Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ЛЕСНЫЕ  СНЫ


"Где стол был яств,
там гроб стоит".


Стола не было - сказано для красивости. Да и гроб - литературная фигура, не более. Не гроб, а совсем даже наоборот, современный торговый центр - с бутиками, ресторанчиками, игровыми автоматами, эскалатором, кондиционерами. Место встреч, вечернего променада, молодёжных тусовок. Гордая реклама Макдональдса вознесена выше иных прочих, пламенеет в ночном небе, завлекает голодных путников на дорогих машинах. Удобная парковка, площадки залиты бетоном, ступеньки облицованы мрамором, двери магазинчиков распахнуты, из каждого несётся своя музыка.

А была там тишина. Лес рос, как настоящий. То есть он жил так давно, что забыл, как его планированно сажали на лысом холме в Ту-би-шват*, тонкие саженцы ставили в пробитые в мягком песчаннике лунки, присыпали завезённой землей. К январю восемьдесят восьмого года, когда мы, ошарашенные перелётом Москва - Бухарест - Тель-Авив, поселились в центре абсорбции Мевассерета, пригорода Иерусалима, итальянские сосны вздымались надменно, где-то на большой высоте сцеплялись иглами, допуская до земли лишь прореженные пятна солнца. В этой благодатной тени нарос подлесок: трава, кустарник, разные вьюнки. Валежник местами перегораживал крутые тропинки. В траве шмыгала всякая мелочь - ежи, ящерицы, мыши-полёвки, в густых кронах шла своя птичья суета.

Мы ходили туда гулять. Несколько шагов вовнутрь, и жара, асфальт, шум машин - исчезали. Мы брали с собой воду, бутерброды и уходили "в путешествие" - спускались вниз, по тропам и без троп, пробирались сквозь цепкий кустарник, перелезали через гряды камней, пока трёхлетний Данька не уставал, и тогда мы выбирали какое-нибудь красивое место, усаживались на поваленную сосну и устраивали привал.

Наши прогулки были полны подарков. Несколько раз мимо пролетали косули - они вспархивали на высокую каменную гряду так легко, будто их за ниточки вздёргивал невидимый кукольник. На открытых местах встречались удоды, бесконечно смешные и обаятельные. Как-то мы подсмотрели, как удод давал урок младшим. Четверо неподвижно стояли рядком, как солдаты-новобранцы, а пятый перед ними кривым клювом демонстративно долбил землю, пока не вытащил что-то, вероятно, немыслимо вкусное, подкинул это, заглотил, и его рыжий хохолок развернулся в гордый веер.

Один раз мы с восхищением наблюдали крохотного важного динозавра, застывшего на камушке как памятник самому себе. Иногда на дорогу из леса выбирались потерявшие ориентир дикобразы. Большие, неуклюжие и совершенно безвредные, они вызывали ярость местных мальчишек, которые забивали их камнями. Раз нам удалось отогнать камнеметателей, и дикобраз, с поломанными иглами, убежал в чащу, но дважды мы наталкивались на их мёртвые тела.

Внизу лощины лес менялся. Деревья становились ниже, сосны перемежались мелкими дубами, трава и кустарник густели. Мы нашли там родничок чистой воды, который пересыхал только в июле-августе, а всё остальное время поил фауну, флору и нас. На кустах шиповника паслись колибри, их пугливые чёрные силуэты неожиданно вспыхивали синим или зелёным металлическим блеском. К августу поспевал дикий виноград, жёлтый и сладкий, вроде укороченных "дамских пальчиков". Мы лакомились им на месте и уносили с собой полные пакеты. В сентябре красные ягоды на кустах ежевики разбухали и чернели, и мы отважно до них добирались сквозь все злые колючки.

Когда начинались дожди, лес мгновенно менял облик, будто надевал иной наряд. Мягкая трава пробивалась сквозь ломкие сухие стебли, пёстрые полевые цветы, с незнакомыми именами, радовали глаз своим недолгим цветением. Одними из первых появлялись колониёты - ярко-алые, горящие на фоне тусклых камней. Предание считает, что это капли крови солдат, погибших за свободу страны. Колониёты нельзя срывать, мы старались на них не наступать, обходить их яркие полянки.

В декабре начинался грибной сезон. Из каких-то американских подарочных мешков, которые тогда чуть ли не каждую неделю завозили в центр абсорбции, нам достались замечательные резиновые сапоги - красные и зелёные, и жёлтые клеёнчатые плащи с капюшонами. Вот такими светофорами мы, не боясь непогоды, отправлялись за грибной добычей. Данька, глазастый и азартный, лучше всех выглядывал спрятавшиеся под камнями и листьями серо-жёлтые то ли моховики, то ли маслята. На жарку всегда хватало, а в урожайные годы приходилось по возвращении чистить грибы часами, а потом полночи мариновать и солить.

С этим лесом ещё связана драматическая история с крысой. Она поселилась у нас в доме, вела себя по-хозяйски раскованно, была по натуре эстеткой и аристократкой. Прыгала по рамам висящих картин, раз пробежалась по клавиатуре открытого пианино. Когда я позже нашла её логово, там были запасы исключительно шоколада и кураги. Крыс я боюсь до паралича - когда эта наглая тварь устраивала у меня на глазах свои акробатические этюды, я от ужаса даже не могла в неё ничем швырнуть. Купила я крысоловку, поставила на кухне, оттянула тугую дверцу, положила внутрь кусок сыра.

Крыса попалась в первую же ночь. Дверца ловушки захлопнулась, я выскочила на кухню и увидела, как крысоловка со скрежетом ездит по каменному полу. И тут я поняла, что не знаю, что делать дальше. Открыть дверцу и пристукнуть крысу я не в состоянии, ждать, пока она там сдохнет с голоду - тоже. Я взяла жестяную тюрьму в руки и вышла на улицу. Тиха израильская ночь, прозрачно небо, звёзды блещут, своей дремоты превозмочь не хочет воздух. Через спящий Мевассерет я несла крысоловку, которая грохотала, как африканский оркестр. Я шла, трясясь от страха, что сейчас выскочат разбуженные жители, а ещё больше, что обезумевшая крыса выбьет крышку и выпрыгнет на меня. Потом дома закончились, закончились улицы, пустыри, я вошла в ночной лес. Зашла поглубже, поставила крысоловку на землю, ногой нажала на рычаг, оттягивающий дверцу, и отскочила. Крыса шмыгнула в камни. После получасового грохота на меня снизошла благословенная тишина, гордость от совершенного подвига и радость, что всё уже позади.

На другой день на работе я похвасталась своей победой. "Ты крысу отпустила?" - спросила меня коллега. - "Отпустила..." - "Ну, так она вернётся. И притом, знай, крысы - очень умны и никогда не попадутся два раза в одну и ту же ловушку". Крыса вернулась через три дня, и как мы с ней справились, это уже совсем другая история, с лесом не связанная.

Однажды я сознательно нарушила израильское законодательство. Перед Новым Годом спрятала под канареечный плащ пилу и воровским шагом, оглядываясь, пошла в лес. Забралась подальше и отпилила от живого дерева две прекрасные сосновые лапы. Под плащом принесла их домой, поставила в кувшин и несколько часов оборачивала длинные иголки серебряной фольгой. Получилось сказочное зимнее деревце, под которым утром мы все нашли кучу подарков.

...Мы давно уже не живём в Мевассерете. Все сосны и дубы нашего леса повырубили, кусты повыкорчевали, землю счистили, неровности почвы сравняли. Залили всё асфальтом и построили большой и красивый торговый центр.



    ПРИМЕЧАНИЕ

    * Ту-би-шват - праздник деревьев, приходится примерно на середину января. В древние времена с этого дня начинался новый цикл полевых работ, высаживались масличные деревья, а в современном Израиле в Ту-би-шват дети и взрослые сажают леса.




© Татьяна Разумовская, 2005-2017.
© Сетевая Словесность, 2005-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Максим Жуков: Десять лет спустя (Поэма новогодняя моя - продолжение) [...Вчера, томясь и шаря в интернете, / я посетил от скуки сайт знакомств...] Татьяна Разумовская: Бесприданница (действие пятое, ненаписанное) [В "Бесприданнице" Островского меня всегда раздражала мелодраматическая концовка. И я подумала, как бы сложилась судьба героев, если бы Лариса осталась...] Владимир Круковский: Зеркало для ангела [Зеркало! - прохрипела Диана. Пальцы ее разжались, и она полетела в пропасть...] Геннадий Чернецкий: Длинные короткие слова [где-то в начале стихийный юнец / рифмы сосал как малыш леденец / песни звучали гитары вообще / уши скучали по свежей лапше...] Мария Бушуева: Стихи на полях прозы [...когда слова старинные твои / летят мне вслед подхваченные ветром / и тонут в паутине интернета / ты понимаешь призрачность любви?] Василий Костромин (1956-2014): Стихотворения [Я не слышу имени в себе, / но его язык мой произносит, / он как будто милостыню просит / в человечьей сумрачной избе...] Олег Копытов: Никогда не возвращайся туда, где был счастлив [Всё было кончено. Вместо жизни началось... А вот что началось? Не смерть же еще? Смерть ведь не метафора. Не надо с ней шутить. Тогда что?..] "20 и 21 серии литературно-критического проекта "Полёт разборов": Не бойтесь, я обычная рыбка" [Два эссе, написанные участниками мероприятий Владимиром Пряхиным и Екатериной Ливи-Монастырской.] Георгий Жердев: Все стихи [Герой поэт, кумир младых поэток, / Носящий аксельбант и эполет, / Он выступает в авангарде лета / И вынимает толстый пистолет...]
Словесность