Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Турецкие марши


Когда я хочу ничего не понимать, а только впечатляться - я собираю чемоданы.
Собираюсь внутренне. И лечу. Еду. Плыву. Практически наугад.

В Турции постоянно возникало ощущение мистерийности. Сакральности. Некоего перманентно совершающегося таинства.

Стакан по-турецки - "бардак". Очень функциональная этимология. Я бы даже сказала - причинно-следственно-функциональная.

Недалеко высится гора Олимп. Один из тех псевдоОлимпов, претендующих на право считаться тусовочным местом богов.

Восток действительно дело тонкое. Для гурманов души и тела. После Востока Америка и Европа меня раздражают своей детерминированностью.

Как нельзя лучше читаются здесь "очаровательные мерзавцы от литературы". Вместо закладки - презерватив.

Я вела постоянный диалог со Средиземным морем... Оно нежно облизало меня своими солеными губами как леденец.

Тезис, претендующий на право считаться одной из восточных мудростей: "Женщина, знай свое место"! Я бы с удовольствием познала свое место, если б мне кто-то его приготовил и показал. Желательно тепленькое...

Как хорошо здесь НЕ ДУМАЕТСЯ. НЕ ПИШЕТСЯ!!!! Ценю такие состояния как квазифункциональные! Отныне за медитативными состояниями - только на Восток!

Аристотель продекларировал, что post coitum всякая тварь бывает печальна. Может быть, для Греции это и справедливо. Однако в Турции post coitum всякая тварь бывает вдохновлена.

Наблюдала за тем, как два женатых друг на друге голландца-гея догуливали медовый месяц. Средиземное море в этом вопросе было толерантно.




© Роза Неврозова, 2005-2018.
© Сетевая Словесность, 2005-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность