Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Камешки.
Горсть первая


Камешки разные.

Те, что собирают, и разбрасывают.

Те, что держат за пазухой, и те, что в огород.

Привычный, но всегда неожиданный, кирпич с крыши и грядущие в почках. Галька с пляжа, в которой ищут тепло зимой, и щебенка с вкраплениями пирита, который мальчишками считали золотом.

Камешки драгоценные, камешки-стекляшки, камешки-перышки, камешки выдуманные и настоящие.

Берите, какие нравятся.

 

* * *

Я живу в стоэтажном стоподъездном доме. У меня сто тысяч соседей. И никому нет до меня никакого дела. Их даже и соседями называть не хочется. Есть только один нормальный сосед. Он сумасшедший. Он всё время говорит сам с собой, говорит исключительно матом и просит у меня закурить. Я даю. Он матом говорит мне "спасибо". Мне приятно. Хоть с одним нормальные добрососедские отношения.

 

Или мне в другом доме надо жить?

 

* * *

Начал в квартире ремонт. Позвал специалистов.

Первыми пришли строители с Востока. У них специализация - всё ломать. Сломали перегородки.

За ними пришли наши строители. Построили перегородки.

Восточные не остановились, сломали несущие стены. А наши построили несущие.

А те стали ломать наружные стены, перекрытия, балконы, крышу. А наши не отстают - строят наружные, балконы, крышу.

Похоже, у них какое-то соревнование.

Когда кончатся стены, они сломают и построят заново небо, землю и звезды. Я не просил их об этом. Меня устраивают старые.

Я не знаю, как их остановить.

 

* * *

Не так давно придумал замечательный роман. Прекрасный сюжет, яркие персонажи, неожиданный финал. Однозначно, бестселлер. Написал три главы, страниц шестьдесят, и забыл, с чего начал. Чем продолжить хотел? Чем так ярко сверкали персонажи. Перечитывать 60 страниц? Вот еще.

Великих перечитать времени не хватает, а тут...

 

* * *

Гулял с собакой, встретил пьяного. Человек шел сумбурно, никого не видел, но зато и не трогал никого. Как факел, нес в руке батон метровой длины, временами откусывал от него и лучезарно улыбался батону и миру. Улыбкой абсолютно счастливого человека.

Как-то хорошо от него стало.

 

И еще.

От курения такого счастья не наступает.

Значит, курение, всё-таки, хуже пьянства.

 

* * *

Не помню, что за повод был, за тортом в магазин забежал.

- Дайте, - восклицаю, самый вкуснющий торт!

- У нас все вкусные.

- Замечательно. А вам лично, какой больше нравится?

- Не знаю, не пробовала.

Почему не пробовала? Странно. На диете что ли? Не похоже. Но не успокаиваюсь.

- Ну, а посвежее тогда?

- Все свежие, сегодня утром привезли.

- А вчерашние куда дели?

- С хлебом съели! Вчерашние вчера продали.

А сегодняшние, думаю, почему не продали сегодня, вроде вечер уже?

- Мужчина, не морочьте мне голову. Вы будете брать торт или нет? Люди за вами стоят.

Нет, не буду я брать торт. Не может такая тетка продавать вкусные торты.

- Скажите мне, только честно, а что-нибудь вчерашнее есть?

- Ненормальные какие-то. Батоны вон вчерашние.

- Дайте мне вчерашний батон.

Максимум, что может случиться, батон окажется позавчерашним. Но ведь это не так обидно, да?

 

* * *

В вагоне метро реклама услуг какого-то психиатра, и среди прочего:

"...избавление от навязчивых состояний, в том числе любви и ревности..."

Как дезинфекция помещений, побрызгали чем-то, посыпали-помазали, и нет любви и ревности, а если хорошо побрызгали, то больше никогда и не заведется.

Живи, человек, спокойно, приноси пользу обществу и не отвлекайся на всякую ерунду.

 

Интересно, поиски смысла жизни - это тоже навязчивое состояние?

 

Ой, а какими мы будем зайками, если убрать все навязчивые состояния...

 

* * *

Еду на работу в восемь утра. Каждый будний день. На повороте ларек и столик. За столиком в восемь утра уже стоят мужики с пивом, портвейном и водкой. Я час назад проснулся, а у них день уже заканчивается. Заканчивается удачно. Мне никогда не хочется выпить в восемь утра, но в некоторые дни я им завидую. Особенно по понедельникам.

Сегодня как раз понедельник...




© Олег Петров, 2004-2017.
© Сетевая Словесность, 2004-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность