Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




Челнок


  • "Кони, веси, путь-дорога..."
  • Челнок
  • "Я разделил свою свободу..."
  • Кокетство
  • "Я жду тебя на мокрой мостовой..."
  • Инцидент на Неве
  • "Сухие новости судьбы..."
  • Тринадцатилуние
  • "Пасхальным вечером трава..."
  • Декабрь
  • "Я прохожу невидимой тропой..."
  • Медсестра
  • "Пришла зима! Чего же боле?.."
  • "Звук неуверенных шагов..."
  • Родина-жизнь

  • ***

    Кони, веси, путь-дорога,
    Кочки, ямки, пряник, кнут...
    Травы, степь, полынь, тревога,
    Хлеб, вино, скупой уют...

    Солнце, ветер, ветви, ели,
    Дым, костер и тишина...
    Сны, сирены, менестрели,
    Небо, полная луна...

    Темный лес, ручьи и реки,
    Переправа, камыши...
    Пыль веков в библиотеке,
    Сладкий запах анаши...

    Снова веси, путь-дорога,
    Степь да степь, земля, приют...
    Люди в неводе у Бога
    Помирают и поют...

    1997


    Челнок

    На ветхом пирсе рыбарь спит,
    Над головой тепло и сухо,
    В плетеной сумке динамит,
    Табак, огниво и краюха.

    Усталый знахарь отрешен,
    Внимая девственную заводь.
    Скрипит ветвями ржавый клен,
    Мечтавший с детства только плавать.

    По тихо дышащей реке,
    В лесу бесшумном утопая,
    Моя душа на челноке
    Плывет к безжизненному раю.

    1992


    ***

    Я разделил свою свободу
    На два враждующих огня:
    Без революции - ни года,
    Без эволюции - ни дня!

    Посредник связи с неизбежным
    На ухо туг наверняка,
    Но я прошу о прежнем нежном,
    Коротком свете маяка.

    С долгоиграющей неволи
    Ретироваться б я не стал,
    Когда б того по доброй воле
    Небесный Пастырь пожелал.

    1993


    Кокетство

    Когда двуличная весна
    Внедрит в рутину перемены
    И со смиреньем кабана
    Я научусь терпеть измены,

    Я прибегу наперекор
    Судьбе - к тебе. Светило ляжет.
    Я буду нежен, с давних пор
    Не замечая камуфляжа.

    Я буду весел и смешон,
    Или безмолвен, словно филин,
    Я буду счастлив и влюблен,
    А может - просто инфантилен.

    1993


    ***

    Я жду тебя на мокрой мостовой,
    Вдыхая запах свежей атмосферы,
    Спокоен и без меры полон веры
    В то, что сейчас ты мысленно со мной.

    Я жду тебя из долгого пути,
    Чтобы разлуку снова кончить встречей
    И на тахте убить холодный вечер.
    И жизнь прожить - как поле перейти.

    1994


    Инцидент на Неве

    Ледоход. Ледокол проплывал
    И скрывался надменно из виду,
    В душу тонкого льда проронял
    Зерна лжи и, увы, суицида.

    Силуэт освещала луна,
    Теплый дым изменял очертанья,
    В унисон с ворожбой тишина
    Повторяла свои заклинанья.

    Но казалось, что это ладья
    Или просто большая пирога,
    А на стыке эпох - полынья
    По оплошности господа Бога.

    В лодке плыл разукрашенный вождь
    Африканского телосложенья,
    Проклинавший назойливый дождь
    И дурацкое, впрямь, положенье.

    1994


    ***

    Сухие новости судьбы
    До нас доходят и без нарочных,
    Как испытания - грубы,
    Как откровения - подарочны.

    Безоговорочно Самим
    Мне в одиночестве отказано.
    В своей любви я херувим,
    И неудачник, и помазанный.

    И неизбежность ощутив,
    Я шлю повыше челобитные,
    Но недоверчивый позыв,
    Увы, нельзя назвать молитвою.

    1995


    Тринадцатилуние

    Застрельщик собственной свободы,
    Невольник собственной судьбы,
    Топчу потраченные годы,
    Как ядовитые грибы.

    Бросая в небо меткий жребий,
    Я удивляюсь тишине,
    Тринадцать лун в багровом небе
    Агонизируют во мне.

    1992


    ***

    Пасхальным вечером трава.
    Взошла над лесом скоротечно.
    Замысловатые слова
    Я говорил тебе беспечно.

    Лесная нимфа в склепе спит,
    Сомкнув глаза свои навечно,
    А я ищу твоих ланит
    Бесстыдно нежно и беспечно.

    Но ты - как рваная струна -
    Бесплодна напрочь для музЫки.
    Смеется рыжая луна,
    Найдя потеху в волчьем рыке.

    1993


    Декабрь

    Приходит день... Как будто бы и нет?
    Мир раскрывает веки неохотно
    И продолжает подвиг беспилотный -
    Движенье звезд, галактик и планет.
    Вскипает жизнь от солнечных лучей.
    И для себя придумав оправданье,
    Спешит начать напрасные скитанья...
    Но день уходит быстро, без прощанья.
    Смакуют безупречность мирозданья
    Лишь снег и ветер в свете фонарей:
    Как незаметно высится собор,
    Гранит врастает в гиблое болото;
    Как император скачет круг почета
    И медный всадник спит во весь опор!

    1996


    ***

    Я прохожу невидимой тропой
    Благих намерений на стоптанном канате,
    И каждый шаг звенит над головой,
    Как стрелка на небесном циферблате.

    Текучесть времени советует удрать.
    Я ухожу в пространство без сомнений,
    Печальный лишь бессильем выбирать,
    Гонимый лишь своим сердцебиеньем.

    1996


    Медсестра

    Я жду тебя, кивая головой.
    Трясутся руки, требуя укола.
    В заначке лишь таблетка димедрола
    Да блядь, что мне представилась судьбой.

    Но в этом есть определенный плюс:
    Нет ни тоски, ни боли, ни протеста.
    Есть лишь простор родного койка-места
    И непрерывно дребезжащий блюз.

    Я жду тебя, хоть ты уже пришел -
    Немой Нагваль с киянкой наготове.
    Где ж медсестра - из плоти вся и крови -
    Что всадит мне медлительно укол?

    1997


    ***

    Пришла зима! Чего же боле?
    Окоченел родимый край.
    Отведав жесткий ломоть воли,
    Душа народа невзначай,

    Но лихо сбрасывает кожу
    (Как в каждой женщине змея),
    Открыв хроническую рожу
    На сытом личике ея...

    Любовь Мефодия к Кириллу
    Давно утраченной порой
    Родную письменность родила
    С судьбой, казалось, роковой.

    Но, пережив всех бесов бытность,
    Она умолкла вдруг сама.
    Скупых гектаров самобытность
    Засыпал снег... Пришла зима...

    1995


    ***

    Звук неуверенных шагов,
    Беспечной поступи ошибка,
    Разочарованная скрипка
    В напрасном поиске смычков.

    За гранью левого плеча,
    За фронтом дутого тумана,
    В глубокой пропасти обмана
    Свеча горит, горит свеча

    Вне суеты на злобу дня
    Вознаграждений и возмездий,
    Среди бесчисленных созвездий,
    В экстазе зыбком бытия.

    1997


    Родина-жизнь

    В хрустальном омуте какая крутизна!
    О. Мандельштам

    На берегу крутых восточных крыш
    Скользит ручей отчетливых мгновений,
    Дождь шепчет вслух пронзительную тишь,
    А время просит смены поколений...

    И ноги свесив в правильность путей -
    И млечных, и счастливых, и несчастных -
    Летят года, как стаи лебедей.
    А окна зажигаются и гаснут...

    Сто лет назад и сто веков вперед
    Проходят дни и ночи на излете,
    Дождь моросит, царевна слезы льет,
    Норвежский кот мечтает об охоте,

    Во мгле цветут фонарные столбы
    И где-то ждут ушедшие когда-то
    Герои человеческой судьбы
    И просто неизвестные солдаты...

    1997


    © Феня Пальмонт





     
     


    НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
    Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
    Словесность