Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ВРЕМЯ  СПОТКНУЛОСЬ  О  СТРЕЛКУ  ЧАСОВ


  Из цикла "Война в Донбассе"


      * * *

      Ох и вьюга, ох, волчица,
      Не скули, не сатаней!
      Вновь у сумрака сочится
      Кровь из содранных ступней.

      Если в дни душевных тягот
      Бьют невзгоды по судьбе,
      Из душистых трав и ягод
      Заварю я чай себе.

      Сыпко снег метёт. Люблю я
      У окна сидеть порой
      И вдыхать настой июля,
      Когда вечер злит пургой.

      _^_




      В  ДОЖДЬ

      Автобус буксует - нет ходу!
      Открыл бы ты дверцы, земляк.
      Эх, мне б соскочить в непогоду
      С подножки в сверкающий мрак.

      И словом осечься на вздохе,
      И складку согнать меж бровей,
      И рыжие видеть сполохи
      Подсолнуховых полей.

      _^_




      * * *

      Я себя не узнаю,
      Мысли точат всё упорней:
      Неужели в грудь мою
      Пустота пустила корни?

      Я сегодня сам не свой -
      Лучше б
        бес в меня вселился!
      Вон как ливень веселился,
      Тешась юною листвой.

      Окунаюсь в этот гвалт
      И в сиреневую сырость.
      Струи бьются об асфальт,
      И ручей бежит, пузырясь.

      Снова буйствовала плоть.
      Разве к сердцу ты допустишь
      Пустоту, пустыню, пустошь?
      -Упаси от них, Господь!

      _^_




      ПЕСНЯ

      Льётся песня,
        и вьётся тропинка,
      И весёлая вишня стоит,
      И луна -
        золотая пластинка -
      Песню звёздную в сердце струит.

      Песня нежно касается сердца,
      Песня дышит в лицо теплотой...
      Песня, песня,
        не ты ли невеста,
      Что смущённо стоит под фатой?

      _^_




      * * *

      Тропа у самого обрыва,
      Игольчатый кустарник гор,
      И бирюзовый цвет залива,
      И во всю мощь морской простор.

      Иду, и сладко пахнет хвоей,
      На море отблески зари,
      И веет в грудь такою волей -
      Взлетай и чайкою пари!

      _^_




      * * *

      В суете снежинок вольных
      Хорошо - такой покой!
      Радуюсь аллее хвойной
      В сутолоке городской.

      Кто мне город - друг иль недруг?
      Весь в заботах люд снуёт.
      Отдаю снежинки ветру -
      Пусть кварталы занесёт.

      Между каменных громадин
      Так сильна метели власть!
      Вот она, окрепнув за день,
      Ночь утюжить принялась.

      _^_




      * * *

      Время споткнулось о стрелку часов,
      Остановилось мгновенье.
      Вспомнилось детство и в буйстве садов
      Розовых яблонь цветенье.

      Вспомнился мне террикон-старикан
      С плешью, в бороздках-морщинах.
      Змея бумажного я запускал,
      Стоя на самой вершине.

      Как же он рвался из рук моих в высь,
      В волнах воздушных плескался,
      Всё же упал и на ветке повис -
      С детством моим распрощался.

      _^_




      * * *

      Костёр веков раздую,
      И озарится мгла.
      Ужалит даль степную
      Монгольская стрела.

      Споткнётся конь, а русич
      Качнётся чуть в седле
      И волос светло-русый
      Рассыплет в ковыле.

      И горе хищной птицей
      Над степью кружит вновь,
      И Русь с ордою биться
      Зовёт своих сынов.

      _^_




      СТАРЫЙ  ДОМ

      1

      В доме том запустелом
      Только ночь и сверчки.
      Паутина блестела
      От огарка свечи.

      В доме время пылилось
      От зашторенных дней,
      Половицы скрипели
      От усталых ступней.

      Шевелил занавески
      Ветер прожитых лет,
      И в свечи тусклом блеске
      Прежней радости нет.

      2

      В дебрях сплетённых растений
      Там, где заброшенный сад, -
      Дом вековой. Его стены
      Дикий оплёл виноград.

      Окна за листьями скрыты,
      Крыша облеплена мхом,
      Зарослей грозная свита
      Дом обступила кругом.

      Пес, беспокойно залаяв,
      Выскочил, радостный весь,
      Думал увидеть хозяев,
      Но не живут они здесь.

      _^_




      * * *

      Когда мне жизнь не праздник,
      И если тяжело,
      Войду я в палисадник,
      Где листьев намело.

      Он солнцем весь пронизан,
      Лучами весь облит,
      А ветер веет низом
      И листья шевелит.

      И ничего не надо,
      Лишь этот палисад,
      Шуршащая прохлада
      И астр лучистый взгляд.

      _^_




      * * *

      И куда нам было торопиться?
      Хорошо лежать на черепице,
      На покатой крыше, на сарае.
      И большие звёзды нам сияли.

      Одногодки, с одного двора мы.
      Разве нас могли дозваться мамы?
      Тополя взметнулись, как ракеты,
      И так близко космос...
          Детство, где ты?

      _^_




      * * *

      В родительском доме ремонт:
      Обои со стен отдирают,
      Шкаф толстый, как бегемот,
      С усилием с места сдвигают.

      На пол штукатурка летит,
      Весь день не смолкает работа.
      А фото на полке стоит,
      До боли мне близкое фото.

      И мать и отец неспроста
      Со снимка обводят всё взглядом:
      Теперь их жильё - два креста,
      Два холмика и ограда.

      _^_




      * * *

      Когда гроза истерику закатит,
      Во власти тополь ветра и дождя,
      А после, мокрый, он блестит в закате,
      Щекой листа мне память бередя.

      Я вспомню детство: сумрак, предвечерье,
      У облаков багровые бока,
      И долго я качаюсь на качели,
      Не позовут домой меня пока.

      Я помню детство: шорохи сирени,
      И яблоки срываются в саду,
      И вот сажусь к отцу я на колени,
      О рыбаке и рыбке сказку жду.

      _^_




      БАБЬЕ  ЛЕТО

      1

      Заберусь-ка в лес поглубже -
      Станут звуки тише, глуше,
      И в обнимку с листопадом
      Устремлюсь я в небо взглядом.

      И увижу, не на снимке,
      А вживую чудо это,
      Как повсюду паутинки
      Оплетают бабье лето.

      2

      Пруд в листве и зябкой ряби.
      С листопадом я бок о бок.
      В эту пору лето бабье
      Истоптало много тропок.
      Жаль - не слышат горожане
      Эти шёпоты шуршанья,
      Слух не схватит в сонных спальнях
      Эти всплески осыпанья.

      Не видать в домах высотных
      Этот мир в живых картинах.
      День, сияньем полный, соткан
      Из прозрачных паутинок.

      _^_




      * * *

      Ночь качает тишину,
      Бережно взяв на руки.
      Засмотрелись на луну
      Фонари - фонарики.

      Под ногами снег скрипит
      Сочно, звонко, взрывчато,
      И метель на соснах спит
      В блеске переливчатом.

      _^_




      * * *

      В Москве бы свой якорь бросить -
      Не с видом на Кремль, не в центре, -
      А там, где на соснах проседь,
      Где крест золотится на церкви,

      Где слишком суровые зимы
      Под окна сугробами лягут,
      Где в летнюю пору корзины
      Полны и грибов и ягод,

      Где запах целебный хвои,
      Где лес птичьим гвалтом трезвонит...
      Остался бы жить в Подмосковье,
      Да батька Донбасс не позволит.

      _^_



      Из цикла "Война в Донбассе"


      * * *

      У нас не гостит тишина,
      Живём мы под грохот орудий:
      То вздрогнет от страха жена,
      То жмётся к ногам моим пудель.

      А осень, бомбёжки боясь,
      Дрожа и сутулясь, - о Господи! -
      Бредёт сквозь блокадный Донбасс,
      Сквозь пепла и копоти осыпи...

      _^_




      * * *

      Всю ночь громыхали залпы
      И эхом об окна бились.
      Деревья под снегом зябли,
      Глаза фонарей слезились.

      А утром затихли обстрелы,
      И люди, кто выжил и спасся,
      На смерть и руины смотрели
      Разгневанным взором Донбасса.

      _^_




      * * *

      Обстрелы затихнут едва ли:
      Грохочет и ночью, и днём,
      И слышим мы, прячась в подвале,
      Как ходит земля ходуном.

      И вздрагивал дом, и над всеми
      Под треском бетонных плит
      Повис тяжкий груз потрясений
      И плачущий шёпот молитв.

      _^_



© Виктор Мостовой, 2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность