Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность




"Я  НЕ  ЧИТАЛ,  НО  ЭТО  ЖЕ  ВСЕ  ЗНАЮТ..."

Байка о свинячьем хвостике


В пору перестройки в процесс составления планов провинциальных издательств стала просачиваться демократия. Вот и у нас, в Ставропольском укрупнённом книжном издательстве (сокращённо - СУКИ), чтобы заполнить единственную позицию плана, отведённую на переиздания, решили пойти в народ, выяснить, чего же тот жаждет более всего. Напоминаю: царил жестокий книжный дефицит! Однако "Королева Марго" уже как-то не удовлетворяла. Хотелось чего-то более актуального. И читатель проголосовал за "Детей Арбата".

Мы призадумались. Испокон веку переиздания обходились без траты гонорарного фонда. А здесь придётся раскошелиться, учитывая ещё и тот факт, что "Дети Арбата" после долгого самиздатовского периода своей истории впервые были напечатаны, но - в журнале ("Дружба народов"). Стало быть, заключать договор с автором надо было как на первое книжное издание.

И ещё кое о чём пришлось подумать. Не было никаких сомнений, что Росглавиздат, которому наши СУКИ подчинялись напрямую, ни за что не пропустит в план "Детей Арбата". Такие уж там были люди, что не поступались принципами. И потому разрешение было получено в Госкомиздате СССР, занимавшем перестроечные, как считалось тогда, прогрессивные позиции, в отличие от реакционного российского комитета.

После этого съездил я в Переделкино, встретился с Анатолием Наумовичем Рыбаковым, заключил договор. А потом - куда ж денешься? - держал ответ перед главным редактором Главной редакции художественной литературы Госкомиздата РСФСР В.М. Свининниковым. Ярости его не было предела. "Почему через нашу голову?!" - шумел он. "Дык, - бормотал я, изображая идиота, - автор ведь, значит, союзного подчинения, ну мы, значит, потому и решили...Я ведь, значит, газетчик, в книжном деле недавно, не всё понимаю..."



Однако столкновение со Свининниковым было у меня отнюдь не первое. Эту приметную фамилию я углядел ещё в 1969 году в "Журналисте", где В.М. опубликовал памятную статью "Блеск и нищета философской фантастики", направленную против братьев Стругацких. Статья была полна грубых передержек и носила характер откровенного идеологического "наезда" на популярных писателей. Направив возмущённый отклик в "Комсомольскую правду", я получил ответ от Дмитрия Биленкина, с которым позже долго поддерживал дружбу. (В "Комсомолке" за Стругацких вступился Иван Ефремов, писатель с непререкаемым тогда авторитетом).

Живьём я увидел Свининникова без малого двадцать лет спустя после его фантастически примитивной и примитивно фантастической статьи...

Смотрю: идёт по направлению к кабинету, возле которого я томлюсь в ожидании, мелкий мужичонка, лицо дулей, но важное...

Узнал его по фотографии, обращаюсь: "Валентин Михайлович! Я такой-то из Ставрополя, не могу понять, почему из нашего плана вычеркнут Ремарк". - "Старичок! - отвечал мне В.М. - На хера вам Ремарк?" - "Дык... У нас же утверждена серия, называется "Зарубежный антивоенный роман". - "Вставь в свою серию Ярослава Ивашкевича из двухсоттомника, и никаких проблем, всё выверено. А этого Ремарка... он считается в общем-то прогрессивным писателем... но его сплошь евреи переводили, сегодня они здесь, а завтра в Израиле или в Америке. Ты им гонорар валютой платить будешь?"

Слово - за слово, и вот, приглашённый в начальничий кабинет, получаю там нагоняй за Рыбакова. Однако, улучив момент, невинно вставляю: "Между прочим, в Госкомиздате СССР нам сказали, что вы боретесь с Рыбаковым по идеологическим соображениям". Свининников тотчас отверг это обвинение и веско мне сообщил: "Дети Арбата" - роман очень слабый в художественном отношении. В этом всё и дело"...

Я уселся поудобнее и заявил, что это мне уже очень интересно. Работаю в книжном издательстве недавно, не всё понимаю, хотел бы услышать анализ специалиста. В каком отношении "Дети Арбата" - слабый роман? Хромает ли в нём сюжет, язык, образы? "Старичок, - весьма непосредственно откликнулся главный редактор Главной редакции, - я этой фигни не читал, но это же всем известно..."

Увидев моё изумлённое лицо, он добавил: "Да ты спроси у куратора, она тебе всё объяснит". Убил меня и зарезал главный редактор всей художественной литературы Российской Федерации!



Ну, а к мадам (кураторше, то бишь, ибо имя оной "специалистки по Рыбакову" сей "заклятый друг Стругацких" мне назвать не соизволил) я так и не заглянул. Ещё и подумал: "Зачем смотреть фильму под названием "Живаго-3"?! Ведь вторую, освиняченную, серию только что видел..."



А СУКИ родимые оказались на высоте. Несмотря на весьма внятное (аж из самой Белокаменной доносилось!) похрюкивание, издательство "Детей Арбата" выпустило... Кто не читал - рекомендую. А то вдруг станете главней Главного? Что настырным провинциалам глаголить будете? Даже ежели фамилиё Ваше совсем без свинячьего хвостика окажется...




© Евгений Панаско, 2001-2022.
© Сетевая Словесность, 2004-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность