Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность




ОБМАНЧИВАЯ  ВНЕШНОСТЬ


Я всегда был похож на Брэда Питта. Нет, ну правда!

Еще в школе мне говорили, что я как две капли воды похож на него. Вот так и говорили:

- Роберт, ты как вылитый Брэд Питт, если бы не твой нос картошкой, я бы не различил вас. А так ты выглядишь, как его неудачный клон.

Вот так вот я и закончил школу, с ярлыком "недоделанного Брэда Питта".

Надо было что-то менять. К концу колледжа я скопил немного денег и наконец-то смог себе позволить изменить свой нос.

Когда я пришел к пластическому хирургу, он был удивлен, что я хочу что-то исправить в своем идеальном лице.

- Молодой человек, ваше лицо настолько прекрасно, что я не стал бы ничего менять. Если бы не ваш нос, я бы подумал, что ко мне зашел сам Брэд Питт.

- Именно нос я и хочу изменить. Хочу такой же нос, как у Брэда.

- Понимаю. Это будет не трудно.

В ванной комнате из зеркала на меня глядело отражение Брэда Питта. Конечно, не так легко выдавать себя за актера, который старше тебя лет на двадцать, но с молоденькими поклонницами такие штучки могли бы пройти. Именно это мне и было нужно.

Я купил себе хороший актерский грим, чтобы немного состарить себя и походить на прошедшего курс омоложения Брэда.

Различия все же были, и чтобы они не так явно бросались в глаза, я решил появляться на публике ближе к вечеру. И уже в первый же день меня ждал успех.

Несколько человек у меня попросили автограф, но я сделал вид, будто бы я вовсе не Брэд Питт и мне нет до них никакого дела. Короче говоря, повел себя, как настоящий Брэд Питт.

Нацепил на себя очки и хожу вечером по городу, прячась от назойливых папарацци.

Несколько часов ходил по улицам, выпятив грудь вперед и уже было собирался домой, как меня кто-то окликнул.

- Простите, пожалуйста, - передо мной стояла хорошенькая девушка в бейсбольной куртке, коротенько юбке и в белых гетрах с красными полосками. - не дадите ли вы мне автограф?!

- Мне некогда, - буркнул я, стараясь как можно больше походить на оригинал.

- Ну пожалуйста, мистер Питт, я ваша поклонница.

Если бы вы ее тогда увидели, вы бы поняли какие чувства я испытывал на тот момент. Отказать я ей не мог.

Я расписался. Причем, по неопытности оставил свою подпись. Я настолько был очарован ей, что забыл про все меры предосторожности.

- Ох, спасибо огромное, Брээд, - пропела она, - я могу тебя отблагодарить?

- Ну...

В общем, как-то быстро у нас все закрутилось и завертелось.

Мне пришлось проявить изобретательность, чтобы заставить ее поверить в то, что у меня сейчас творческий кризис. Дескать, я убежал от всех и вся, и теперь живу в замшалой квартирке с видом на кирпичную стену соседнего дома, променяв ее на дом в Лос-Анджелесе.

Как ни странно, но она поверила. Знаете, как это говорится: с милым рай и в шалаше.

Мы проводили довольно много времени вместе. Слава богу, у меня имелись деньги, которые я копил на следующую операцию, чтобы сделать ягодицы, как у Питта.



Как раз на днях я пересматривал "12 обезьян", где Брэд Питт сыграл сумасшедшего, и взял парочку приемчиков на заметку. И знаете, что она мне сказала на это:

- Брэд, дорогой, с тобой все в порядке? Мне кажется, ты ведешь себя не совсем нормально, я начинаю за тебя беспокоиться!

Нет, ну вы можете себе представить?! Брэд, дорогой, я начинаю за тебя беспокоиться! С ума сойти. Однозначно, я был ей не безразличен.

Но знаете, вместе с тем, как скоро испарялись деньги, отложенные на изменение моих ягодиц, я стал осознавать, что ей нужен не я, а Брэд Питт. И это, надо сказать, меня не приводило в восторг.

Я понимал, что продолжаться так не может, и решил ей во всем признаться. И дело тут не в том, что мне было как-то неловко выдавать себя за другого человека, у меня просто заканчивались наличные.

И вот, сняв номер в мотеле, я пригласил ее на романтический ужин.

Мы сидели друг напротив друга взявшись за руки, по радио играла какая-то ненавязчивая музыка, на столе лежала недоеденная пицца и стояла бутылка недопитого вина, свечи почти догорали, и тут я решился.

- Дорогая, я должен тебе что-то сказать...

- Подожди, Джим, сначала я.

Джим?! Она назвала меня моим настоящим именем. Кажется, она в курсе всего происходящего. Раз она знает, что я ее обманывал, но продолжала быть со мной, может, не так уж все и плохо?

- Сначала я, Джим, - повторила она, но уже с хрипотцой в голосе.

- Про тебя я все сразу поняла, Джим, теперь должен знать и ты кое-что про меня, - голос ее вдруг стал грубым, почти мужским.

- Я не совсем та, за кого себя выдаю, - и она сняла парик, показав лысину.

Затем грациозными движениями разматала шарф, под которым скрывался огромный кадык, и чтобы уж у меня совсем не оставалось никаких сомнений, сняла платье.

Стоит ли говорить о тех чувствах, которые я испытал, когда увидел все то, что скрывалось у него под нижнем бельем?!




© Жорж Семенов, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность