Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



        Я  ДУМАЛ,  ЧТО  ПОЛЛИТРА...


        * Дело движется, видно, к развязке...
        * ОТТЕПЕЛЬ
        * Ловлю мгновения - без звука...
        * Пролилось небо, бухнув чердаком...
        * ЗАМОРОЗКИ НА ПОКРОВ
        * В саду проветренном трещат...
        * Мы выбрали правильный вектор...
        * ПОРОРОКА
        * Дунула цапля на озере в дудку...
        * Вышел разом у лета заряд...
         
        * ИЮЛЬ
        * Я думал, что поллитра...
        * Полощет свет в моей каюте...
        * Нам повернуть ещё не поздно...
        * Ужель порода выйдет из пробирки?..
        * Союз нерушимый Аллаха и Шивы...
        * Ты не успел во все детали...
        * Ты затаилась в зарослях духов...
        * Трезвой голове от пьяных мыслей...
        * Транзистор ночи августовской...


          * * *

          Дело движется, видно, к развязке:
          посерёдке страны к фонарю
          прислониться нельзя без опаски...
          "Вот такие дела" - говорю.

          Жду в засаде, в секрете, в разведке -
          надо мной полыхнёт горячо...
          И нагая ивовая ветка,
          как нагайка, ошпарит плечо.

          Что же - в гущу событий не лезу,
          достаётся и так дураку.
          Как язык прикипает к железу -
          из России удрать не могу.

          Только вовремя нужно очнуться,
          прочихаться, рассеять наркоз -
          в организме моём приживутся
          кровеносные плети берёз!

          _^_




          ОТТЕПЕЛЬ

          В полыньях и глубоких извивах,
          лёд - ущербная линза, зрачок
          судака из анналов залива,
          где топорщится ёршик сопливый,
          напоровшись на ржавый крючок.

          Не пойму, отчего глухари
          в воробьёв превратились хрипящих -
          там простуженный хрящик о хрящик
          трётся в горле, хрустит изнутри
          от любви - так сыграть можно в ящик.

          Это - хвост оркестровой трубой;
          это - дыбом тяжёлая хвоя;
          это - магия волчьего воя,
          шаровая, плывёт за тобой!

          _^_




          * * *

          Ловлю мгновения - без звука
          срывающихся с неба звезд.
          Дыханье яблока и лука
          струится от корней берез.

          И в замороке мирозданья,
          где перепуги за спиной,
          срабатывает осязанье,
          будто фонарик потайной.

          Реальность лишь играет в прятки,
          зарвешься... - дернет за штаны!
          Приятно знать, что все в порядке,
          прикуривая от луны.

          _^_




          * * *

          Пролилось небо, бухнув чердаком
          и расцарапав стекла на окошках!
          Кленовый лист потерся черенком
          о раму, как вернувшаяся кошка -

          влез в форточку, забился между рам -
          ни молока не требует, ни рыбы:
          он - крученый по жизни, каждый шрам
          его прожилок юностью надыбан.

          И мне бы замереть в своей норе,
          где - рваные обои и известка...
          Пусть гонит пену ливень во дворе
          и шлепает, как шлюпочные весла!

          _^_




          ЗАМОРОЗКИ  НА  ПОКРОВ

          Ночью челюсти окон морозом свело -
          это ветер, сорвавшийся с петель,
          докурил до ногтей дармовое тепло,
          и просыпался снег, словно пепел.

          И стучит шпингалет, как двухтактный движок.
          Дробно звякает крышка графина...
          Кто-то свечку за свечкой на улице жег,
          заливая асфальт парафином.

          Утром тусклая улица пахнет парной.
          Тротуары, припертые к стенке,
          покрываются кожей гусиной, свиной...
          И дрожат пешеходов коленки...

          _^_




          * * *

          В саду проветренном трещат,
          переплетаясь, сучья.
          Дымят затяжкой натощак
          сырые листья в куче.

          Октябрь предупредил хотя б
          о скором отступленьи -
          и непереварима хлябь,
          как черствый хлеб с похмелья...

          Судьба с три короба наврет,
          но, правдой огорошен,
          смотри, как ливень лужи рвет -
          он злобой перекошен.

          _^_




          * * *

          Мы выбрали правильный вектор -
          здесь ночью луна, как прожектор,
          и словно от нервного тика
          мигает в люцерне клубника.

          У озера ставим палатку -
          на рваной лужайке заплатку.
          И вязнет в зубах, как ириска,
          смола комариного писка.

          Любимая! Брось разговоры:
          Политика, армия, воры.
          Достань огурцы, помидоры,
          и шпроты - как новые шпоры!

          Пивка, чтоб дышалось на воле,
          плесни мне из термоса, что ли.
          Под небом, давай, на траве
          молчать головой к голове!

          _^_




          ПОРОРОКА

          Пусть в общем потоке, где око за око,
          тебе одиноко, нет в тине пророка.
          Твое естество не поранят пираньи -
          их выплюнет жизнь, засушив, как тараньку!

          Эпоха охоты? Охота к истоку!
          Тебе ль, Амазонка, не знать поророку?
          Обжегшись, умчаться назад от порока -
          свернуться котом у родного порога...

          _^_




          * * *

          Дунула цапля на озере в дудку,
          Скрипнул сверчок головой заводной.
          Звезды еще не погасли, как будто
          небо забрызгано пастой зубной.

          Бич пастуха разорвался снарядом -
          рядом, за озером? - не различить.
          В дрожжи тумана забредшее стадо
          лопает клевер и смачно мычит.

          Солнце раскрылось ромашкой лечебной.
          Пахотой пышут кусты лебеды.
          В воду нырнул я, как спрыгнул с качелей,
          и не почувствовал этой воды...

          В августе память, наверно, капризней
          прошлое не отпускает ни дня.
          Словно живешь, и не чувствуешь жизни.
          Словно вот-вот и начнется она.

          _^_




          * * *

          Вышел разом у лета заряд,
          износилось лоскутное платье.
          В тучах жёлтые лампы горят,
          освещая сады на закате.

          И пыхтит, как буксир на мели,
          Костерок у туристских палаток.
          Суетясь, выбирают шмели
          Из цветов медоносный остаток.

          Им недолго ещё пировать -
          не до жиру мохнатым обжорам.
          В зачастивших дождях виноват
          дирижёр лягушачьего хора.

          Мокрый лес, погружаясь в туман,
          Открывает сезон левитации.
          Но его невесомость обман -
          на туман нелегко полагаться...

          И по правилам странной игры
          Всё живое застыло над бездной,
          Где блестят голубые миры -
          ледяной виноградник созвездий!

          _^_




          ИЮЛЬ

          Чуть дышит жаба в рваном желобе,
          где слизь - пустая тень воды.
          И коршуны, как слепки жалобы -
          свободны и едва видны.

          Напудренная солнцем хвоя
          для скрипки копит канифоль.
          И яблоня - в пучках привоя,
          соленая, как нота соль.

          В траве потрескивает засуха
          погостом прошлогодних мух...
          Но заорал, проснувшись засветло,
          на ветке жареный петух!

          _^_




          * * *

          Я думал, что поллитра,
          и я к поллитре лишний...
          А здесь умов палитра -
          не так себе людишки!

          Холеные поэты,
          художники - Ван-Гоги!
          Короче, все - эстеты,
          ну а у женщин - ноги.

          Из уст седого бога
          какая речь звучала!..
          Все приняли немного -
          по рюмке, для начала...

          ... потом еще по "сотке"...
          и, вывернув карманы,
          меня за русской водкой
          послали графоманы!

          Потом пошли дебаты!
          Заспорили о Бродском...
          И понял я, ребята,
          Иеронима Босха!

          _^_




          * * *

          Полощет свет в моей каюте
          колючий сигаретный дым.
          Потрескивает, как компьютер,
          томами Гоголя камин.

          А мысли - о насущном хлебе,
          люля-кебабе, бабе, бля!
          Мой кот таскает мышь за стебель,
          не ест, ломается, кривля...

          Эпоха смены философий
          коленом нищих лупит в пах.
          И мне не заварить, как кофий,
          с утра идей великих прах!

          _^_




          * * *

          Нам повернуть ещё не поздно.
          И закачается в обрат
          забор, разреженный как воздух,
          раздолбанный, как водопад.

          По соснам, выжженным карболкой,
          скользнём глазами за ни зги:
          там, за расшатанной иголкой,
          двоятся циркуля круги.

          Там, на неведомой орбите,
          где шеи мылят впопыхах,
          раскроется опасной бритвой
          любовь в младенческих руках.

          Здесь ощути былое тело
          и вспомни прежний кавардак,
          как нам жилось и как хотелось,
          и вовсе не хотелось как.

          _^_




          * * *

          Ужель порода выйдет из пробирки?
          Фальцетом запоёт чугунный раструб?
          Ну почему природный дар - не разум,
          Способный продираться сквозь придирки?

          Роднит язык с железом на морозе
          Вкус крови - тонкий привкус преступленья...
          Раз в тридцать суток, по обыкновенью,
          Её опять заклинит в прежней позе!

          Она - по-итальянски что-то свистнет,
          На блядки утечёт сквозь клетку клетки.
          Потом - неделю от простуды киснет
          И в кипяток засовывает пятки,

          Заваривает в чайнике труху
          Лечебной травки с черемисской грядки.
          А за окошком - начеку ребятки,
          С натруженными мышцами в паху.

          Развёрнута, как скатерть самобранка -
          Вся из себя инстинкт самопознанья,
          Одновременно Дунька и Даная
          Нечаянно опухшая от пьянки.

          _^_




          * * *

          Союз нерушимый Аллаха и Шивы.
          Народы бомжами и нищими вшивы.
          И птица с названием "Жажда наживы"
          Повсюду маячит, как Джин из кувшина.

          Дешёвая радость - во рту карамелька,
          За пазухой - хлеб, на плечах - телогрейка,
          Последний трибун на садовой скамейке,
          С похмелья на пиво сшибает копейки.

          Пойдём, дорогой, через площадь Свободы,
          Где Ленин торчит, как захват электрода,
          Туда, где в подвале, намазанном мёдом,
          Богема ворочает праздным народом.

          Воронья слободка, здесь пиво и водка,
          С утра тебе скажут: "Вот так!" или "Вот как?".
          Испачкать помадой здесь каждого рады.
          Присмотришься: смирные, в общем, приматы.

          Здесь ладаном пахнет... все внешне - едины.
          Но каждая дрянь норовит - в Аладдины!

          _^_




          * * *

          Ты не успел во все детали
          Войти, покамест, стрекоча,
          Тебя из бездны доставали
          Щипцы похмельного врача.

          Небытиё глотком перцовки
          Жгло дёсны и кривило рот...
          Но жизнь, измазав марганцовкой,
          Тебя включила в оборот:

          Без умолку страдали рядом
          Соратники грядущих игр -
          Ты в их обойму лёг снарядом,
          Пелёнкой стянутый в калибр.

          Помалкивал и пялил очи
          В проём больничного окна,
          А там, по трубам водосточным
          Пускала пузыри весна...

          И, уподоблен майской почке,
          С нахрапом клейкого листка,
          Ты так рванул из оболочки,
          что не очухался пока

          пришёл к величине искомой,
          закутавшись в дырявый плед:
          все звуки жизни - рокот грома,
          и молния - всей жизни свет!

          _^_




          * * *

          Ты затаилась в зарослях духов -
          Так прячется в меду осколок воска.
          И глянцевый закат с полотен Босха
          Зацеловал зрачки твоих стихов.

          Начнём обратный времени отсчёт...
          Вселенная, как сумерки, конечна,
          На пальчике твоём она - колечко,
          Сама в себя, бездонная, течёт.

          Дистантных отношений переплёт
          С наскоку жалит квантовая муза.
          Уже закат горит ломтём арбуза -
          В нём семечко торчит, как самолёт.

          Осознавая кратность бытия,
          Я Млечный путь давлю больной аортой,
          В твоё кольцо пролезть пытаясь мордой,
          В каких-то ста парсеках от тебя.

          _^_




          * * *

          Трезвой голове от пьяных мыслей
          не освободиться наяву:
          инопланетянин-коромыслик
          изучает майскую траву -
          если и присядет ненадолго
          головою подкрутить завод,
          Муза, как цыганская иголка,
          будет щекотать его живот.
          Замер, цвета хаки, на ладони -
          сочиняет хокку, абстинент:
          "Не бросайте в форточку гондоны -
          ничего смешного в этом нет!"
          Коромыслик - объектив печали -
          тень морщинки с пьяного чела...
          Что же мы, друзья, так накачались,
          отмечая пьятницу вчера?!
          В голове не умолкает Витас -
          жабры растопырил и болит.
          Эта жизнь, зависшая как Windows
          заслужила "ctrl, alt, delet"!

          _^_




          * * *

          Транзистор ночи августовской -
          Материй тонких проводник,
          Слезой отмучившейся Тоски
          В твоё сознание проник:

          Над небоскрёбами Башкирии,
          Над вещей птицей Хоррият,
          Занявшись пламенем, Валькирии
          В объятья Вагнера летят!

          Им вслед вздыхая, наши девицы
          Рискуют плавать нагишом
          Под экскаваторным ковшом
          Рассерженной Большой медведицы!

          А ты, в предчувствии зари,
          Сбежав с обрыва Шелангинского,
          Ну порисуйся, покури
          Отраву музыки Стравинского!

          _^_



          © Алексей Остудин, 2002-2018.
          © Сетевая Словесность, 2003-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность