекою, дорожным казенным ремнем
    Подпоясанной туго.

    01.07.07

    _^_




    7. ГДЕ ЖИВУТ НАЛЕГКЕ

    Пара коек железных да стол, да окно в закутке.
    Словно жизнь возвратилась туда, где живут налегке.
    Только в детстве и было такое.
    Много света, пространства и воздуха. Мало вещей.
    Сыт бумажный очаг. Жив запечный сверчок-казначей.
    Драгоценный букварь под рукою.

    Из кармана ветровки торчит карандаш. Он мне друг и родня.
    Акварельное пламя в ночи обжигает меня
    И блистает пятью золотыми.
    Может быть, после выплат казенных и трат
    Я букварь затвержу и открою веселый театр,
    Весь в цветном электрическом дыме.

    Рампа вздрогнет и вспыхнет, с партером начав разговор.
    Я пристрою, как есть, золотой непослушный вихор,
    От волненья слова забывая -
    И очнусь, и проснусь поутру налегке
    Там, где пламя в бумажном живет очаге,
    Посреди деревянного рая.

    09.07.07

    _^_




    8. ДЕСЯТЬ ЛЕТ

    Вечное перо с нажимом влево,
    В линию листок с наклоном вправо,
    Мартовское марево пригрева,
    Дымка ледохода-ледостава,
    Стопка промокательной бумаги,
    На свету молочно-сероватой,
    Крови синей струйки и зигзаги,
    Будто остановленные ватой,
    Ничего еще не надоело,
    Десять лет, не много и не мало,
    Вырастает маленькое тело
    Из весны, из сна, из одеяла,
    Вот и время шариковых ручек,
    Первых, важных, праздничных и взрослых,
    Голубь, говорливый, как попутчик,
    Лодочкою тянется на веслах,
    Время ледостава-ледохода,
    Мартовская влажная погода,
    Вечное перо и шарик синий
    Среди школьных клеточек и линий,
    Все это запомнить, записать бы,
    Что ты, больно, заживет до свадьбы.

    31.07.07

    _^_



© Евгений Сухарев, 2007-2018.
© Сетевая Словесность, 2007-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Житие грешного Искандера [Хорошо ткнуться в беспамятстве в угол дивана, прикрыть глаза и тянуть придавленным носом запах пыли - запах далекого знойного лета. У тебя уже есть судьба...] Михаил Ковсан: Черный Мышь [Мельтешит время, чернея. На лету от тяжести проседая. Не поймешь, опирается на что-то или воздуха легче: миг - взлетело, мелькнуло, исчезло. Живой черный...] Алексей Смирнов: Холмсиана [Между прочим, это все кокаин, - значительно заметил Холмс, показывая шприц...] Альбина Борбат: Свет незабывчив [и ты стоишь с какими-то словами / да что стоишь - уснул на берегу / и что с тобой и что с твоими снами / пустая речь решает на бегу] Владимир Алейников: Музыка памяти [...всем, чем жив я, чем я мире поддержан, что само без меня не может, как и я не могу без него, что сумело меня спасти, как и я его спас от забвенья,...] Елизавета Наркевич. Клетчатый вечер [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и музыкант Екатерина Полетаева.] Сергей Славнов: Вкус брусники [Вот так моя пойдет над скверами, / над гаражами и качелями - / вся жизнь, с ее стихами скверными, / с ее бесплодными кочевьями...] Ирма Гендернис: Стоя в дверях [...с козырей заходит солнышко напоказ / с рукавами в обрез / вынимает оттуда пущенных в дикий пляс / по земле небес...]
Словесность