Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ВДОЛЬ  ПО  ЗИМНЕЙ...





      ребёнку

      так как ты, даже город моторами не агукал...
      я постелю тебе зиму: в белую крапинку бязь,
      спрячу от жизни: огромных и глупых кукол,
      наивный и крошечный карабас
      я смотаю всё небо в синий клубок обратно,
      свяжу другое, под ним ты найдешь себе кров
      не будет в левом окне пульсировать солнце марта
      и у листьев в прожилках течь кровь...
      я найду тебе небо попроще, декабрьское, пустое,
      чтобы ползать не страшно в осколках звезд
      так как ты, даже парк, завернутый в ветер, не стонет,
      я постелю тебе осень: байковый теплый овёс.
      сожму квартиру до люльки - пойду на принцип,
      пойду по рельсам, пойду до конца, по луне...
      большая тоска не годится для маленьких принцев
      я постелю тебе лето: космос в ромашках планет...

      _^_




      дом, который

      Дом пульсирует музыкой, в бронхах у веток свист,
      Ветер входит, как кровь, в водосточный клапан.
      На камень ночной Москвы приземляется тихо сфинкс
      На все четыре свои когтистые лапы.
      Окно за окном темнотой затыкает, как кляпом,
      Неугомонный выдумщик, шельма-Свифт...
      Несколько перьев облезлых, из мертвого голубя,
      А за спиною у дома, у нашего, крылья раскрытых дверей -
      И вот я лечу - и это секрет наш - трезвА и несгорблена,
      Нет, я не сбита под тяжестью плача наших детей...
      Я чувствую ропот сонливый всех-всех матерей,
      И в облаке взгляд саркастический лунного гоблина...
      А ты мне построил тот дом, и балкон словно аистом свит,
      Из кружев железных гнездо, и наивно птенцы сосулек
      Ледяные клювики тянут к земле... Не язви,
      Я знаю, не усидеть на земле и на небе - двух стульях,
      Что звезды-пылинки с космических тумбочек сдули,
      Я знаю!, что эту Москву не для нас обустроил Свифт...
      По переулкам гордо расхаживал мрачный Сфинкс,
      Искал, кого исцарапать, кому волшебство доверить...
      А интернет души моей глючил, от вечного "Нет" завис,
      И я не смогла открыть замерзнувшим кошкам двери,
      Небо не любит приставку "недо", ему подавай только "пере",
      В груди у асфальта дом-сердце, которого стоил Свифт...

      _^_




      Набело

      набело только зима умеет - ситец постелет простынный свой стылый
      чье там лицо у луны на камее? что, ты его не простила? не стыдно?
      смотрит из льдины январского солнца бабушка, мачеха прошлого мая
      вот почему никогда не проснется Снежная Герда, к зиме прирастая
      так и всё больше медвежьего в Маше - в холод проснуться от мыслей не может
      там на столе у нее рай бумажный, там под столом ад раздавленных мошек
      жалят слова снег альбомный как змеи, водка качает в окне как в коляске
      город весенний, он только умеет луж понаставить кляксу на кляксе
      все помешались, мечты полетели, птицы пошли против звезд, как скинхеды
      ситец помялся, осталась в постели только слеза от растаявшей Герды
      лето фальшивило - что, не смирилась? лишь у метели фамилия Пресли
      больше никто не сумел, как Мария - скольких рожали - и все не воскресли

      _^_




      городское

      1

      мы как мытые чашки - испиты -
      бесцветны, курносы,
      по этажам облупившимся утварь...
      это он, твой хвалёный питер -
      в рубашке для взрослых -
      швами труб водосточных вовнутрь,
      горизонт до краёв, с шапкой-облаком пены,
      на асфальте накипь от наледи,
      песочницы, полные манки;
      в рубашке для гордых и бедных -
      чтобы не стыдно нАлюди -
      в стенах, рваных с изнанки.

      2

      я влюбилась в тебя незаконно,
      не снимая с полки платформы
      (из друг друга и вместе не пили)
      где у каждого дома
      душа с домофоном,
      окно с завешенной миопией:
      я устала от этой столичной агонии,
      я устала здороваться в небе с жабами,
      и бояться незваной камеры,
      это рельсы твои любимые, подмосковные,
      входящие шпильками ржавыми
      в колтуны осенние намертво.

      3

      вот она, наша станция, разве я
      в эти дворы без тебя бы полезла,
      где голуби с бабками вслед тебе пялятся,
      это оно ли, твое долгожданное "царствие",
      где по "небесным" подъездам
      "ангелы" ёрш распивают в пятницу?...
      про муху не скажут: она парит,
      избран не каждый меченный,
      а у времени с вечностью снова ничья -
      это он, обожаемый твой париж
      до дыр захоженный и замЕчтанный
      с чужого, не с твоего...не с моего плеча...

      _^_




      сказка

      сми:

      проверенный трюк волшебный - ныряйте в спасительный ящик! но кто бы ни метил Шельму, он делает это всё чаще. над блогосферой кипящей - шаман, не худ-рук ваш совковый. а ящик-то - ненастоящий! (и трюк-то стал нынче рисковым) - кривится рекламами сладко, и скачет с вранья на дешевку - то президент, то прокладка - сухо, надёжно, из шёлка - мистификаций обильных не выдержат (как из-под крана!) - мерцают компьютеры в спины чернеющим телеэкранам.

      /все выходят на лоджии, и поют
      с харизмою монсерратовой:
      люд тронулся, тронулся люд,
      присяжные обозреватели.../

      лес:

      пажи, короли и фавны, брокеры, рокеры, фаны, да вдоль по зимней, по сахарной и колдуны и знахари, зеленые, красные, снежные, интеллигенты с невеждами, кикиморы, те, что с болотной, блоггеры, юзеры, боты. элита лесная, и шушара - против кострищ и мусора. против монстрищ и вОланда, не ври, телеврач, что холодно!...что нам коты безбилетные, эпохи букетно-конфетные, гвоздичные, тоталитарные... мы здесь, молодые и старые, с жежешками, книжками... фоткаем: вот тебе, вот тебе, вот как мы...

      /"не подфартило с погодой -
      ветрено для Исхода!
      так-то до нового года
      вам и Страна и Ходор?!"/

      я:

      "наш Орёл над чужбиной америк, под присмотром европ- подъелдык..." - дальше я не читала, не верю. дальше ты не читай, мой старик. - ты поймай золотую мне рифму, и она так слова сложит пусть, чтоб над пиками третьего рима не Орёл, а беспомощный гусь - и летать только что он обучен, и вовек не качал он права, потому что приручен и тучен, и что Грозный ему, что Москва - все готовят его как бы в шутку, как бы в жертву к последней игре, где заменит он тетушку-утку в их изысканной фуагрЕ. наплевать на гуся и америке, и европа не в этой игре. прочитал он в своей, гусьей, метрике: враг дракона, никто, еврей. и с тех пор во все окна он тычется, упадет, и тотчАс заметут... рифма, сделай мирскою владычицей, не меня, а мою мечту.

      /...он выходит на берег балконный с опаской -
      ни старухе, ни рынкам не рад.../
      /...лишь бы не спеть нам, как Коля, как Басков,
      лишь бы - как Монсеррат.../

      _^_



© Саша Резина, 2012-2018.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность