Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




СТИХОЖИВОПИСЬ  КАК  ФОРМА  ДЖАЗА

Изя Шлосберг. Перья Белого Ворона (Стихоживопись)



Читать на "Книжной полке"
"Сетевой Словесности"

Вы когда-нибудь пытались построить пирамиду из кубиков разных размеров? Вы рискуете провалить эту затею. Конструкция получается кривая и бестолковая, лишённая визуальной гармонии и здравого смысла.

Как же справляется с этой задачей редактор, составляющий сборник или просто очередной номер журнала? Согласитесь, из разноцветных осколков стекла гораздо проще получить картину разбитой вазы, чем сверкающую мозаику.


Цель любого сборника - соединить, заставить звучать вместе, получить ковёр, вытканный из разных нитей. Шерстяной холм должен сочетаться с шёлковым небом, а выложенная перьями птица взлететь на фоне льняных облаков. Материалы - разные, но картина должна сложиться цельная, и только тогда этот сборник - удача.

Я думаю, американский художник Изя Шлосберг вместе с главным редактором "Белого Ворона" Сергеем Слепухиным прекрасно справились с этой непростой задачей.


Поэты в сборнике - очень разные: по возрасту, мироощущению и даже географии. А картины в этой книге - совсем не иллюстрации. Они ведут свой ассоциативный ряд. Но кроме этого, они - смола, соединяющая осколки стекла, сложенные в мозаичное панно.


Вот завораживающее стихотворение Марии Малиновской из сборника "Перья Белого Ворона":

          В каждом плафоне сидела на лампочке птица,
          брюхо и лапки жгла, мотыльков глотала.
          Так освещались в городе три квартала,
          если, конечно, мрак успевал сгуститься.

А вот совсем другая нота - Виктора Кагана:

          Суббота. Сажа тишины бела
          и ласкова терновая корона...

Я участвовала в проекте "Стихоживопись" американского художника Изи Шлосберга, и долго думала - что же напоминает мне это переплетение слова и линии, мелодии и цвета?

Изя со "своими поэтами" ходит по пограничной территории разных жанров и ведёт с ними серьёзный разговор. Иногда они спорят, но всегда СЛУШАЮТ друг друга и СЛЫШАТ друг друга. Это многоголосье, но никто не перебивает друг друга, вот что странно! И эта беседа художника и поэта на страницах книги заставляет читателя вглядеться и вслушаться. И удивиться противоречивости и сочности красок, яркому и живому пульсу диалога.


У каждого в этой книге есть соло.

Вот контрабас Андрея Ширяева:

          Я - лев? Я лев. Всё слишком напоказ.
          Всё, как обычно. Жаль, на этот раз
          диапазон неумолимо узок -
          от не пересекающихся в нас
          миров и музык.

А в стихотворении Алисы Касиляускайте озвучен гобой:

          А по переходу идет человек
          (метро, как всегда, битком)
          С охапкой желто-зеленых роз,
          Останавливается, чтобы кинуть монетку
          Нищему на гобое.
          Заполняет весь переход
          розами и собою.

Сергей Слепухин - редактор с огромным опытом и чутьём. А еще - очень "жадный" читатель. Он, как локатор, пытается услышать не только то, что "своё" с первого взгляда, но и то, что за границей удобного и привычного, но в чём есть свежее, светлое, твёрдое зерно. И даёт шанс этому зерну стать деревом на страницах "Белого ворона".


Вот так соединила нас одной повестью Ирина Акс:

          Вот ведь какую повесть
          пишет безумец некий
          просто и прямо. То есть -
          мимо косой линейки...

Мы колючи и непохожи. Из нас трудно сложить пазл. Мы кричим - стихами, красками, нотами, - чтобы быть замеченными, понятыми и услышанными.


Цепляет и царапает короткий стихо-рассказ Максима Кабира - приведу лишь несколько строчек:

          Нибелунг выползал за хлебом в ночной ларёк,
          Пил разведённый спирт и ругался с Гёте
          И тёплая женщина, нежный живой зверёк,
          Ложилась к нему в постель, приходя с работы...

Сборник "Перья Белого Ворона" - больше, чем просто сборник стихов поэтов, публиковавшихся в "Белом Вороне". И больше, чем просто каталог картин Изи Шлосберга. Это джем-сешн разных инструментов. Каждый ведёт свою партию и хранит свою интонацию, но вписывается в странное музыкально-цветовое полотно, в котором каждый - солист, но вместе - ансамбль. И это совместно-отдельное звучание завораживает.


Я приведу ещё одну цитату - из стихотворения Бориса Кутенкова:

          Так вырастаю - расщелина и надлом,
          нету меня - и, значит, живу в любом;
          а наяву - основанье для слез и смеха:
          просто стоишь под грозой, человек-дурак, -
          если б не музыка, смутный ее зигзаг,
          не золотая ее прореха.

Попробуйте назвать жанр этой книги. Непросто, не так ли?

По-моему это и есть джаз.




© Светлана Менделева, 2015-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2017.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность