Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
5-й международный поэтический
конкурс "45-й калибр"!
Участвовать ►
   
П
О
И
С
К

Словесность




УТРЕННЯЯ  ПОЧТА


Солнечные лучи пробивались через дырявую штору и слепили мне глаза. Первый раз за всю неделю я прервал свой сон не по собственному желанию.

- Что нужно? - еще не до конца проснувшись, я подошел к входной двери, в которую кто-то настойчиво барабанил.

- Мистер Битти, вам письмо, - прокричал ломающимся голосом кто-то за дверью.

- Вы уверены, что письмо мне? - спросил я как можно грубее, передразнивая незнакомца.

- Если вы мистер Битти, то да!

- Что за чертовщина! - подумал я про себя и все же открыл дверь.

В полуметре от меня стоял лопоухий юноша в униформе почтальона на несколько размеров больше и фуражке, надетой задом наперед.

- Доброе утро, мистер Битти, - заискивающим голосом пролепетал почтальон и передал письмо.

- Вы точно уверены, что это мне?

- Мистер Битти?

- Пожалуй, что да! - Я взял письмо и захлопнул дверь прямо перед носом мальчишки.

На конверте было изящно выведено: Тому Битти.

Я позволю себе сделать небольшое отступление и разъяснить, что к чему. Меня зовут Уоррен Битти, мистером Битти меня называет только мой дядюшка Том Битти, в чьем загородном доме я сейчас нахожусь, да и то исключительно ради шутки. И не нужно быть гением, чтобы догадаться, что это письмо адресовано не мне, а ему. Однако спросонья я не сразу сообразил, что к чему.

Здесь я нахожусь на временном пребывании. Мое дело присматривать за домом, пока дядя находится в городе. Я что-то вроде сторожевого пса. Пока он в отъезде, я отвечаю за то, чтобы с домом, не дай Бог, ничего не случилось. Проберется ли вор, начнется ли пожар или нападут термиты, я здесь для того, чтобы ликвидировать любые недоразумения. От меня всего-то и требуется неделю не выходить из дома и не то чтобы следить за порядком, а просто не нарушать его. Неплохая работка, учитывая, что за нее полагается 50 долларов.

Письмо, конечно, стоило отложить, но как человек, проведший неделю взаперти и не читавший за это время ничего, кроме старых номеров "Ридерз Дайджест", я все же решил ознакомиться с содержанием. Надеюсь, дядя Том не особенно обидится.

Захватив по дороге из холодильника пару кусков вчерашней пиццы и бутылку Доктора Пеппера, я расположился на кресле.

Вскрыв конверт, я вытащил из него не письмо, а фотографию, на которой был изображен ребенок, держащий в руках рыбу в половину себя ростом. На обороте было написано: Дорогой Том! Ричард.

Я пробежал глазами по тексту. В письме некой мисс Митчелл пишущей своему "давнишнему приятелю Тому Битти" уместилось такое количество событий, что было не совсем понятно, где заканчивалось одно и начиналось другое. В частности речь шла о каком-то юнце, который получил отлично по математике, о телившейся корове и соме, которого мистер Сандерс поймал на кануне.

Не знаю, что за отношения были у моего дяди с этой мисс Митчелл, но такого пустого письма я не читал еще ни разу в жизни.

- Дядя не много потеряет, если не прочтет его, - подумал я, бросив письмо в камин и направился к кровати с надеждой поспать еще пару часиков. Планов, кроме чтения подшивки "Ридерз Дайджест" за 90-й год, на сегодняшний день у меня не имелось.

Заняться в доме было совсем нечем, поэтому, проснувшись, я еще несколько часов валялся в кровати, потом готовил себе завтрак, пролистывал несколько журналов, обедал, выпивал снотворное, проснувшись, готовил себе ужин, принимал снотворное и, читая "Ридерз Дайджест", засыпал. Так было каждый день.

На следующее утро я снова проснулся от стука в дверь.

- Что нужно? - сквозь сон прокричал я.

- Мистер Битти, вам письмо.

Я даже не пошевелился.

Стук в дверь не прекращался и мне все же пришлось встать с постели и пойти открыть дверь. На пороге стоял все тот же юнец с ушами, как у слона, и широко улыбался. Мне показалось, что я все еще сплю.

- Вы уверены, что письмо мне? - я был несколько озадачен происходящим.

- Если вы мистер Битти, то да!

- Но вы же вчера приносили мне письмо, неужели еще одно?

- Извините, сэр, но вчера было воскресенье, по воскресеньям я не разношу почту.

- Что?

- Мы разносим почту по понедельникам, средам и пятницам.

- А что вы делаете в остальные дни?

- Ничего, - и юноша скрылся за углом.

Я долго и вдумчиво рассматривал конверт. Штемпель с датой, марки, отсутствие обратного адреса, женским почерком аккуратно выведенное: Тому Битти.

Содержание письма оказалось именно таким, которого я больше всего боялся. В нем говорилось все о том же соме, мистере Сандерсе, телятах и "отлично" по алгебре. Причем, теми же словами, что и вчера. Я бросился к камину - вчерашнего письма не было.

Ладно, я мог еще себе представить, что сжег предыдущее письмо и забыл об этом, а старая дура мисс Митчелл написала два одинаковых письма и отправила их с разницей в один день. Допустим. Но тот факт, что вчера было воскресенье, а сегодня понедельник, меня не радовал совсем, так как по моим подсчетам сегодня должен был быть вторник.

Скорее всего, это были проказы мальчишки-почтальона. Наверное, нынешние подростки забавляются именно таким способом.

Ну что ж, если он решит провести эту шутку еще раз, мне придется надрать его большие уши.

Весь оставшийся день я провел в компании журналов и с мыслями о злополучном письме, пропустив дневную дозу снотворного.

В дядюшкином загородном доме я находился словно в заключении. Ни телевизора, ни радио, ни часов. Мне лишь оставалось догадываться, какое сегодня число. Я даже не имел права сделать и шага за порог, пока дядя не вернется домой. А по моим подсчетам это должно было произойти со дня на день. И теперь, когда я ждал своего любимого дядю не меньше, чем обещанные пятьдесят долларов, ежедневно приходил какой-то почтальон и приносил мне одно и то же письмо.

Следующим утром меня снова разбудил стук в дверь, а за ним уже ставшие знакомыми слова:

- Мистер Битти, вам письмо.

Я буквально вылетел на порог.

- Что за шутки, лопоухий?

Юноша испуганно посмотрел на меня.

- Мистер Битттттти, вам письмо. - слегка заикаясь, сказал он.

- Снова? Какой сегодня день?

- Понедельник, - по его выражению лица было понятно, что он здесь не причем.

Я бросил недоверчивый взгляд на почтальона и открыл письмо, адресованное Тому Битти.

- Ты приносил это письмо позавчера, вчера и сегодня. Я не тот мистер Битти, который тебе нужен, - прорычал я, отдал ему письмо и захлопнул дверь.

Я никак не мог понять, разыгрывают ли меня или же на самом деле на смену одному дню приходит тот же день. Ни газет, ни радио в этом доме не было, были только журналы десятилетней давности, из которых трудно узнать сегодняшнее число. А выйти из дома я не мог - не дай Бог, в мое отсутствие что-то случится. Поэтому приходилось просто ждать и надеяться, что за понедельником придет все-таки вторник, а не понедельник.

Наутро, снова получив письмо, я не стал его открывать, а просто положил на тумбочку.

Следующим утром, услышав стук почтальона, я в первую очередь посмотрел на тумбочку, письма не было. Зато оно было в руках у этого мальчишки.

В мои планы никак не входило всю свою жизнь провести здесь, общаясь только с почтальоном, поэтому я как-то должен был предотвратить этот кошмар. Единственный вопрос был: как это сделать?

Идея пришла ко мне мгновенно, стоило лишь бросить взгляд на стену, на котором висело охотничье ружье. К завтрашней встрече с почтальоном я подготовился с вечера.

- Мистер Битти, вам письмо, - голос почтальона теперь заменял мне будильник.

- Иду, иду, - как можно добродушнее ответил я, заряжая ружье.

Тем временем я вылез из окна, обошел почтальона сзади и приставил дуло к затылку.

- У тебя пять секунд. Потом я стреляю.

Парень оказался смышленым и сразу же дал деру.

- Пять! - он был рядом с колодцем.

- Четыре! - я навел прицел на его голову.

- Три! - он поравнялся с домом Паттерсонов.

- Два! - я положил палец на спусковой крючок.

- Один! - я взял чуть выше и выстрелил.Это только добавило ему скорости.

Утром, как ни в чем не бывало, лопоухий юноша спешил вручить мне письмо.

Я решил вообще не открывать ему дверь. Настойчивый звук не прекращался.

- Мистер Битти...

- Пошел к черту! - в мои планы больше не входило брать это письмо. Но он просунул письмо через щель в двери.

- Вот сволочь! - подумал я, к тебе нужен особенный подход!

На следующее утро я уже ждал его у двери, едва он занес руку, как дверь ему была уже открыта.

- Мистер Битти, вам письмо, - Сколько раз я слышал, эту фразу.

- Спасибо...

- Эрл!

- Спасибо, Эрл! Но не мог ты мне сделать одно одолжение?

- Конечно, мистер Битти, - Эрл посмотрел на ружье стоящее рядом со мной.

- Видишь ли, Эрл, это письмо адресовано не мне, а моему дяде, не мог бы ты занести его через пару дней.

- Но...

Пожалуйста, Эрл! - Я потянулся к ружью.

- Ну, разумеется! - и почтальон направился к дому Паттерсонов.

На следующее утро я проснулся от того же стука. Только в этот раз он был настойчивее и громче.

- Мистер Битти! Мистер Битти, открывайте!

Чаша моего терпения была переполнена. Я приблизительно рассчитал, где у него должна располагаться голова, подставил дуло к двери и нажал на курок.

В утренней тишине было прекрасно слышно, как тело свалилось на землю. Я решил затащить его во двор, чтобы он не валялся у всех на виду.

Странно, но на пороге лежал не почтальон, а мужчина в плаще и с потертым портфелем. Мне хватило одного взгляда на него, чтобы узнать в нем портфель моего дяди Тома Битти.




© Жорж Семенов, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Исходному верить [Редакторы и переводчики суть невидимки. Если последние еще бывают известны, то первых не знают вообще. Никто не заглядывает в выходные данные, не интересуется...] Галина Грановская: Охота [Войдя в холл гостиницы, Баба-Яга приостановилась у огромного зеркала, которое с готовностью отразило худую фигуру, одетую в блеклой расцветки ситцевый...] Андрей Прокофьев: Павлушкины путешествия [Когда мой сын Павел был помладше, мы были с ним очень дружны - теперь у него много других интересов, и дружба не такая близкая. Из нашего общения получились...] Рецензии Андрея Пермякова и Константина Рубинского [] Виталий Леоненко: Страстной апрель [Плыть за шумом осины седых серёг, / за мотора гурканьем над Окою, / самоходной баржей горючих строк / неумолчно, трудно - свой поздний срок / ...]
Словесность