Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




КОТ-ДОГИ


- Не кот-доги, а хот-доги. Это сосиски такие с кетчупом и капустой. Ими у нас на каждом углу торгуют. А кот-догов вовсе нет никаких.

- Да знаю я. У меня друг в Чикаго миллионером.

- Что ты!

- Инто!

- И каким же образом он разбогател, этот твой друг?

- Инто, наипростейшим. Унаследовал капитал.

- И что, не приумножил?

- Инто, может и приумножил, почем я знаю? Он что, со мной делится?

- А на чем отец его Папа-Фаза сделал деньги тогда?

- Начал с того, что разносил пиццу. Пошло дело. Разнес еще одну. Нанял тараканов, у нас так разносчиков пиццы называют. Теперь они разносят. Потом разнес пиццерию. Еще одну. И еще.

- А сам чем промышляешь?

- Пишу рассказ о дяде Шлаве Бедеккере.

- Это основное твое занятие?

- На сегодня, пожалуй.

- Платят нормально?

- Не жалуюсь.

- А что за имя такое - Шлава?

- Кличка. Его Славой все звали, но он шепелявил и согласные куда не надо всовывал.

- Инто же там происходит такое, фабула?

- Двое отправляются в Рашку на заработки. Один исчезает, другой ищет.

- Находит?

- Находит-то находит. Но лучше б не искал. Там, блин, такое наворочено...



... фрагмент беседы двух пассажиров на автобусной остановке в греческом городке на берегу Эгейского моря. Время 9:52 утра. Автобус с надписью Plotin (именно так) задерживался. Группа студентов держала полиэтиленовый мешок с пивом в луже. Припекало.



Сначала был с женщинами. Потом понял, что с мужчинами проще, а удовольствие примерно то же.



Проводишь в школе 10 лет. Приходишь чистеньким таким круглолицым мальчуганом. Уходишь худощавым онанистом с бакенбардами и нездоровым цветом лица.

- Ergo?

- Инто, а не эрго: если бы знать.



И еще сюжет, альтернативный, вроде как римейк "Эдипа-царя", но без мата. Гадалка предсказывает, что дядя Шлава погибнет от руки сына. Дядя Шлава бросает всё, включая семью, едет в Америку. Инто вы думаете?



Дядя Шлава Бедеккер, сухопарый человек с лицом саламандры, по-мужски привлекательный, хоть и начисто лишенный бровей, уходил в отпуск в сентябре. Возвращался в середине октября, бродил по улицам в гордом загорелом одиночестве. А в мае он помогал нам переезжать на дачу. Как-то дал задний ход у трамвайной линии, стукнул какого-то пидора в "Москвиче", тот выскочил из машины, хотел вытащить из зажигания ключ, но дядя Шлава вцепился в связку мертвой хваткой, и кранты. Таким я и предлагаю его запомнить: в "Жигулях", с играющими скулами и стиснутыми зубами или напротив "Военторга" с задорным криком "Кому мороженое?": дядя Шлава, я, кажется, не успел сообщить, был мороженщик.



Тот самый, о котором делала мультимедийный проект покойная Карен Фрост из Наксоса, та самая, что переписала текст с учетом греческих реалий, так легче было выбить под это дело грант:

Грек-мороженщик запирает на зиму лавку, он еще подрабатывает таксистом в Афинах. И вот, приземлившись, он ловит такси, его узнает коллега, тоже мороженщик или парикмахер. Остров-то курортный. И отказывается брать плату за проезд. Ссора, но пошли опрокинуть по стаканчику узо на пл. Стигмата и дальше не хочу писать. Не хочу писать, не хочу притворяться Карен Фрост, не хочу. Не обязан. Карен Фрост, какая еще Фрост? Та, что деньги дает ф рост.



На острове необходимость в собеседнике становилась все менее насущной, а необходимость сравнить не дающего спать ночью комара с мотоциклистом без коляски, шлема и водительских прав, но с хоботом и жаждой крови моей горячей - наоборот.



Вы меня знаете? То есть, знали? Помните? То есть, запомнили? Я здесь своей индивидуальностью наследить успел, но и знание традиции обнаружил? Вас, засыпающих у компьютера, растормошил? Женщину из ландромата в оранжевом летнем платьице соблазнил? Да, да, нет, да, нет, да.




© Павел Лемберский, 2008-2018.
© Сетевая Словесность, 2008-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность