Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ХРОНИКИ  ДОМА № 19
Происшествие  № 5


Случилось вот что.

Сегодня, 14 июня 2004 года, Валька пошла в проститутки.



Николай, Валькин муж, был категорически против этой затеи, но предложить альтернативных вариантов раздобыть денег для покупки новых сапог (полторы тысячи) не мог, а потому вынужден был смириться.

"Ну, не заначку же ей на сапоги отдавать, так ведь?!" - апеллировал Николай к мужикам. Мужики единодушно соглашались, что отдавать заначку на сапоги - глупо.

"Да и это, - успокаивал себя Николай, - она ж не навсегда в эти, ну, в продажные женщины-то. На сапоги заработает, и обратно, в нормальные". Мужики, плохо скрывая личную заинтересованность, Николая успокаивали тоже, мол, не переживай, с кем не бывает, бабы они все такие.

В свою очередь бабы, с восхищением и завистью Вальку осудив: "Ну и шалава ты, Валька!", выделили ей место для работы - на тротуаре около второго подъезда (подальше от лавочки, где мужики пьют обычно).

В назначенный час (19.00) Валька, надев короткую юбку и ярко накрасившись, вышла на панель. Уперев руки в боки и выставив вперед правую коленку, ко всем проходящим мужикам Валька обращалась с вопросом: "Мужчина, развлечься не хотите?" (проститутки всегда так издалека спрашивают, недавно передача по телеку была, все смотрели).

Надо заметить, что мужчины мимо проходили редко, поскольку большую их часть женщины на всякий случай увели подальше - домой или "прогуляться, милый". Тем не менее, желающие нашлись.



Первым прибежал Федька, парень неженатый, недавно из армии. "Скока, теть Валь?" - отдышавшись, поинтересовался Федька. "Ну...Тыщу пятьсот за час" - смущенно, но с достоинством ответила Валька. "А эта, теть Валь, а за час скока раз можно?" - уточнил Федька. Ни Николай, ни Валька на "несколько раз" как-то не рассчитывали, но Валька почему-то заявила "не больше семи". Федьку это вполне устроило. "Ну, нормально вроде. Пошли тогда, теть Валя", - сказал Федька и взял Вальку за руку. Но тут вмешался Николай и попросил Федьку предъявить сначала деньги. Федька, для виду порывшись в карманах, заявил, что деньги дома: "Ты че, дядь Коль? Буду я с такими деньжищами по улицам ходить?" На требование пойти домой и принести деньги, Федька предложил "отдать потом". Но поскольку никогда и никому еще Федька денег не отдавал, и больше ста рублей у него никто не видел, Николай принял волевое решение. "Шел бы ты отседа, Федька, по добру, по здорову" - сказал Николай. Валька пыталась протестовать, мол, первый клиент, и, вообще, людям надо верить, но Николай был непреклонен: "Валя, мы не благотворительный фонд. Деньги принесет, будем разговаривать".



После Федькиной неудачной попытки и осмысления цен, спрос на Валькины услуги (и без того небольшой) исчез совсем.

Валька, посовещавшись с Николаем, решила демпинговать.

В течение следующих полутора часов цены последовательно снижались до тысячи двухсот, тысячи, девятьсот девяносто девяти, восьмисот и шестисот рублей. Потенциальных клиентов о действующем прейскуранте незамедлительно извещали мальчишки. Самые смелые из них время от времени подбегали и спрашивали:

- Скока, теть Валя?

- Я вот поймаю сейчас тебя, задницу надеру, узнаешь тогда сколько! Сколько-сколько... Восемьсот, - информировала Валька мальчишек.

Старики, сидевшие на скамеечке неподалеку, на каждую новую цену возмущенно качали головами: "Ты сдурела что ль, Валька?! За такие-то деньги!" Однако, после объявления цифры "шестьсот" от кучки стариков отделился Семеныч и сказал, что цена его в принципе устраивает, но нет уверенности, что за час он успеет, потому поставил условие, что не час, а "до завершения, так сказать". Валька была, в общем-то, не против, но опять вмешался Николай.

Дело в том, что местом оказания услуг была определена квартира Николая и Вальки, и в случае клиента Николай должен был часик погулять. В этой связи возмущение Николая было понятным: "Не, вы че? Я до утра буду тут прогуливаться что ли? Валь, я ведь ужинать скоро захочу. Семеныч, извини, но так не пойдет. Или управляйся за час, или ты не наш клиент". Семеныч на таких жестких условиях от услуги отказался, а Валька психанула и сбросила цену до четырехсот пятидесяти.



Весть разнеслась по дому и уже через несколько минут из подъезда выскочил Серега с двумя авоськами бутылок, а на балкон выскочила зареванная Ленка.

- Можешь не приходить больше, козел! - проорала Ленка с балкона.

- Лен, ну, я ж объяснял тебе, что каждый мужик должен раз в жизни переспать с проституткой, чтобы потом жену еще крепче любить. Да и успевать надо, пока недорого, - аргументировал свои действия Серега.

- Сереж, ну один раз только, да? Обещаешь?

- Обещаю, обещаю...

- А презерватив-то ты взял?

- Да, взял, взял, не реви, - и, завершив переговоры с женой, Серега обратился к Вальке, - Валь, чё, правда четыреста пятьдесят уже?

- А чё мне врать-то?

- Жди тогда, я мигом. Колян, если придет кто, скажи, я первый занимал, ладно? Я быстро.

- Ладно, скажу, - без особой радости согласился Николай.



Серега прибежал минут через десять, выгреб из карманов несколько бумажек и мелочь:

- Валька, вот - четыреста семнадцать только. Ну, давай, это, скидку, по-соседски, а?

- Ну, Серёж, я не знаю уже... Коль, ты-то как думаешь, соглашаться?

- Че уж тут думать, иди, раз решили. Серега, только ты, слышь, поаккуратнее там как-нибудь, ладно?

- Не переживай, Колян, че я, не понимаю, что ли? Всё нормально будет. Мы ж соседи...

- Коль, ну ты не дуйся, договорились же... - пыталась сгладить ситуацию Валька.

Тем временем подошел Яков:

- Валь, а чё говорят, по четыреста пятьдесят, да?

- Да, но Серега первый.

- Серега, слышь, я за тобой буду тогда.

- Ладно, - согласился Серега.

И тут вдруг Николай взбесился, сказал: "Пошли все на хрен, я первый буду!" Мужики возмутились:

- Какого хрена, Колян?! Занимать надо было! За Яковом будешь, если за ним никто не занимал еще.

- Валька, ты-то че молчишь?! Муж я тебе или кто? - Николай решил поискать поддержку у жены.

Но мужики на это сказали:

- Какая разница, муж или не муж?! Стой в общей очереди. Если б инвалид был, может, и пропустили бы.

А Валька заявила:

- Коля, ты, конечно, муж, но люди деньги готовы платить, не маленькие, между прочим. А ты же забесплатно хочешь? И что, мне без сапог оставаться теперь? Давай ночью бесплатно, а, Коль?

- Да, есть у меня деньги! Есть! Вот тебе тыща, на! - Николай достал из внутреннего кармана пиджака мятую бумажку, - а пятьсот еще в аванс возьму. Устраивает? Хватит на сапоги?



Все замолчали.

После такого отчаянного поступка Николая стало ясно, что с проституцией на сегодня покончено.

Валька деньги взяла, но на Николая обиделась, потому что "мог бы сразу деньги отдать, а не выталкивать женщину на панель". Серега тоже обиделся, сказал: "Не, Колян, так не делают... Я чё, получается, зря с Ленкой ругался?", а Яков обиделся за компанию. Николай предложил не усугублять, а лучше выпить для примирения и снятия стресса, потому что ему и так тяжело, жена - проститутка, да еще и заначку пришлось отдать. Такой вариант мужиков устроил, а Вальку нет. Отдать тыщу назад Валька отказалась категорически. Тогда мужики сказали: "Ну, и хрен с тобой!" и решили пить на Серегины деньги, потому что с Ленкой он уже все равно поругался, и хуже ему не будет. И пили.



Такое удивительное Происшествие случилось у нас 14 июня 2004 года.




© Олег Петров, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность