Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



А  стихи  нагрянут  сами
скоро  в  вихре  роковом


* Я книги пожирал, я пил взахлёб...
* СМЕРТЬ И ИСКУССТВО
* Я изучил здесь понемногу...
* Назад, а здесь в соленой гальке оттиск тела...
* МОЯ ПУШКИНИАНА
 
* ЛЮБОВЬ В ШАНХАЕ
* ДВА ПОЭТА
* В любом деле смущают подсказки...
* Москва - это город...
* Один Михновский нашего народа...



    * * *

    Я книги пожирал, я пил взахлёб
    Картины старых мастеров
    Но то что я понять не мог
    Одной тебе дарил

    А ты не ведала того,
    Что это лишь любовь
    И оставляла на потом
    Со мною разговор

    А я бродил тебя искать
    В глуши библиотек
    В музейных стенах,
    Где сидят старухи тишины.

    _^_




    СМЕРТЬ  И  ИСКУССТВО

    Искусству не поднять ноги, коль смерть приходит на руках
    Над нами вешают огни, как звезды в северных морях
    И нам бы золотом гореть и камень думать отпереть
    Но в ослепительном огне ни сесть, ни встать, а на коне
    Лишь блеском стоит ослепить руки-ноги злосчастный путь
    Уже на веру не словить волнений спрятанную суть
    Давай лови ее, ищи, следами зверя заходи
    В пределы дебрей мировых - используемых и нагих.
    Пусть выбьют стекла холода
    Пусть врежет в провод тела ток
    Пусть с неба сыплется песок
    И начинается игра
    Игра святыми до зари
    А ночь и так свята внутри
    Пустыми тратами утех
    Для счастья этих, славы тех.

    _^_




    * * *

    Я изучил здесь понемногу
    Твои упрямые черты
    А ты выходишь на дорогу
    Все время как часы.
    А ты отмериваешь ветер
    Шагами длинными травы
    И разгоняешь радость
    Пока хватает сил
    И ставишь все на место.
    В "Известиях" сегодня много букв
    Там пишется - кому
    Предназначается окружность - тот паук
    Тот верит в мира паутинность
    Пока ему хватает рук
    И вот уже он ринулся
    И вот он тут.
    Он боль не чувствует свою
    Он только думает, что больно
    Он видит только Коктебель
    И старца, пьющего из моря,
    Мне кажется, ты много солнцу позволяешь
    Нет, слушай, ты не представляешь
    Какие будут лица на вокзале
    У всех встречающих тебя.

    _^_




    * * *

    Назад, а здесь в соленой гальке оттиск тела
    Экслибрис на волошинских стихах
    Подделка, о Боже, и стакан
    И кем-то недожеванный кусочек разговора
    Ты любишь это место и лущенный миндаль
    В какую даль меня несло мечтать, приятель?

    _^_




    МОЯ  ПУШКИНИАНА

    1 Арина Родионовна

    Ори, Арина Родионовна, на Пушкина, ори.
    В избушке на куриных ножках поют двуглавые орлы.
    А Пушкин ходит по дорожке - от фортепьян, как от сохи
    И сочиняет понарошку свои стихи.

    Там чудеса, там леший бредит, русалка на ветвях сидит
    Стихами Александр бреет, как садист
    Идет направо - песнь заводит, налево - сказку говорит
    Арину Родионовну заводит, весь аж горит.

    Наполни, няня, кружки пуншем
    Неужто ж пал наш третий Рим?
    Ори, Арина Родионовна, на Пушкина,
    На Александр Сергеевича - ори.


    2 Ревность

    Александр Сергеевич Пушкин,
    Вам бы только к лицу конопушки
    Но немая спина Натали
    Кто же право не любит покушать?
    Иже пуля в живот, как в подушку,
    Улеглась под пером на ноли.
    Бронзомавр, так ведь церковь не пуще
    Вещий О, царепадалье, Пущин,
    Но немая спина Натали.
    Так стреляться, Сергеевич, в Пущу
    Коль стреляться, а не испуг ждать
    Наплевать - на опушке ль из пушки,
    Или просто стреляться поди.
    Коль стреляться - стреляться, как Пушкин.
    Грех отпущен и снег конопушист
    И немая спина Натали.


    3 Пушкин-истребитель

    Летит, летит к нам Пушкин, как на грех
    На вороненых крыльях самовластья
    Губа его раскалена от счастья
    Предчувствьем сладостных утех.

    "Смотри, дурак" - он сверху молвит нагло.
    "Сам ты дурак" - я дерзко говорил.
    А он стрелял, стрелял, как ангел,
    Стрелял, не целясь, из-под крыл.

    _^_




    ЛЮБОВЬ  В  ШАНХАЕ

    Андрею Метлёву

    Я встретил любовь в Шанхае / Обычную с виду любовь / Я что-то в себе зажигаю / И тлею, и здравствую вновь // На лодочке утлой в Чанг Гоу / С любовью своей уплыву / Уже половина второго / Мы с нею друзья во хмелю // Любовь свою встретив в Шанхае / Я больше в Китай ни ногой, / Которой по жизни шагаю / Метлёву. Шангрила. Любовь.

    Как поэма, как поэма / Ты мне на душу легла / Как от двери до угла / Капитаном стану Немо // Вот стихов столпотворенье / Как обычно, вновь как в старь / Те же: улица, фонарь / Той же рифмы наважденье.

    Метлёву пишу. И не более / Метлёву пишу: "Человек, / Который не чувствует боли, / Пребудет с тобою навек // На что мне Метлёв не ответит, / А может ответит потом / А может вообще не заметит / И станет ничейным письмо.

    Калитка ржавая. Гармонь в три голоса. / Деревья стылые. Всё нипочём / Она сказала мне: "Всего хорошего!" / А я детали все и не учёл // Калитка ржавая. Любовь постылая. / Метлёв неискренний. Терзаний тьма / Напой мне истово / МузЫкой лИстовой / Откуда сумерки? Откуда Тьма?

    Лист на дороге. Я думаю -- осень / Хрипло шагают в неё сапоги / Шаркают ноги дяди Володи / Дядя володя не видит ни зги

    Светка дождя. Только листья всё те же / Сверка в любви. Что же здесь не понять? / Скользко идти. Уже? Ещё? Может... / Стоит найти / Чтобы не потерять.

    Который моими стихами смотрИт / В надежде на вынутый встречный / Стержень из ручки, чтобы смерть и / Покой бесчеловечный, вечный // Но человек. Из его живота гулкая пропасть нирваны / Четкого времени шиворот шва / С глазу на глаз не нравится // А что ты хотел? После - всегда / Это лишь мера времени / Слов, оставляющих вечную даль / Громкие хрипы мерина // Узы узды мы же долгими шли / Резкими телодвижениями / По неуклюжим плечам расползалися вши / Женщин в омоложение // И четвертое тоже почти / Наизусть поглощенное нами / Изведали эти едящие щи / С усами.

    _^_




    ДВА  ПОЭТА

    твои слова приварены к бумаге
    и крепко держатся как шерсть
    слова мои летят как бумеранги
    лишь ангелам удастся их прочесть
    ты говоришь: поломанные строки
    пора уж выбросить давно
    а я из них последние жму соки
    и пью с друзьями крепкое вино
    ты думаешь что счастье за границей
    да! за границей языка
    переверни скорей страницу
    она чиста... пока

    _^_




    * * *

    В любом деле смущают подсказки. Подсказчики. И инструкции.
    Ну ничего не попишешь. Кто-то всегда диктует нам свои условия.
        Да и мы сами, порой, не лыком шиты...
    Можно ли войти в одну воду дважды?
    Можно! Если войти в неё под другим именем...

    _^_




    * * *

    Москва - это город
    Москва - это город
    Москва - это город
    А Днепр - река


    Люблю Москву - богиню пенья
    Когда на цыпочках она
    Привстанет киевским вокзалом
    Из-за купейного окна.

    Люблю Москву -
    Чего же ж не любить
    В ней сердце радует поэту
    Всё что ни за какие деньги
    Не удаётся нам купить

    Но Киев больше всё ж люблю
    Хоть он и не богиня пенья
    В нем я пишу стихотворенья
    В нем смысл особый нахожу

    Когда б
    В Москве-реке тёк Днепр
    А по Днепру - Москва-река
    Наверное, я б Киев бросил
    В Москве бы жил наверняка

    Зачем коварная вновь манишь
    Каштанами в калашный ряд
    Люблю Москву в начале мая
    А Киев каждый день подряд

    _^_




    * * *

    Один Михновский нашего народа
    Простой душевный человек
    Сидит со старенькой гитарой
    И песню славную поет.

    О чем поешь, усталый странник?
    О том пою, что жизнь прошла -
    И вновь по струнам ударяет
    И песня вдаль его летит.

    А отовсюду, отовсюду
    Народ стекается гурьбой
    И песне искренне внимает
    И головами в такт кивает.

    _^_



© Стас Михновский, 2006-2018.
© Сетевая Словесность, 2006-2018.





 
 

Рифмуете строчки? Мы вам поможем!

bezbukv.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность