Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




КОМПЛЕКС  ПРИНЦА

"алая" мелодрама


Действующие лица:  Юлия
Андрей



ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Темнота. Агрессивный звук бьющегося стекла. Сцена резко проступает из темноты. Мы видим просто обставленную комнату: диван, шкаф, журнальный столик. Комната невольно вызывает ассоциации с чердаком или кладовкой - все вещи, собранные здесь, словно бы закуплены оптом на "блошином" рынке.

Посреди комнаты стоит Юлия, злая и заведенная. У нее странный недоделанный вид - тщательно прорисованное лицо, волосы уложены в высокую замысловатую прическу и... старый залатанный байковый халат. На ногах дорогие туфли на каблуках. На диване яркой блестящей тряпкой валяется праздничное платье - видно, его только что сняли впопыхах. Пол вокруг усыпан осколками. Рядом на столике картонная коробка с пустыми банками.

Звонит мобильный телефон Юлии. Одной рукой Юлия берет трубку, другой вынимает из коробки банку.

Юлия (по телефону). Алло... О, Оксана!

С наслаждением разбивает банку и топчет ногами осколки.

Что я делаю?.. Бью банки. Ты же знаешь, я девушка экономная и никогда не выбрасываю пустые банки, на случай, если мне захочется что-то разбить. А я никогда не разбиваю ничего, о чем можно пожалеть впоследствии: ни посуды, ни сделок, ни отношений. Да, я вполне могу позволить себе новую посуду, но дело не в деньгах - это уже в крови. Что случилось? Сегодня мне исполнилось тридцать пять лет. Да, да... Собирались. И я ровно два часа рисовала в салоне морду, еще два - делала прическу, еще три - ждала его звонка, как умная Маша с вымытой шеей. А он позвонил и сказал, что срочно вылетает в Севастополь заключать договор.

На этих словах ее перекашивает, и она разбивает очередную банку.

Успокоиться? А я что, по-твоему, делаю? Ты знаешь, что у меня дома скопилось семнадцать пустых банок, и все они из-под зеленого горошка? А банку с зеленым горошком я открываю только два раза в год: чтобы сделать салат "Оливье" ко дню рожденья и Новому году. Выходит, у меня уже восемь с половиной лет не было истерики! Ты можешь представить себе женщину, у которой восемь с половиной лет не было истерики? Это же уже не женщина, а какая-то патология. Сколько можно держать себя в руках? Я нормальная баба, а не барон Мюнхгаузен, чтобы все время самой вытягивать себя за волосы. По-твоему, я не имею право устроить одну нормальную истерику за восемь с половиной лет в подарок к собственному дню рождения?

Победоносно швыряет банку об пол.

Фу-у! Нет. Я вообще не предъявляю ему никаких претензий. Он - мой деловой партнер! Он так и сказал: "Дорогая, я понимаю твои чувства, но это же наши деньги". Наши деньги, понимаешь? Ах, ты понимаешь... В таком случае, может, ответишь на вопрос, в каком месте мне сейчас легче от того, что у меня есть деньги? Что мне с ними делать? Свернуть в большую толстую трубочку и засунуть...

Хватает банку и снова разбивает ее.

Да, я снимаю стресс. Нет, это совсем не глупо - брать в любовники делового партнера. С точки зрения бизнеса это очень даже выгодно. Ты же знаешь, мужики - собственники. Они ценят только свое. Если бы я не была его собственностью, он вбухивал бы деньги в другую телку и, соответственно, старался уворовать их у меня. А так, даже если он сдуру купит мне бриллиант "Орлов", я же его и продам, чтобы вернуть деньги в фирму. Все в дом, все в дом... Дом - полная чаша. В этой чаше я сегодня, судя по всему, и утоплюсь. Нет, я не хочу разориться, тогда бы я просто застрелилась. Да, в том случае я бы застрелилась, а так утоплюсь. Поскольку, что так, что эдак, получается - я несчастна. Да, сегодня я отчетливо поняла: я несчастна. Мне исполнилось тридцать пять лет. У меня день рождения! И что?! Несмотря на всю свою кучу денег, я сижу одна, как перст, возле кучи разбитых банок. И это единственное развлечение, которое я могу позволить себе на всю мою кучу денег. Я не могу даже напиться, потому что завтра у меня деловые переговоры. Не могу провести вечер с любовником, потому что сегодня у него деловые переговоры. И не могу позвать другого мужчину, потому что это разладит мои прекрасные отношения с деловым партнером. Короче, что бы я не сделала, я рискую потерять свою кучу. Без кучи жить не хочу, потому что это уже не жизнь, а существование. А с кучей - тоже не жизнь, а куча сама знаешь чего... И какой смысл от моих денег, если для того, чтобы заработать их кучу, я восемь с половиной лет не могла позволить себе ни одной истерики? И какой смысл от этой кучи, если в свой законный день рождения, когда мне исполняется тридцать пять лет, я не могу позволить себе даже снять одного нормального мужика, а единственное, что могу себе позволить, - впервые за восемь с половиной лет - биться в истерике и бить пустые банки от зеленого горошка. Да будь они прокляты!

Хватает банку, но не успевает ее разбить и замирает с поднятой рукой.

(Резко изменившимся, удивленным голосом.) Что?!! "Эскорт-сервис"? Анонимность гарантирована. Только для элиты?.. Супер? Класс? На час? А на ночь можно?.. Дорого - это сколько?.. Разве это дорого? Все мои мужчины обходились мне гораздо дороже. (Пошловато хихикает.) А твой муж знает? То есть, что я спрашиваю... Значит, так никогда и не узнал. Ну, меня уже и родная мать не узнала бы... Вау! Это гениально. Давай телефон. (Записывает.) Да, да, я сошла с ума. Ничего страшного. Схожу и быстренько вернусь обратно. Спасибо за поздравление. Это лучший подарок, какой могла сделать лучшая подруга. Ты знаешь, я в долгу не останусь... Пока.

Весело подбрасывая банку в руке, набирает номер. Как только Юлия начинает говорить, ее тон меняется на начальственно-деловой.

(По телефону.) Алло... "Эскорт-сервис"?.. Мне нужен мужчина на ночь. Да, один мужчина, я не нимфоманка. Да, мужчина, я не лесбиянка. Сколько? Меня это устраивает. Какой? Самый лучший. Лучшее, что есть в ассортименте. С потенцией. С манерами. И чтобы умел говорить. Нет, на русском - я не русофобка. Не младше тридцати пяти, я не педофилка. Нет, никаких дополнительных сексуальных дарований, я не мазохистка. Я не стесняюсь, мне нужен самый обыкновенный нормальный секс, без всякой пошлости. Я повторяю, лучший - VIP-вариант - я не нищая. Кто там у вас есть типа "принц"? Сколько-сколько? (Неожиданно совершенно искренне смеется.) Сразу видно, что вы мужчина. Вы не представляете, чего нам, женщинам, стоит даже самый шаровой вариант. В сравнении с этим, ваши цены - просто лютики-цветочки... (Приказным тоном.) К десяти вечера и ни на секунду позже. Осточертело мне вас ждать. Понял?

Отбрасывает трубку. Радостно подбрасывает банку, ловит ее и аккуратно кладет обратно в коробку. Видно, что у нее прекрасное настроение.

Эх, в тридцать пять баба ягодка опять!

Напевая: "Люли-люли калина, люли-люли малина...", сбрасывает с себя халат, заглядывает в зеркало, подметает осколки...

Затемнение.

Когда свет зажигается вновь, мы видим, что комната изменилась. Столик, где раньше стояла коробка с банками, сервирован самым романтическим образом: цветы, свечи, шампанское в серебряном ведерке со льдом. На Юлии элегантное вечернее платье. Только сейчас мы замечаем, что это холеная "дорогая женщина" с красивым ироничным лицом. Теперь нам трудно представить ее в истерике, она производит впечатление хозяйки жизни - человека самоуверенного, рассудочного, умеющего держать себя в руках. Во всех ее поступках сказывается привычка властвовать. Но это не столько привычка женщины, уверенной в своих чарах, сколько привычка начальника, уверенного в повиновении подчиненных.

Юлия кладет в конверт последнюю сотню и усмехается. Раздается звонок в дверь. Она небрежно бросает конверт на тарелку и идет открывать. Слышны слова: "Здравствуйте, проходите..." Через минуту Юлия появляется вновь, вместе с Андреем. Отходит на несколько шагов, смотрит на него оценивающе и слегка удивленно, словно на дорогой диван, доставленный ей прямо с витрины, который нежданно оказался вблизи даже лучше, чем издалека.

Андрей стоит с букетом красных роз в руках, без стеснения выдерживая ее взгляд. Он действительно на редкость хорош. Ему около сорока. Строен, подтянут, черноволос, с мужественными чертами лица и вальяжной самоуверенностью кошки. Одет в ослепительный костюм и улыбается ослепительной улыбкой. Короче, вполне соответствует заказу "типа принц". Его речь удивительно спокойна, а интонации тщательно выверены, как у хорошего актера. В дальнейшем, даже в самых нелепых ситуациях, он исхитряется сохранять чувство собственного достоинства и, столь присущую кошкам, отстраненность восприятия.

Андрей. Добрый вечер, меня зовут...

Юлия (предостерегающе подымает руку). Не нужно имен. Я буду называть вас "принц". (Ухмыляется.) Вы не против?

Андрей (с невозмутимой светскостью). Меня многие так называют. Но от вас мне будет особенно приятно это слышать. Вы и сами настоящая принцесса.

Юлия (с иронией). Принцесса?

Андрей. Мне позволено будет узнать ваше имя?

Юлия. Нет.

Андрей (подходит к Юлии, галантно вручает ей букет). Тогда позвольте мне вручить эти цветы самой прекрасной женщине, которую я видел в жизни. Поверьте, это так. (Целует ей руку.)

Юлия (хмурится, глядя на него, словно старается что-то вспомнить). Вы врете так профессионально, что мне даже кажется, будто вы говорите правду.

Юлия ставит цветы в вазу. Как только она отворачивается, Андрей недоуменно осматривается по сторонам.

Андрей. В чем же ложь? Вы несомненно красивая женщина. И сами знаете об этом. Разве нет, принцесса?

Юлия. Цветы, манеры, комплименты... Ложь в том, что вы слишком хороши, чтобы быть настоящим, (иронично) принц.

Она делает жест рукой, предлагая ему сесть за стол. Он садится, замечает конверт, Юлия слегка кивает и Андрей непринужденно засовывает его во внутренний карман пиджака.

Андрей. Что же тут плохого? Единственные настоящие принцы, которые водятся в наших краях, - все без исключения арабы. Вряд ли вас устроил бы подобный вариант, верно?

Юлия. Впрочем, один недостаток у вас все-таки есть.

Андрей. Какой?

Юлия (с вызовом). Если я действительно нравлюсь вам, значит у вас ужасный вкус. А как вам мои апартаменты?

Андрей (сдержанно). Скромно, но со вкусом.

Юлия. У вас удивительный талант выворачивать оскорбление в комплимент собеседнику.

Андрей. А у вас удивительная способность воспринимать комплименты как оскорбление. Наверное, вы очень себя не любите?

Юлия. Именно поэтому я и вынуждена нанимать для этих целей других. (Приказным тоном.) Налейте мне шампанского и скажите тост. (Позируя, скорее, перед собой, чем перед ним.) У меня сегодня день рождения. Мне исполнилось тридцать пять. И вы, пожалуй, единственный мужчина, которому я могу это сказать. Если бы обстоятельства сложились по-другому, мне пришлось бы весь вечер врать, что мне всего двадцать девять. А это страшно утомительно. Нужно все время себя контролировать. Поскольку последние пять лет мне было двадцать восемь, и я так привыкла к этой цифре, что меня заклинивает на ней, словно испорченную пластинку.

Андрей (открывает шампанское, наполняет бокалы). Я рад, что избавил вас от этой досадной необходимости. И рад, что сегодня вам исполнилось тридцать пять. В нашей стране это возраст, когда женщина только начинает быть женщиной. Она уже умеет быть сильной. Знает, как швырнуть себе под ноги любого мужчину, как быть красивой, как нужно себя подавать... Подходя к тридцатипятилетнему рубежу, она превращается в настоящее произведение искусства...

Юлия (недобро). Ну да. Потому, что к тому времени у нее уже все искусственное. Зубы - фарфоровые, волосы - крашеные, фигура переделана с помощью тренажера и силикона, естественный запах заменен духами, а естественное поведение - точным знанием правил игры. Ей уже невозможно ни причинить боль, ни поймать за руку, потому что куда ни ударь, за что ни ухвати - все ненастоящее, и она отбрасывает это так же легко, как ящерица хвост. А какая она на самом деле, она и сама уже плохо помнит. Да и на фига это вспоминать? Ведь, чем меньше от нее осталось, тем выше она ценится. Так?

Андрей. Нет. Женщина превращается в бриллиант, ограненный Крымом, Римом и медными трубами, через которые она прошла.

Юлия (всматриваясь в него). Что-то вы уж больно красиво говорите.

Андрей (лучезарно улыбаясь). Какой тост вы хотите услышать, принцесса?

Юлия (пытаясь попасть ему в тон). Ну, вы же принц, значит должны сказать что-то возвышенно-романтическое... (Резко.) Черт, вы не похожи на проститутку... Вы... Черт знает на кого похожи... (Пьет, забывая чокнуться с ним. Сжимает лоб рукой.) Но не на проститутку - точно.

Андрей (предупредительно). Вас это смущает?

Юлия (поняла). Да. Давайте не будем городить сказку. Бог с ней. Выросли. Мне тридцать пять. И для меня прием принцев давно закончен. И, хотя вы, конечно, типичный принц, если честно, мне приятней осознавать, что я сняла вас за деньги, чем воображать, будто вы бледный рыцарь, прискакавший ко мне из тридевятого царства. Будем общаться как взрослые люди. О'кей? Иначе мне тоже придется корчить из себя принцессу. А, видит бог, как мне осточертело строить из себя черт-те что с утра до вечера.

Андрей (оставаясь все таким же подчеркнуто галантным). Как вам будет угодно. Это ваш вечер. И ваш заказ. Все будет так, как вам хочется. (Подливает шампанское ей в бокал.)

Юлия (с вызовом). Тогда скажите, что вы на самом деле думаете обо мне?

Андрей (невольно окидывает глазами комнату). Вы тоже не похожи на жену нового русского...

Юлия. Я и не жена. Я сама себе муж. То есть - я сама себе новый русский.

Андрей. Вы не похожи на новую русскую.

Юлия. В смысле?

Андрей. В смысле - вы говорите по-русски. В то время как новые русские лишних слов не говорят, потому что они их не знают.

Юлия (высокомерно). Это типичное усредненное мнение, будто все богатые люди - бездуховные, необразованные лохи. И оно ошибочно. Некоторые из нас знают Библию наизусть, а при взгляде на картину, на глаз определяют век и руку автора. Но правда состоит в том, что по сути это ничего не меняет. Как ничего не меняет и то, что в пятнадцать лет, будучи до безумия романтической девушкой, я не представляла своей жизни без искусства. Хотя сейчас, при моем образе жизни, я не вижу не только искусства - я редко вижу даже собственную кровать, не говоря уже о том, чтобы в ней еще кто-то лежал. Собственно, поэтому я и пригласила вас. (С вызовом.) И на кого я по-вашему похожа?

Андрей. Хотите услышать правду?

Юлия. Я уже не помню, когда я последний раз слышала ее от окружающих. Это слишком дорогое удовольствие. Даже для меня.

Андрей. Боюсь, вам не понравится то, что я скажу.

Юлия (презрительно). Я вовсе не хочу, чтобы вы мне нравились. Я хочу, чтобы вы делали так, как я хочу.

Андрей. Хорошо. Вы похожи на принцессу. На принцессу, заточенную в башне...

Юлия (морщась). Для комплимента слишком грубо. (Подумав, усмехается.) Грубо, но в точку. С той лишь оговоркой, что эта принцесса отгрохала башню на собственные деньги, сама платит зарплату своим охранникам и сама же страдает в заточении. И вы действительно сказочный принц, раз сумели пробраться ко мне сквозь все нерушимые преграды. Хотя попасть сюда вы смогли только потому, что вы - проститутка. Поскольку, хоть я, как вы верно заметили, красивая женщина и знаю с десяток мужиков, которые со мной не прочь - все это мужчины моего круга. И, проведя с ними ночь, я бы разрушила определенные отношения, определенную систему и определенную репутацию. А я слишком долго строила эту башню, чтобы разом ее разрушать. Понимаете, принц?

Андрей. Конечно, принцесса. Я вас прекрасно понимаю. Вы в рабстве у собственного царства.

Юлия (с облегчением). Вы - прелесть. Я уже не помню, сколько лет я не говорила с мужчиной искренне. Я рада, что заказала вас. (Поднимает бокал.) Даже если вы окажетесь полным нулем в постели, да здравствует мужская проституция, благодаря которой железобетонная бизнес-леди может хоть раз в жизни отпраздновать день рождения, не скрывая свой возраст, провести время с мужчиной, не рискуя разрушить свою карьеру, и ляпать все, что ей приходит в голову. И в ответ мужчина не кривится, не морщится, не пялится на нее недоуменно-обиженным взглядом, а называет ее заколдованной принцессой. Выпьем же за это!

Пьют.

Хотя, если бы вы знали, какое я чудовище...

Андрей. Скорее, прикидываетесь чудовищем. Зачем?

Юлия (просто). Потому что сейчас котируется только этот прикид. В наше время не принято спасать бедных, наивных принцесс из лап чудовищной жизни. И принцесса подождет-подождет, подергается, покочевряжится, а потом отдастся этому чудовищу, сойдется с ним, сживется и такого от него наберется, что оно и само испугается. Наш век плодит этих чудовищных малюток, как кошка котят. Такие монстры получаются...

Андрей (твердо). На самом деле вы не такая.

Юлия (честно). И потому я очень несчастна. Надо непрерывно играть коронованную особу, в соответствии с заскорузлыми мужскими стандартами и вечно меняющейся модой. Играть перед любовником, перед коллегами, перед подчиненными. Это страшно тяжелая работа. Но, честное слово, я провела с вами пятнадцать минут, а уже чувствую себя так, словно съездила в отпуск. Я где-то читала, что многие люди заказывают проституток не оттого, что им не с кем переспать, а потому что хочется хоть с кем-то поговорить по душам. И в этом есть печальная ирония нашего времени. Тебе нужно платить шлюхе за то, чтобы хоть час быть самим собой, потому что все остальное время, с мужьями и любовниками, приходится постоянно врать и притворяться. Вот и получается, что самые искренние отношения - корыстные, когда двое не скрывают своей выгоды. Но сейчас мне хорошо... (Удивленно.) Да, мне хорошо. Вы профи, принц. А кроме того... (Смеется с облегчением, даже радостно.) Я поняла, на кого вы похожи. Вы безумно похожи на одного человека... (Вглядывается в него как-то блаженно, но в то же время иронично.) Чудо, как похожи... Я была влюблена в него когда-то. И даже вспомнить жутко, какой дурой я тогда была. И все же мне приятно, что вы похожи на него...

Андрей. А кем он был?

Юлия. О, в отличие от вас, он был настоящим принцем. Принцем чистой воды, без всякой примеси арабской крови. И, наверное, прискачи он тогда за мной на белом коне, моя жизнь сложилась бы по-другому. Но он не прискакал. И, как я уже говорила, со сказками я завязала. Жить без иллюзий гораздо легче. Особенно, если сегодня, в порядке исключения, мне не нужно играть принцессу ради денег, потому что я сама плачу деньги, чтобы кто-то играл для меня принца. (Повелительно.) Налейте еще шампанского. И говорите ваш романтический тост. Я разрешаю.

Андрей (разливает шампанское, протягивает ей бокал и поднимает свой). Мне очень дорога одна мысль, которую я прочитал однажды. "Я понял одну нехитрую истину. Она в том, чтобы делать так называемые чудеса своими руками. Когда для человека главное - получить дражайший пятак, легко дать этот пятак, но когда душа таит зерно пламенного растения - чуда, сделай ему это чудо... Новая душа будет у него, и новая у тебя". Давайте же выпьем за чудо, каким бы невозможным оно не казалось в вашей реалистичной, оплаченной по таксе жизни. Судя по всему, несмотря на то, что вы строите из себя чудовище, вы очень в нем нуждаетесь. Тем более слово "чудовище" на половину состоит из слова "чудо".

Юлия подымает бокал, чтобы чокнуться, но внезапно ставит его на место и в упор смотрит на Андрея.

Юлия (ошарашено). Чудо? Не может быть.

Андрей. Вы хотите сказать, что чудес не бывает?

Юлия. Нет, это какое-то чудо... Это же Грин, "Алые паруса", да?

Андрей. Да, это сказал Александр Грин.

Юлия (снова сжимает лоб рукой). Но... это невозможно...

Андрей (сдержанно). Простите, но он действительно это сказал.

Юлия. Нет, это вы простите меня...

Андрей. За что?

Юлия. Этого не может быть...

Андрей. Чего?

Юлия. Но, быть может, вы... Андрей?

Андрей (спокойно). Да, меня зовут Андрей.

Юлия (с ужасом). Стрельцов?

Андрей (раскланиваясь, с гордостью). Андрей Стрельцов.

Юлия. Андрей Стрельцов! Но ведь это вы играли капитана Грэя в "Алых парусах"? (С надеждой.) Или нет?

Андрей. Да.

Юлия (испуганно). Нет!.. Вы известный артист Андрей Стрельцов?

Андрей. К вашим услугам.

Пауза.

Юлия (обречено). К моим услугам. По таксе десять тысяч за ночь. (Залпом пьет свой бокал.) Ни фига себе, ночь чудес!

Андрей. Не беспокойтесь, пожалуйста, принцесса. Меня узнают многие клиентки. В этом нет ничего страшного.

Пауза.

Юлия (с ледяной иронией). Ничего страшного? Вы говорите, "ничего страшного"? Да ты знаешь, как страшно я была влюблена в тебя когда-то?! Прекрасный принц в белых одеждах на палубе корабля с алыми парусами! Самый красивый, самый смелый, самый благородный из всех людей на земле! Ты знаешь, что я ждала тебя чуть ли не всю свою жизнь? Но ты исчез с экрана. А я искала тебя в толпе, писала тебе письма... Я молилась на тебя! А ты... ты... ты пришел ко мне по таксе десять тысяч долларов за ночь. Да как ты посмел?!

Андрей. Посмею вам напомнить, что я пришел к вам потому, что вы меня заказали.

Юлия. Да, мне сразу показалось, будто твоя морда мне знакома. Просто... Просто это казалось таким же невозможным, как зайти в общественный туалет и увидеть там Ельцина. Ведь даже если, зайдя в общественный туалет, ты увидишь там Ельцина, то подумаешь, что это просто человек, похожий на Ельцина, верно? Потому что Ельцин не соотносим с общественным туалетом! Так и ты. Ты был для меня сказочным видением, а сказочное видение не могло появиться из такого отхожего места, как... Это просто не укладывалось у меня в голове. Но это ты. Ты. Ты!

Юлия демонстративно наливает в свой бокал шампанское. Подымается. Андрей вежливо вскакивает с места. Они стоят посреди комнаты друг против друга.

Юлия (со сдерживаемой злобой). У меня есть прекрасный деньрожденческий тост. Выпьем за сбыванье мечт. Потому что моя - сбылась. Все свое детство я мечтала о том, что в один прекрасный, самый прекрасный в моей жизни день, двери откроются и войдешь ты. Ты был моей самой светлой, самой чистой, самой радостной иллюзией. Единственной, которую, ссучившись и заматерев, я лелеяла до сих пор. Каждый раз, когда мне хотелось подумать о чем-то хорошем, я вспоминала тебя. Прекрасный принц из девичьих грез. Но, увы, я даже не догадывалась, что для того, чтобы моя мечта сбылась, нужно просто набрать телефон "Эскорт-сервиса" и попросить прислать мне самую роскошную шлюху мужского пола с почасовой оплатой. И мой прекрасный принц обслуживает всех неудовлетворенных принцесс по таксе тысяча долларов в час. Быть может, в наше время все мечты сбываются только такой ценой? И все гражданские подвиги, красивые слова о родине и о любви заказываются согласно четкому прейскуранту. Так выпьем же за то, что моя мечта была последней. Глупая бабская иллюзия о принце на белом коне накрылась белыми тапочками. Принц оказался дешевой блядью. И больше, слава богу, сбываться нечему. Прием принцев и впрямь окончен. Ты был последним. Твое здоровье, подстилка! (Пьет.)

Андрей пытается миролюбиво положить руку ей на плечо. Юлия профессионально заламывает ему руку и валит на пол.

(С ненавистью.) Ты знаешь, как я мечтала увидеть тебя у своих ног? Но совершенно не предполагала, что для этого мне придется пользоваться приемами курсов самообороны. (Горько.) Боже мой, как низко ты пал. Как низко я пала. Как низко пали мы все!

Андрей (сквозь зубы). Скажите еще, как низко пала наша культура.

Юлия (кричит). Лежать!

Андрей ловко выворачивает кисть и подхватывает падающую Юлию на руки. Она вырывается.

Юлия. Убери руки! Пусти меня. Немедленно поставь меня на пол или я закричу. (Кричит.) Насилуют!

Андрей. На этот крик давно уже никто не откликается. В таких случаях рекомендуется кричать: "Пожар!"

Юлия (орет). Пожар!!!

Андрей отпускает ее. Несколько секунд они глядят друг на друга, меряясь взглядами. Юлия, гордо выпрямив спину, идет в ванну и запирает за собой дверь.

Андрей (сначала задумчиво, затем, незаметно для самого себя, переходя на декламацию). "Огонь алого шелка полыхал на ветру невиданным пожаром. Тем временем в Каперне произошло такое замешательство, такое волнение, такая поголовная смута, какие не уступят эффекту знаменитых землетрясений. У корабля были те самые паруса, имя которых звучало как издевательство; теперь они ясно и неопровержимо пылали с невинностью факта, опровергнувшего все законы бытия и здравого смысла..."

Садится на диван, закуривает, погружается в свои мысли. Входит Юлия.

Андрей (спокойно). Может, мне уйти?

Юлия (приказным тоном). Сидеть! Будешь сидеть здесь до самого утра. Я тебя о-пла-ти-ла, понял? И теперь буду делать с тобой, что хочу.

Андрей. А чего вы, собственно, хотите?

Юлия. Еще не знаю.

Андрей. Я всегда знал, что самое страшное для артиста - нарваться на настоящую фанатку, которая сама не знает чего хочет.

Юлия. Молчи, гетера. Ты предал все, что я в тебе любила, проститутка дешевая.

Андрей. Ну, не такая уж дешевая...

Юлия. Смотря с чем сравнивать. Когда-то я, не задумываясь, отдала бы за тебя полмира и всю свою жизнь в придачу. В сравнении с этим ты - дешевле семечек.

Андрей. Когда-то - это когда?

Юлия. Двадцать лет назад. С тех пор как мне исполнилось пятнадцать, я любила тебя десять лет. Десять лет, понимаешь? Это же с ума можно сойти...

Андрей. Можно. Но, если можно, не сейчас. Тем более что с тех пор прошло еще десять. А это достаточно большой срок - не мудрено, что меня несколько уценили.

Юлия. Тебя? Это меня уценили. Мою мечту. Ничего себе уценка - от всей жизни до десяти тысяч!

Андрей. В конце каждого века происходит такая распродажа обесцененных ценностей минувшего столетья - всех этих поношенных героев, гениев и высоких идей. Поверьте, вам досталась еще не самая дешевая. Если бы вы, к примеру, ждали не принца, а прихода коммунизма...

Юлия. Заткнись.

Андрей. Послушайте, принцесса...

Юлия. Тамбовский волк тебе принцесса!

Андрей. Так, может, скажете все-таки, как вас зовут? Нам еще как-никак вместе ночь коротать.

Юлия (презрительно). Мельпомена.

Андрей. Послушайте, Мельпомена, к чему вся эта трагедия? Я же не ваш муж, не ваш любовник и даже не ваш президент, который обещал вам чего-то там в алмазах, да не выполнил. Я - актер. Еще Мерилин Монро говорила, что в Голливуде актрисы, певицы и проститутки были примерно в равном положении. Все они начинали и оканчивали одинаково. Актеры и проститутки работают при любой власти. Потому что актеры - те же проститутки. Мы играем себя такими, какими нас хотят видеть другие. И не важно, кто эти другие - зрители или клиенты. Раньше заказ на героических принцев оплачивало государство, теперь - такие, как вы. Так какая разница?

Юлия. Большая.

Андрей. Никакой. Я ничего не предавал. Я остался таким, как есть. Изменились только декорации.

Юлия. И как ты докатился до этих декораций?

Андрей. Вам это так интересно?

Юлия. Правда будет оплачена, согласно прейскуранту. Как ты дошел да такой жизни, шлюха?

Андрей (пожимая плечами). Дружным шагом и в ногу со всей нашей страной. Просто в один прекрасный момент у государства отпала потребность в принцах. А никого, кроме принцев, я играть не умел. Вот и отправился туда, где в них нуждались, - в "Эскорт-сервис". Сначала сопровождал за деньги одиноких дам на тусовках и в поездках по миру. Потом организаторы приценились, прозондировали клиентуру, поднабрались голливудского опыта и поняли, что, эксплуатируя звезду в постельных сценах, можно сделать продукт куда более кассовым. И я с ними согласился. Принцы, они, знаете ли, хоть и существа эфемерные, но тоже кушать хотят.

Юлия. Ну неужели тебе самому не противно? Ведь ты же красивый, классный мужик, и какую незавидную роль ты сейчас играешь - подстилки для богатых дам.

Андрей. Я актер и давно уже привык не отождествлять себя с ролью.

Юлия. Из-за таких проституток, как ты, народ и утратил всяческие идеалы!

Андрей. Ну уж, извините. Он утратил идеалы из-за таких, как вы. Потому что у вас один идеал - деньги. И плевали вы с высокой колокольни на искусство для народа. Все искусство и культура, со всеми их возвышенными идеалами, вам нужно разве что для украшения собственного интерьера. В независимости от того, что это - мебель, картина, принц или кошка с родословной. Ведь до того, как вы меня узнали, вы, кажется, поднимали тост за мужскую проституцию как единственную отдушину несчастных миллионерш. Вы же сами заявили: вам приятней осознавать, что вы платите мне, чем представлять себе невесть что. А почему? Потому что вы поставили ваши деньги во главу угла. Вы прячетесь за ними. Вы построили на этих принципах всю свою жизнь. И когда я пришел, побоялись даже на секунду расслабиться и поверить, что в мире между мужчиной и женщиной могут возникнуть какие-то иные ценности. Что мужчина может говорить женщине комплименты, не потому что они оплачены. И оттого вы сразу напомнили мне, что я проститутка. Да, я - проститутка. Но вы-то чего ерепенитесь? Все, что произошло, абсолютно соответствует вашему кодексу ценностей - товаро-денежным отношениям. Вы набрали номер, заказали принца, и к вам приехал тот, кого вы ждали всю жизнь. Мечта сбылась. Чудо свершилось. Чего вам еще нужно? Если деньги - ваша главная ценность, почему именно этот факт вы так мучительно не хотите оплачивать? Ведь главная ценность денег состоит именно в том, что на них можно купить все.

Юлия (просто). Но тогда это уже не чудо.

Андрей. Должен вам напомнить, что ваш любимый капитан Грэй как раз говорил о том, что чудеса нужно делать собственными руками.

Юлия. Делать чудеса своими руками и покупать их - это разные вещи.

Андрей. Ерунда. Первое, что он сделал, - пошел в магазин и купил километр шелка.

Юлия (горько). Это самое горькое чудо в моей жизни.

Андрей (миролюбиво). Ну, успокойтесь. Давайте выпьем с вами на брудершафт. (Наполняет бокалы.) О каких поруганных мечтах и растоптанных надеждах может идти речь в нашем возрасте и положении? Какие уж тут капитаны Грэи и Ассоли, белые одежды и алые паруса? Да если хотите знать, я сыграл роль в этом фильме только потому, что переспал с режиссершей. И ваш распрекрасный капитан Грэй был проституткой уже тогда.

Юлия (резко). Не смейте! Вы не имеете право говорить так о нем!

Андрей. О ком "о нем"? О себе?

Юлия (четко.) Шлюха, жалкая подстилка, проститутка, дешевка. (Выплескивает бокал ему в лицо.)

Андрей (выплескивает бокал ей в лицо). Да заткнитесь вы наконец!

Юлия. Что!

Андрей (резко). То!

Несколько секунд лицо Юлии напоминает застывшую маску. Потом она начинает плакать - тоненько, несчастно, совсем по-детски. Андрей смотрит на нее обречено, как няня на ребенка, которого, хочешь или не хочешь, нужно утешать. Вздыхает, собирается, встает, подходит к ней, обнимает и гладит по голове.

Ну, не надо, не надо, принцесса... Я же все понимаю: конкуренты, инфляция, налоговая, партнеры-сволочи - все достали. Один был принц, и тот оказался за деньги. А вам так хотелось отдушины, хотелось сказки... Я все понимаю, поверьте мне... (Профессионально проникновенно.) Я был для вас то же, что воспоминание о детстве. О времени, когда, казалось, все вокруг хорошие: папа и мама - самые лучшие люди на свете, на Новый год обязательно придет добрый Дедушка Мороз и принесет подарки, а когда ты вырастешь, принц непременно приплывет за тобой на алых парусах, да? Все герои были храбрыми и благородными, все фильмы обещали, что будущее будет светлым, мы построим город-сад и увидим небо в жемчугах. Но идеалы рассыпались, обещания оказались ложными, мама и папа... Что с ними?

Юлия (всхлипывает). Умерли.

Андрей (серьезно). Я знаю - это страшно. И Дед Мороз больше не приходит. И все подарки надо делать себе самой, пусть даже и чужими руками. И лишь я, исчезнув с экрана, оказался неприкосновенным, потому что остался в прошлом. Вы сегодня заказали принца, чтобы самоутвердиться, оттянуться, расслабиться, а я пришел и растоптал ногами ваше детство. Простите меня. Простите меня, пожалуйста. Это очень больно - вырывать с корнями застарелые детские иллюзии. Но лучше поздно, чем никогда. Ну же, успокойтесь...

Юлия (плачет). Капитан Грэй - не проститутка...

Андрей. Конечно, нет. Он навсегда останется честным и верным романтиком и, чтобы убедиться в этом, вам достаточно только открыть книжку. Есть у вас книжка?

Юлия кивает.

(Сюсюкая.) Вот и хорошо. Сейчас мы ляжем в кроватку, вытрем слезки и почитаем на ночь сказочку. Хотите, я сам вам ее прочту? Вслух и с выражением. И вы увидите: там по-прежнему все оканчивается хорошо...

Юлия (обиженно). Ну да, там... А тут? Ведь я любила не его, а вас.

Андрей. А если вы любили меня, то постарайтесь меня понять, как я сейчас пытаюсь понять вас. (Раздраженно.) Ведь вы тоже уже далеко не Ассоль!

Юлия (обиженно). А кто?

Андрей (мгновенно возвращаясь к прежнему тону). Взрослая сильная женщина, которая не нуждается ни в каких принцах. Мы же уже большие, верно? Мы уже выросли. Мы крутая бизнес-леди, мы профессиональная принцесса и заткнем за пояс любого мужчину, потому что и сами с усами... Я ни за что не поверю, что такая важная, серьезная девочка до сих пор ждала алых парусов.

Юлия. А я ждала, ждала, ждала... Я, как дура, ждала, что рано или поздно случится чудо...

Андрей (твердо решив окончить эту сцену). Вот оно и случилось. Дождались. Только не совсем так, как в сказке. Мы с вами такие, какими нас сделала жизнь. Но пускай я принц по вызову, а вы - принцесса по расчету, у нас впереди еще целая ночь. (Приказным тоном.) Идите ко мне...

Юлия (упрямо и капризно). А я хочу, как в сказке...

Андрей. Сейчас будет вам сказка.

Юлия. Я хочу...

Андрей (затыкая ей рот поцелуем). Я вас тоже.

Целует ее. Затемнение. Туш. Тишина.

Зажигается одна свеча, за ней другая, третья... Мы видим, что столик, на котором стоят подсвечники, поспешно отодвинут в угол. Вещи разбросаны. В комнате полумрак. Юлия и Андрей лежат на полу. Ее голова у него на плече. Одной рукой он гладит ее по волосам, в другой держит книгу. Он читает, почти не заглядывая в текст.

Андрей. "Но тысячи последних смешных страхов одолели Ассоль; смертельно боясь всего - ошибки, недоразумений, таинственной и вредной помехи, - она вбежала по пояс в теплое колыхание волн, крича: "Я здесь, я здесь! Это я!" Грей нагнулся, ее руки ухватили его пояс. Ассоль зажмурилась, затем, быстро открыв глаза, смело улыбнулась его сияющему лицу и, запыхавшись, сказала:

- Совершенно такой.

- И ты тоже, дитя мое! - вынимая из воды мокрую драгоценность, сказал Грэй. - Вот я пришел. Узнала ли ты меня?

Она кивнула, держась за его пояс, с новой душой и трепетно зажмуренными глазами. Счастье сидело в ней пушистым котенком..."

(Задумчиво.) Да... Когда-то я знал эту вещь наизусть...

Юлия. Я тоже. (Плачет..)

Андрей (ласково). Ну почему вы снова плачете? (Целует ее в лоб, в щеки, в нос, как ребенка.)

Юлия (сквозь слезы). Говори мне "ты". В конце концов, мы уже выплеснули друг другу шампанское в лицо на брудершафт. Не говоря о том, что мы делали на брудершафт потом... О'кей?

Андрей. О'кей.

Юлия. Я не плакала почти десять лет... Я плачу от счастья. Это такое счастье - плакать.

Андрей (укачивая ее на руках). Ну, тогда плачь, моя маленькая, плачь. Тебе станет легче.

Юлия (всхлипывая). Мне уже двадцать лет никто не говорил "моя маленькая".

Андрей. А как тебя называют?

Юлия. Меня не называют. Меня величают в глаза и обзывают - за спиной. "Моя маленькая" меня звала только мама. Когда я была маленькой, она часто читала мне эту книгу. Я выросла в Одессе. Окна моей комнаты выходили на море. И мне казалось, Ассоль - это я. И мама так часто рассказывает мне сказку про алые паруса, потому что тоже знает эту тайну. Знает, но не может сказать. Ведь суть тайны в том, что я должна сама догадаться о ней, иначе волшебство исчезнет и чуда не случится.

Андрей. Сколько тебе было лет?

Юлия. Семь или восемь. И знаешь, чего я боялась больше всего?

Андрей. Чего?

Юлия (улыбаясь). А вдруг капитан Грэй приплывет ко мне не летом, а зимой или осенью, когда вода будет холодной. Как же я тогда забегу по пояс в воду? А если я испугаюсь и не войду в море, вдруг он не услышит мой крик: "Это я!" - и возьмет кого-нибудь другого. Какую-нибудь моржиху... Однажды - кажется, это был октябрь - возвращаясь домой из школы, я специально пошла на пляж. Море было спокойным, но ледяным и обжигающим холодом, как кипяток. "Нет, не смогу...", - подумала я. И вдруг увидела алый парус. И, как была, в ботинках, в пальто, с ранцем за плечами, кинулась в море с воплем: "Я здесь! Это я! Я! Я!!!"

Андрей. Ну и?..

Юлия. Ну и получила воспаление легких.

Андрей. А парус действительно был алым?

Юлия. Во всяком случае, красным. Только это был не корабль, а так, доска с парусом. Неподалеку от пляжа находился яхт-клуб. Но самое удивительное: именно он выудил меня из воды. Иначе бы я утонула. И мама сказала: "Вот видишь, чудеса случаются. Но они получаются такими, какими их делаем мы. Разве такого чуда ты хотела, моя маленькая?" А потом, в пятнадцать лет я увидела фильм. А в этом фильме тебя. И ты был такой... такой...

Андрей. Совершенно такой.

Юлия. Да. Какое это было счастливое время! Была жива мама. И на день рожденья и Новый год она делала салат "Оливье". А теперь почему-то считается, что любить салат "Оливье" - плебейство и признак дурного вкуса. Теперь я вынуждена по семь раз в неделю назначать встречи в самом престижном ресторане города, хотя меня начинает тошнить, уже когда я открываю меню. Терпеть не могу всю эту экзотическую гадость с неудобоваримыми названиями и вкусом. Ненавижу суши и перепелиные яйца, ненавижу мясо, запеченное в ананасах, ненавижу печень под малиновым соусом. Ненавижу и ем это каждый день. Ненавижу свою квартиру с тех пор, как там побывал дизайнер.

Андрей (осторожно). Тут побывал дизайнер?

Юлия. Там побывал дизайнер. И с тех пор при каждом удобном случае я сбегаю сюда. Потому что с тех пор, как там побывал дизайнер, вся моя квартира, начиная от ковров на полу и оканчивая туалетной бумагой, - бледно-салатового цвета. Правда, он почему-то называет его фисташковым. Но на самом деле это самый омерзительный зеленый цвет, какой я только видела в жизни. А теперь, куда ни глянь, я вижу только его. И как только я оказываюсь там, меня охватывает зеленая тоска. Не говоря уже о том, что я передвигаюсь по своей квартире как по музею: постоянно опасаясь испачкать или сломать что-нибудь. Это не жизнь, а какая-то китайская пытка красивой жизнью.

Андрей. А это что за квартира?

Юлия. Это конспиративная квартира. Здесь обитаю только я. Здесь я храню все свои драгоценности, которые изгнал мой дизайнер. Вот, например, этот коврик. Когда-то он висел в моей детской над кроватью. А это мой мишка - ему очень много лет. Его подарили еще моей маме, когда она была девочкой. Но, к сожаленью, он недостаточно старый, чтобы мой дизайнер счел его антикварным и, к тому же, совсем не зеленый. (Открывает шкаф показывает на коробку.) А знаешь что это? Никогда не догадаешься! Банки из-под зеленого горошка. Потому что два раза в год, несмотря ни на какие взрывы, инфляции и государственные перевороты, я делаю салат "Оливье" по маминому рецепту и съедаю его сама, пока никто не видит. На день рожденья и на Новый год.

Андрей. И где же он?

Юлия. В холодильнике.

Андрей. Я обожаю салат "Оливье".

Юлия (радостно). Правда?! Сейчас принесу. (Убегает, приносит кастрюлю.)

Андрей (со счастливым смешком). Обожаю есть прямо из кастрюли. (Наливает шампанское в бокалы.)

Юлия (весело). А тебе никто не говорил, что у тебя плебейский вкус?

Юлия ставит кастрюлю на пол между ними, они едят из нее ложками.

Андрей. Жутко вкусно. Настоящий вкус праздника. (Подымает бокал.) С днем рождения!

Юлия. Спасибо.

Пьют.

Прости меня.

Андрей. За что?

Юлия. За все. Я не хотела срываться на тебе.

Андрей (миролюбиво). Хотела. Ты пригласила меня именно для того, чтобы сорваться.

Юлия. Ты очень добрый. И все понимаешь. Ты... (Запинается. Искренне.) Ты совершенно такой. (Помолчав.) Знаешь, о чем я думаю?

Андрей. Знаю. Об алых парусах.

Юлия. Да. Как, по-твоему, если бы Грэй не стал покупать паруса, а просто подошел к Ассоль на улице, она узнала бы его?

Андрей. Скорее всего, нет. Ведь прелесть этого капитана не в том, что он приплыл, а в том, что под алыми парусами.

Юлия. А я думаю - наоборот. Дело в том, что он понял Ассоль, и не стал смеяться над ее фантазиями. А паруса... Я уже знаю, что бывает, когда под парусами нужного цвета приплывает не тот капитан. И если бы Ассоль не узнала Грэя только потому, что у него не было возможности купить алый шелк, она была бы просто мечтательной дурой.

Андрей. Когда умерла твоя мама?

Юлия. Мне было пятнадцать лет.

Андрей (очень нежно). Пятнадцать? (Прижимая ее к себе.) Бедная, бедная девочка... Неужели тебе больше некого было любить?

Юлия. Не смейся. Я на самом деле любила тебя. Так сильно, что мне казалось, будто все дороги бегут к тебе, и все поезда, и все облака летят туда, где ты...

Андрей. А когда я был маленький, мне казалось, что все облака на что-то похожи. (Помолчав.) А теперь не кажется...

Юлия (романтично). Я проплакала всю ночь перед свадьбой от того, что изменяю тебе. Я безумно тебя любила.

Андрей. Ты плакала потому, что детство кончилось, и начинается совсем иная жизнь.

Юлия. Нет, она не началась, а закончилась. Я должна была выйти замуж. У меня не было денег, а у моего жениха их было много. Во всяком случае, тогда мне так казалось. Но даже после замужества, я все равно продолжала мечтать о том, что когда-нибудь ты приплывешь, прискачешь, прилетишь и спасешь меня. Я смотрела все твои фильмы по сто раз. И когда была домохозяйкой, и потом, когда муж стал доверять мне кое-какие дела...

Андрей. А потом?

Юлия. А потом я встретила одного человека, который мог помочь мне взобраться на самую вершину этой лестницы и уехала с ним в столицу.

Андрей. Значит, ты разведена?

Юлия. Нет. Этот человек был женат, я замужем, и нас обоих вполне устраивала данная ситуация. Поначалу я занимала у него определенную должность. Так что все было шито-крыто. Только лет пять спустя мне удалось открыть собственно дело. И очень вовремя. Потому что мой крутой любовник лопнул, как банк.

Андрей. Наверное, тебе тяжело было его потерять?

Юлия (равнодушно). Да, такая тяжесть с души свалилась. Надоело под него ложиться. Тем более к тому времени свои деньги я хранила уже совсем в другом месте. И, слава богу, что наши отношения были неофициальными, и публично я продолжала любить своего мужа. Впрочем, согласно досье в моем пресс-отделе, я люблю его до сих пор...

Андрей. А он?

Юлия. А его давно уже никто не спрашивает.

Андрей. Чем же ты занимаешься?

Юлия. То, что я продаю, столь же неэстетично, как и методы его продажи. Давай не будем говорить об этом. Расскажи лучше о себе.

Андрей. Считаешь, рассказ о торговле собой будет более эстетичным?

Юлия (вдохновенно). Не говори мне, что ты проститутка. Я больше не хочу это слышать. Ты - мой принц. И я хочу помочь тебе. Я хочу тебя спасти!

Андрей (усмехаясь). Так кто же из нас тогда принц? Если ты собираешься спасать меня, то из нас двоих я, скорее, принцесса. А мужчина-принцесса мало чем отличается от мужчины-проститутки.

Юлия. Почему ты ушел из кино?

Андрей. Я же говорил тебе: кончился госзаказ на принцев.

Юлия (с энтузиазмом). Тогда я сделаю свой собственный заказ и сниму тебе фильм на свои деньги. Хочешь? У тебя будет самый большой гонорар в истории отечественного кинематографа. Не меньше, чем у голливудских звезд.

Андрей (улыбаясь). Ты пьяна, дорогая Мельпомена.

Юлия. Ну и что? Я не напивалась почти десять лет. И сегодня у меня праздник - я пью, плачу, ем салат "Оливье" и говорю то, что думаю.

Андрей. Голливудские звезды получают миллионы.

Юлия (гордо). Кто тебе сказал, что у меня их нет? Ведь я как-никак принцесса! И хотя всего час назад мне казалось, что мое царство - тюрьма, теперь я понимаю: именно благодаря моим деньгам, я смогла оплатить свой заказ в "Эскорт-сервис", и именно благодаря моим деньгам я могу навсегда избавить тебя от подобных заказов.

Андрей. И именно благодаря твоим деньгам, я никогда на это не соглашусь.

Юлия. Почему?

Андрей. Мне не нужны твои деньги.

Юлия (помолчав). Иными словами, тебе не нужна я?

Андрей. Я сказал: мне не нужны твои деньги.

Юлия (игриво). Но ведь во всех сказках принц получает принцессу с половиной королевства в придачу. А потом они живут долго и счастливо. Поверь, я не хочу тебя покупать. Мне просто хочется, чтоб сказка продолжалась.

Андрей. Совсем недавно тебе хотелось прямо противоположного.

Юлия. Прости меня, я была дурой. Бедной богатой кретинкой, которая не может позволить себе никаких сказок. Ты прав: я позвонила в ваш сервис для того, чтобы отвязаться на заказном мальчике для битья за всех своих мужчин, вместе взятых. Но пришел ты. И случилось чудо. Чары спали. Теперь я снова чувствую себя малолеткой, готовой, не задумываясь, броситься ради своего принца в омут с головой.

Андрей. Потому что, как только ты задумаешься, то передумаешь, осознав: оно того не стоит.

Юлия. Никогда. Да и немного она стоит, моя нынешняя жизнь...

Андрей. Всего-навсего несколько десятков миллионов. Совсем не о чем говорить.

Юлия. Сотен, мой принц, сотен... Но при всех этих сотнях я тысячу раз несчастна.

Андрей. У тебя есть друзья?

Юлия. Одна подруга... Оксана. Мы обе с ней из Одессы. Мне удалось сохранить ее еще с тех времен, когда ни у одной из нас не было ни гроша за душой. Но с каждым годом она все неотвратимее превращается просто в землячку. А в остальном... Если считать, что бриллианты - лучшие друзья девушки, как пела твоя Мерилин Монро, то друзей у меня навалом. Плюс многочисленные приятели и коллеги, которые, испарись вдруг все мои бриллианты, тут же исчезнут вместе с ними.

Андрей. А чем занимается твоя подруга?

Юлия. Мается своими деньгами, как и я.

Андрей. И тоже ждет принца?

Юлия. Нет. Пытается дождаться своего мужа домой. А он все чаще задерживается на работе, на рыбалке, в сауне...

Андрей. Вы работаете вместе?

Юлия. Нет. Ждать мужа - ее единственная работа. Я нравлюсь тебе?

Андрей (вглядывается в нее). Да.

Юлия. Тогда бросай свою ужасную работу и оставайся со мной.

Андрей. Ждать с работы тебя? Ты просто предлагаешь мне ее сменить. Надолго ли?

Юлия. Навсегда. Пойми, ты самое дорогое, что было в моей жизни. Ты единственное, что у меня есть... Не считая моих миллионов.

Андрей. Как только ты протрезвеешь, то сразу начнешь их считать.

Юлия (убежденно и пьяно). Нет. Нет. Нет. Потому что ты - бесценен!

Андрей. Ты говоришь так только потому, что еще не сложила мне цену.

Юлия. Я люблю тебя, неужели ты этого не понимаешь?

Андрей (неуверенно). Ты серьезно?

Юлия. Как ни с кем! Как никогда! Я ни с кем никогда не была так искренна, потому что никого никогда не любила. Я всегда смотрела на мужчин с одной-единственной позиции: что мне нужно от них получить? А тебе мне хочется отдать всю себя, все что у меня есть, подарить весь мир, не прося ничего взамен. Если я тебе действительно нравлюсь, если есть хоть один шанс, что ты сможешь полюбить меня, прошу тебя, поверь мне! Или ты просто не можешь полюбить меня? В этом все дело?

Андрей (помолчав). Да, в этом все дело. Я боюсь, что смогу полюбить тебя. Потому что сейчас ты кажешься такой настоящей. Я знаю: все, что ты сейчас говоришь, - правда. Но я знаю и другое - это правда только сейчас. В душе каждой плотоядной миллионерши живет целый детский сад. Вы так же, как и все, хотите нежности, понимания, участия, искренности и любви. И потому заводите себе оплаченных компаньонок, кошек и принцев на содержании. Но рано или поздно, вы все равно напомните им, что у них существуют конкретные обязанности, а у вас - права, которые вы оплатили.

Юлия (искренне). Клянусь, клянусь всем, что есть у меня святого, я не буду предъявлять тебе никаких требований. Ты - мой принц, ты сам будешь приказывать мне. Я исполню любое твое желание...

Андрей (очень мягко). А что ты сохранила в своей жизни святого, кроме сказочки про алые паруса. Чем ты клянешься? Чем ты еще дорожишь?

Юлия (задумывается, не может ничего придумать, шутливо). Моими деньгами. (Целует его.)

Звонит мобильный Юлии. С трудом отрываясь от своего принца, она тянется к трубке.

Андрей. Не бери его.

Юлия (резко). Я не могу. Если кто-то звонит в такое время, значит это что-то очень важное. (Берет трубку.) Алло. Это ты? Что случилось? (Начальственно.) Сделка сорвалась? Ах, перенеслась... Что?! (Сладко, с придыханием.) Да, дорогой. Конечно, дорогой, я очень рада. Просто в восторге. Ты же знаешь, как я тебя люблю. Когда? (Вскрикивает.) Что?! Нет, нет, это я от радости... Я просто не ожидала такого... счастья. Конечно, конечно. Уже жду. Уже готовлюсь. Уже хочу...

Юлия отбрасывает трубку, вскакивает, начинает приводить себя в порядок.

Андрей. Что случилось?

Юлия. Черт! Мой партнер, мой деловой партнер, с которым я сегодня должна была праздновать юбилей, срочно вылетел в другой город заключать договор. Прилетел и выяснил, что переговоры перенеслись. И полетел обратно, чтобы все-таки поздравить меня с днем рожденья. Он очень благородный и понимает, что для меня этот срыв праздника был травмой, несмотря на то, что я все понимаю... Понимаешь? Он будет здесь через пятнадцать минут. Он не должен увидеть тебя.

Андрей (одевается). Ты отчитываешься перед партнерами в своей личной жизни?

Юлия. Перед этим - да. Потому что по совместительству он -мой любовник. Так удобнее. Это долго объяснять. Но если он увидит тебя, у меня сорвется не только эта сделка, но и весь наш бизнес. Ты же не хочешь разрушить мою жизнь, правда?

Андрей (с иронией). Кажется, еще пятнадцать минут назад ты собиралась пожертвовать ею ради меня.

Юлия. Но не через пятнадцать же минут! Ты что, подождать не можешь? Я обязательно пожертвую... немного позже.

Андрей (он уже одет). Когда?

Юлия. На днях.

Андрей. Считай, что мы договорились.

Юлия достает из шкафа вешалку с дорогим аляповато-безвкусным бельем. Одевает кружевной пояс, натягивает чулки.

(Сухо.) Ты собираешься надеть этот кошмар?

Юлия (бездумно). Что поделать, если у него кошмарный вкус? Он обожает, когда я выгляжу как проститутка.

Андрей (глухо). На вкус и цвет товарища нет. (Идет к выходу.)

Юлия (вскрикивает). Ты куда?

Андрей. Я ухожу.

Юлия (начальственно). С какой стати? Он зайдет сюда всего на пять секунд. Потом мы поедем в ресторан, после этого к нему. Я вернусь через несколько часов. Максимум часов через пять. Нет, через пять вряд ли. Я вернусь завтра к часу дня. Подожди меня тут, поспи... Когда раздастся звонок, я спрячу тебя в шкаф.

Андрей. В шкафах прячут не принцев, а любовников. Прости, принцесса, но я ухожу.

Юлия. Прошу тебя, останься.

Андрей. Хорошо, я останусь. И когда он придет, ты скажешь ему всю правду.

Юлия. Что, я с ума сошла, говорить правду деловому партнеру? Я бизнес-леди, а не сопливая девчонка.

Андрей. Тогда я ухожу.

Юлия. Ну, пойми, человека нужно морально подготовить...

Андрей. И не только морально, но и физически.

Юлия (раздраженно). Если я сходу скажу ему "нет", он поймет - что-то не так. Начнет нервничать. Сорвет сделку. На такой разрыв нужно время. Да и потом, чем он тебе мешает? Я не люблю его. У нас чисто деловые отношения. Понимаешь?

Андрей. Я все понимаю, Мельпомена, и поэтому я ухожу.

Юлия. Я прошу тебя...

Андрей. Нет.

Юлия. Умоляю тебя, постой. Подожди. Ты не можешь уйти просто так!

Андрей идет к двери.

Ах так? Какие мы, оказывается, нежные и принципиальные! Так вот, никуда ты не уйдешь. Позволь тебе напомнить, что я оплатила тебя до десяти утра.

Андрей (очень спокойно и вежливо). Да, госпожа, конечно, госпожа... Только позвольте вам напомнить, что между десятью утра и тринадцатью ноль-ноль - пройдет три часа. А в нашем сервисе время - деньги.

Юлия (нежно). Так ты из-за этого волнуешься, дурачок? Ерунда, я оплачу.

Андрей. К сожалению, это невозможно. В час дня меня будет ждать другая клиентка.

Юлия. Другая?! (Пауза. Резко.) Ах ты шлюха! Жрица любви! Это после всего, что между нами было? Да как ты можешь?!

Андрей. Не волнуйся, я не люблю ее. У нас чисто деловые отношения.

Юлия. Да у тебя никогда в жизни больше не будет такого шанса! Кто тебя еще помнит? Кому ты теперь нужен, кроме меня, старая, забытая всеми, проститутка? Я дам тебе столько денег, сколько ты захочешь, если ты не будешь пытаться с первой же минуты развалить весь мой бизнес.

Андрей. Твой бизнес? Ты вышла замуж ради денег, завела любовника ради денег, а теперь ради денег спишь со своим партнером. Прости, но я не вижу разницы между твои бизнесом и моим. И мне такие деньги не нужны. Я принц, а не сутенер.

Юлия (саркастично, с презрением). Принц? Ты шлюха, которую заказывают по телефону.

Андрей (зло). А ты кто? Или твой партнер только что заказал по телефону меня? Ты проститутка, которая заказала себе на ночь проститутку, чтобы хоть одну ночь не чувствовать себя проституткой. Да и то не получилось. Не успела расслабиться - труба уже зовет!

Юлия. Ты ничего не смыслишь в большом бизнесе! Когда человек ворочает такими деньгами, как я, у общества атрофируются все моральные принципы. Я одна из самых уважаемых женщин страны. Ты просто завидуешь мне!

Андрей. Конечно. Как дешевая шлюха дорогой.

Юлия. Если я только захочу, то куплю тебя с потрохами на двадцать четыре часа в сутки. Понял, принц?

Андрей. Да, конечно, я прекрасно тебя понял. Несмотря на все драмы и истерики, ты с самого начала не имела ничего против того, чтобы купить меня - тебя просто не устраивала цена. Она казалась тебе слишком дешевой. Ведь вы, нувориши, покупаете не вещи, а ценники. Единица с нулями - ваш единственный знак качества и уровень престижа. Купить принца подешевке означало уронить свой престиж и обесцениться самой. А вот снять мне фильм за миллионы - другое дело. Это королевское приобретение. Но не все так просто, принцесса. За доллар ты можешь купить себе книжку про "Алые паруса", за тысячу - заказать спектакль на час, за десять - на ночь. Но ни за какие деньги ты не сможешь купить меня. Потому что в отличие от тебя, играющей принцессу двадцать четыре часа в сутки для своих партнеров и подчиненных, мужей и любовников, я принадлежу самому себе. Как артист, я честно отыгрываю свою роль и ухожу. Под свист или аплодисменты - не важно. Главное - моя роль сыграна, и я больше не обязан прикидываться и врать, потому что после того, как падает занавес, я - свободен. И моя жизнь не продается.

Юлия (растерянно). Значит, все, что было между нами - это только игра?

Андрей. Весь мир - театр, а люди в нем - актеры, что в переводе на русский язык означает: весь мир - бордель, и люди в нем - проститутки. И вы ничем не отличаетесь от моей следующей клиентки.

Юлия. Я заплачу тебе в десять раз больше!

Андрей. Спасибо, вы очень щедры. Но то, что вы хотите купить, не выставлено в ассортименте, а остальное - того не стоит. (Достает из кармана конверт и бросает ей.) Мне не нужны ваши деньги.

Юлия (ошарашено). Почему?

Андрей. А по кочану! На русский это не переводимо.

Андрей уходит. Пораженная Юлия стоит посреди комнаты. Затем бросается к шкафу, хватает коробку с пустыми банками и швыряет ее об пол.

Звонит мобильный Юлии.

Юлия (по телефону). Алло. Ах, это ты, Оксана!.. Ну и подарочек ты мне устроила. Еще подруга называется! Что я делаю? Бью банки!





ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

Та же комната, так же сервирован стол. Юлия нервно ходит по комнате с конвертом в руках. На ней строгий темный костюм, волосы гладко зачесаны назад. В движениях чувствуется сдерживаемое напряжение, как у бойца перед боем.

Звонок в дверь. Юлия бросает конверт на тарелку и идет открывать. Возвращается в комнату вместе с Андреем. В его руках букет желтых роз.

Юлия (вежливо). Проходите, Андрей. Садитесь. Давайте сюда ваши розы. Они потрясающие. Спасибо.

Андрей. Не стоит благодарности, их оплачивает фирма. Вы прекрасно выглядите. Вы стали еще красивей.

Юлия. Комплименты тоже оплачивает фирма?

Андрей. Нет, вы. Комплименты входят в мои профессиональные обязанности.

Юлия. А если бы мы встретились с вами просто так, случайно, как мужчина и женщина, вы бы мне их не говорили?

Андрей. Нашу нынешнюю встречу трудно назвать случайной, не так ли?

Юлия. Я пыталась выяснить ваш домашний телефон, но...

Андрей. Наш сервис предоставляет все виды любовных услуг, кроме этой.

Юлия. Черта с два! Ваш сервис - настоящая шарашкина контора. Я потратила целый месяц, пытаясь вызвать вас. Увеличивала цену вдвое, втрое... А мне говорили, что вы в отъезде. Ни одна серьезная фирма не позволит своему сотруднику так выпендриваться в ущерб общему бюджету. Ведь я же прекрасно понимала: вы просто не хотели меня видеть.

Андрей. Не хотел. Но ничего не поделаешь, работа есть работа. В смысле - нужно же что-то есть.

Юлия. Вы пришли сюда не из-за работы. Я уже поняла: вы пришли сюда потому, что вам хочется меня обидеть. (Покаянно.) И я заслужила это. Я так обидела вас...

Андрей (небрежно). Ну что вы... Какие обиды? Я же всего лишь проститутка.

Юлия (твердо). Нет, это я - проститутка. Я прожила свою жизнь, как проститутка. И повела себя с вами, как проститутка. В то время как вы вели себя со мной, как настоящий принц. Вы были добрым, страстным, честным...

Андрей. Да не был я ни добрым, ни честным. Я просто вел себя, как профессиональная проститутка.

Юлия. Почему же вы вернули деньги?

Андрей. Быть может, потому, что в какой-то момент, на какую-то долю секунды я поверил вам, а это было непрофессионально. Большинство женщин тают после секса, воркуют, мурчат и обещают бог знает что. И мне ли не знать, что это ничего не значит. Но я вам поверил. И потому моя профессиональная честь не позволила мне взять плату. Ведь профессионализм проститутки состоит в том, чтобы до конца оставаться холодной расчетливой обманщицей. Если же она позволит клиенту поиметь ее...

Юлия (радостно). Значит она уже не проститутка. (С облегчением.) Выходит, вы все-таки не играли...

Андрей (жестко). Играл.

Юлия. И когда говорили мне комплименты?

Андрей. Да.

Юлия. И когда утешали меня?

Андрей. Да.

Юлия. И в постели?

Андрей. Да.

Юлия. Но потом вы сорвались и сказали мне всю правду! Никто другой ни за что не стал бы говорить ее мне. Побоялся бы, счел нецелесообразным, некорректным, невыгодным. А если вы сделали это, значит никакая вы не проститутка.

Андрей. Быть может, и никакая. Вам видней. Но все равно...

Юлия (горячо). Ни одна проститутка не обзовет клиента проституткой. Даже если клиент ведет себя хуже проститутки. Выходит, когда вы обозвали меня проституткой, сами вы проституткой не были. И в этот момент вы не играли.

Андрей. Играл. Я играл принца от начала до конца. Согласно вашему заказу. И в тот момент, когда вы повели себя оскорбительно, принц, согласно роли, должен был оскорбиться. Вот я и оскорбился. И сказал всю правду.

Юлия. Но ведь это все равно была правда.

Андрей. Быть может. Но, по правде говоря, у меня не было никакого желания говорить ее вам. Я просто честно играл честного и принципиального принца.

Юлия (упрямо). Почему же тогда вы вернули мне деньги?

Андрей (пожимая плечами). Наверное, слишком вжился в роль.

Юлия (она запуталась). А сейчас вы говорите правду взаправду?

Андрей. Да, сейчас я вправду говорю правду. (Пародируя ее.) Я откровенен с вами, как ни с кем и никогда. И моя правда проста, как пять копеек, несмотря на то, что тянет на двадцать тысяч, которые вы заплатите, чтобы ее услышать.

Юлия. В чем же она?

Андрей. Я не знаю, почему сделал это. И знать не хочу!

Юлия (горячо). Вы не знаете, как это важно для меня! Сколько ночей я не спала, пытаясь понять, почему вы вернули деньги и что вы на самом деле думаете обо мне?

Андрей. А с чего вы взяли, что я в принципе думаю о вас? Вы чрезвычайно упрямая женщина, Мельпомена. За этот месяц вы вбили себе в голову, будто я - ваш зачарованный принц. И теперь пытаетесь доказать это мне. Что поделаешь, зрители часто идентифицируют актера с ролью. Обычно это лишь свидетельствует о таланте актера. Но роль - это всего лишь роль. Вашего принца не существует. И вам придется с этим смириться. Если же вся проблема в деньгах, то она легко разрешима. (Берет с тарелки конверт и кладет его в карман пиджака.) Все. Теперь вы можешь спать спокойно.

Пауза.

Юлия (убежденно). Вы сделали это сейчас потому, что поняли: именно так вы сможете причинить мне максимальную боль.

Андрей. Вот вам и ответ. Прошлый раз я вернул вам деньги потому, что знал: именно так я причиню вам максимальную боль. А сейчас вернулся за ними. И, кстати, готов честно отработать вторую десятку. (Кладет руку ей на талию.)

Юлия (устало отбрасывает его руку, хлопает в ладоши). Браво! Бис! Разрешите мне вернуть вам цветы - они ваши по праву. Сегодня у нас смена репертуара, да? Вы изображаете проститутку, которая не скрывает того, что она проститутка. И прячетесь за образом циничной шлюхи, которая продает любовь за деньги, точно так же, как я пряталась за образом циничной миллионерши, которая предпочитает покупную любовь шаровой. Потому что сейчас в моде только эти два фасона. Либо ты покупатель, либо товар. Третьего не дано. И мы боимся. Мы смертельно боимся показаться окружающим такими, какими есть на самом деле. Ибо нас сразу сочтут неактуальными, устаревшими, неконвертируемыми - нас засмеют. И даже если нам хочется быть искренними, трогательными, любящими, мы вынуждены прикидываться, что мы прикидываемся любящими и искренними. Прикидываемся, будто то, что имеет для нас значение - ничего не значит. Прикидываемся, что мы прикидываемся принцем и принцессой...

Андрей (иронично). А на самом деле по мотивам нашей истории можно снимать сказки для детей младшего школьного возраста. В некотором царстве, тридевятом государстве жила-была царевна-несмеяна. И вот она грустила-грустила, плакала-плакала, а потом тряхнула царской казной и заказала себе принца в "Эскорт-сервисе". Ведь чудеса надо делать собственными руками, оплачивая их из собственного кошелька! Да только одного она не учла: чем больше денег потратишь на превращения проститутки в принца, тем большей проституткой он будет. Ну что, мы идем в постель или нет?

Юлия. Что я должна сделать, чтобы вы простили меня, Андрей?

Андрей. Если вы не собираетесь использовать меня по назначению, думаю, лучшее, что мы можем сделать, - проститься. Хотите написать на меня жалобу - милости просим. Впрочем, в нашей фирме достаточно богатый ассортимент принцев. Вам быстро пришлют замену. Капитан Грэй был, правда, только один. Но зато есть парочка киношных революционеров и один честный милиционер. Вы, случайно, не влюблялись в детстве в честных милиционеров? Ах да, забыл, вы любите сказки. На этот случай у нас припасен прекрасный Иванушка-дурачок.

Юлия (удивленно - она заметила это только сейчас.) Почему мы опять перешли на "вы"?

Андрей. Потому, что занавес уже опущен и актеры, которые кричали друг другу "Я тебя люблю!" - снова чужие люди и обращаются к партнеру по имени-отчеству. Кстати, как ваше отчество, Мельпомена?

Юлия (твердо). Не надо. Мы не чужие люди. После всего, что между нами было...

Андрей. Секс, по нынешним временам, не то что не повод перейти на "ты" - даже не повод для знакомства. А при моей профессии - тем более.

Юлия. Забавно... Ведь прошлый раз ты знал меня лучше, чем я сама. Ты знаешь обо мне больше, чем все, кто знает меня много лет. И в то же время мы даже не знакомы. Все потому, что я тоже трушу и страхуюсь. Страхую свою жизнь, свои деньги, свой имидж... К черту страх! К черту, к черту, к черту!

Андрей. Не стоит меня посылать, я и так ухожу. (Встает и идет к двери.)

Юлия (резко). Стой!

Андрей оборачивается.

Давай хоть познакомимся напоследок. (Протягивает ему руку.) Меня зовут Юлия Медведева.

Пауза.

Андрей (удивленно). Юлия Медведева?

Юлия. К вашим услугам.

Андрей (подходит к ней). Юлия Медведева! Та самая?..

Юлия. Самая, что ни на есть...

Андрей. Не может быть... Это какое-то чудо... Юлия... Первая бизнес-леди страны! Ангелоподобный носорог... Мадонна с акульей хваткой...

Юлия (не без самодовольства). Не стоит цитировать прессу. В отличие от вас, она неспособна выдумать изысканных комплиментов даже за деньги.

Андрей (поражен). Юлия, неужели это вы? (Машинально целует ей руку.)

Юлия (осторожно). Значит, вы простили меня?

Андрей. Это вы простите меня. Простите, пожалуйста... Я даже представить не мог, что вы - это вы!

Юлия (улыбаясь). Точно так же, как я, заказывая проститутку, не могла вообразить, что этой проституткой будете вы.

Андрей (шутливо). А я, идя к вам сегодня, не мог и предположить, что Юлия Медведева - эта проститутка.

Смеются.

Вы знаете, я мечтал познакомиться с вами. Я даже...(Осекается.)

Юлия. Даже не догадывались, что уже знакомы со мной ближе, чем кто бы то ни был.

Андрей. Да, даже не догадывался... Та женщина, с которой я познакомился, была полной противоположностью Юлии.

Юлия. Однако именно она и есть я. Бедная одинокая девочка, которая всю жизнь ложилась под кого-то, даже не задумываясь об этом. Представляете, вплоть до нашей встречи я даже не задумывалась об этом? Месяц назад я и сама себя не знала. И потому это был самый важный день рожденья в моей жизни за все мои тридцать пять лет - я действительно, словно родилась заново. То, что вы сказали, причинило мне боль. Но все живое рождается в боли. И вот я родилась. Благодаря вам...

Андрей (серьезно). Нет, это я родился благодаря вам! Много лет я равнялся на вас... Вы, можно сказать, заново научили меня жить...

Юлия (недоуменно). Хотите сказать, я научила вас заниматься проституцией?

Андрей (снова осекается, понимая, что сказал лишнее). Ах, это... (Вытаскивает из кармана конверт, бросает его на стол.) Простите меня за эти деньги. Простите за все. Вы - женщина ХХI века. (Качая головой.) Но я не мог вас узнать. Столько слышал, но никогда не видел...

Юлия. Естественно. Я никогда не публикую свои фото. Я из тех героев, которых народу лучше не знать в лицо.

Андрей. А потом, все, что я увидел и услышал от вас, в корне расходилось с общеизвестной информацией. Я не знал, что вы сирота.

Юлия. Мой имиджмейкер настаивал, чтобы мы обнародовали этот факт. Но я отказалась наотрез. Понимаете, я не могла говорить о смерти мамы так, в рекламных целях...

Андрей. Ваш день рожденья также был тайной за семью печатями...

Юлия. Ненавижу выслушивать лживые поздравления в тот день, когда хочется только одного - плакать и есть салат "Оливье"!

Андрей. А как же ваш партнер?

Юлия. Ему пришлось сказать. Что поделать... Любовь - это тоже работа. (Осекается.) Простите меня за него.

Андрей. О чем речь... Я не имел никакого права выдвигать вам подобные требования. Кстати, салат "Оливье" тоже нигде не упоминался. Наоборот - мне говорили, вы любите блюда восточной кухни...

Юлия (весело). Да, чистой платонической любовью! Даже не представляю, как к ним можно притронуться, не говоря уже о том, чтобы засунуть в рот.

Андрей. И разве могла страшная, громоподобная Юлия Медведева позволить выжить себя из дома какому-то жалкому дизайнеру, поведенному на салатовом цвете?

Юлия (смеясь, с облегчением). Да нет, этот бедняга ни в чем не виноват. Он оборудовал роскошные апартаменты, соответствующие моему положению. Другой вопрос, что жить там совершенно невозможно. Поскольку то положение, к которому меня обязывает статус, весьма изысканная, но крайне неудобная поза.

Пауза.

(Трогательно.) Вы действительно так хотели со мной познакомиться?..

Андрей (шутливо). Нет, гораздо сильней.

Юлия. Выходит, мы оба мечтали друг о друге. Чудо, да и только... (Звонит мобильный Юлии. Юлия - поспешно.) Я не буду брать трубку!

Андрей (вежливо). Ну, зачем же... Вдруг это что-то очень важное.

Юлия (по телефону). Алло. (Прикрывая трубку рукой, Андрею шепотом.) Это мой партнер. (Говорит по телефону, гордо произнося слова и явно позируя перед Андреем.) Нет. Сейчас я не могу с тобой встретиться. Да, случилось. Да, важное. Я просто не хочу. Почему? А по кочану! (Кладет трубку.) Потому что то, что случилось - самое настоящее чудо!

Бросается на шею Андрею. Целует его. Затемнение.

Свет зажигается вновь. Андрей и Юлия лежат на диване.

Юлия. Давай бросим все и уедем отсюда.

Андрей. Куда?

Юлия. В блистательную страну, где восходит солнце и где звезды спустятся с неба, чтобы поздравить нас с приездом.

Андрей. Ты не можешь бросить все. Ты - Юлия Медведева. И это обязывает ко многому.

Юлия. А если бы я не сказала тебе, что я - это я, ты бы ушел?

Андрей. Да. Ушел бы. Но потом все равно бы вернулся.

Юлия. К идиотке, у которой нет за душей ничего, кроме кастрюли "Оливье" и сказки про алые паруса?

Андрей. Ты ревнуешь меня к ней?

Юлия. Скорее, она ревнует тебя к Юлии Медведевой.

Андрей (ласково). Ты смешная...

Юлия (настойчиво). Ведь ты остался здесь из-за нее?

Андрей. Но ведь она - ты.

Юлия (резко). Нет. Она всего лишь беспринципная лживая тетка, которая заработала свои деньги, прыгая из койки в койку и отбрасывая использованных мужчин, как использованные презервативы.

Андрей. Одними прыжками на кровати таких денег не заработаешь. Я знаю это, как никто другой. Для этого нужны крепкие мозги и железная хватка. А остальное - лишь издержки производства. Что поделать, если в нашей стране проституция давно уже стала государственным строем. И когда речь идет о миллионах, о морали речей не заводят. А если и заводят, то только для того, чтобы приумножить их из чужой казны.

Юлия (разочарованно). Прошлый раз ты говорил мне совсем другое...

Андрей. Я же не знал, кто ты.

Юлия. Но ты знал, какая я. После нашей встречи я возненавидела ту, которой стала.

Андрей. Ты такая, какая есть. Как бы ты не махала сейчас руками, через час ты поймешь: нельзя одним махом изменить всю свою жизнь.

Юлия (неуверенно). Но я же отказала своему партнеру.

Андрей (испытывая ее). Отказала. Но не отказалась?

Юлия (с сожалением). Я не могу сейчас отказаться от него. Это все равно, что собственноручно пристрелить лошадь, на которую ты сделал крупную ставку и которая вот-вот придет к финишу.

Андрей (неожиданно горячо). Откажись от своих денег, Юлия. Прошу тебя!.. Откажись от перспектив заработать свой тысячу первый миллион. Того, что у тебя есть, хватит на всю оставшуюся жизнь. Мы уедем в блистательную страну, где восходит солнце и где звезды спустятся к нам с неба!..

Юлия (грустно). Если я откажусь от денег, ни один зритель в этом зале не поверит, что это хэппи-энд. Хэппи-энд без денег кажется по нынешним временам слишком надуманным и недостоверным.

Андрей (хмуро). Боюсь, в противном случае у нас не будет вообще никакого. Даже самого недостоверного.

Юлия. Но почему? Разве мы не можем любить друг друга вопреки всему? Ведь любовь, только любовь может побороть все на свете. Все и вся - даже смерть!

Андрей. Кроме одной единственной из смертей - смерти души.

Юлия. Но моя душа жива! Именно ты заставил меня вновь почувствовать ее - этот странный, болезненный, щемящий сгусток в груди. Я вовсе не хочу, чтобы ты любил во мне продажную тварь. Ты же знаешь, я могу быть другой. Ты видел меня настоящей. (Обиженно.) Хотя потом даже не думал обо мне...

Андрей (искренне). Я изо всех сил старался не думать о тебе. Я знал: лучше мне не думать об этом. И думал все равно. Ты знаешь, что такое комплекс любви к проститутке? Это медицинский термин. Его придумали для мужчин, влюбляющихся только в тех женщин, которые ведут себя, как шлюхи. Думаю, его изобрели в то время, когда это еще не было нормой поведения...

Юлия (настороженно). У тебя комплекс любви к проститутке?

Андрей. Отнюдь, Юлия. Куда более экзотичная и крайне редкая по нашим временам болезнь...

Юлия. Что у тебя болит?

Андрей (с болью). Сердце.

Юлия. У тебя болит сердце? Я сейчас же вызываю врача!...

Андрей. Не надо. Нам с тобой врач уже не поможет. Будешь смеяться, но в прошлый раз, когда ты рассказывала мне о своем детстве, облаках и парусах, у меня вдруг заболело сердце. И мне захотелось тебя спасти. Это было глупо. И современные медики еще не изобрели слово, чтобы обозначить это чувство. Но я назвал его комплексом принца.

Юлия. Раньше желание мужчины спасти женщину считалось естественным.

Андрей. А сейчас оно достойно изучения у психиатра. И когда ты обломала меня, я почувствовал такую боль, как никогда в жизни. Наверное, то же самое чувствуют женщины, вынужденные сделать аборт. Когда то, лучшее, что вот-вот готово родиться в тебе, вырезают заживо!

Юлия. О господи!

Андрей. И тогда я впервые понял, почему ушел из кино. Вовсе не оттого, что мне перестали предлагать роли. Из-за своего комплекса принца. Я привык играть принцев. А когда время изменилось и в стране начался золотой век проституции, я ушел. Меня уговаривали играть наркоманов, сутенеров, убийц и наркодельцов. Но я предпочел остаться принцем. Принципиальным и невостребованным. Не знаю почему. Наверное, потому, что мне уже больше сорока и когда я учился в институте, хорошие педагоги еще не ушли на пенсию и честно учили разумному, доброму, вечному. Они слишком убедительно объяснили мне, что искусство должно воспитывать народ. И хотя нынче наш народ не хочет воспитываться и предпочитает оттягиваться, треская свой поп-корн вместе с боевиками, мелодрамами и эротикой, искусство продолжает воспитывать. Даже несмотря на то, что оно очень далеко от искусства. Такая уж у него проклятая особенность. Только теперь, вместо благородных принцев, оно воспитывает наркоманов, сутенеров, убийц и наркодельцов. И я не желал в этом участвовать.

Юлия. Лучше быть проституткой?

Андрей. Да, тогда мне казалось: лучше быть проституткой, которая играет принца в театре одного клиента, чем учить проституции миллионы зрителей.

Юлия. Выходит, ты ушел в проституцию, чтобы остаться принцем?

Андрей. Во всяком случае, я хотел остаться самим собой. Наверное, это было глупо... Да, теперь я понимаю, как глупо и наивно это было. Потому что я всегда - принц не больше чем на час. Я не могу тебя спасти. Очень хочу, но не могу. Ведь спасать тебя нужно от твоих собственных денег, от твоей власти, могущества и престижа. А от этого ты не откажешься никогда. Ибо ты - Юлия Медведева - герой нашего времени! (Пауза. Задумывается. Невнятно.) Прости, мне нужно позвонить. (Выходит на кухню.)

Юлия (твердо). И это самое страшное.

Андрей (из кухни). Что?

Юлия (громко и четко). Что герой нашего времени - я, а не ты! (Горько.) И если бы ты не исчез с экрана, возможно, Юлия Медведева никогда бы не появилась на свет. Ты говорил, что равнялся на меня... Уж не знаю, в чем ты на меня равнялся и в чем сравнялся, и стоит ли равняться на таких, как я... А вот мне равняться было не на кого!

Андрей возвращается. Садится к ней. Рывком прижимает Юлию к себе.

Ты ушел из кино. Ты меня предал! Я стала проституткой потому, что ты ушел в проституцию.

Андрей (думая о своем). Как я мог вынудить тебя к этому? Я вообще ничего не делал...

Юлия. Верно - ты ничего не сделал для того, чтобы я не стала такой. И это именно тот случай, когда в уголовном кодексе бездействие приравнивается к преступлению.

Андрей (удивленно). Что я, по-твоему, мог изменить?

Юлия (убежденно). Играть принцев. Заставить нас поверить в лучшее, стать лучше!

Андрей. Пойми, никто не станет сейчас смотреть фильмы про алые паруса. В таких героев давно уже никто не верит.

Юлия (горячо). Именно поэтому их и нужно играть! Играть так, чтобы поверили. Потому что это и есть самое страшное - никто ни во что не верит. И хотели бы поверить, да не во что! Последние десять лет все ваше искусство занимается только тем, что планомерно разбивает наши идеалы. Вы ежесекундно на пальцах, на фактах, на примерах доказываете нам, что ничего святого в жизни нет, не было и быть не может. Что говорить о высоком можно только с усмешкой на устах! И еще жалобитесь, будто настоящие искусство и культура никому не нужны. Кричите, что мы, жалкие нувориши, плевали на нее с высокой колокольни. Не понимая, вы сами выращиваете нас такими! Да, да, своими собственными руками!

Андрей. Потому что никто из вас не станет платить деньги за то, чтобы смотреть нотации и моралите.

Юлия. И в результате вы постоянно ложитесь под нас, оправдывая свою бездуховность пожеланиями клиента! Ваше нынешнее искусство - самая первая шлюха нашей страны. Оно имеет в виду нас, а мы его. Мы умеем только иметь друг друга. Нас так научили. Нас сделали такими. Все мы больны пустотой. И я такая мерзкая по жизни лишь потому, что стараюсь ей соответствовать. Я действительно такая, какая есть. Я разучилась верить! Просто разучилась, понимаешь? Я уже не могу поверить, что ради любви можно пожертвовать всем. Очень хочу, но не могу. (Горько.) Прости меня за это!

Андрей. И ты прости меня. Прости меня за то, что я ушел из кино... За то, что ты стала такой, какой стала...

Юлия (горячо). Я прощаю тебе все! Я буду прощать тебе все и всегда, даже то, что нельзя прощать. Хочешь быть проституткой - будь ею. Только останься со мной. Не исчезай больше никуда. Никогда! Пожалуйста!

Андрей. Хорошо. Если так... (Видно, что он делает над собой усилие.) Я должен сказать тебе одну вещь.

Юлия. Какую?

Андрей (с усмешкой). Знаешь анекдот? Идет герой по лесу и видит: в болоте тонет человек. Герой подбегает к нему, хватает, тащит на берег. А тот кричит, отбивается. "Чего ж ты отбиваешься? - спрашивает герой. - Я ж тебя из болота тащу!" - "А зачем ты меня тащишь? Я тут живу!"

Юлия. Зачем ты мне его рассказал?

Андрей (убежденно). А затем, Юлия, что я спасу тебя. Как бы ты не отбивалась! Обещаю. (Целует ее.)

Звонит мобильный Юлии.

Юлия (берет трубку, слушает, меняется в лице). Что?!!! Кто тебе это сказал? Оксана? Нет, не делай этого. Послушай меня! Ну, почему ты не хочешь меня слушать?! Давай решим все завтра... Алло! Алло! (Андрею, испуганно.) Мой партнер едет сюда! Оксана ему все рассказала. Сука! Сколько денег я ей одолжила, и так меня подставить!..

Андрей (вскакивает, начинает быстро одеваться). Как скоро он будет здесь?

Юлия (нервно). Понятия не имею. О господи! Что мне делать?! (Смотрит на него.) Что ты делаешь?

Андрей. Одеваюсь. Не беспокойся, я сейчас уйду.

Юлия (хватает его за рукав). Останься. Ты нужен мне!

Андрей (берет ее лицо в ладони). Скажи мне только одно: тебе страшно его потерять?

Юлия (быстро). Его - нет. Но он страшно ревнивый, а в ревности совершенно непредсказуемый. Мы оба владеем контрольным пакетом акций, и если он продаст свою часть конкурентам - это конец... Ты должен остаться. Ты должен ему все объяснить!

Андрей. Что - все? Что наши отношения ничего не меняют в ваших с ним отношениях? Уволь...

Юлия. Ты должен сказать, что между нами ничего не было.

Андрей. Извини, я не стану этого делать.

Юлия (дрожащим голосом). Ты хочешь, чтобы я рассказала ему, что между нами было все? Я не могу...

Андрей (спокойно). А я и не требую от тебя этого.

Пауза.

Юлия (поражена до глубины души). Не требуешь? Но ты должен требовать! Кричать, умолять, возмущаться. Обидеться, приревновать, ударить меня... Все что угодно, но только не вести себя так, словно тебе безразлично. Ведь только пятнадцать минут назад ты клялся меня спасти!

Андрей (грустно). Но не через пятнадцать же минут...

Юлия. Если ты уйдешь, можешь больше не возвращаться. Я никогда тебе этого не прощу!

Андрей (мягко). Ты обещала простить мне все...

Юлия. Такое нельзя простить!

Андрей. ...даже то, что нельзя.

Юлия (вырываясь из его рук). Я все поняла. Все! Ты просто не хочешь, чтобы мы с ним расстались. Ведь тогда я могу потерять свои деньги! Все твои комплексы по этому поводу - лишь профессиональная ложь. Передо мной, перед самим собой... Ты был вовсе не против, чтобы тебя купили. Просто набивал цену. Ведь лучший способ набить себе цену - прикинуться порядочным и отказаться от денег. Так поступают только шлюхи первого разряда. И они получают все. Но ты ничего не получишь. Уходи. Слышишь, уходи немедленно!

Андрей пытается что-то сказать.

(Кричит.) Уходи!

Андрей выходит в коридор. Через минуту он возвращается вновь, уже в плаще, с перчатками в руках.

Андрей (впервые за все это время он нервничает). Пойми, Юлия, что бы я ни сказал сейчас, будет только хуже.

Юлия. Хуже уже не бывает. (Орет.) Уходи!!!

Андрей незаметно кладет на стол свои перчатки. Уходит. Юлия бросается к шкафу, достает коробку, где были банки, и видит, что она пуста.

Затемнение.

Рассвет. Та же комната. Но сейчас вещи разбросаны - заметно, что уже несколько дней никто даже не пытался расставить их по местам. Возле дивана стоят пустые бутылки из-под коньяка. На диване, укрывшись с головой пледом, спит Юлия.

Звонок в дверь. Юлия ворочается во сне. Звонок звенит снова и снова - стоящий за дверью не собирается отступать. Юлия медленно поднимается с дивана. На ней тот же старый халат, волосы растрепанны, лицо помятое. Пошатываясь, Юлия направляется в коридор. Слышен крик: "Уходи! Видеть тебя не хочу!" и звуки борьбы. В комнату входит Андрей. Он выглядит великолепно: белый костюм, белые туфли, белый плащ. Через плечо перекинута сопротивляющаяся Юлия. Под мышкой - букет белых роз.

Андрей доносит свою ношу до дивана, садит туда Юлию, ловко становится на одно колено и вручает ей букет.

Андрей. Прекрасные цветы самой прекрасной женщине, которую я видел в жизни!

Юлия (отбрасывает букет в противоположный угол комнаты). Ты еще издеваешься! Зачем ты приперся? Я тебя не вызывала.

Андрей. Я сам вызвался прийти сюда.

Юлия (сквозь зубы). Зачем?

Андрей. Увидеть тебя.

Юлия. Увидел? Полюбовался? Пришел в восторг? Видишь, что от меня осталось? И все это, милый мой, твоих рук дело!

Звонит мобильный Юлии. Юлия хватает трубку.

(По телефону.) А-а-а... Оксана!!! Пошла вон, сволочь! Сука! Стерва! Дрянь! Предательница! Ненавижу! (Отшвыривает трубку. Рычит..) Ненавижу! Ненавижу! Пошел вон! Убирайся от сюда! (Укрывается пледом с головой.)

Андрей (поражен). Юлия, Юлия... ты слышишь меня?

Юлия (из-под пледа). Слышу! Глаза б мои тебя не видели.

Андрей (принюхивается). Юлия, ты пьяна...

Юлия (откидывает плед, вызывающе). Да! Я пью уже третий день. Я пьяна в зюзю. Пьяна и счастлива. Мне больше не о чем беспокоиться, потому что у меня больше ничего нет! Моя тщательно построенная жизнь разбита вместе с моими тщательно собранными банками. Моя единственная подруга предала меня. Мой партнер кинул меня и продал свои акции. Мужчина, которого я любила, кинул меня за пять минут до того, как меня кинул мой партнер. Я больше не являюсь владельцем свой фирмы. Завтра собрание акционеров. Там мне представят сволочь, купившую акции у моего партнера, снимут меня и выберут нового главу. Ерунда! Стоит ли из-за этого расстраиваться! Зато теперь у меня появилась куча бутылок! Что бы ни случилось, я могу снять стресс. К тому же они намного лучше банок уже тем, что из них можно выпить предварительно.

Андрей. Для пьяной в зюзю у тебя слишком хорошая фигура...

Юлия (возмущенно). Что!!!

Андрей. Я имею в виду фигуру речи.

Юлия. Да? Значит, я непростительно протрезвела. Надо срочно добавить...

Юлия тянется к бутылке на полу. Андрей выхватывает бутылку у нее из-под носа. Они борются. Юлия хватает Андрея за грудки.

Какого черта ты, старая гейша, подкинул мне свои перчатки?! Только не ври, будто ты их забыл! Ты сделал это нарочно. Я все придумала. За пять минут я изобрела себе в оправдание такую гениальную ложь! Я могла так мастерски извернуться... он бы еще просил у меня прощения. И вдруг мой партнер находит на столе мужские перчатки. И я пасую, как школьница. И все летит к черту с гулом и свистом! (Отпускает его и снова валится на диван. Жалобно.) Зачем? Что я тебе сделала? Нет, не отвечай... Мне уже все равно. Мне все - все равно...

Андрей. Юлия, неужели деньги и власть были тебе так важны? Неужели, если отнять их у тебя, от тебя не останется ничего? Неужели ты состояла только из этого? Если так, то это же ужасно, Юлия!

Юлия (опустошенно). Да, это ужасно.

Андрей. Где же она, та, другая, ты?

Юлия (резко). Она сдохла, когда ты ушел, мой милый. Человек, так гордо, так благородно пообещавший спасти меня, бросил меня в самую решающую минуту. И незачем тебе было возвращаться. Девочка, наивно любившая тебя, умерла. А Юлии Медведевой выдрали зубы. С кровью и без наркоза. Она королева без королевства. Теперь она - ничто. Ее не существует в природе. В этой квартире больше никто не живет. К кому ты пришел?

Андрей (с пафосом). Я пришел к женщине, которая изменила мою жизнь.

Юлия. К женщине, которой ты испортил жизнь!

Андрей (очень серьезно). Я не говорил тебе этого. Но еще до знакомства с тобой, наблюдая за твоей карьерой, я сказал себе: если эта женщина способна проворачивать такие дела, ты тем более сможешь. Иначе - ты хуже бабы. Ты стала для меня примером. Нет, больше - постоянной зубной болью. Пощечиной наотмашь. Ведь ничто не заводит мужчину так сильно, как мысль, что женщина делает работу лучше него. Я начал зарабатывать деньги...

Юлия. Торгуя собой оптом и в розницу.

Андрей. Нет, Юлия, нет... Благодаря тебе, я словно пробудился ото сна! Ты даже не представляешь, из какого дерьма ты меня вытащила!

Юлия. Наверное, из того самого, в которое ты меня засунул.

Андрей. Ты воскресила во мне мужчину!

Юлия. И в ответ этот мужчина, не долго думая, похоронил меня.

Андрей. А потом я познакомился с тобой... Пришел, разыграл роль принца, швырнул деньги. И только когда опустился занавес, понял: мне действительно хотелось швырнуть эти деньги. Мне хотелось этого всю жизнь! И хотя я играл, я играл самого себя. Таким, каким я был когда-то, или, быть может, таким, каким мне только хотелось быть. Но было это так давно, что я уже не помнил ни мизансцен, ни сверхзадач. Я просто сыграл роль, и вдруг в этой роли узнал самого себя. Словно какой-то драматург написал пьесу о моей жизни и, заучивая текст, я понял, что говорю своими собственными словами.

Юлия. Из чего напрашивается нехитрый вывод: до этого ты говорил чужими. И, по правде говоря, тогда у тебя получалось гораздо лучше....

Андрей. Но сейчас я говорю то, что хочу сказать. Я люблю тебя, Юлия!

Юлия (смеется, резко запрокинув голову). Ха-ха-ха! Вот это шутка месяца! Ха! Насмешил... (Осекается.) Слушай, меня озарила догадка. Ты вернулся за своими деньгами. (Хлопает в ладоши.) Точно! Как я сразу не сообразила. Видит бог, сейчас я заплачу тебе за все! За всю твою любовь разом!

Юлия вскакивает с кровати, бежит к шкафу, вытаскивает оттуда злополучный конверт. Нетерпеливо надрывает его и бросает деньги в лицо Андрею.

На, получай! Утрись! Заработал.

Секунду Андрей стоит неподвижно. Потом спокойно собирает деньги и бросает их в лицо Юлии.

Андрей. На, а это тебе!

Юлия (опешив.) За что?

Андрей. За любовь.

Юлия (заводясь). Что!!! Ты мне мои же деньги платишь! Мои же деньги мне в морду!!!

Андрей (подначивая ее). Думаешь, у меня своих нет? Я знал, куда иду! (Достает из кармана пачку денег и швыряет ей.) На! На! На!

Юлия. Ах так! Ну, я тебе сейчас покажу... Я тебя перешвыряю. Я тебе сейчас столько за любовь заплачу!!!

Юлия мечется по комнате, вытаскивая купюры из всевозможных мест: из ящиков, из сумки, из штанов плюшевого медведя. Швыряет их Андрею. Он выбегает в коридор, возвращается с сумкой, достает оттуда деньги, швыряет ей. Некоторое время они азартно комкают деньги и бросают в лицо друг другу. Комната усыпана купюрами, как снегом.

Юлия (выдыхая). Ух... (Подбирает одну из купюр, задумчиво вертит в руках).

Андрей. Тебе стало легче?

Юлия. Я и забыла, что деньги могут доставлять такое удовольствие.

Андрей (миролюбиво). Если бы наш народ видел, какое удовольствие ты получаешь от денег, он бы немедленно устроил революцию.

Юлия. Если бы народ увидел меня сейчас, он бы понял, что на самом деле от денег удовольствия никакого. Кстати, откуда у тебя столько? (Недоуменно.) Не понимаю...

Андрей (улыбаясь одним уголком рта). А чего тут понимать? Достаточно просто сосчитать. Мне платят десять тысяч за ночь, в году триста шестьдесят пять дней, я работаю почти десять лет...

Юлия (пораженно). Что? Каждую ночь!

Андрей (иронично). Вычти из этого половину и умножь на предположение, что я оказался не глупее тебя и тоже научился пускать капитал в оборот. И получится...

Юлия (быстро подсчитывает в уме сумму). Вау! Да с такими деньгами!... (Удивленно.) Зачем же ты до сих пор укладываешься под кого-то? Собрав такую сумму, работать в "Эскорт-сервисе"...

Андрей. Я давно уже не работаю в этом сервисе, точнее - этот сервис давно уже работает на меня. Я практикую свой бизнес...

Юлия (пытливо). Свой бизнес?

Пауза.

Андрей (настороженно). Почему ты не спрашиваешь меня: какой?

Юлия (угрожающе). Я, кажется, сама догадалась... Ты подставляешь своих клиентов их конкурентам. Кто-то узнал единственную брешь в моей броне и подослал ко мне тебя. Мою детскую мечту. Единственного, кто мог развести меня на такую тривиальную штуку, как любовь. Никому другому это бы не удалось. Но ты сработал гениально. Ты великий артист! Моя крепость взорвана изнутри, разрушена одним четко спланированным ударом. И это сделал ты. (Ненавидяще.) Так? Нет?! Что ты молчишь, сука, я ж тебя за это в землю закопаю!.. Ну, отвечай!

Пауза. Андрей стоит опустив глаза.

(Отчаянно.) Ну!!!

Андрей. Прости меня, Юлия...

Юлия. Значит это правда!

Андрей. Нет. Это неправда. Но правда еще хуже. Как ты думаешь, кто сообщил твоему партнеру о нашей встрече?

Юлия. Тут и думать нечего - Оксана.

Андрей. А кто купил акции твоей фирмы?

Юлия. Не знаю. Но подозреваю, что это сделала ее муж. Он давно косился в их сторону. Впрочем, завтра мне представят эту падлу...

Андрей (протягивает ей руку). Андрей Стрельцов.

Юлия. Что ты делаешь?

Андрей. Представляюсь. Зачем ждать до завтра. Все это сделал я. Твоя подруга ни в чем не виновата.

Пауза.

Юлия (срывающимся голосом). Ты купил мои акции?

Андрей. Прости. Я давно уже косился в их сторону. Собирал информацию о тебе, ходил кругами, искал случая познакомиться поближе. Но меня предупредили: эта женщина - несгибаемая скала. И тут, вдруг оказывается...

Юлия. Что эта несгибаемая скала - стелется под тебя, как трава! Готова броситься под тебя, как под трамвай. Короче, по всем статьям - просто влюбленная в тебя идиотка!

Андрей. Хуже того - идиотка, в которую я влюбился, как идиот. И тогда...

Юлия (прозревая). Когда? Когда ты успел позвонить ему?! Ах, да ты выходил на кухню... Теперь понятно, почему ты не мог остаться и встретиться с ним. Мой партнер ни за что не продал бы акции сопернику, с которым я ему изменила. Но ты сбежал в последнюю минуту... (Почти восторженно.) Вот это операция! (Пауза. Спокойно и уверенно.) За такое убивают! Уходи лучше прямо сейчас.

Андрей (твердо). Я никуда не уйду.

Юлия. Ты сделал все, что мог. Никто никогда, ни при каких обстоятельствах не смог бы сделать меня так, как ты. Ты говорил, что учился жить, глядя на меня. Ты оказался достойным учеником. Я горжусь тобой. (Орет.) Уходи!!!

Андрей. Юлия, ты не поняла. Я хотел спасти тебя. Я хотел совершить подвиг!

Юлия (возмущенно). Подвиг! Да это подлость!

Андрей. Мне была невыносима мысль, что ты ложишься под своего партнера двадцать четыре часа в сутки!

Юлия. Думаешь, мне было легче от того, что ты ложишься под своих партнерш с перерывом на антракт?! Но я же готова была простить тебе это!

Андрей. Прощать такое друг другу и было бы наибольшей подлостью. Я не мог видеть, как ты ломаешься под тяжестью своей лжи и своих денег.

Юлия. И поэтому избавил меня от непосильного груза моих миллионов, милостиво забрав их себе! (Оборачиваясь к зрителям.) Смотрите, господа, так поступают принцы XXI века!

Андрей. А как еще я мог вызволить тебя? Только против твоей воли. Ведь ты была влюблена в чудовище, которое сжирало тебя день за днем.

Юлия. Твой подвиг еще более чудовищный, чем вся твоя прежняя жизнь! Ты тупо воспользовался мной, моими чувствами, моей откровенностью, нашей встречей, ситуацией - всем! Использовал влюбленную в тебя женщину! А это подлость! Подлость! Подлость! Ты!.. Ты!.. Ты!.. Если ты ложился под меня, только ради того, чтобы прибрать к рукам мою фирму, ты все равно всего лишь шлюха. Только более дорогая, чем я думала. Чудовищно дорогая!

Андрей (гордо). Да. Я всего лишь шлюха с комплексом принца. Потому что, будучи принцем, я бы развернулся и ушел, сказав: "Эта сказка не для меня! Эта женщина может лишь мечтать о чуде. Она уже не способна его принять. Она готова заплатить за любовь любые деньги, но никогда не пожертвует деньгами ради любви!" А принцы, они ж, гады, честные и принципиальные, и не признают никаких половинчатых решений. И только будучи такой же проституткой, как ты, я смог понять тебя и спасти. Я спасал тебя и себя!

Юлия. Каким образом?

Андрей. Чтобы купить акции твоей фирмы, я продал свой "Эскорт-сервис". С проституцией покончено. Теперь моей единственной партнершей будешь ты, а твоим единственным партнером - я. Я вовсе не собираюсь лишать тебя кресла. Просто подвину к нему свое. Теперь никому из нас не придется стелиться под другого, врать и двурушничать. Теперь ничто не помешает нам любить друг друга, потому что у нас больше нет нужды выбирать между любовью и деньгами. Вместе мы перевернем весь мир!

Юлия (устало). Ты просто пытаешься еще раз поиметь меня. Хочешь заплатить любовью за выгодного партнера. Ты и впрямь прекрасный последователь Юлии Медведевой. Но Юлия Медведева может обмануть кого угодно, кроме Юлии Медведевой. Я тебе не верю.

Андрей. Я люблю тебя!

Юлия устало качает головой. Пауза.

Хорошо, Юлия. Я услышал то, что предполагал. Но это присказка - не сказка. Сказка будет впереди.

Юлия (криво). Если это присказка, значит дело - дрянь. Чем еще ты собираешься меня добить?

Андрей (достает из сумки бумаги, протягивает ей). Посмотри сюда. Ты видишь, я подписал их заранее.

Юлия. Что это?

Андрей. Дарственная. Я передаю тебе все акции, купленные у твоего любовника. Теперь ты - единственная и полноправная хозяйка фирмы. Ты - хозяйка самой себе.

Пауза. Юлия прячет руки за спину. Она поражена, даже испугана - она не верит собственным глазам.

Юлия. Но этого не может быть!

Андрей (слегка иронично, но в то же время убежденно). В этой жизни может быть все, даже то, чего быть не может.

Юлия. Зачем тебе это нужно?

Андрей. Для души.

Юлия. Но душа тоже должна иметь какие-то рамки!.. Ты же умный, расчетливый мужчина.

Андрей. Да. Но не когда я мужчина, перед которым его любимая женщина. Расчет в любви - это как-то не по-мужски...

Юлия. Так не поступают. В наше время так не поступает никто!..

Андрей. Кроме принцев.

Юлия. Это даже не героизм - это идиотизм!

Андрей. Что поделать, если героизм и идиотизм, по сути, - слова-синонимы. Подвиг - всегда глупость. Ведь сам принцип подвига состоит в том, чтобы жертвовать всем. А разве можно придумать что-нибудь более глупое и противоречащее инстинкту самосохранения?

Юлия (еще крепче сжимает руки за спиной). Вот-вот! Если у тебя есть хоть капля ума, ты должен сохранить акции за собой! Как ты не понимаешь: если кто-то сейчас откажется от денег и власти ради любви или принципов, его сочтут не принцем, а ненормальным. Пять минут назад я ненавидела тебя, готова была тебя убить, но я не могла тебя не уважать. А если ты поступишь так...

Андрей. Так героически.

Юлия. ...так глупо, я больше не смогу уважать тебя!

Андрей насильно вручает ей бумаги.

Андрей. Почему?

Юлия (быстро, профессионально просмотрев все подписи и печати). Потому, что теперь у тебя ничего нет! (Прячет бумаги за спиной.)

Андрей (с усмешкой). Ошибаешься. Теперь у меня есть то, чего не было еще никогда - уважение к себе. Я спас женщину, которую люблю...

Юлия. Тебе же не на что будет жить!

Андрей (иронично). Вот-вот. Рискуя собственной жизнью! Как говорил Александр Грин, чудо стоит куда дороже, чем дражайший пятак, и делать его нужно за свой счет. И я понял одну нехитрую истину - до тех пор, пока ты хоть раз в жизни не сделаешь что-то стоящее, ты останешься обычной дешевкой, вне зависимости от того, сколько у тебя денег.

Юлия. Это абсурд.

Андрей. Что поделать, чудо всегда абсурдно. Оно противоречит всем законам здравого смысла.

Юлия (презрительно пожимая плечами). И впрямь какое-то чудо!

Андрей. Не какое-то, а подписанное моей собственной рукой и заверенное у нотариуса! Отныне я - честный человек. Башня, в который ты была заточена, превратилась в прекрасный замок, чудовище - в принцессу. (Кланяется зрителям.) Хэппи-энд, господа! Теперь я могу уйти. С чистой совестью. С карманами, вывернутыми под чистую. (Поворачивается к Юлии.) И начисто лишенный твоего уважения. Пусть будет так. Прощай!

Направляется к двери.

Юлия (кричит). Стой! Если ты уйдешь сейчас, я...

Андрей (оборачивается.) Как обычно, не простишь мне этого никогда?

Юлия. Нет, я просто умру! Потому что никогда не смогу простить себе этого. Это я - дура, я! Глупая, расчетливая дура, которая не смогла понять... (Поднимает бумаги над головой.) Вот они - паруса! Вот паруса, полыхающие на ветру невиданным пожаром, опровергая все законы бытия и здравого смысла! Вот они! (Подбрасывает бумаги вверх. Подбегает к Андрею. Кладет руки ему на плечи.) И если проститутка смогла совершить то, на что не способен даже принц, значит она и есть принц - самый настоящий. Боже мой! Не зря я ждала тебя столько лет! Я всегда знала, что рано или поздно ты спасешь меня. Вот ты и приплыл...

Андрей (обнимает ее). Прости, что мои паруса бумажные. И совсем не того цвета...

Юлия (убежденно). Можешь не извиняться. Они алые, как кровь. Я знаю это, как никто другой. Оторвать от сердца такую сумму денег можно было только с кровью. Самому капитану Грэю это обошлось куда дешевле. Но все получает только тот, кто способен пожертвовать ради этого всем! (Хитро улыбается.) Признайся, ты ведь прекрасно знал, что все равно получишь в подарок свои полкоролевства?! (Целует его.)

Звонит мобильный Юлии. Юлия берет трубку.

(По телефону.) Алло... Оксанка? Прости меня, дорогая! Да, да, я знаю, ты ни при чем. Я все тебе объясню! Я подарю тебе такой бриллиант! Хорошо - два... (Лихо.) А хоть бы и три! У меня такая новость - я выхожу замуж! Кто он? (С восторгом смотрит на Андрея.) Настоящий принц!

Андрей (ошарашен). Мне кажется, я еще не делал тебе предложения.

Юлия (прикрывая рукой трубку). Но ты же принц. А где ты видел принца, который отказался бы жениться на спасенной им принцессе?

Андрей. Я не принц, я - артист.

Юлия. Тогда ты должен понимать, что такое законы жанра. А будучи бизнесменом - законы бизнеса. Мы же играем комедию, и если ты немедленно не попросишь меня стать твоей женой, зрители потребуют вернуть им деньги.

Андрей. Снова деньги! Юлия, пойми одну вещь...

Юлия. Я уже поняла! Чудеса нужно делать своими собственными руками! Все, включая предложение руки и сердца...

Андрей. Одну простую вещь, Юлия! Совершать подвиги и делать предложение должен мужчина!

Андрей подбирает свой букет. Становится перед Юлией на колени.

Юлия, ты выйдешь за меня замуж?

Юлия (радостно). Значит ты согласен? Дорогой, я спасу тебя! Я все тебе отдам: душу, жизнь, кошелек... (Спохватившись.) Ну... полкошелька... Только будь моим мужем!

Андрей (смеется). Ты неисправима!

Юлия. Я исправлюсь, дорогой. Кроме тебя, я не предложу этого никому! (По телефону.) Оксана, завтра мы уезжаем в свадебное путешествие. Да, я покупаю фрегат. Да, с алыми парусами! А потом мы снимем фильм или поставим пьесу, где Андрей сыграет главную роль. Нет-нет, никаких капитанов Грэев! Он сыграет истинного принца. Принца нашего времени!



ХЭППИ-ЭНД!




© Лада Лузина, 2002-2017.
© Сетевая Словесность, 2002-2017.






 
 

Никто не знает. В нашем агентстве вы можете сделать заказ клоунов на день рождения или в школу.

www.gnom.su


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность