Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ХРОНИКИ  ДОМА № 19
Происшествие  № 11


Сегодня, 16 октября 2005 года, среди мужского населения дома № 19 случилась пьянка.

Предвижу возражения со стороны женского населения - мол, нашел, о чем писать, у вас каждый пьянка, постыдились бы, и т.д.

Согласен, пьянка в нашем дворе не является исключительным происшествием, и гордиться тут нечем.

Но, с другой стороны, Хроника призвана отражать не только светлые, но и самые неприглядные составляющие нашей жизни.

А помимо этого, нижеописанная пьянка имела некоторые уникальные особенности, позволяющие отнести её в разряд культурных явлений.



Прежде, чем перейти к непосредственному повествованию, хотел бы ознакомить читателей с основными принципами пьянок в нашем дворе.

В первую очередь необходимо отметить, что в нашем дворе уже давно не практикуются просто пьянки. В каждом случае это мероприятие по какому-либо значимому и невыдуманному поводу. Чем более значимый повод инициировал мероприятие, тем меньший скандал ожидает участников до и после этого мероприятия.

Проиллюстрирую примерами.

Вот, скажем, юбилей Серегиной тещи прошел у нас на лавочке даже без намека на скандал. Более того, Серегина жена даже закусь кое-какой организовала, "чтоб хоть раз не как алкаши, а как люди".

И, напротив, после обмывания нового пылесоса Михалыча скандал продолжался еще в течение трех суток. Там, конечно, были отягчающие обстоятельства. В частности, когда Михалыч в завершение обмывания отправился торжественно выкидывать старый пылесос с балкона, он мало того, что пылесосы спьяну перепутал, так под балконом еще Федоровна собачонку свою, как на грех, выгуливала. Даже вспоминать не хочется...

Кстати, по соглашению сторон покупки меньше пылесоса за повод не считаются вообще.



Пару слов о реальности повода.

Должен признать, что еще год назад бывали случаи, когда в вынужденных обстоятельствах повод придумывался или назначался. Но подобная практика быстро изжила себя. Причин тому две. Первая - все друг друга знают, в том числе и жены, поэтому сильно не напридумываешь. Вторая - мужики под воздействием алкоголя имеют обыкновение всё путать и забывать, а иногда даже утрачивают речевые способности. Бывали случаи, когда один заявлялся домой со свадьбы сестры Якова, которая в Житомире живет, а другой утверждал, что в это же время был на поминках дядьки Якова, что из Сарапула. В итоге утром очная ставка, перекрестный допрос и скандал. А хуже нет, когда с похмелья еще и скандал.

Один раз Николай, чтобы никто ничего не перепутал, даже записку каждому заготовил - "Отмечал повышение Михалыча", чтоб, значит, у всех одинаково было. Пришел домой, прочитал перед дверью записку, съел её после прочтения и на вопрос "Где был?" выдаешь согласованный ответ - "Отмечал повышение Михалыча". Но даже этот безупречный план провалился. Потому что к середине пьянки все, кроме Михалыча, про записки запамятовали, а Михалыч по возвращении домой выложил жене восемь штук согласованных записок.

С тех пор поводы у нас самые, что ни на есть, реальные.



Сегодня казалось, что повода нет, а есть только желание. Но желание, как вы уже знаете, это вовсе не повод.

Мужики собрались вечером на лавочке, спросили друг у друга "Ну, че?", развели руками, пожали плечами и совсем уж было собрались разойтись по домам горевать, но в последний момент всех остановил Михалыч. "Да, погодите вы! - говорит, - Куда побежали-то сразу?". На это мужики сказали, что они вовсе и не побежали, что бежать им, в общем-то, некуда, да и не торопятся они, вроде. После чего выжидательно посмотрели на Михалыча, потому что в нашем дворе есть вещи, которыми не шутят. Михалыч для солидности выдержал паузу, приобнял за плечо Серёгу и говорит: "Ну, что, Серега, не хотел я тебе заранее сообщать, но, так и быть, скажу. Премию ты за этот месяц получишь". (А Михалыч мастером у Сереги, в одной бригаде работают) Серёга не поверил сначала, да, ну, говорит, Михалыч, ты-то откуда знаешь? А Михалыч ему: "При чем тут "знаешь"? Мастер я или г...но на палочке? Пойду завтра к начальнику цеха и походатайствую. Начальник меня уважает. Ни разу еще не отказывал. Помнишь, прошлый месяц мою квартальную премию отмечали?" Серега сказал, что помнит, конечно (ему тогда зуб выбили). А Михалыч сказал: "Ну, вот". После этого сомнений уже не осталось, Серега высказал Михалычу положенные слова благодарности, а мужикам со значением сообщил, что это его первая в жизни премия. Мужики в свою очередь Серегу поздравили с этим, без всякого сомнения, важнейшим событием в жизни каждого человека и единодушно заключили, что такое дело грех не отметить. На это Серега сказал, что базара нет, отметить надо, только у него с деньгами сейчас напряг, и робко предложил повременить с праздником до момента вручения премии. Всерьез это предложение никто, в том числе и сам Серега, не воспринял, потому все заняли Сереге под будущую премию, кто сколько может.

Купили традиционно - три водки и шесть пива. Закусь мы никогда не берем. Голодный - сходи домой поужинай. А запивать если надо, то лучше пива еще ничего не придумали. Первые час-полтора всё шло как обычно. Выпивали, беседовали. Потом Серега неудачно сгонял за добавкой. Мужики ему сказали, что завтра на работу, и надо быть в форме, поэтому купи водки поменьше, а пива можно столько же. Но Серега обсчитался и купил водки столько же, а пива, соответственно, побольше получилось.

Примерно после третьей из второй партии, когда начали говорить про Чубайса, привычный ход праздника был нарушен. Серега вдруг шибанул кулаком по столу и сказал: "Стоп!". Мужики попросили его пояснить, и Серега пояснил, что у него праздник, первая в жизни премия, а они, то есть мужики, превращают его в рядовую пьянку, а так нельзя. Мужики тогда спросили, как надо? А Серега сказал, что праздновать надо культурно, и, например, играть в интеллектуальные игры. Все мужики оказались только "за" интеллектуальные игры, и сказали, странно, что они сами до этого не додумались. Начавшийся было спор, в какую интеллектуальную игру играть первой, быстро прекратился, поскольку кроме шахмат других интеллектуальных игр не вспомнилось.

Шахматы одолжили у Семеныча.

Семеныч, не раз хваставшийся, что его двоюродный дядька по маминой линии чистокровный еврей, потребовал в залог бутылку водки. Мужики после непродолжительного торга сумели убедить Семеныча, что бутылка водки и какие-то там шахматы - вещи разных порядков, потому оставили в залог только сто грамм.

Затем выяснилось, что никто, кроме Сереги, в шахматы играть не умеет. Да и Серегино-то умение на тот момент ничем, кроме его же слов, не подтверждалось. Тем не менее, мужики от принятого решения отказываться не собирались, а, посовещавшись, решили, что Яков справится, потому что он башковитый. Это лишний раз подтверждает, что Яков, оправившись от беременности, стал одним из самых уважаемых мужиков во дворе. Играть белыми выпало Сереге. Вернее, он сам это как-то определил, сообщил, что ему выпало белыми, и задумался над первым ходом. Минуты через три-четыре мужики стали проявлять вполне понятное нетерпение, мол, чё тут думать, это ж тебе не станок с ЧПУ. На что Серега вновь попросил не портить ему праздник, и добавил, что бездумно ходят только дилетанты, а настоящие гроссмейстеры, он по телику видел, над каждым ходом по двадцать минут думают, а больше двадцати минут нельзя, потому что цейтнот. "Поэтому не отвлекайте меня от греха подальше, а засеките лучше время", - сказал Серега и снова задумался, подперев лоб ладонью. Мужики из уважения к Сергиному празднику, а больше под впечатлением незнакомого слова "цейтнот", примолкли, выпили, не чокаясь, по две и терпеливо выждали положенные двадцать минут, по истечении которых Серега сделал ход пешкой Е2-Е4. Настал черед Якова, который к тому времени несколько отвлекся от игры и, честно говоря, производил впечатление крепко спящего человека - глаза его были закрыты, рот открыт, а голова в целом покоилась на столе. Мужики хотели было разбудить Якова, но Серега запретил, сказал, не надо мешать, возможно, человек так думает, и вновь потребовал не портить праздник. Мужики молча выпили еще по четыре, а через двадцать одну минуту Серёга сам разбудил Якова и сообщил о его проигрыше ввиду цейтнота. На что Яков сказал: "Ну, так, Серёга, елы... ты ж, ну, понимаешь... а я чё...", и снова уснул, на этот раз мимо стола. Серега, вдохновленный успехом, предложил по быстрому сыгрануть еще с кем-нибудь, но мужики единодушно признали шахматы не очень сильно увлекательными и выразили уверенность в том, что помимо шахмат, наверняка, существует вторая интеллектуальная игра. Серега мнение мужиков относительно увлекательности шахмат категорически не разделил, но, в целом, был согласен с шахматами завязать, поскольку "и сам не видит достойных противников".

После не слишком плодотворного мозгового штурма вторая интеллектуальная игра была найдена. Ею оказались "Города", но при условии "долго не думать". В "Города" умели играть все, поэтому поначалу стали играть все, кроме, по понятным причинам, Якова. Вскоре выяснилось, что при игре в "Города" в формате "стенка на стенку" возникают непреодолимые трудности. Допустим, надо назвать город на букву "н". Михалыч кричит "Новгород!", Серега орет "Новороссийск!", Николай - какой-то "Нью-Орлеан". Вроде всё правильно, но на какую букву надо называть следующий город - совершенно не понятно. Поэтому здраво решили, что игроков должно быть ровно двое - Серега, потому что у него праздник, и Николай, потому что всех впечатлил Нью-Орлеан. А остальным, чтоб не скучно было, можно подсказывать и обсуждать происходящее.

Начало игры я пропустил, ненадолго отлучался, а когда вернулся, на столе появились три бутылки портвейна, а Серега с подсказки Михалыча сказал: "Москва".

Далее ход игры передаю дословно.

СЕРЕГА: Москва.

НИКОЛАЙ: На "ва", значит? На "ва"... Варонеж!

СЕРЕГА (не задумываясь): На "ш"? Шахтерск!

МИХАЛЫЧ (шутя): Э, Серега, нет уже Шахтерска. В Забастовск его переименовали.

СЕРЕГА: Какая разница, Михалыч? Пусть Забастовск будет. Все равно на "ск".

НИКОЛАЙ: На "ск", значит? На "ск"... на "ск"... Скотина ты, Серега, на "ск"!

СЕРЕГА (быстро): Скотина? На "а"? Анадырь.

НИКОЛАЙ: Дырь-на-Амуре.

СЕРЕГА: Это чё, вообще?

НИКОЛАЙ: Ну, есть же там какой-то город на "дырь". Или Дурь-на-Муре он называется? Как-то так...

МИХАЛЫЧ: Николай, а ты почему на "дырь" придумываешь? Тебе ж просто на "рь" надо.

НИКОЛАЙ: Ну, блин! Сразу-то не могли сказать?! На "рь" я отличный город знаю - Рь-й-кья-вик!

После "Рь-й-кья-вика" Николая зауважали еще больше, но Серега сдаваться не собирался и решительно назвал Калугу.

СЕРЕГА: Калуга.

НИКОЛАЙ: Была.

СЕРЕГА: Ну и что, что была? Калуга, знаешь, какой большой город?!

НИКОЛАЙ: Серега, давай по правилам, а? Пойми, мы ведь не Калугу сейчас меряем, а в города играем. Другой говори.

СЕРЕГА: Другой... А у меня дружбан в Калуге. Чё я ему скажу теперь? Ну, Курилы тогда.

НИКОЛАЙ: Э, хорош! Это не город.

СЕРЕГА: А чё?

НИКОЛАЙ: Остров какой-то. Японцы его хотят всё время.

СЕРЕГА: Правильно, остров. А ты чё думаешь, на острове этом городов нет? Думаешь, так просто его японцы хотят?

МИХАЛЫЧ: Не-ее, должны быть города какие-то.

НИКОЛАЙ: Есть, конечно, там города. Но ты тоже так говоришь во множественном числе - Курилы! Давай, один какой-нибудь называй, в единственном числе.

СЕРЕГА: Ну, давай, в единственном. А на какую букву?

НИКОЛАЙ: Сам вспоминай.

МИХАЛЫЧ: На "к".

СЕРЕГА: Ну, Курил тогда. Или Курила...

НИКОЛАЙ: Ну, вот, другое дело. Слушай, а вот япошки эти, они, вообще, чё хотят...



Далее состоялся продолжительный диспут о японцах (включая корейцев, китайцев и почему-то талибов) и об их необоснованных имперских амбициях, во время которого я случайно уснул (точное время засыпания не установлено), а когда проснулся в 22.14, портвейн закончился, Михалыч спал, а игра продолжалась:

СЕРЕГА: Москва.

НИКОЛАЙ: На "а"? Амстердам.

СЕРЕГА: На "м"? Москва.

НИКОЛАЙ: На "а"? Амстердам.

СЕРЕГА: Москва.

НИКОЛАЙ: Амстердам.

И так далее...



Как удалось выяснить, во время моего нечаянного отсутствия игра зашла в тупик. После чего правила игры были откорректированы, и по уточненным правилам город разрешалось называть столько раз, сколько в нем жителей. В течение почти полутора часов я, не смыкая глаз, следил за ходом этой увлекательнейшей умственной дуэли.

Однако, несмотря на искреннее желание, увидеть развязку мне не удалось, поскольку в 23.33 жена, лишний раз подтвердив собственную интеллектуальную ограниченность, лишила меня этой возможности, потребовав немедленно идти домой, "иначе тебя завтра не добудишься, алкаш проклятый".

Тем не менее, нельзя сказать, что результат игры полностью утрачен во мраке истории. Утром я заглянул в географический справочник и с 90-процентной уверенностью могу утверждать, что победил Серега. И это, в общем-то, справедливо, поскольку праздник был у него.



В завершение этого повествования стоит отметить, что Михалыч своё обещание сдержал.

На следующее же утро он походатайствовал у начальника цеха о поощрении Сереги премией, аргументируя тем, что Серега прекрасный работник, отличный семьянин и закадычный товарищ. Только мне кажется, про закадычного товарища Михалыч зря сказал. После этих слов начальник, мужик обычно доброжелательный, вдруг как-то нехарактерно нахмурился и попросил привести к нему этого Серегу. Затем, безжалостно поправ веру Сереги в светлое будущее, заставил обоих тщательно дыхнуть и по результатам дыхания лишил тринадцатой зарплаты.



Лишение тринадцатой зарплаты, без всякого сомнения, повод значимый, но, к сожалению, грустный. И даже если мы соберемся его отмечать, то культурного события из него точно не получится. К тому же Серега еще за обмывание премии не рассчитался. Не знаю как другим, а мне 164 рубля до сих пор должен.

Хотя об этом в Хронике можно было бы и не упоминать. Серега отдаст обязательно.



Вот какое удивительное происшествие случилось в нашем дворе 16 октября 2005 года.




© Олег Петров, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





 
 

С реальной скидкой разработка концепции гостиницы на лучших условиях.

frolova-mhd.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность