Словесность

[ Оглавление ]





КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Поэзия: Михаил Сазонов

    Словеса в решете

    
    

    НОВЫЕ СВЕДЕНИЯ О СУДЬБЕ ЗАЙЧИКА

    (Маленькая поэма)
        раз-два-три-четыре-пять- вышел-Зайчик-погулять
    РАЗ Тема автора и героя И раз, и раз, и раз за разом Гоню заразу резвых фраз. Выходит ум за трезвый разум, Как за ехидну дикобраз. Нелепо, дико образован, Я с разорённой головой Лечу - а в море бирюзовом Летит голландец грозовой. Он грезит сушей, той, где праздник, Где моря злобного предел, Где я - свободный и прекрасный, Творю, оставив скучных дел... ДВА Следующая жизнь Ах, я ль не подавал надежды Толпе оборванной в дверях?.. Закрыл задвижку, смежил вежды, Под вечер жизни потеряв И цвет души - медвяный колер, И веру в дивную судьбу, Я, стародавний меланхолик, С диваном дружбу заведу. И здесь, на глубине, в подвале, Подвину пешку я едва На е4, как в начале, - Но чёрт ответит: чёрта с два. ТРИ Призвание Не о протёртости пространства До дыр на стиранном заду, Не о терзаниях тиранства Трезвоню я в свою дуду. Тревожно бузотёрам в мире, Стрихнин рассыпан по углам. Покуда в поднебесном тире В тирольской шляпе кто-то там Терпения не потеряет, Веди секретную игру. Витийствуй, руки простирая, Трепись, как тряпка на ветру. ЧЕТЫРЕ Роковая встреча Он был почтарь. Его работу Гермес не вчуже освятил, Круги всеобщего почёта Рождались на его пути. А я, начётчик и наводчик, Хвататель звезд с чужих небес, В игорном доме "Чёрны очи" Творил пиковый интерес. ************************************** И вот сошлись. В борьбе нечестной Разбит и в нечет он, и в чёт. И решку орлика заместо Бросает перед носом чёрт. Он рвёт, и мечет, и рыдает, А я черты не перейду, Считаю ревностно, считаю, И фишки стопочкой кладу. Потом... конец уже прочерчен: Черкнуть записку, пистолет... Он был почтарь, но в этот вечер Скончался истинный поэт. ПЯТЬ Орудие судьбы Я зверь отпетый, серый волк заклятый, Питаю зайцами иллюзии свои. Я не иду ни вбок, ни на попятный, В лужёной глотке ком пушистый не стоит, Когда, распутав петли и припрыжки, Вплетаю зубы в плоти трепетный узор Распятого ушастого зайчишки И аппетита исполняю приговор. И нынче я опять убью открыто, Поскольку нету в Конституции лесной В защиту зайцев ни строки петита, Ни самой малой, завалящей запятой. ВЫШЕЛ Родословная Я вышел из лесу - вестимо, И в шёрстку нежную до пят Вжимаюсь, словно льну к любимой - О, шелковистый мой наряд!.. Я вышел и умом, и статью. Пускай Всевышний сил не дал - Я вышивать умею гладью По небоснегу с искрой льда. Я вышел родом из тумана, Как месяц из-за дальних крыш, Как два промокших капитана Из моря, как из норки мышь. Я вышел в свет - в бомонд ревнивый, И был зачитан до ушей... Ах, бедный зайчик егозливый, Трамвайный шустрый дуралей! ЗАЙЧИК Предчувствие Ах-ах, зачем же ночь в падучей звёздной бьется? Чайком её запить, из норки - ни на шаг. За Чеховым дремать, Морфеем ли колоться, С женой ли чик-чирик, с часами тик-ли-так - Занятия пусты, затычки зов не глушат, Назойливо жужжит зачумленная ночь, (Испарина: эфир сочится через душу) За плечики берёт, выдавливает прочь Из жизни, из норы - за чистыми прудами, За чёрною рекой, нимало не таясь, Зубастая судьба в оконной рестораме Твою мотает нить в раззявленную пасть. Ай-ай, сильней держись под вкрадчивым напором За стульчик, за чаёк, за книжку, за жену. И не забудь шарфом доверчивое горло От ветра защитить, как выйдешь на мину… ПОГУЛЯТЬ Счастье По гулкому, по яркому, По хрупкому в следах, По гололёду шаркаю Туда-сюда-сюда. Напрасно я огульничал, Охальничал, чернил, По жизни загогульничал, Головку очертил. Из переулка в улочку, Из глубины на свет Запойная прогулочка По лучшей из планет. Прощай, моя рефлексия, У грязного окна - По этому по векселю Заплачено сполна. Глаголы галопируют. Голубчик Кальдерон! На солнышке фланирую, И жизнь - счастливый сон.

    О ПОЭТЕ И ПОЭЗИИ

    (Триптих) Судьба поэта Как сладостен нам хрип поэтов, Предсмертный, жалостивый стон. С своею шпагой Грибоедов, Пред тем как вовсе выйти вон, Нам что-то силится поведать, Но чу! звучит последний гонг И злобный смех иных времен. О рыцарь бедный, грибоедный, С картонной шпажкою в руке! Горюет ум твой искрометный О помертвелом языке... "Кто был ничем, тот вышел первым", - Ты написал бы в злой тоске. Но твой читатель стал никем. Про несение чаши Глаголом жгли сердца людей, Тела - железом раскалённым, А книги - в печке, а знамёна - В кострах на площади. Ей-ей, Идей пленительных плетенье Не для меня, мой серафим. Не дай всю жизнь платить другим За блеск минутный вдохновенья, За жар угля в моей груди! Но финн уже обнял калмыка, Рабочий тащит пулемёт, Течёт речей липучий мёд, Сливается с народным мыком... И Бог с небес своих глядит. Несудьба поэта Когда б не требовал поэта Все к новым жертвам всякий хам, И желчью верного навета Не воздавалось по грехам Ему еще на свете этом (Стоит желающих черёд), Не волчьи зубы и билеты, Когда б не меч и эшафот, Не леденящий взгляд тираний, Не слабость душ, не бренность тел, Когда б не метка смерти ранней, Не призрак жизни в нищете, И не двусмысленность завета - Таланту или же уму - Я был бы, Господи, поэтом. А так - к чему? И так - к чему?

    Gingerly

    Я думаю мелко, Я думаю вширь. Шумит надо мной Осторожный имбирь. Шумит придорожный, Острожный сорняк, Шумит невозможный В ночи порожняк. Печальная повесть. О помыслов глубь! На помощь, на помощь! Напориста глупь! Лежу, оглупленный, В оглохшей глуши. На кленах зеленая Темень лежит. На темени - шишка, На теле - следы. Страдаю от слишком Враждебной среды. Врожденная вялость, Имбирный туман. Небрежная шалость Большого ума. СТИХИ Г-НУ АЛЕКСАНДРОВУ
    О СТАРОСТИ И ЖИЗНИ
    На день рождения г-на Александрова Только вчера 27 - а сегодня Старость, Смерти слепой безобразная сводня, Подкралась, Дряблой щекой прижимается, шепчет, Манит, Выпавший чет подменяет на нечет, В кармане Фигу ли держит простую - аль ключик К аду, Вечно открытому для невезучих, Отрады После трудов многолетних, безмерных - Тщетно Ждущих, телесная немощь и скверна Крещендо Выше и выше, неужто откажет Тельце? ************************************** Старость, ловушка, отрава, куда же Нам деться? В Альпы залезть, на высоты забраться Духа? Всюду она норовит к нам прижаться, Старуха. Благо дела, суета, как наркотик - Глушат... Старость стучит в мое сердце, колотит Снаружи. На уход г-на Александрова из компании "Юникон" У меня зазвонил телефон... Это кто говорит? "Юникон"? Юный CON говорит, старый хрен, Говорит, будто мир этот бренн, Будто бунт бесполезен, а стыд, Говорит, не поставишь на вид, Что MEMENTO маячит в морях, Поезжай, говорит, - и запряг, Говорит, VITA BREVIS, а ARS, Как и ARSE продаешь всякий час, Так лови ж, CARPE DIEM, момент, Говорит телефон-телемент, Я теперь, говорит, правлю бал, Я тебя и позвал, и избрал, Будь же радостен - чур тебя, чур, Улыбайся же, TANT QUE ЗA DURE, Говорит, до свиданья, пока, Не живи ожиданьем звонка, Важен темп, важен импульс и ритм... Говорит телефон, говорит...

    ЖЕНЕВА. ДОЖДЬ.

    В Женеве дождь. Пора муссонов. Уймись, мой маленький пассат. В Женеве дождь. Пора, Сазонов, Сбирать вины незрелый град. Уж где моя не пропадала, Моя пропащая жена, Что видит в пламени шандала Замена счастию, она? Открытый всем ветрам Вселенной, Насквозь промок мой горе-зонт. Вода с водой - раствор целебный, Не знаю я того резон. Мой резвый зонт за шквалом следом Меня оставил одного Давиться давешним обедом В компании abbé Prévost...

    [Написать письмо]


 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владислав Кураш: Последняя глава. Артюр Рембо [Это была отчаянная авантюра. Больше десяти месяцев он просидел в Таджуре, небольшом сомалийским порту, в ожидании прибытия закупленной партии оружия....] Маргарита Ованесбекова: Снежинки [В этом году, несмотря на низкую температуру, во всём городе ещё не упало ни одной, даже самой маленькой, снежинки...] Николай Архангельский: Поэты яблочной поры [яблоня спящая в январе / бабочка спящая в янтаре / жизнь очень маленькая сама / так велика из окна / ума...] Алексей Борычев: Стихи. Должно быть нечто большее... [Это всё – и ты, и я, и все! / Это всё – и разности, и суммы... / Вся вселенная – в твоей слезе. / И в моём костре – полночный сумрак... /] Ирина Горбань: Вовкина любовь [Больной человек не знал. Он ничего не знал кроме того, что ему очень надо обнять Леночку и сказать, как сильно он её любит. Иначе не успеет...] Дмитрий Рябоконь: Фокусник по-настоящему [А в стихах должен быть эпатаж, / А в стихах должен быть кураж, / Видимо, – стихи нынче плохи, / А должны кусаться, как блохи...] Татьяна Разумовская: Лингвостишутки [Все мы знаем – нету в мире мира, / Вина вряд ли этому виною... / ...В смыслах слов просвечивают дыры, / Что-то не в порядке под луною...] Ольга Горицкая: Земные мелочи [Ещё живи меж вечностью и мигом, / Нагольной глиной и сырой зарёй, / И прошлое учи по новым книгам, / И сущее на чёрный день зарой...]
Словесность