Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




СНЕЖИНКИ


Буро-фиолетовое небо нависло над забором, железными прутьями охранявшим два детских сада и бесснежную землю, затихшую в ожидании настоящей зимы. Близился конец декабря с неминуемыми для этой поры утренниками, ёлками и суетой перед Большим Праздником, однако, погоду это совсем не интересовало. В этом году, несмотря на низкую температуру, во всём городе ещё не упало ни одной, даже самой маленькой, снежинки.

По мокрой дороге весело бежала, догоняя маму, Альбина, воспитанница четвёртой группы детского сада. Бойкая пятилетняя девица с каштановыми волосами, перевязанными голубыми ленточками в два хвостика, тёмно-синими глазами и носом кнопочкой была этим вечером особенно неугомонна. Ещё бы, ведь воспитательница дала им ответственное задание: сделать как можно больше снежинок из бумаги. "Ребята, – сказала она своим высоким прерывистым голосом, – как вы видите, на улице совсем нет снега, так давайте под Новый год украсим снежинками хотя бы наш класс!" Всю дорогу домой Альбина рассуждала, как же нужно их вырезать. Может быть, попробовать из цветной бумаги? Её мама, молодая женщина с такими же густыми волосами и немного усталым видом, улыбалась каждому вопросу и восклицанию дочери.

Дома Альбина получила от родителей пачку белой бумаги, ножницы и благословение на любое безопасное для жизни творчество. Присоединиться папа с мамой к ней не смогли, однако девочка не сильно горевала: идея создания снежинок горела в ней олимпийским огнём.

Целых два часа она трудилась в поте лица, изрезала двадцать листов и, кажется, даже случайно отстригла себе прядь волос. Наконец-то всё было готово. Альбина осмотрела творение рук своих и осталась довольна. Ни одна снежинка не повторялась. Жалела девочка только о том, что не было цветной голубой бумаги. Похваставшись родителям, какая у них выдумщица-дочь, Альбина быстро легла спать в ожидании следующего дня, когда уже можно будет развесить снежинки.

Утро не принесло никаких, даже самых незаметных изменений в погоде, и бумажные узоры в рюкзачке у Альбины были единственным снегом, сопровождавшим её в детский сад. Украсить окна и стены нужно было с самого утра, ведь вся группа собиралась в соседнее здание к первоклассникам на новогодний спектакль. Воспитательница, Марина Вениаминовна, попросила сложить снежинки к ней на стол, и дети шумной оравой ломанулись отдавать свои сокровища. Когда все разошлись, было непонятно, где чьи снежинки, а у Марины Вениаминовны на столе образовался целый симпатичный сугроб.

– Какие все молодцы, – растерянно оглядывая получившуюся груду детского творчества, произнесла воспитательница. – Давайте думать, куда повесить всю эту красоту.

Она по очереди аккуратно брала ажурные снежинки, громко радовалась и хвалила автора, а затем предлагала своей помощнице их повесить на окнах, занавесках, стенах или шкафах. У Альбины сердце билось часто-часто, однако очень быстро сердцебиение из радостно-предвкушающего танца превратилось в гнетуще-тревожный бег по кругу. Дело в том, что снежинки её друзей и одногруппников сильно отличались от сделанных ею: они были тоньше, изобретательнее и явно красивее, чем у Альбины. Кто-то сделал цветные, кто-то со стразами, кто-то использовал белую ткань, а кто-то даже соорудил трёхмерную модель. Несколько минут девочка в панике вспоминала урок, где бы их могли научить творить такие чудеса, пока не услышала, как её соседка по парте тихо хвастается подруге:

– Мне мама помогла сделать, она у меня художница!

– А мне старшая сестра, она лучше всех в своём классе учится! – насупилась её подруга.

Альбине стало совсем неуютно. Что же будет, когда Марина Вениаминовна дойдёт до её снежинок? Они следующие! Девочка затаила дыхание.

– Ой, как много одинаковых снежинок, – задумчиво сказала воспитательница, собирая в руки всё, что сделала Альбина. – Зачем же было делать так много? Лучше было сделать всего одну-две, но красивых. Кто-то совсем не старался, – строго сказала она и отложила всю стопку в сторону.

Как это она не старалась? Альбине было невероятно обидно, но она испуганно отошла к задним рядам окружавшей воспитательницу толпы. Ей не хотелось, чтобы кто-то понял, что эта стопка неудачных снежинок вышла из-под её руки.

Когда страшный снежный суд закончился, дети радостно побежали одеваться на спектакль, а Альбина незаметно стащила свои отвергнутые листочки. Кроме её стопки в стороне остались работы ещё двух мальчиков, но это не утешило девочку, ей стало обидно ещё и за мальчишек.

До вечера она ходила грустная, плотно сжав губы и не замечая общего праздничного настроения. Со смесью едкой обиды и стыда думала Альбина, как поступить со снежинками, что так подвели её. Когда вечером мама забирала её из садика, она, так и не придумав ничего достойного, украдкой выкинула их все в большую грязную лужу. Односложно отвечая на вопросы матери, Альбина провожала взглядом желтеющие куски бумаги, пока те, размокшие и искорёженные, не скрылись из виду.

Ни вкуснейшие блюда на ужин, ни любимейшие отцовские шутки не смогли вечером выманить Альбину из подушечной крепости, в которую она превратила кровать. В конце концов, озадаченные родители оставили попытки развеселить дочурку. А та замерла в одной позе и смотрела из своего замка на луну, медленно ползшую по небу меж соседних домов. Мама с папой легли спать, а девочка всё смотрела на улицу, чувствуя, как грусть и одиночество заполняют её до самой макушки.

– Никогда я не буду больше ничего делать своими руками, – вдруг прошептала она луне.

Стоило ей произнести эти страшные слова, как с лёгким щелчком слетел шпингалет, сдерживавший балконную дверь, и в комнату ворвался порыв по-зимнему холодного промозглого ветра. Альбина вскочила с кровати, недовольная столь бесцеремонным вторжением, и уже почти закрыла дверь, как внезапно заметила странную фигуру на балконе. Что это? Человек или просто игра лунного света?

Альбина со скоростью снежного вихря кинулась к шкафу за тёплой кофтой, а затем сразу же назад на балкон. Девочка осторожно переступила на холодный пол, заставленный старыми вещами, вглядываясь в странное мерцание прямо перед собой. Чем больше она смотрела, тем отчётливее проявлялись очертания тонкой фигуры красивой женщины, прозрачной как призрак и невесомой как сам свет. Впрочем, подумала Альбина, скорее всего, она и была продолжением лунного света, падающего ровно в то место, где парила фигура.

– Привет, – шёпотом поздоровалась Альбина, во все глаза глядя на незнакомку.

– Привет, – отозвалась та, и её голос напоминал шелест страниц на ветру.

– Ты кто? – спросила девочка, зачарованно продвигаясь на середину балкона, откуда лунную деву было лучше видно.

– Я? – на секунду задумалась женщина. – Я одна из лунных фей. Наверное... Или лунный ангел? Человеческий язык такой сложный, – посетовала она. – А ты Альбина.

– Откуда ты знаешь?

– Так ты же сама меня и позвала, – засмеялась фея, и её веселью ответила трель серебряных колокольчиков у двери.

– Я никого не звала... – испугалась Альбина. Как это так?

В ответ лунная женщина с улыбкой протянула ей те самые снежинки, что девочка выкинула вечером в лужу, только теперь они снова были сухие и чистые, словно их только-только вырезали из бумаги неопытные детские руки. Альбина села на один из ящиков, скрестила руки на груди и надулась. Когда даже самый долгий и проницательный взгляд феи не смягчил маленькую бунтарку, она заговорила мягко и нараспев:

– Близится Новый Год, праздник, согревающий множество сердец. Но вот беда – у природы нет ни комочка снега! Без сугробов, снежков, снеговиков и пушистых узоров на окнах праздник не будет тем самым, настоящим... Нужно сделать снег, и здесь нам нужна твоя помощь.

– Я не умею делать снежинки, – пробурчала Альбина, ещё сильнее отворачиваясь и глядя в пол.

– Но ведь вот твои снежинки, – ещё раз протянула девочке её работу фея. – Всё-таки умеешь.

– Они некрасивые! – сердито заявила та и вскочила с ящика, намереваясь уйти с балкона и оставить позади всяких там издевающихся фей. – Вот у Ленки с её мамой лучше получаются, попроси их, они сделают.

– Но я не могу к ним прийти, – расстроенно всплеснула руками лунная женщина. Её волнение и грусть были так искренни, что Альбина остановилась и боязливо обернулась. – Я не могу к ним прийти, они в меня не поверят. Да и не хотели они делать снежинки так сильно и с такой любовью, как хотела этого ты.

Альбина вернулась назад и стыдливо посмотрела на свои бумажки. Она вдруг вспомнила, как радостно делала верхнюю снежинку. Её девочка вырезала третьей, и к тому времени азарт в ней достиг наивысшей точки. Альбине стало до боли жаль свои снежинки.

– Ты сделала целых двадцать штук! – продолжила лунная фея. – Нам нужна девочка, которая бы хотела создавать снежинки сильнее всех.

– Но я не хочу больше, у меня некрасиво получается, – с сомнением протянула Альбина, однако в душе она начала надеяться, что это окажется неправдой.

Фея терпеливо вздохнула.

– Самые красивые снежинки творит существо с невероятно длинным и сложным именем. Только ему подвластна магия искусства выращивания кристаллов из замерзающей воды. Ты знала, что он никогда не повторяется?

– Не повторяется? – удивлённо переспросила Альбина, мысленно представив дяденьку в голубой шапке, с моноклем и огромным набором режущих инструментов.

– Поломка случилась из-за того, что не хватает желания творить. Помнишь, как ты из-за обиды пообещала луне, что никогда больше не будешь ничего делать своими руками? Представь, будто сам Создатель Снежинок так скажет! И больше не будет снега в этом мире никогда.

Альбина очень ярко представила себе, как этот дяденька в фантазии сбрасывает свою шапочку, разбрасывает инструменты и уходит в горы, а вся земля остаётся голая и бесснежная... навсегда. Какой ужас! Девочка схватилась за голову и в отчаянии взглянула прямо в лицо лунной фее. Про свой страх, стыд и обиду она позабыла.

– Подожди минутку, я сейчас! – взволнованно пролепетала Альбина и унеслась с балкона.

Проинспектировав свою комнату, она поняла, что все ресурсы сокрыты в обители родителей. Затаив дыхание и представив себя невидимой, Альбина совершила вылазку за бумагой и ножницами. Всё шло хорошо, и никем не замеченная дочь вернулась с добычей на балкон.

Закипела работа. Альбина складывала и вырезала, вздыхала над получившимся и делала снова. И снова, и снова, и снова, пока была бумага. Фея стояла рядом и подбадривала её, отмечая, что с каждым разом у девочки получается всё тоньше и изящнее. Но Альбина пропускала половину мимо ушей: она слишком беспокоилась из-за Создателя Снежинок. Хватит ли у неё желания и бумаги, чтобы достучаться до него? Заметит ли он её старания? Почувствует ли, как нужна его работа?

– О, нет, – пробормотала она, наконец. – Бумага кончилась. Фея, дорогая, что же делать? Снег всё ещё не идёт.

– Я уверена, ты очень близка к цели, не сдавайся! – заверила её лунная женщина, касаясь невесомой рукой макушки девочки.

В отчаянии озираясь по сторонам в поисках того, что ещё можно было бы изрезать, девочка вернулась в свою комнату. Ничего подходящего не было. Внезапно её взгляд наткнулся на белые тряпочки, с которыми она играла, пытаясь сделать постель для кукол. Альбина молниеносно схватила их, радостно вспомнив, как в школе видела снежинки из ткани. Заодно маленькая выдумщица взяла несколько ленточек и даже проволоку.

Вырезать из ткани было намного сложнее, да и связать снежинку из ленточек или проволоки – дело не из лёгких. Однако Альбина справилась, и вот последняя поделка полетела вниз с восьмого этажа. В радостном предвкушении застыла девочка перед открытым окном...

– Не сработало, – напряжённо констатировала Альбина.

– Быть может, не хватило всего одной, – странным голосом ответила фея.

Альбина недоумённо посмотрела на неё, но лунная женщина лишь загадочно парила в воздухе. Сквозь её фигуру в красивом длинном платье была видна противоположная стена балкона. "Любопытно, – рассеянно подумала Альбина, – каким образом лунная фея шила себе платье?" Она уже открыла рот, чтобы задать этот вопрос, ведь всё равно ничего больше она не могла придумать, как вдруг наружу вырвалось совсем другое:

– А можно ли... А можно ли сделать снежинку из лунного света?

Фея таинственно улыбнулась, и девочка поняла, что она на верном пути.

– Как ты будешь это делать?

Вот так задачка. Их в детском саду такому точно не учили! Впрочем, лунный свет похож на тонкие ниточки, рассыпанные в воздухе. Значит, нужна иголка!

– Снова придётся пробираться к родителям, – обречённо вздохнула Альбина вместо ответа фее.

Ей очень повезло, что недавно мама показывала, как можно быстро и легко сшить два кусочка ткани вместе (это было в эпоху кукольных постелей). Благодаря тем урокам умница-дочь знала, где в доме запрятан швейный набор. Вновь малолетнюю налётчицу никто не заметил, и уже через пару минут Альбина стояла перед тонкими лунными лучами, прорывавшимися на балкон сквозь окно.

Успокоив дыхание, девочка протянула руку и аккуратно, но уверенно схватила один из лучей, чтобы бережно вдеть его в маленькое ушко иголки. Впрочем, каким бы тонким ни было ушко, а получившаяся прозрачно-белая нить была ещё тоньше. Вязать узелки последней снежинки из такой нити – кропотливый труд. Ниточка норовила порваться всякий раз, когда Альбина затягивала узелок, и той приходилось контролировать каждое своё движение.

И вот последняя, лунная, снежинка готова.

– Я сделала... Теперь пойдёт снег?

– Давай попробуем, – мягко и спокойно улыбнулась фея, пропуская девочку к открытому окну. – Закрой глаза и представь, что снежинка улетает не просто на улицу, но к самому сердцу города, к сердцу мира. Представь, что вместе с ней к нему летит твоё вдохновение, с которым ты создавала снежинку. Представь отчётливо и кидай.

Альбина сделала всё так, как сказала ей лунная женщина. Несколько долгих секунд ещё она стояла зажмурившись.

– Думаю, ты можешь открыть глаза, – ласково подбодрила её фея.

Девочка посмотрела на улицу сначала сквозь толстую завесу ресниц, но затем широко распахнула глаза от удивления и радости. С пустого, казалось бы, неба начал медленно идти снег. Волшебство свершилось. Альбина заворожённо смотрела, как над городом собираются самые настоящие снежные пушистые тучки. С каждой минутой снега становилось всё больше, снежинки падали всё чаще, уже даже в полёте образовывались огромные хлопья, падающие на землю и оставляющие там белоснежный ковёр.

– Ты молодец, – счастливо засмеялась лунная фея. – Никогда не забывай, на какие чудеса способно желание творить. Прощай. И спасибо тебе!

Она всё с тем же звонким смехом, отдающимся в перезвоне колокольчиков над дверью, закружилась и вылетела на улицу. Там она растворилась в воздухе, танцуя со снежинками вальс.

Альбина чувствовала удивительную наполненность, словно в груди поселилось маленькое солнышко. Однако уже спустя несколько минут она поняла, как хочет спать. Ещё бы! Попробовали бы вы всю ночь создавать лунные снежинки! Со спокойной душой девочка отправилась разбирать свою подушечную крепость. Засыпая, Альбина улыбнулась в кулачок и прошептала:

– И тебе спасибо, лунная фея...




© Маргарита Ованесбекова, 2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2022.
Орфография и пунктуация авторские.



 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Три рассказа [Бабушка выросла на дворе за ночь, с наступлением календарной весны. Вечером ее еще не было, а на рассвете она уже сидела на скамейке – в заносчивом одиночестве...] Никита Николаенко: Награды и золото [...прерывать свою деятельность на литературном поприще я не собирался. Это же идеологическое противостояние. Они, власть имущие хотят одно, а я хочу другое...] Владимир Алейников: Быть ясновидцем [О художнике Владимире Пятницком.] Виктор Хатеновский: К волнорезам жмутся волны [...Сроднись с келейным храбрецом. / Нажравшись зелья с курослепом, / Я – разглагольствуя с Творцом – / Врачую жизнь насущным хлебом.] Михаил Ковсан: Братья [Без брата он лишь молчание, вечное, бесконечное, безнадёжное. А брат без него – глухота, мышами ночными шуршащая...] Айдар Сахибзадинов: Зарок [...А страх у меня выжгли давно – еще в 90-х. Как и у всякого российского доходяги. Нас ничем уже не запугаешь. На лбу у нас тавро от бюрократа: "Возраст...] Наталия Кравченко: Не о женщине, не о мужчине... [Ручейку не дано породниться с морем, / как беспечной улыбке с солёным горем. / Ты с планеты иной, из другого теста, / из чужого авторского контекста...] Лана Яснова: Так обманчива ночи моей тишина... [Держись за небо, правила и поручни, / за этот утлый, угловатый кров, / когда подступит к горлу чувство горечи / дождя, рябины, дней и вечеров.....]
Словесность