Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



МАСКИ

венок сонетов




    1.

    Учти, всё cказанное - ложь.
    Но ложь - не более, чем маска,
    сорвав которую, найдёшь
    ещё одну. Под краской - краска.
    Под жизнелюбием - тоска.
    Под равнодушием - тревога.
    Под благочестием - оскал.
    Но в глубине - осколок Бога.
    Вот так, в иллюзии любой,
    всё то, что очевидно, - спорно.
    Реальны только бой с собой,
    метафизическое порно
    и голос, медною трубой:
    "Всё утаённое - притворно".

    2.

    Всё утаённое - притворно.
    Снаружи - ласково, хитро,
    доброжелательно, но вздорно,
    свежо и юно, но старо.
    Внутри - натянуто и тонко,
    подобно свежему цветку
    с голодным взглядом - зло и звонко,
    застенчиво, но начеку...
    Чины, личины, лица, лики,
    портреты масок, слепки рож,
    ужимки губ и глаз улики -
    всех не упомнишь, не учтёшь.
    Но все они - равновелики.
    Усвоишь это - пропадёшь.

    3.

    Усвоишь это - пропадёшь.
    Споткнёшься на случайной фразе,
    увидишь свет... И упадёшь
    комком обыкновенной грязи.
    Никто не шевельнёт зрачком,
    не пожалеет, не осудит.
    Ничем (ни здесь, ни далеко)
    не прирастёт и не убудет.
    Колонны неумытых ног
    пройдут по флейтам и валторнам -
    и вдоль, и строго поперёк
    всего, что обещали норны,
    но ты не вспомнил, и не смог...
    Забудешь - пропадёшь повторно.

    4.

    Забудешь - пропадёшь повторно.
    И станешь целый век опять
    (в пределах кухни и уборной)
    кропать, корпеть и куковать.
    Попутно наплодишь детишек,
    посадишь кактус или два,
    перелистаешь сотню книжек,
    научишься лечить слова,
    готовить блюда из морковки,
    болеть за сборную страны...
    И на конечной остановке
    прочтёшь с обратной стороны
    своей финальной упаковки:
    Слова и звуки не нужны.

    5.

    Слова и звуки не нужны.
    Бесплатно даже неуместны.
    Но если брать со стороны,
    то им легко назначить место.
    Припомнить всё и почему.
    Раскрыть задачу и причину.
    Насыпать соль на хвост ему,
    а ей нарисовать мужчину.
    Затем придумать красоту.
    Роскошную - тому, кто слепы.
    Заманчиво сыграть в мечту -
    тому, кто в танце хочет хлеба.
    Сплясать. И вспомнить на мосту:
    телодвижения - нелепы.

    6.

    Телодвижения - нелепы.
    Особенно - со стороны.
    Когда хохочет даже слепок,
    примазавшийся со стены.
    Когда смешно чужим и близким -
    и всем, придуманным в бреду -
    лишь оттого, что жрёт сосиска
    ее родившую манду!
    Один лишь ты не видишь веру.
    Кого проклял, тому штаны.
    Мечтал о мясе. Кушал серу.
    Хотел любви. Имеешь сны.
    Мечтал о песне. Вбил в фанеру
    глаза и уши тишины.

    7.

    Глаза и уши тишины
    Глядят и слушают не правду.
    Не потому, что так должны -
    А потому, что всё обратно
    устроено частями тел,
    которым ты собой обязан -
    не потому, что так хотел,
    а потому, что был наказан.
    Друзьями. Критиками душ.
    Орлами. В Лете и без Леты.
    Внезапно принявшими душ.
    Вкусившими напиток света.
    Любыми - кто, услышав туш,
    давно и беспробудно слепы.

    8.

    Давно и беспробудно слепы -
    не каждый, но уже из нас -
    большой и мелкий, сверху репка,
    в руке табличка "Выбью глаз".
    В другой - мобилка плюс дробилка.
    В кармане смятая любовь.
    Пробитая надежной вилкой -
    не специально, но с собой.
    Вот так и прыгаем по кругу.
    Фиксируя одни места,
    Где мы похожи друг на друга.
    И где неведомость пуста.
    Поскольку нам никто не слуги.
    Но где-то, где-то, где-то там...

    9.

    Но где-то, где-то, где-то там -
    не впереди, не в тёплой луже,
    не прямо в купленных местах,
    не ближе, мягче, или уже.
    А прямо между разных фраз.
    На месте анекдота, сказки.
    Внутри души. На месте нас.
    На месте, где не дышат маски.
    Не ждут, не смотрят, не живут,
    Не вьют гнездо подобно птице.
    Не говорят, своим не лгут.
    Висят. А между ними лица,
    готовые на всё - не тут.
    Внутри неведомой страницы.

    10.

    Внутри неведомой страницы.
    Слова бредут из мира в мир.
    Десятки, сотни, единицы -
    кто в высоту, а кто в сортир.
    Мечте продажной не укажешь.
    Случайный ветер не продашь.
    И автор - не читая - скажет:
    Всё существует. Даже блажь.
    Поверим. Выбор предсказуем.
    Глазницы в сторону листа.
    Зажмуримся - и вмиг почуем.
    Тропинка эта, или та.
    Себя невидимо врачуя,
    сны доверяются мечтам.

    11.

    Сны доверяются мечтам,
    когда последние достойны.
    Так смыслы масок ищут храм,
    в котором не было отстоя.
    Не важно, где они висят,
    стоят, кричат и ходят строем.
    Внутри - создатели ребят.
    На деле - кто кого построит.
    Наивно? Происходит быт.
    Огонь. Колеса. Наши спицы.
    Вопросы. Пьёт он, или спит?..
    Что предначертано - случится.
    Хоть каждый знает и молчит.
    А мысли примеряют лица.

    12.

    А мысли примеряют лица.
    А лицам тесно на плече.
    Им бы понять и просветлиться.
    А ты, читающий, зачем?
    Зачем ты смотришь в эти буквы?
    Зачем кого-то учишь есть?
    А впрочем, флаги и хоругви
    всегда с тобой. Конечно, здесь.
    И пусть утыканы все стены -
    во всех придуманных местах -
    работы, рая и геены -
    тебе чихать. Да хоть до ста.
    Твоей монете нет размена.
    Учти - всё это неспроста.

    13.

    Учти - всё это неспроста.
    Тебе сдадутся. Быль расскажут.
    Покажут подлого хлыста,
    а подлеца совсем накажут.
    Размажут вдоль и поперек.
    Предательство. Бухло. И сказку.
    Обрубят зло. Лишь в уголок
    случайно присобачат маску.
    Икону. Голый натюрморт.
    Одетую в пиджак девицу.
    Прикол. Но это супер спорт.
    Из прошлого. Из-за границы.
    Увидишь - превратишься в сорт.
    И помни - всё это случится.

    14.

    И помни - всё это случится.
    Возникнешь. Обнаружишь шиш.
    Увидишь зеркало и птицу.
    Кто живописнее - решишь.
    Научишься любить морковку.
    Уснешь. Постигнешь пустоту.
    И на последней остановке
    узнаешь в маске пустоту.
    Простишь. Настигнешь. Улыбнёшься.
    Покажешь всем, что ты не нож.
    Вернуться в тишину? Вернешься.
    Найти смотрящего? Найдешь.
    Ты - это ты. Пока уймешься,
    учти, всё сказанное - ложь.

    15.

    Учти, всё сказанное - ложь.
    Всё утаённое - притворно.
    Усвоишь это - пропадёшь.
    Забудешь - пропадёшь повторно.
    Слова и звуки - не нужны.
    телодвижения - нелепы.
    Глаза и уши тишины
    давно и беспробудно слепы.
    Но где-то, где-то, где-то там, -
    внутри неведомой страницы,
    сны доверяются мечтам,
    а мысли примеряют лица...
    Учти - всё это неспроста.
    И помни - всё это случится.


    2008-2009



© Сергей Щученко, 2009-2017.
© Сетевая Словесность, 2009-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность