Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ПЯТНИЦА,  ВСЕ  ЕЩЕ  ПЯТНИЦА...


В пятницу одна девушка отказала четырем знакомым мужчинам, и один из них расстроился, потерял нравственные ориентиры, махнул на себя рукой, а другой, наоборот, засучил рукава, поступил экстерном в ДЮСШ по футболу, добился там больших успехов, попал на чемпионат - правда, не по футболу, а по гребле на байдарках и каноэ, - но все равно ему удалось забить там решающий гол, который, правда, не засчитали, а третий мужчина то ли не заметил отказа, то ли сделал вид, что ничего не произошло, хотя девушка отказала в чем-то важном, - но он продолжал говорить ей те же слова, что и раньше и совершать те же, что и раньше, ошибки, а ведь правильней было бы, пожалуй, совершать другие ошибки, а четвертый написал об этом событии статус в ФБ, прямо в пятницу написал небольшой по объему статус и получил несколько тысяч лайков, хотя из скромности заменил имя девушки и даже ее пол, и вектор отказа поменял на сто восемьдесят градусов, а пятый человек, с которым как раз девушка во многом соглашалась, сам передумал стучать пальцем по стеклу и смотреть в хмурое осеннее небо, как она ему предлагала, тем более, что осень уже была раньше, и чемпионат по гребле на байдарках и каноэ завершился незасчитанным голом, а нравственные ориентиры первого человека стали восстанавливаться под влиянием статуса четвертого, но главный герой этой поэмы или, если хотите, этого фельетона - тот незнакомeц, который стоит без часов у соседнего дома, и, если не дочитать этот текст до конца, то можно выйти и точно ответить ему на его вопрос, пятница ли еще...




© Михаил Рабинович, 2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2017.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность