Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность



*


 



      ЧИТАЯ  ЮХАНА  БОРГЕНА.  ВВЕРХ  И  ВНИЗ

      И - вверх

      я вижу:
      поле, на котором
      пасутся лошади.
      И пруд. Вокруг него -
      кусты.
      За ними - холм (какой-то голый),
      а за холмом не видно ничего.

      И - вниз

      вот здесь мне всё знакомо:
      качели, стол, и скатерть, и трава,
      окурки, стулья, ноги...
      здесь я дома -
      я возвращаюсь, падая.

      Едва
      не выронив меня, отец тревожно:
      - Ну что, ещё? Боишься?
      - Не боюсь.
      -Тогда лети! Чего ж ты не смеёшься?
      И я смеюсь.
      Раз надо - я смеюсь.

      И снова вверх,
      и снова жизнь другая
      там - за холмом, за горизонтом, за...

      Отец меня кидает и кидает.

      И у него тоскливые глаза.

      _^_




      ТОГО

      жизнь потихоньку отваливается
      омертвевшей корою с дерева
      как говорил башмачкин,
      что-то... оно... того...
      смотришь - и вдруг оказывается -
      ещё кусочек потерян
      вместо него - пространство,
      в котором нет ничего

      это почти безболезненно
      как под наркозом, что ли
      но ощущаешь полости
      вместо зубов во рту
      и по пролётам лестничным
      фантомные бродят боли
      когда твой собственный голос
      проваливается в пустоту

      я вот сейчас сублимируюсь
      пишу эту хрень зачем-то
      хотя голова как валенок -
      серо, тепло, темно
      и получается выдавить
      нечто совсем никчемное:
      что-то... оно... неправильно
      как-то... оно... того....

      _^_




      ПО  НОЧАМ

      А по ночам он смотрит в потолок
      на паутинки и узоры трещин
      и видит силуэты бывших женщин
      (с ним бывших) и других, с какими мог,

      но не случилось. Капает вода
      из крана, дождь торопится по крышам
      машин и гаражей, но он не слышит,
      давно не слышит, кажется, всегда

      И медленно ползёт издалека
      какая-то невнятная тревога
      и плещется у самого порога
      угрюмая бетонная река

      И вот уже тяжелою волной
      она идёт наверх и тени катит
      перед собой... касается кровати...
      пока не накрывает с головой.

      _^_




      ПЬЯНОЕ

      Погляди - за окошком зима. И над голыми кронами,
      над балконами башен, подставивших ветру бока -
      растекается воздух - тягучий и полный воронами -
      черно-серыми пифиями, фанатками Спартака.

      Завтра грянет весна! - так кричат они. - Снова зелеными
      станут ветки, деревья; пробьётся, окрепнет трава,
      и тогда, и тогда - мы закружимся над стадионами!
      Завтра грянет весна! Завтра грянет весна! - но сперва -

      (так пророчат они - распростёрты, крикливы, юродивы -
      им известно скрипенье веков и биенье минут) -
      - Но сперва, но сперва - вы помрёте, помрёте, помрёте вы,
      И все матери ваши помрут, помрут, помрут!

      Обними меня.
      Заверни меня в кокон. Зачем всё так кружится...
      Воздух полон воронами - так, что не видно ни зги...
      Пожалуйста,
      помоги мне укрыться от этого ужаса
      Пожалуйста,
      помоги.

      _^_




      СВОБОДА

      1.

      А Он все смотрит...
      Что Ты смотришь, Боже?
      Ну, хорошо, Ты создал этот мир,
      и сделал нас свободными...
      так что же?
      уж лучше б руки, право, Ты умыл,
      да лёг поспать...
      Чего Ты смотришь?! Этот
      бардак, он что - действительно театр?
      И наша очумелая планета -
      хрустальное яйцо, волшебный шар,
      где все мы на подмостках?
      Да, мой Боже?

      Снежок идёт, мы мечемся внутри...

      Разбей иль помоги. Ну что, не можешь? -
      Так не смотри.
      Ей-богу, не смотри.

      2.

      ...или позвонить по телефону и сказать Тому,
      Кто на другом конце провода:

      - Извини, что беспокою по такому ничтожному поводу,
      но вот Ты, что всеблаг и всемогущ, скажи:
      моя жизнь... вот эта самая моя жизнь -
      что, мне, уроду,
      что, что, что, что мне делать с ней?
      Да? Да, понимаю. Свобода.

      Свобода. Нет ничего страшней.

      _^_




      ОСЕННЕЕ

      "Октябрь уж наступил." На лужи. И принёс
      какие-то немыслимые краски
      сухие юркие гоняют ласки
      за белками, опухшими от слёз

      А стрелки тикают под кругляшком стекла,
      что, дескать, рано, рано, рано, рано...
      мол, не смертельна пламенная рана -
      всего лишь осень ранняя пришла

      А ты живешь - и ждешь от беглых лет
      покоя, воли... может быть, и счастья
      Как вдруг однажды глянешь на запястье -
      а вместо стрелок - нестерпимый свет

      _^_




      СНЫ

      1.

      Глаза закрыты. Сон. Мне снится сон.

      Дурацкий сон, в котором вижу кошку
      обыкновенную, простую кошку,
      что спит и мелко дергает хвостом.

      Она сопит. Ей снится пылесос
      и я, держащий штангу пылесоса...

      Под веками глаза блуждают косо,
      едва заметно вздрагивает нос
      трепещут уши.

      Это неспроста -
      труба кошачью втягивает душу
      вовнутрь, в мешок,
      где ждёт утробный Ужас,
      похожий на огромного кота.

      И кошка просыпается во сне
      она кричит пронзительно - и будит
      меня.

      Я говорю: "ну будет, будет...
      чего ты, киса? Не пугайся. Нет
      там ничего - одна сухая пыль,
      ну, видишь? - никого. Давай-ка баи"

      Потом ложусь и снова засыпаю

      ...там пусто, пусто, пусто. только пыль...
      ...да, только пыль, и больше ни черта...

      а кошка на груди руладит тонко

      Я сплю. Мне снится, что меня воронкой
      засасывает злая пустота.

      2.

      Я мало сплю, зато мне много снится -

      навязчивое, странное: больница
      и коек бесконечные ряды
      там, на подушках - лица, лица, лица
      прозрачные, как будто из воды
      их выткали. И оплывают, что ли,
      едва дотронешься

      Мне снится: вновь я в школе -
      такой, как есть - с седою бородой
      (точней - "с посеребрённой, как при жизни")
      среди детей сижу за партой, изне-
      могая от стыда, и надо мной
      смеются

      ...Двор за каменным забором
      (я - там, внутри)
      и старый дом, в котором
      нет двери - не войти;
      и переход
      подземный, где всегда метель метёт,
      но почему-то знаю - очень скоро
      я буду по нему бежать, крича

      Еще мне снится, будто я свеча,
      горю - и оплываю вниз, на блюдце

      Еще мне снится, что хочу проснуться -
      и не могу.

      _^_




      В  РИТМЕ  ВАЛЬСА

      Дождь всё хлещет. И дно рукотворной реки
      отражает ночных фонарей огоньки
      и машин припаркованных ряд.
      Там - в потоках воды, наверху и внутри
      моментальною жизнью живут пузыри
      да опавшие листья горят.

      Как их много на дне этой странной реки!
      Выставляют наружу носы-черенки -
      желтый мусор, беспомощный хлам...
      Их, наверное, завтра уже заметут..
      Почему же мне кажется, будто иду
      по телам, по телам, по телам?

      Но когда-нибудь ночью, чернея, как смоль,
      за отцовские - страх, унижение, боль -
      отомстят мне сполна сыновья:
      знать, пройдёт еще сколько-то тысяч минут -
      и они, вдохновенно кружась, упадут
      на меня, на меня, на меня.

      _^_




      ДРУГАЯ  ЖИЗНЬ

      а ты все время шаришь в пустоте

      ...и дом не тот, и жители не те
      а те, что были, сгинули куда-то

      и бродишь ты по лестницам пустым
      где только сизый сигаретный дым
      остался... от кого?

      обиты ватой
      пороги, стены, двери...

      но порой
      мелькнёт в проёме кто-то дорогой,
      до странности, до ужаса похожий -

      и силишься позвать

      но нем твой крик,
      тяжёл неповоротливый язык -

      и ты не можешь, ничего не можешь -

      и... просыпаешься

      и плачешь, и дрожишь

      и приближается совсем другая жизнь
      она стоит за вешалкой, в прихожей

      глядишь в окно - а там гуляет дождь
      идёт, идёт - и ты под ним идёшь

      и ни окликнуть, ни позвать...

      не можешь

      _^_




      ТРАВА - ВОДА

      Трава-вода вода-трава и снова
      дождь скачет миллионом круглых тел
      и жалкое потерянное слово
      скитается и плачет в темноте
      в кротовые заглядывает норы
      в мышиные лазы и там в ночи
      дурацкие заводит разговоры
      об истине не надо помолчи
      но ливень ливень пальцами косыми
      отстукивает такт раз-два раз-два
      но женщина но это имя имя
      трава-вода трава вода трава

      _^_




      УИТМЕН

      ...И ребенок спросил: что такое трава?
      взрослый или младенец, жива иль мертва?
      Я ответил ему: я спешу, мы спешим,
      наши души - в приборных панелях машин,
      а тела наши жить успевают едва -
      ну откуда мне знать, что такое трава?

      ...Говорят, что однажды, не знаю, когда -
      разозлится на город большая вода,
      и появятся женщины цвета воды,
      на асфальте ночном оставляя следы,
      и тогда - молодые, в летах, старики -
      мы войдём в ледяные объятья реки.

      По следам, по следам, выбиваясь из сил,
      погружаясь до бёдер в коричневый ил,
      будем молча брести много дней, много лет,
      до тех пор, пока снова не выйдем на свет -
      в том краю, где ни войн, ни болезней, ни ран,
      в том краю, где впадает река - в океан.

      и когда мы туда доползём, добредём -
      то мы станем водой, и мы станем дождём,
      превратимся в траву, но сперва, но сперва
      наконец-то поймём, что такое трава.

      _^_



© Александр Спарбер, 2013-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Житие грешного Искандера [Хорошо ткнуться в беспамятстве в угол дивана, прикрыть глаза и тянуть придавленным носом запах пыли - запах далекого знойного лета. У тебя уже есть судьба...] Михаил Ковсан: Черный Мышь [Мельтешит время, чернея. На лету от тяжести проседая. Не поймешь, опирается на что-то или воздуха легче: миг - взлетело, мелькнуло, исчезло. Живой черный...] Алексей Смирнов: Холмсиана [Между прочим, это все кокаин, - значительно заметил Холмс, показывая шприц...] Альбина Борбат: Свет незабывчив [и ты стоишь с какими-то словами / да что стоишь - уснул на берегу / и что с тобой и что с твоими снами / пустая речь решает на бегу] Владимир Алейников: Музыка памяти [...всем, чем жив я, чем я мире поддержан, что само без меня не может, как и я не могу без него, что сумело меня спасти, как и я его спас от забвенья,...] Елизавета Наркевич. Клетчатый вечер [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и музыкант Екатерина Полетаева.] Сергей Славнов: Вкус брусники [Вот так моя пойдет над скверами, / над гаражами и качелями - / вся жизнь, с ее стихами скверными, / с ее бесплодными кочевьями...] Ирма Гендернис: Стоя в дверях [...с козырей заходит солнышко напоказ / с рукавами в обрез / вынимает оттуда пущенных в дикий пляс / по земле небес...]
Словесность