Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ПОДКОЛОДНАЯ  ЗМЕЯ

Магия карт



        Памяти поэта
        Василия Майкова * 


    + + +

    В колоде карт - четыре масти.
    Четыре короля у власти.
    Четыре дамы - их супруги.
    И четверо валетов - слуги.

    Но всех главней тузы в колоде.
    Туз - это единица, вроде.
    А поперек скажи хоть слово,
    оттузит короля любого.

    + + +

    За ломберным столом **  порою
    идет застолье. Пир горою.
    Но, как всегда, одним веселье,
    другим в чужом пиру похмелье.

    Довольны дамы с королями
    доставшимися им ролями.
    Другие остаются с носом -
    в игре они зовутся сносом.

    Едят десятки, а девятки
    воруют со стола остатки.
    Жуют восьмерки, а семерки
    за ними подъедают корки.

    Пока валеты жрут котлеты,
    шестерки чистят им штиблеты.
    У карт рубашки есть... Мелкашки,
    знать, родились вы не в рубашке!

    + + +

    Пестра колода, как природа.
    Масть в картах - это время года *** .
    Борьба между зимой и летом -
    чередованье тьмы со светом.

    Четыре масти - спор их вечен -
    как ночь и утро, день и вечер.
    Красны, как праздник, черва с бубной.
    А в пике с трефой - мрачность будней.

    + + +

    Помимо прочих карт, колода
    содержит карты небосвода,
    где черви, бубны, трефы, пики -
    бессонных звезд ночные лики.

    Двенадцать знаков Зодиака,
    взирающих на нас из мрака...
    В колоду только на рассвете
    назад приходят карты эти.

    + + +

    Восток и Запад, Юг и Север -
    владенья Флоры. Трефы - клевер **** .
    А пики - виноград в долине.
    Их прежнее названье - вини.

    Висят плоды, в листве алея.
    В червонном золоте аллея.
    И никнет, рассыпаясь звоном,
    бубенчик на сукне зеленом...

    + + +

    Колода - зеркало народа.
    В ней, как в семье, не без урода.
    К примеру, шут по кличке Джокер:
    как только выйдет, дамы в шоке.

    Да что там Джокер! В каждой масти
    бушуют низменные страсти.
    Как черти, черви. Бубны дики.
    Нетрезвы трефы. Буйны пики.

    В ущерб обычному порядку
    легла девятка на десятку.
    И, закутив напропалую,
    король взял даму - но чужую.

    Тузы шестерками побиты,
    вальты семерками покрыты...
    Вмиг станет карта озорною,
    как сделается козырною!

    + + +

    У бубны, червы, трефы, пики
    четыре короля - владыки,
    воители времен древнейших,
    носители имен славнейших.

    Идет у бубен Цезарь первым,
    Карл отдает приказы червам,
    Давид ведет в сраженье пики,
    а трефы - Александр Великий ***** .

    Карл к Александру из колоды
    шлет черв в крестовые походы.
    Прут вини с забубенным видом -
    и Цезарь потеснен Давидом.

    Звучат воинственные крики,
    скрипят, в сердца вонзаясь, пики...
    А после смолкнет голос трубный,
    и затрещат на тризнах бубны.

    Надгробья увенчает трефа,
    трилистник с траурного древа.
    И - словно киноварь по черни -
    в могилах залоснятся черви.

    + + +

    Четыре масти - атрибуты
    войн, не стихавших ни минуты.
    Мечи, щиты, знамена, копья ******  -
    в колоду их сложил, как в гроб я.

    Но завтра, обретя свободу,
    они покинут вновь колоду,
    чтоб люди, разложив пасьянсы,
    свои узнать сумели шансы.

    Ах, не поддаться бы азарту,
    последнюю снимая карту...
    Там - подколодная змея,
    смерть неминучая моя!



    КОММЕНТАРИИ

     * Майков Василий Иванович (1728-1778), русский поэт, автор ирони-комической поэмы "Игрок Ломбера".
     ** Слово "ломберный" происходит от испанского "el hombre" ("человек", название старинной карточной игры).
     *** Число карт в полной колоде - 52 - соответствует количеству недель в году.
     **** По-латински "trifolium" - "трилистник".
     ***** Эти выдающиеся исторические личности - прототипы карточных фигур.
     ****** Отраженная в картах рыцарская символика - соответственно трефы, червы, бубны, пики.



© Владимир Резниченко, 2006-2018.
© Сетевая Словесность, 2006-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность