Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность




СЕМЕЙНЫЙ  УЖИН


Дедушка Питер - пожилой мужчина в жилете, сидящий во главе стола, рядом с кофейником

Джек - умственно отсталый младший сын Питера

Ральф - жизнерадостный толстяк, средний сын Питера.

Маргарет - жена Ральфа

Близнецы Роб и Боб - дети Ральфа и Маргарет.

Джон - усатый мужчина, похожий на таракана, старший сын Питера

Роза - женщина среднего возраста с большим пучком волос, жена Джона

Кейт - рыжая девочка, похожая на мальчика, дочь Джона и Розы

Пес Чеви - Чеви не приходится никому из присутствующих родственником, так как является собакой, но так же считается равноправным членом семьи Уилсонов.



Дедушка Питер. Ну, вот наконец-то все Уилсоны в сборе. Все три поколения Уилсонов!

Ральф. Да, хотя бы раз в год, но мы все же собираемся все вместе.

Маргарет. Вы же знаете, как мы заняты!

Роза. Такая роскошь позволительна не более раза в год.

Джон. Как я понимаю, сегодняшний ужин не являлся ужином в традиционном смысле этого слова? На часах за полночь, да и самое серьезное блюдо на столе это мясные пирожки.

Роза. Тебе вредно есть много.

Ральф. А вы знаете, что после шести не рекомендуется есть вообще.

Джон. Да ну?

Дедушка Питер. Что за абсурд!?

Джон. Вот, к примеру возьмите нашу дочь Кейт...

Кейт. Па...

Джон. Нет, просто как пример. Обычно, она встает с постели к часу дня, к двум она завтракает, когда мы ужинаем, она обедает, и что же, предлагаете ей до двух-трех часов ночи ничего не есть?

Маргарет. Ну, тут все зависит от ситуации. В таких случаях, конечно, нужно менять график принятия пищи.

Ральф. Вообще-то я имел в виду обычных людей.

Кейт. А что, я не обычная? Спасибо, дядя.

Маргарет. Боб и Роб, почему вы повязали салфетки на шее, они должны быть аккуратно сложены на коленях, как того требует этикет! Посмотрите на всех остальных.

Боб и Роб. (хором) У дедушки тоже повязана.

Маргарет. Дедушке можно!

Боб. Почему? Потому что он старый!?

Маргарет. Нет, потому что он твой дедушка!

Роза. Хотите чаю?

Джон. Роза, ты же знаешь, мы предпочитаем кофе! Кстати, в этот раз он хорош как никогда!

Роза. Согласна, но сегодня за приготовление кофе отвечала не я, а Джек.

Дедушка Питер. Джек? Что-то я не припомню, чтобы он когда-то этим занимался.

Джек. Теперь жанимаюс.

Ральф. Приятная неожиданность, кофе действительно хорош! Роза, я говорил, что твои мясные пирожки мое самое любимое блюдо?

Роза. Поосторожней! А то твоя жена приревнует и посадит тебя на жесточайшую диету.

Ральф. (язвительно) Маргарет, неужели ты настолько жестока?

Маргарет. Поговорим об этом дома...

Джон. Прошу вас, не ссорьтесь лучше попробуйте черничный пирог, приготовленный Кейт. Это ее первый кулинарный шаг.

Ральф. Если первый, то я, пожалуй, воздержусь, а вот еще от порции жареных яиц я бы не отказался.

Джон. Ральф, ты в любое другое время можешь приготовить себе яичницу, съешь хотя бы кусочек пирога, Кейт же так старалась.

Ральф. Разве что кусочек...

Дедушка Питер. Ммм, какая вкуснотища, поставь-ка эту прелесть поближе ко мне!

Кейт. Спасибо, дедуля!

Маргарет. Бобби! Перестань кормить под столом собаку.

Роб. Я не Бобби, я Робби!

Маргарет. Вы думаете, если поменялись местами, я не смогу вас различить?

Роб. Я же говорю тебе, что я Робби!

Ральф. Боб, немедленно прекрати кормить Чеви пирогом!

Боб. Бобби это я!

Ральф. (ударив кулаком об стол) Оба вон из-за стола!

Боб и Роб. (хором) Ну Па...

Ральф. Значит, мигом прекратили кормить собаку пирогом, дайте ей лучше мясных пирожков, пусть привыкает к вкусу мяса.

Маргарет. Правда, они очаровательны? Джек, а ты еще не думал заводить детей?

Дедушка Питер. Он бы с радостью, но, насколько мне известно, для этого дела требуется еще один человек, причем женского пола. А у нас с этим проблема, да, Джек?

Маргарет. А как насчет собаки, Джек?!

Джек. Не шмогу шкажать, какая у меня любимая порода шобаки. Прошто не шмогу, потому што у меня ее нет. Да и шобак я как-то не ощень люблю.

Дедушка Питер. Резонно! Кстати, что-то я не видел сегодня вашего садовника?

Маргарет. К сожалению, он скончался от потери большого количества крови.

Боб и Роб. (хором) Ма, расскажи обо всем в деталях!

Роза. Мне кажется за столом не стоит говорить на такие темы...

Дедушка Питер. Значит, заслужил ваш садовник такую смерть. Так и надо ему.

Роза. Если подумать, не таким уж плохим человеком был мистер Смит.

Джон. Мистер Смит? А я думала, что он мистер Смитс.

Дедушка Питер. А мне казалось, что его фамилия Смитерс.

Ральф. Как бы то ни было, садовником он был неплохим...

Роза. Да, делал свою работу на сто процентов.

Ральф. Может даже на 110!

Кейт. А мне он никогда не нравился, неприятная личность. Я бы никогда не села с ним за один стол.

Дедушка Питер. Не нравится, не ешь! Нам больше достанется.

Кейт (виновато) Даже если этот человек не был мне по душе, как и приличествует девушке моего воспитания, от маминых пирожков с человечиной я никогда не откажусь.

Довольствуясь ответом, дедушка Питер подлил себе кофе и принялся за очередную порцию пирожков, другие Уилсоны последовали его примеру.




© Жорж Семенов, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность