Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


А. ВЕРБНИКОВ

Дедушка Мухомор и мальчик Бананан
или
Грибники-шкурники

Глава 1. Дедушка-мухомор


Часть 6

Здесь уже не раз отмечалось, что слухи о галлюциногенных свойствах мухомора, равно как и о его ядовитости сильно преувеличены. Повторюсь - чтобы иметь "галлюцинации" нужна весьма и весьма высокая доза, которой даже при желании не всегда удается достичь (время сбора, место, почва, характер леса, молодость-старость грибов плюс множество других "вводных", установить и учесть которые довольно сложно). Однако характерные и "самые лучшие" свойство этого гриба проявляются уже при малых и средних дозах: 1-2-3 небольших шляпки. Я имею ввиду уже описывавшийся прилив энергии, которую можно направить куда угодно, ибо она находится под контролем воли и разума, появление дополнительной физической силы (которая не является иллюзорной и не обманывает человека относительно его возможностей, как это бывает - по свидетельствам - от ЛСД, т.е. не возникает желания летать, выпрыгивая из окон высоких этажей, останавливать пальцем поезда и т.п.), ровная эйфория при обострении и "облагораживании" обоняния, слуха и вкуса, повышение приемлемости миропорядка одновременно - и это парадоксально - с усилением положительной оценки собственной личности, проступание в "себе и в мире" черт красоты, черт прекрасного, состояние глубокого внутреннего покоя - как от созерцания красоты-порядка вокруг, так и от сознания собственной красоты-силы. Никакого опийного "эскапизма", кокаинового "петушения" или гашишной быстрой смены модусов восприятия - от блаженства до страха. И все это может длиться от 4-х до 24 часов с вышеописанной небольшой дозы, в зависимости от субъективной восприимчивости воспринимающего. Эффект, как указывалось, может быть продлен, если человек пьет собственную мочу (или, в случаях высокой "продвинутости", исключительной близости-доверительности - мочу других участников "церемонии", что само по себе заряжает новыми братско-сестринско-племенными смыслами). Координация при умеренных дозах не нарушается, так что можно заниматься практически любой деятельностью.

Здесь нужно прояснить еще один вопрос - с викингами-берсеркерами. Никакой агрессивности и воинственности - подобно "водочной" - мухоморы не вызывают. Они просто дают возможность направить повысившуюся энергию - и если это танец, то на танец, если на длительный поход, то на поход, если на приборку квартиры - то до вылизывания самых дальних и запущенных углов и разбора "столетних" завалов, а если секс - то "тантрический". Если же еда - то а ля Гаргантюа, а если уж, в крайнем случае, бой - то как раз с бесстрашием, отвагой и яр/к/остью, характеризовавшим, по исторически свидетельствам, берсеркеров.

Показателен в этом отношении рассказ Бунина "Косцы" :

Они сидели на засвежевшей поляне возле потухшего костра, ложками таскали из чугуна куски чего-то розового.

- Хлеб-соль, здравствуйте.

Они приветливо ответили:

- Доброго здоровья, милости просим!

... И вдруг, приглядевшись, я с ужасом увидел, что то, что они ели, были страшные своим дурманом грибы-мухоморы. А они только засмеялись:

- Ничего, они сладкие, чистая курятина!


Барин, дивящийся природной силе мужиков-косцов и, видимо, никогда не пробовавший ничего, кроме алкоголя да - спорадически - воспринятых "цивилизацией" гашиша-опиума-кокаина, не мог знать, что мухоморы (вкус которых в вареном виде действительно напоминает курятину) весьма способствуют в столь трудо-энергоемком деле как косьба. Мало того, что после мухоморного супа - этого бесплатно-бесценного подножного корма - косцы могут делать свое дело целыми часами без устали; грибы способны превратить столь однообразную маятно-маятниковую деятельность в веселый праздник и наделить ее всяческими необычными смыслами. Ну, например, косцам может казаться, что они завоеватели-грибы, богатыри красны-молодцы, которые косят вражеские зеленые рати налево и направо, от "плеча".

В этой связи могут по-особому заиграть два эпизода из произведения другого классика русской словесности, из пушкинской поэмы "Руслан и Людмила" (ведь упорно считается, что Пушкин был не просто эзотерически "одарен" как стихийный гений, но и "реально" был посвящен в различные тайные общества типа масонов и розенкрейцеров). Я имею ввиду, во-первых, эпизод с гигантской головой, торчащей из земли, которую Руслан срубает мечом и получает волшебную силу, а во-вторых, эпизод с Черномором (или, может быть, ЧерМномором, т.е. Красно-мором) и его командой из 33-х "витязей прекрасных"), которые появляются из пучины в "чешуе как жар горя".

Другие классические сказочные сюжеты при рассмотрении их с соответствующих позиций, могут оказаться тоже в изрядной степени "мухомористыми". Взять хотя бы "Красную шапочку". В нашем столетии этой сказке обычно дается фрейдистко-фаллическая интерпретация - и это неудивительно, поскольку сам Фрейд был знаком, кроме алкоголя, только с опиумом и кокаином. Однако сохраняя откровенную, несравненную даже с грибами-красноголовиками фалличность за мухомором, особенно молодым, можно привести дополнительные объяснения тому, почему серому Волку, проглотившему бездумно юную Красную шапочку так поплохело и, в конечном итоге, не поздоровилось.

Сюжет "Аленького цветочка" тоже сам собой подверстывается сюда. Тут и преодоление "чудовищного" запрета, и свойства мухомора "превращать и превращаться" - коими определенно не обладает опийный мак, на первый взгляд, казалось бы, более подходящий на эту "роль". Кстати, старые, "распустившиеся" мухоморы весьма похожи на диковинные красные цветы.

Как знать, может быть именно то, что мухомор с одной стороны совершенно доступен любому и юридически не запрещен как "наркотик", а с другой - является непременным компонентом-атрибутом, едва ли не красным предупредительным сигналом-вывеской-указателем границы волшебно-сказочного царства, делает его сбор и употребление столь невероятно табуированным и заставляет "нормальных", "серых" людей (точно серых, из песни Высоцкого, волков, неспособных перемахнуть через запретительную границу из красных флажков) обходить этот гриб стороной, а в худшем случае пинать или приобретать за деньги другие опьянители.

Не поразительно ли, что гигантское большинство из того поистине подавляющего большинства людей, которым регулярно нужно измененное состояние сознания (попросту и грубо говоря - опьянение), предпочитают достигать его с помощью алкоголя, приобретаемого за деньги и потребляемого из стеклянных, металлических и пластиковых емкостей с "цивильными" наклейками-надписями, кои в невероятном количестве замусоривают Землю?

Остается констатировать, что большинству людей требуется именно такое опьянение, которое дает алкоголь, т.е. оглушение-отупение и снятие самых поверхностных зажимов и запретов.

У того же Высоцкого есть песня под названием "Милицейский протокол" со следующими словами в ней:

Сначала пили у прилавка в закуточке,
Но это были еще цветочки.
Потом в скверу, где детские грибочки,
Потом не помню - дошел до точки.

И далее в ней же:

Ну, я как стекло был, то есть остекленевший,
Ну, а когда коляска подкатила,
В нас было грамм ... семьсот на рыло.

Едва ли где еще во всей русской литературе можно найти более краткое и емкое описание той ситуации, которую я пытался обрисовать выше множеством слов. Алкоголик, которому гораздо легче дойти до прилавка-гастронома-ларька, чем на свой страх и риск идти в "темный лес" (пусть и светлый от берез), приходит в остекленение от выпитого из стеклянной, произведенной на фабрике тары и проходит мимо того, что есть, что нужно есть и, наконец, стекленеет полностью, превращаясь не в живую сущность (как могло бы быть в случае общения с грибом из леса, вестимо), но в мертвецкий осколок стекла, лежащий бесчувственно на земле, пьяный, как говорится вдребезги, и его, точно стеклянный мусор подбирают "мусора" - в фуражках с красной окантовкой, называемые еще в "народе" красноголовиками.

Понятно, что человек, жаждущий такого предельного опыта (см. классификацию Лири, пункт1), не может относиться к расширяющим-просветляющим сознание и расцвечивающим жизнь грибным-земляным сущностям иначе, как к детским забавам, к недостойным внимания гномам-малышам. Парадоксальным и одновременно "логичным" является здесь то, что у "матерых" алкоголиков их собственные малыши-дети оказываются тоже, чаще всего оставленными без внимания, брошенными. Но еще более удивительно то, что многие алкоголики, зарабатывают себе деньги на пойло именно сбором и продажей - возле гастро/г/номов - грибов, и мухоморов в том числе!

Медикам доподлинно известно, что алкоголь ведет не только к выраженной деградации личности, но и к так называемой деградации лицевых мышц. К такому результату неспособны привести даже героин с кокаином, а уж о том, что употребление психоделиков (в том числе и сильнейших, таких как ЛСД, мескалин, псилоцибин, ДМТ, не говоря уже о мухоморах) никак не отражается на лице и всем внешнем облике человека - если только он сам не начинает украшать свою одежду и кожу психоделической символикой, уподобляясь в этом случае "дикарям", "детям Природы" и говорить нечего. К тому же ни мескалин, ни мухоморы нет потребности употреблять регулярно - ни каждый день ни через день. Ни о какой физической зависимости (и это медицинский факт) или абстиненции не может быть и речи. Возможны добровольные или вынужденные перерывы (допустим, засушливое лето) длиною в год или более. Что же касается так называемой психологической зависимости, то это - просто фраза-пугалка, порожденная современными власть придержащими фармакофобами другой рукой распространяющими по миру, скажем, "Герболайф", что в переводе означает просто "жизнь травы" или "жизнь/в зависимости/от травы". Психологическая зависимость существует у человека от всего, чем он себя окружает и с чем живет - от мужа-жены-детей, от любимой работы, от еды, от сигарет, кофе-чая-шоколада, радио-телевидения-газет и т.п. до бесконечности.

И тем не менее, возвращаясь к алкоголю, мир с упорством, заслуживающим лучшего применения продолжает поглощать алкоголь.

Понятно, что "вина" за массовое употребление человечеством вина лежит - хотя бы в самом первом приближении - на официальной рекламе-подаче и на промышленной обертке-упаковке: блестяще красивые, разнообразнейших форм стеклянные, керамические и пластиковые сосуды, сверкающие и мерцающие всеми "красками мироздания" этикетки, умело-суггестивное, т.е. попросту гипнотически-внушительное расположение на этикетках картинок и надписей. Человеку как бы предлагается широчайший выбор и многообразие возможностей. Кому не знакомы дискуссии о достоинствах того или иного винного вкуса или коньячного "букета", о "чистоте" той или иной водки? Но кому, положа руку на сердце - а точнее было бы тут сказать "на печень" - не ясно, что все это не более, чем "ловля блох" или, как говорят англичане, "расщепление волосков"? Ибо в основе всякого алкогольного напитка лежит та или иная концентрация вещества под названием "этиловый спирт", и действие самого "тонкого" сухого вина не отличается от действия самой "грязной" сивухи. Вся разница в количестве выпитого. Все дело в обстановке употребления, в обстоятельствах, в сервировке стола, если таковой вообще имеется. Алкоголь, в отличие от мухоморов, действующий мгновенно после принятия его "на грудь", тем не менее заставляет пьющего все время "добавлять". (Кстати, можно без труда спрогнозировать, что в насквозь алкоголизированном обществе те же мухоморы никогда не станут "популярными" именно из-за отсроченности минимум на 2 часа первых признаков действия. Хотя, фантазируя, здесь возможен, скажем, вариант "мухоморов в шампанском", когда сначала приходит легкое алкогольное опьянение, а затем надолго в свои права вступает мухомор, подавляющий шампанское или другое легкое вино и гарантирующий ненаступление похмелья.)

Хоть три литра коньячной мочи выпей - "космонавтом" себя не почувствуешь, а о самодостаточности-самоцельности, равно как и о цельности-исцелении алкоголизирующихся не может быть серьезной речи. И это при том, что многие алкоголики, стесняясь своих потребностей и пристрастия, любят называть "это дело" так: "Давай полечимся". Правда, эта фраза имеет и "правдивую" сторону, если помнить, что слово "лечиться" тождественно английскому слову "leech" - "пиявка". Частым результатом хронического пиянства является как раз цирроз печени.

Теперь, коли речь дошла до алкогольных фразеологизмов, нельзя, в связи с основным предметом данной речи, обойти вниманием фразу "Быть под мухой". Ее, собственно, можно констатировать - если не выходить за рамки сугубо алкогольного контекста - но о том, от чего и почему она имеет отношение к алкоголю можно только гадать и строить предположения. Одно из них, отнюдь не претендующее на истинность-основательность, следующее: человек, принявший алкоголь, некоторое (весьма краткое время в общей "картине отравления") ощущает подъем энергии и эйфорию, отдаленно напоминающие стабильное действие мухомора в малых и средних дозах. Т.е. выпивший алкоголя становится в известном смысле, "парнем с мухоморинкой" - параллель фразе "девушка с изюминкой", где изюм, естественно, сушеный виноград; и тогда на него, теоретически, как бабочки на яркий огонек, могут слететься и мухи. Идя дальше по этой зыбкой ассоциативной тропе, можно было бы попытаться представить сначала такую картину: на шляпке большого красного мухомора сидят в "трансе" ровно столько мух, сколько на сей шляпке белых точек. Причем сидят они как раз на этих самых точках, кои - скажем так - являются для них, этих бионических прототипов вертолетов, "посадочными площадками". Засиженный таким образом мухомор, превращается из красно-белого в красно-черный. Возможно ли такое? Вернее, возможно ли, чтобы этот гриб от природы - сохраняя свои "внутренние" свойства - имел такую окраске? Были ли бы у него в таком случае шансы стать любимым и наиболее частым детским и сказочным символом - о чем говорилось выше? Ведь доказано "наукой", что цвет, равно как и звуковая гамма, действует на самые глубинные слои бессознательного, действуют напрямую.

Назад Продолжение
Содержание





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность