Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
5-й международный поэтический
конкурс "45-й калибр"!
Участвовать ►
   
П
О
И
С
К

Словесность




ИЗ  РАССКАЗОВ  О  ЛОКАСЕ

Локас - это литературный герой, собирательный образ, которому я передоверяю разные занятные случаи из жизни. О его "приключениях" можно прочесть в моей книге "Игры с ветром". Но жизнь пополняется.

Оглавление:

  • ИМБИРЬ В САХАРЕ
  • ДВЕ ПЯТИСОТЕННЫЕ
  • РАВНОВЕСИЕ
  • КОНЕЦ СВЕТА
  • КЕПКА
  • ОПЕРАЦИЯ "Ы"
  • УНИЖЕНИЕ ВЫСОТОЙ, ИЛИ ПЯТЬ МИНУТ БЕЗ ПОЛИТИКИ
  • МЕТРО
  • ИРОНИЯ СУДЬБЫ
  • ВУЛКАН HUAYNAPUTINA
  • ПРИКОСНОВЕНИЕ
  • ГАСТАРБАЙТЕРЫ
  • ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ?
  • ОСЕНЕННЫЙ ЛОКАС
  • КИНО, ВИНО, ДОМИНО
  • ГРАЖДАНИН МИРА
  • АФОРИЗМЫ
  • ВРЕМЯ
  • ПОИСКИ БОГА
  • ГРУБИЯН
  • ПИСЬМО
  • О ТОЛЕРАНТНОСТИ
  • ШОПИНГ
  • ЧАСЫ
  •      
  • СИЛА ПРАВДЫ
  • СЕАНС ВЕЖЛИВОСТИ
  • В РЕАЛЕ
  • ГАДЖЕТЫ
  • АПЕЛЬСИНЫ ПО СЕМЕЙНОМУ ПРЕДЛОЖЕНИЮ
  • ПАМЯТЬ
  • ВОПРОС ДНЯ
  • С ПРИВКУСОМ ПЕРСИКА
  • ПРОТИВ МУДРОСТИ
  • ЧЕМОДАН
  • МЫСЛИ ВСЛУХ
  • ФЛЕШКА
  • ТВОЙ ДОМ - ТВОЯ КРЕПОСТЬ
  • ПРИСНИЛОСЬ
  • ЛОКАС БЕЗРАБОТНЫЙ
  • У ПОПА БЫЛА СОБАКА
  • А ВОТ НА ФИГА?
  • КОМУ - ЧТО
  • "ТЕМНАЯ НОЧЬ, ТОЛЬКО ПУЛИ СВИСТЯТ ПО СТЕПИ..."
  • ЛОКАСУ ПРИСНИЛСЯ БЫКОВ
  • РОКОВЫЕ МИНУТЫ
  • МОРЩИНЫ
  • СОБАКА
  • ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

  • ИМБИРЬ  В  САХАРЕ

    Свежий имбирный корень должен быть гладким,
    плотным, не сморщенным и маловолокнистым...
    (Кулинарная энциклопедия)


    После развода Локас долго не влюблялся, а тут - на тебе! - взял и влюбился. И не в кого-нибудь, а в продавщицу. Прямо, как моих давних стихах: "Кому кто, а мне нравятся продавщицы...") И не просто в продавщицу, а в продавщицу сладостей - это, согласитесь, совсем не то же самое что, скажем, продавщица скобяных товаров. Сладости продавались в универмаге (универсаме? гастрономе? гипер- или супермаркете?) "Сопот", что как раз напротив станции метро "Приморская". И вот входит после работы мой приятель Локас в этот самый "Сопот", неизвестно каким образом связанный с одноименным польским морским курортом, и с ходу, то есть с первого взгляда, влюбляется в эту самую продавщицу, к лотку которой он и подошел.

    Нужно сказать, что данные лотки, иначе - прилавки, в наши дни выглядят куда как привлекательно - тут тебе и всякие сушеные, полусушеные и вяленые фрукты всех возможных наименований изо всех возможных теплых стран, и орешки разных видов и сортов - в натуральном, жареном и прочих видах, облитые коричневым или белым шоколадом, а то еще и под какой-то йогуртовой глазурью - никогда у Локаса не хватало терпения все эти названия прочесть. А цель у него обычно одна и та же - купить инжир, чернослив и курагу. А к ним иногда - и грецких орехов. Потому что еще очень давно, когда он начал обращать внимание на состояние собственного здоровья, он вычитал, что смесь меда, грецких орехов и кураги весьма способствует.

    Тогда при чем здесь инжир и чернослив? А не спешите. Потому что последние два тоже способствуют, только другому - хорошей работе перистальтики, то бишь кишечника. А с этим у Локаса проблемы. Но поест он инжира - и никаких проблем...

    Ну так вот, подойдя к лотку, переводит Локас взгляд с инжира на продавщицу и тут же обмирает всем своим мужским существом - потому что за прилавком перед ним стоит девушка (или молодая женщина) его мечты.

    Как описать ее, чтобы было понятно, какова мечта у Локаса, каков его вкус? Если коротко, то как-то так: перед ним стояла стройная красавица-казачка, представительница южных районов России - маленькая аккуратная головка, соболиные брови, иссиня-черные, гладко убранные назад со лба и ушей волосы, точеные черты милого, слегка погруженного в себя лица, выражавшего некоторую холодность, замкнутость и отчужденность - сигнал о какой-то жизненной неудаче. Но это была именно она - та самая, какую он только мог себе представить, его земная половинка...

    Голос не очень-то слушался Локаса, когда он попросил отпустить ему по триста граммов чернослива, кураги и инжира.

    Пока продавщица взвешивала его заказ, он успел рассмотреть ее руки - на пальцах колец не было, значит, незамужняя.

    Тут произошла заминка, потому что когда продавщица, сложив все три мешочка в общий пакет, протянула его Локасу, мой приятель, глядя на нее теплыми глазами, сказал: "Я еще просил двести граммов грецких орехов". - "Вы не просили, " - возразила продавщица. Изобразив губами легкое недовольство, она открыла новый мешочек, насыпала двести граммов орехов и назвала цену. Цена показалась Локасу несоразмерной, и его обдало жаром, потому что он видел, что требуемые грецкие орехи стоят 65 рублей за 100 граммов, то есть всего 130 рублей, а не 240, как сказала продавщица. В панике он оглядел цены на лотке и понял, что ему насыпали вместо украинских грецких - чилийские, которые действительно стоили почти вдвое дороже.

    - Простите, но я имел в виду украинские грецкие орехи, - пояснил Локас.

    - Надо было так и сказать, - с осуждением заметила продавщица.

    - Еще раз простите, - сказал Локас, - я просто не заметил, что у вас два вида. - Мне украинских, пожалуйста...

    Продавщица демонстративно высыпала одни орехи и насыпала другие, всем своим видом давая понять, что лохи-покупатели ее уже достали.

    С тем Локас и ушел, неся в себе одновременно влюбленность и досаду, если даже не разочарование, ибо высокое его чувство было сразу и решительно подвергнуто проверке на прочность. Локас понял, что это испытание. Ну - все, как в жизни, когда мы-романтики, узнаем, например, что наша возлюбленная, которую мы готовы носить на руках, тоже имеет некоторые недостатки, как и естественные надобности, отправляемые не на небесах, а в туалете...

    Чувство Локаса выдержало это испытание, и следующий его визит к даме неделю спустя прошел без осложнений - он заказал, ему насыпали, он сказал спасибо и ушел, неся в себе новые мечтания, как-то: подарить продавщице свою только что вышедшую в одном маленьком издательстве книгу под названием "Новый этимологический словарь русского языка". Смущало его лишь то, знает ли она, что такое этимология, в отличие, скажем, от энтомологии, этологии или этнологии...

    Так прошло месяца два, и книжку свою Локас не подарил и ближе не познакомился. Да, он не приблизился, но и не отдалился, неся в душе ровный свет влюбленности, которая помогала ему преодолевать мелкие неприятности жизни. Только и узнал он, что его пассию, судя по чеку, зовут Дюжикова Юлия Валерьевна. Юленька, короче.

    И вот приходит Локас в очередной раз за покупкой чернослива, инжира и кураги, поскольку его перистальтика, как и свет в его душе, ровно на том же месте. Заказывает он это все, и Юленька это все ему отвешивает, по-прежнему явно не помня и не отмечая его, Локса как личность, то есть видя на его месте лишь безликого потребителя сладкого, - отвешивает и называет цену. И Локас, почему-то находясь на сей раз в более трезвом и аналитическом состоянии ума, вдруг осознает, что цена эта несоразмерна его покупке. Может, подорожало, думает он доставая деньги и получая сдачу.... А потом идучи к дому, еще мысленно пересчитывая - что по чем.

    Придя домой, Локас достает чек и впервые за два месяца знакомится с его содержанием, а не только с тем, что это чек от Дюжиковой Юлии Валерьевны.

    Читает он: чернослив - да, курага - да, но вот вместо инжира... вместо инжира там значится имбирь в сахаре, сто граммов которого стоят чуть ли не вдвое больше ста граммов инжира. В легком смятении Локас находит несколько других, любовно хранимых чеков, и там то же самое: никакого тебе инжира, а токмо лишь имбирь в сахаре, про который даже неизвестно, как он выглядит.

    Как же так? - думает Локас.

    Хотелось ему взять эти чеки и отнести их Юленьке со словами: "Верните мне мою любовь". Но он не стал этого делать.

    А любовь действительно ушла.

    Сразу же, в тот же день.

    24 марта 2012



    ДВЕ  ПЯТИСОТЕННЫЕ

    Началось с того, что Локас решил обновить свое транспортное средство. Три года покатал на тачке и хватит. Пора новую. Так он всегда и делает. Но в зависимости от текущего уровня жизни транспортное средство у него то попрестижней, то поплоше предыдущего. Но зато всегда новое. На новом три года можно ездить без проблем и запчастей. Вот и теперь настала пора обновы. А для нее Локасу требовалось триста тысяч рублей дополнительно к имеющимся, в том числе за проданную машину.

    Где взять?

    Звонит он своей дорогой сестре, что живет в Германии. Так, мол, и так - помоги вспомоществованием, в долг. Естественно, через год верну. Сестра обещает помочь, поскольку, во-первых, родная, а во-вторых, к ее помощи Локас уже не раз прибегал и обещание свое строго выполнял, то есть возвращал и притом полностью, пусть даже за счет занимания у других лиц. Потому что Локас четко помнит: один раз не вернешь, больше не дадут.

    Короче, посылает он сестре свой валютный счет для перевода денег, и сестра переводит ему часть требуемой суммы, то есть половину. А вторую половину передает с оказией - как раз ее подруга возвращается в родной Питер. С оказией выгодней - никаких тебе банковских сборов и налогов.

    В назначенный день и час встречается Локас с вечной подругой своей сестры, получает от нее заклеенный конверт с валютой в виде евро, а затем идет в свое отделение Сбербанка, и получает там переведенную на его счет валюту минус процент вычетов. Теперь у него столько, сколько требуется на приобретение новенькой недорогой, но все же импортной тачки. Остается только одна проблема - курс евро последнее время как-то нехорошо падает по отношению к рублю, и менять по такому курсу не выгодно. Вообще, с этим евро теперь одно расстройство. Если недавно евро еще стоило 42 рубля, то сейчас всего 38 с половиной (на июнь 2010 года - И. К.).

    Ждет он неделю, следя за экономическими новостями в ЕС - дадут кредит Греции или нет, в сердцах проклиная Грецию, в которой он ни разу не был, ждет другую, и вот наконец выпадает ему момент когда евро накануне этого самого кредита подскакивает аж до 39 рублей 10 копеек покупка. Бежит Локас со своими денежками в банк, ну, допустим, в "Энергомаш", где именно такой курс. А там ему вдруг возвращают в щель под окошком две бумажки по пятьсот евро и говорят: "Извините, дорогой клиент, но клееную валюту мы не принимаем. Остальное пожалуйста - а с этим идите в Сбербанк. Правда, там они с вас за порченую валюту возьмут по десять процентов, то есть сто евро потеряете. Но все лучше, чем ничего...

    - Как так? - говорит Локас, облившись потом - сначала холодным, потом горячим. - Я эту валюту у них и получил. Просто не стал у них менять - сами знаете, какой там курс.

    - Курс да, - отвечают ему, - у нас лучше, а вот с клееной валютой не работаем.

    - Как же так, - повторяет Локас, - это ж они мне такую дали... значит все нормально.

    - Может, для них и нормально, а для нас ненормально, - отвечают ему.

    - Если бы вы знали, как вы меня огорчили, - говорит Локас и спешит в свое отделение Сбербанка, чтобы устроить там разборку, тем более, что у него есть чек о получении у них валюты, правда, двухнедельной давности, но все равно.

    Вот приходит он в Сбербанк, направляется к окошку, где операции с валютой, закрывает за собой дверь и, оказавшись в тесном и суверенно-доверительном пространстве, просовывает в щель под окном две эти бумажки, каждая из которых действительно заклеена (одна сверху, другая снизу посередке) небольшой полоской прозрачной липкой ленты.

    - Вы мне дали заклеенные пятисотки евро, - говорит он. - Вот чек. У меня их не принимают к обмену.

    Кассирша с бейджиком, гласящим, что зовут ее Елена Михайловна - женщина средних лет, миловидная, но с отрешенным лицом, на котором читается история то ли болезни, то ли семейных неурядиц, поднимает на него взгляд (обычно она этого не делает) и говорит:

    - Мы в Сбербанке не работаем с клееной валютой. У нас инструкция на этот счет. Я не давала вам клееную валюту. Я прекрасно помню, что дала вам три новые пятисотки. Вы приходили до обеда и я вам еще специально выбирала поновее.

    И Локас понимает, что его с кем-то путают.

    - Я не приходил к вам до обеда, - говорит он. - Я был у вас две недели назад. Вот чек.

    - Две недели, - тяжело усмехается Елена Михайловна, - вот и спрашивайте у того, кто тогда работал.

    - Я не помню, кто работал, - говорит Локас. - Но такую валюту я получил в этом окне.

    - Я вам не выдавала клееные купюры, - твердо повторила Елена Михайловна. - Если бы это еще были доллары. А с такими евро мы не совершаем операций. Вы можете обменять их в центральном офисе с потерей десяти процентов от каждой испорченной банкноты. Вот... - И кассирша протянула Локасу одну из зеленых памяток Сбербанка с адресом. Центральный офис значился на улице Красный Текстильщик, дом номер 2.

    - Это какой-то кошмар, - сказал Локас. - Эти купюры я получил здесь. Моя ошибка в том, что я их не проверил. Я считал, что в Сбербанке не надо проверять валюту на качество.

    - Везде надо проверять, - был ответ.

    - Значит не поменяете?

    - Я вам дала адрес для обмена.

    - Я это так не оставлю! Я веду блог в Интернете. Я напишу о том, как вы тут работаете. С фамилиями.

    - Пишите...

    - Где ваша заведующая?

    - Вернется на днях из отпуска. Сходите к ней.

    - Я это так не оставлю!

    - Ваше право, - сказала Елена Михайловна, больше не глядя на Локаса - настолько он был ей неинтересен.

    Заведующей действительно не оказалось, и Локас отправился домой, полный праведной жажды справедливости.

    По пути он размышлял, что скорее всего это кассирша кому-то оказала услугу, ну, своим родственникам, обменяв рваные деньги на нерваные и подсунув ему, пожилому недотепе, но потом он решил, что клееные пятисотки в количестве двух штук могла положить в конверт его родная, но, увы, крайне рассеянная сестра. Им ведь там все равно - что клееные, что неклееные.

    Вечером, после полуночи, когда тариф подешевле, он позвонил ей, рассказал о проблемах, которых в Европе, естественно, нет и не может быть.

    - Что ты! - ответила сестра - Я тебе положила новые. Я ведь знаю, как у вас на счет этого щепетильны...

    - А ты не можешь мне перевести еще раз тысячу евро? - сказал Локас. - А эти бумажки я тебе верну, когда приедешь - вам ведь в Европе все равно.

    Сестра замялась, потом сказала:

    - Я сейчас поговорю с мужем и тебе перезвоню.

    Муж у родной сестры Локаса был немецкий бизнесмен, почему сестра и жила много лучше Локаса - в отдельном загородном доме, с участком, бассейном и тремя собаками, одной для дома и двумя для охраны территории. Не говоря о машинах...

    Спустя некоторое время сестра позвонила и сказала:

    - Муж возмущен этими вашими правилами. Он говорит, что это безобразие. Нигде в мире такого нет. Валюта есть валюта, как бы она ни выглядела. В банке ее обязаны принимать. Прислать еще сейчас мы не можем

    - В Сбербанке уверяют, что они мне дали нерваные деньги.

    - Они могут уверять в чем угодно.

    - Они говорят, что обменять можно в центральном офисе, но я потеряю сто евро. А у меня все расписано.

    - Все равно сейчас мы тебе больше не можем помочь, - говорит сестра. - Пусть тебе обменяют, хоть и с потерей 100 евро. Не такие уж это большие деньги.

    На том разговор и закончился, и тут Локаса пронзило:

    - Если Сбербанк ни при чем и если сестра ни при чем, значит... значит, это ее подруга при чем, будь она неладна. Это она сунула свой нос в конверт, поменяла свои плохие бумажки на хорошие и заклеила. Локаса еще удивило, как холодно она с ним обошлась в этот раз при встрече - сунула конверт и убежала, ни слова о сестрице, о том как провела время - чует кошка, чье мясо съела... Решила свои проблемы за его счет. Но что теперь? - звонит ей, выводить на ее чистую воду? Где доказательства? Нет доказательств. А он, лох и лопух в последней инстанции, и за это ему наказание в 100 евро... Еще дешево отделался. Наверное, сестра сейчас тоже подумала на подругу. Так той и надо... Но все равно ничего не остается, кроме как ехать на Красного Текстильшика, дом 2.

    Ночь прошла в расстройстве и частичной бессоннице.

    А поутру Локас взял обе бумажки, внимательно, под лупой, рассмотрел их и аккуратно, почти не дыша, отклеил липкую ленту. Он боялся, что лента сдерет красочный слой с купюры, но она отклеилась чисто, без чужих ингредиентов. Затем Локас достал клей ПВА, про который было написано, что он не оставляет следов, размешал хорошенько, взял тонюсенькую кисточку, нанес нитяной слой на разрывы и склеил там и тут, после чего положил обе купюры в один из самых толстых словарей.

    Позавтракав, он направился уже не в "Энергомаш-", а в "Констанс-банк", прямо у метро, в подвальном помещении, где в то утро курс был просто замечательный, даже на пять копеек выше самого высокого предыдущего. У него приняли обе банкноты, проверили, пощупали, и хоть Локас в момент проверки слегка вспотел, но оказалось, что совершенно напрасно, потому что на сей раз никаких претензий к купюрам не было.

    Остается только добавить, что вскоре Локас стал счастливым обладателем новенькой иномарки. Как и планировал.

    22 апреля 2012



    РАВНОВЕСИЕ

    И он попался: пересек сплошную разделительную и тут же откуда ни возьмись - радостный мент. Но как было не пересечь, если грузовик загородил впереди всю проезжую часть и самая подлянка в том, что маневрировал так, чтобы никому не проскочить. Это по-нашему - наложить кучу ближнему. В Америке как? - а Локас там бывал - уступят тебе дорогу и испытываешь такой встречный душевный подъем, что сам готов трижды уступить. Цепная реакция добра. А у нас с точностью до наоборот... То есть не дай бог, чтобы тебе стало лучше, чем другому...

    Приглашает радостный мент понурившегося Локаса в свое авто и начинает его привычно прессовать, то есть разводить. А разводка в том, что у тебя по закону отнимают права на срок от 4 до 6 месяцев. И обращайся хоть в Страсбургский в суд.

    А радостный мент потому и радостен, что попался Локас как муха в паутину. То есть буквально влип.

    И Локас это прекрасно осознает - потому и на душе словно кирпич сверху.

    - Ну что, выписывайте штраф, - вздыхает он.

    - Какой штраф? - радостно возражает мент. - Читайте статью 12.15 КоАП - выезд на встречку... Вас не спасет и такая причина, как обгон тихоходного трактора. Так что я у вас забираю водительские права...

    Но при этом мент продолжает улыбаться, как бы приглашая к дальнейшему разговору, и Локас это отлично понимает. Но также он понимает, что надо быть осторожным, а то еще и срок схлопочешь за взятку. Хотя дело именно к ней, миленькой, и идет.

    - Так что думайте, - говорит мент.

    - А что тут думать? - лукавит Локас.

    - Думать не вредно, - улыбается мент. - Думайте, предлагайте ваши варианты.

    - Какие могут быть варианты, если у вас камеры включены, - осмелев, говорит Локас.

    - Камеры у нас отключены - улыбается мент и показывает на выдернутые шнуры в машине...

    Короче, выкладывает Локас три тысячи рублей из четырех, которые, он, пенсионер, только что снял в банкомате, и мент, учитывая седины Локаса, то есть возраст, приближающийся к седьмому десятку, вполне удовлетворен.

    Только вот сам отпущенный Локас считать себя удовлетворенным никак не может и целый день в голове его крутится эта утраченная сумма, которую он мысленно хочет хоть как-то умалить, то есть компенсировать. Ну, скажем, на днях он объехал шесть банков в свое районе, чтобы обменять пару сотен долларов из НЗ - потому что на жизнь не хватает - искал приличный курс. Нашел! Выигрыш, правда, небольшой, но все-таки. Опять же у него в квартире электросчетчик забарахлил и весь последний месяц не работал. А это рублей 500. Еще по причине дождей Локас месяц не выезжал на дачу, а это между прочим плюс 500 рублей за некупленную билайновскую симкарту для модема. В общем, получается где-то на полторы тысячи экономии. Где бы еще столько же наскрести, думает Локас... Это как в природе. Если ты что-то выиграл - ровно столько же и проиграешь. Ведь если бы все в природе шло только на прибыль, то мир давно уже захлебнулся бы в собственном дерьме, а если бы на убыль - то перестал бы быть. Все здесь, рассуждает Локас, находится в динамическом равновесии. Даже прибыль мента, которая компенсируется собачьей жизнью на загазованной трассе.

    Вот и потеря Локаса должна быть чем-то обязательно компенсирована - то ли повышением гонорара за последний перевод с английского, то ли возвращением долга (кругленькая сумма от одного его приятеля), то ли снижением страхового взноса за авто, то ли письмом или звонком от какой-нибудь женщины, в которую он некогда был безответно влюблен...

    30 сентября 2012



    КОНЕЦ  СВЕТА

    В девяностые, когда рухнула советская идеология и цензура, и к нам хлынул поток англоязычных фильмов, Локас подрядился их переводить. И с тех пор в некоторых лентах так и звучит его закадровый голос. Тогда же Локас стал испытывать дополнительную любовь к кино, как в некотором смысле приобщенный к тайне. А тайн в кино много. Именно кино заставляет нас пережить во всех красках иллюзию того, что смутно существует в воображении. В том числе и Конец Света.

    Это больная или, точнее, эсхатологическая тема все больше занимает сознание Локаса. Что будет, если... Или что будет, когда... Когда что? Когда Оно придет.


    Это Оно в разные времена принимало разные образы, но означало одно и то же - что после того как Оно придет, человечество исчезнет. В юности Локаса на стенах разных учреждений висели плакаты гражданской обороны - атомный взрыв, противохимическая защита, дегазация, дезактивация, на голове противогаз, на ногах бахилы из спецматериала... Правила поведения при атомной взрыве - лечь, накрыться и так далее. Была даже мрачная шутка: при взрыве накрыться простыней и ползти на кладбище...

    Художественной квинтэссенцией тех атомных страхов стал когда-то для Локаса фильм Андрея Тарковского "Жертвоприношение". Помните? - железный звук невидимых самолетов над головой, несущих невидимые ядерные бомбы невидимому врагу... Это был высший пилотаж: образ страха, рождающийся из ничего - только из ожидания и предчувствия... Это тебе не апокалипсические картины Конца в американском блокбастере "2012", где с жирным живодерским размахом показано, как все на Земле летит к чертям собачьим, и для будущего остается лишь сравнительная горстка счастливчиков, укрывшихся в ковчеге...

    Ну, Локасу там точно места бы не досталось...


    Если уж говорить о нынешних художественных образах Конца, то Локасу гораздо ближе картина Ларса фон Триера "Меланхолия", резонирующая с "Жертвоприношением", - где ужас приближающейся гибели лишь в звуке и больше не в чем... После этого фильма Локас несколько ночей не мог заснуть - все думал: а что если и вправду? Думает и теперь - ведь до 21 декабря 2012 осталось совсем немного.


    Что будет, если, скажем, завтра ученые и всякие там крупные специалисты скажут, что так, мол, и так, календарь майя не ошибся, и нас ждет Конец, потому что к нам стремительно приближается планета, которую нашими техническими средствами не взорвать и не перенаправить. Что в таком случае станут делать люди, народы? - размышляет Локас. Распри позабыв, в великую семью объединятся? Взявшись за руки, опояшут живой цепочкой Земной шар и будут петь песни - дескать, умирать так с музыкой? или накроют столы и устроят пир, пригласив на него голодающие племена из Африки? или начнут грабить банки с золотыми запасами и супермаркеты с едой? или убивать и насиловать друг друга? или сплетутся в свальном грехе, как в "Парфюмере"?


    А что бы стал делать сам Локас, зная, что завтра его больше не будет? Стал бы и он грешить, потворствовать своим потаенным желаниям и подавленным инстинктам - ведь смерть все равно все спишет, потому что если больше не будет человечества на Земле, то не будет ни Ада, ни Рая?

    Но знать это ему не дано... Хотя и про это можно было бы снять кино, будь он режиссером.

    И в поисках утешилок Локас откапывает в Интернете вот что:


    Существуют электромагнитные волны низких и сверхнизких частот между поверхностью Земли и ионосферой. Первым, кто открыл особые низкие и сверхнизкие частоты колебаний атмосферы Земли был американский физик и изобретатель Никола Тесла, а затем, уже через 50 лет, исследования продолжили немецкие специалисты - физик Винфрид Отто Шуман и врач Герберт Кёниг. Они установили, что в атмосфере Земли существуют так называемые "стоячие электромагнитные волны", впоследствии названные волнами Шумана.


    В 1952 году Кёниг установил поразительную связь: основная частота резонанса Шумана соответствует частоте альфа-ритма мозга человека - 7, 83 Гц, а частота второй гармоники резонанса Шумана (14 Гц) соответствует учащённому альфа-ритму головного мозга. Позднее эти значения были подтверждены многочисленными исследованиями.

    Частоты резонанса Шумана совпадают с частотами мозга, что свидетельствует о первичной связи живых существ с Землёй.

    Известно также, что при абсолютном совпадении частоты работы мозга с частотой резонанса Шумана, человек, помимо самоисцеления, получает ряд других способностей. Самыми яркими из них являются телекинез и ясновидение. Кстати говоря, по мнению многих эзотериков, именно на частоте резонанса Шумана проходит граница между индивидуальным и коллективным бессознательным, то есть переход в иномир.


    Исследования показывают, что начиная с 2006-2007 года, частота резонанса Шумана начала расти. Если резонанс Шумана дойдёт с 8 до 13 Гц, то при такой частоте мозг приходит в здравое незамутненное состояние и получает доступ к различным полям, каналам, способностям. Всё это будет естественно, так же как дыхание или речь.

    По некоторым прогнозам, к 2012 году частота первой гармоники резонанса Шумана может вырасти до 13 Гц.

    Быть может, это не что иное, как вылет из гнезда, переход от земной колыбели к самостоятельной жизни в космосе... Может, это наступление зрелости человечества?

    См. cosmoguide.vx3.ru/pages/150-rezonans_shumana


    То есть календарь майя говорит вовсе не о Конце Света, а лишь о конце одной фазы земной жизни и начале другой?

    9 ноября 2012



    КЕПКА

    Однажды, а точнее за два года до развала СССР, Локас сидел в старинном кафе Барселоны и наблюдал, как между столиками с посетителями ходит пожилая испанка и что-то им предлагает. Подошла она и к столику, где со своей испанской подругой сидел Локас. Оказалось, что женщина предлагала купить у нее старинный семейный альбом с фотографиями.

    - Давай купим! - влюбленный во все испанское загорелся Локас.

    - Что ты! - сказала ему по-английски его испанская подруга. - Альбом - это ее хлеб. Просто дай ей сто песет, если не жалко.

    Локасу было не жалко.

    Когда женщин отошла, испанская подруга объяснила недогадливому Локасу, что именно в такой завуалированной форме гордые испанцы просят милостыню.

    О том случае Локас вспомнил буквально на днях, когда по причине снегопада решил добираться на службу не на своей старушке "хонде", а в метро. В метро он заодно и назначил встречу со своим знакомым, которому обещал вернуть небольшой долг. В должниках Локас ходить не любил.

    Но сначала о кепке. Все мужики его поколения ходят в кепках одинакового фасона, с опускающимися на случай мороза и ветра ушами - разница только в отсутствии-наличии пуговки сверху, да в козырьке - бывают и кожаные... Некоторые мужики носят еще "жириновки" - они дороже и теплее, но из-за одного названия Локас никогда бы не стал надевать такое на голову. Правда, и кепка напрочь привязалась к одной известной персоне по имени Лужков, но "лужковкой" ее никто не называет - по крайней мере Локас никогда такого не слышал. Помимо кепки, в руках у Локаса маленькая кожаная сумка с документами, типа барсетки, и перчатки. Но если сумку и перчатки Локас обычно контролирует, то кепку - нет. И если, скажем, в метро он встает со своего места и наступает на что-то мягкое, то в девяноста девяти случаях из ста - этот его собственный головной убор.

    А тут как-то поставил Локас машину, заученным движением взяв с соседнего сидения кепку и барсетку, дошел до парадной своего дома и приставил кодовый ключ к замку... Металлическая дверь открылась, но затем не захотела закрываться. "Опять бомжи сломали!" - с тоской и злостью подумал Локас, которому надоело по пути на свой этаж боком обходить на лестничной площадке известные лужи. Он попробовал надавить на механизм, затягивающий дверь - ноль результата. Локас глянул вниз и увидел, что под дверь что-то подложено. Так бомжи и делают, чтобы она не закрывалась. Но это было не что-то - это была кепка Локаса, которой уже крепко досталось - была она перепачкана и помята...

    А теперь эта последняя история. Спустился, значит, Локас в метро, доехал до остановки "Гостиный двор" и встал в условленном месте, где к нему должен был подойти его приятель. Встал он, а по причине ночного недосыпа закемарил. Известно, что лошади прекрасно спят на ногах. Иногда и у Локаса получается. Отключишься на три минуты, и вроде как свежесть возвращается. Итак, стоя, вздремнул Локас, а когда открыл глаза, сразу почувствовал, что что-то не так. Барсетка в правой руке при нем, а кепка, которую он обычно придерживает указательным пальцем, исчезла. Глянул Локса под ноги - кепка его там лежит. А в кепке что-то. Поднял Локас кепку, а в ней деньги: две десятирублевых бумажки, монета того же номинала и еще три рубля. Криво усмехнулся Локас - видать, приняли его за попрошайку - оглянулся, кому бы деньги отдать, да попрошаек, кроме него, в метро не оказалось. Делать нечего - положил Локас деньги в кошелек и, пока ждал он приятеля, мысли сами собой начали скакать в его голове, производя подсчеты. Тэкс... За три минуты тридцать три рубля. За час... умножаем на двадцать - шестьсот шестьдесят рублей. За два часа (больше не простоять) одна тысяча триста двадцать рублей. За месяц без малого сорок тыщ... Это ж надо ж! Столько он теперь получает на работе (раньше больше) плюс пенсия десять тысяч. Не жизнь, а малина!

    А тут и приятель подошел.

    Хотел Локас рассказать ему, что приключилось, да передумал... Вдруг и вправду пригодится.

    5 декабря 2012



    ОПЕРАЦИЯ  "Ы"

    Случилась эта история год назад, как раз под Рождество. А все из-за того, что у Локаса стали болеть глаза - даже не от ноутбука, а от телевизора. Просто болят и все, а на компе далеко не все нужные телепрограммы можно отследить. Пошел он в поликлинику к врачу-офтальмологу - пожаловался на глаза: так, мол, и так, может-де, пора очки сменить или лекарство какое прокапать. Врач, измерив ему глазное давление, пообещала помочь, для чего назначила день и час следующего прихода.

    Вот приходит к ней Локас в назначенное время, и врач смотрит на него уже как на своего закадычного пациента и даже вроде как подмигивает ему.

    - Вы меня узнаете? - на всякий случай спрашивает Локас, не привыкший к фривольностям в отношениях врач - больной...

    - А то! - как своему улыбается врач и подмигивает правым глазом на дверь в соседнюю комнату. - Давайте пройдемте туда - там нам будет удобнее...

    Слегка озадаченный Локас следует за врачом-офтальмологом в соседнюю комнату, там врач усаживает его в специальное кресло и говорит, доверительно склонившись к его уху:

    - Знаете что? В кассу вам платить не обязательно. Лучше заплатите мне лично половину и все. Зачем вам лишние деньги тратить. Договорились?

    - Договорились, - соглашается Локас, хотя он ничего не имел против того, чтобы заплатить и по-чесноку - в кассу. Но если женщина просит... Как в той песне в исполнении Нани Брегвадзе.

    Вот сидит он в кресле, врач позвякивает за его спиной инструментами, и Локас прикидывает, что, наверное, зрение ему восстановят каким-то новым методом. Обычно на тебя надевают обруч с набором линз и ты называешь буквы на противоположной стене... Короче, ему делают в лицо обезболивающий укол - сам по себе довольно болезненный - и просят закрыть глаза. Локас по-прежнему слегка недоумевает, но слушается - ведь продвинутая медицина знает свое дело. Видимо, так сегодня сбрасывают внутриглазное давление... И тут он чувствует с закрытыми глазами под своим левым нижним веком резь и запах жженой кожи. И следом - такую же резь под другим веком. Ничего, он потерпит.

    - Вот и все! - слышит он над собой, - можете открыть глаза. С вас...

    И далее озвучивается довольно приличная сумма. Но если эта половина той, которую Локас должен был бы заплатить в кассу, то тогда, конечно, игра стоит свеч. Хотя новые очки обошлись бы гораздо дешевле, а подбор в центрах оптики сегодня вообще предлагают бесплатно. Но, скорее всего, очки ему больше не понадобятся.

    Расплатился Локас, поехал домой, показал жене свои надрезы, которые изрядно саднили. А она говорит - да это тебе просто мешки под глазами удалили. Блефаропластика называется. Я вот тоже собираюсь...

    Выругался Локас, а на следующий день проснулся с огромными синяками под глазами, отчего пришлось ему надеть темные противосолнечные очки... Зрение, разумеется не улучшилось, а мешки, которые ему ликвидировали, вернулись на место спустя некоторое время.

    Поначалу Локас корил себя за дурость и медицинское невежество и даже стал почитывать статьи на медицинские темы, а когда прочел, как одному пациенту не ту ногу отрезали, а другому здоровый зуб вырвали, а в теле третьего оставили после операции хирургические ножницы, то и успокоился. Ему, можно сказать, повезло. А повезло ли тому пациенту, за которого его по ошибке приняли, он не знает.

    15 декабря 2012



    УНИЖЕНИЕ  ВЫСОТОЙ,   ИЛИ  ПЯТЬ  МИНУТ  БЕЗ  ПОЛИТИКИ

    Одна знакомая Локаса прислала ему под Новый год целую коллекцию фоток под заголовком "Сrazy people do crazy things", а на фотках всякие сумасбродства тех, кому захотелось самоутвердиться перед высотой. Ну, типа, стойка на руках над бездной, или даже застолье над ней же, где все, включая стол, подвешены на вбитых в скалу крюках... Нормальному человеку такое не под силу. Тут и вправду нужно быть crazy.

    В присутствии высоты есть что-то унизительное и даже унижающее. Как, скажем, и в присутствии высокого начальства. Впрочем, перед высоким начальством обычно корректный и вежливый Локас слегка наглел. Он понимал, что это комплекс наоборот, то есть робость, вывернутая наизнанку. Но ничего не мог с собой поделать - наглел и все тут, и даже мог грубо ответить. Конечно, не типа - "спасибо, Вова!", но где-то близко. Поэтому карьеры в свои лучшие годы Локас не сделал, а в те, что стали похуже, он уже ни от кого не зависел, кроме как от своего рыжего кота, требовавшего ласки и норовившего улечься на клаву, когда Локас корпел над очередным переводом.

    Первое свое унижение высотой Локас испытал, когда ему было четыре года. Дело было в Нахабино под Москвой, где его вернувшийся с войны отец командовал воинской частью. Там, помимо огороженной части, были еще какие-то пустые вышки, без часовых. Вышки как вышки - с лестницей и грибком будки наверху. Возле них окрестная детвора играла и развлекалась, в том числе маленький Локас. Самые ловкие и смелые карабкались по лестнице наверх и потом звали с вышки к себе. С земли они казались очень маленькими.

    Локас сам не понимает, как это получилось, что он вдруг взял и полез. Он поднялся на несколько ступенек и глянул вниз. Внизу, далеко под ним, была зеленая трава, а на траве стояли дети, задрав вверх головы. Дети смотрели на него снизу, а другие дети смотрели на него сверху, и в этот момент Локаса охватил страх. Страх до оцепенения. Руки и ноги свело судорогой - Локас не мог двинуться ни вверх, ни вниз. Наверное, он закричал от страха и заплакал, но этого Локас не помнит. Он только помнит, что спустя несколько мгновений рядом с ним на лестнице оказался взрослый мальчик и, сопя Локасу в ухо, помог спуститься. Локас до сих пор помнит это спасительное посапывание возле себя, а еще - свое унижение.

    Этот урок, видимо, не прошел для Локаса даром, потому что в возрасте от семи до одиннадцати лет, когда он проводил лето в Майори под Ригой, где его родные снимали дачу, он бесстрашно облазил все деревья, что росли окрест. Помимо девчонок, там было пять соседских мальчишек, и он лазил по деревьям лучше всех. Он становился чуть ли не друидом - ничто в природе не было ему тогда ближе и роднее деревьев. Они были его друзьями, и, забравшись почти на самую верхушку очередного клена, Локас воображал, сидя среди шевелящихся листьев, что здесь его настоящий дом.

    Помимо кленов, у него была своя любимая липа, среди ветвей которой легко укладывались поперечные дощечки, превращая это место в некий штаб, ну, как в ошеломительном кинофильме той поры под названием "Тимур и его команда"...Потом Локас вырос и перестал лазить по деревьям, а когда попытался, то не очень-то у него и получилось.

    Во второй раз высота унизила Локаса, когда ему было уже за тридцать. Его, как выпускника военной кафедры университета, вместе с другими такими же чайниками-выпускниками отправили на военные сборы на Северный Кавказ и там, поскольку со знанием английского языка он считался офицером разведки, сбросили с самолета. На парашюте, разумеется. Так вот, пока он падал без парашюта, то еще раз испытал то самое знакомое по детству чувство страха и абсолютной беспомощности, словно из него вынули все внутренности. Один холод пустоты. А потом, когда его сильно тряхнуло и дернуло, и он увидел над собой упругий купол парашюта, страх перешел в ощущение абсолютной эйфории. Вернулось и чувство юмора. Какие же из англоязычных народов Кавказа ждали его внизу? - подумал он тогда. Больше прыгать с парашютом ему не довелось.

    И еще лишь однажды в его жизнь вмешалась высота. Дело было в Москве, где Локас встретил и полюбил одну прекрасную молодую женщину. Локас хотел жениться на ней, тем более, что они уже жили какое-то время как муж и жена. Но потом эта женщина сказала ему "нет" - потому что к ней вернулся мужчина, которого она любила до Локаса и, видимо, продолжала любить. В тот вечер решающего объяснения Локас выпил больше положенного, и когда его проводили до двери, и замок защелкнулся, он не смог этого вынести и принялся звонить. Но ему не открыли. Тогда он вылез в окно на лестничной площадке, чтобы оттуда перебраться к ней на балкон, хотя это было невозможно, поскольку балкон был выше на целый лестничный пролет и далеко от окна. Но Локас был сильно пьян и был уверен, что, сняв с кожаного пальто ремень и закинув конец на балкон, он зацепится за перила и сможет на этом ремне подтянуться...

    И вот когда Локас почти целиком вылез из окна и распластался вдоль стены в направлении балкона, он ненароком глянул вниз с высоты шестого этажа сталинского дома и увидел далеко под собой лужу на асфальте в форме глаза, поскольку несколько осенних листьев образовали в этой луже подобие зрачка. И в этот же момент Локас услышал голос внутри себя, сказавший ему: еще одно движение и ты погибнешь. И Локас, хоть и был пьян и на высоту ему было плевать, голосу этому поверил - не без усилия подтянулся обратно к окну и слез на лестничную площадку. В ту ночь он ушел, еще надеясь, что вернется, что его позовут. Но его не позвали.

    И миг, когда ангел хранитель предупредил его о смерти, Локас потом переживал еще много раз и каждый раз удивлялся тому, что остался жив и вот, живет до сих пор. То было, конечно, унижение, но не высотой. Но кто из нас хоть однажды не был в жизни унижен - хоть приказом начальства, хоть диким зверем, хоть стихией моря, хоть отечеством, хоть собственной глупостью, хоть той же любовью...

    10 января 2013



    МЕТРО

    Если по причине неполадок Локас вынужден оставить свою "мазду" в автосервисе, то, направляясь к ближайшей станции метро, он мечтает,
    чтобы за жетонами не было очереди,
    чтобы жетон его попал по назначению,
    чтобы вагон не был переполнен,
    чтобы и для Локаса нашлось незанятое место,
    чтобы на этом единственном свободном месте не валялась брошенная кем-то газета,
    чтобы от соседа слева не разило водочным перегаром или куревом,
    чтобы от соседа справа не несло чесноком или малярными алкидными эмалями,
    чтобы сосед не кемарил, норовя опустить голову Локасу на плечо,
    чтобы из наушников стоящего рядом юнца не гремело: бум-бум, тыц-тыц,
    чтобы под ногами у Локаса не каталась опорожненная бутылка из-под пива,
    чтобы форточки были задвинуты, и не было ни грохота, ни сквозняка,
    чтобы напротив сидела молодая привлекательная женщина (можно - девушка)
    чтобы рядом не кучковалась группа орущих и пихающих друг друга школьников,
    чтобы в вагоне было не больше одного лица кавказской национальности,
    чтобы поблизости не оказалось женщины Востока, похожей на шахидку,
    чтобы не везли в инвалидной коляске просящего милость пожилого русского инвалида,
    чтобы ветеран Афгана или Чечни не передвигался по проходу на своих культях с протянутой рукой или с сумкой на шее, если у него нет рук,
    чтобы старушенция в черном с палкой не объявляла, что все умерли, а у нее на руках два внука, одному из которых нужна операция,
    чтобы старик с иконой и кружкой молча не осенял пассажиров крестным знамением,
    чтобы смуглый мужчина не просил помочь хоть хлебом, хоть чем, поясняя, что они нездешние - семь семей на вокзале...
    чтобы у Локаса не спрашивали, где пересесть на проспект Большевиков,
    чтобы он не наступил, когда ему выходить, на свою упавшую под ноги кепку,
    чтобы перед ним на эскалаторе вверх не оказалось пьяного, которого надо поддерживать,
    чтобы...

    Если таковые мечты сбываются, то по выходе из метро Локас задается вопросом - на хрена ему автомобиль.

    19 ноября 2012



    ИРОНИЯ  СУДЬБЫ

    В кинотеатры Локас не ходит, а отечественному кино предпочитает импортное. Но тут показывали "Иронию судьбы, или с легким паром", и вспомнилось Локасу, как он впервые смотрел этот фильм где-то в 1976 году, сидя перед телевизором рядом со своей законной супругой, в то время как сердце его разрывалось от боли, потому что он имел неосторожность полюбить другую женщину, молодую, умную, красивую, и когда та попросила его сделать выбор, он сделал выбор в пользу семьи, где у него, помимо жены, был уже шестилетний сынишка. И вот он сидел и смотрел фильм о внезапности любви, любви как удар, - о том, что любовь всегда права... Нравственный выбор в пользу своего семейного очага ничуть не умалил его терзаний, не облегчил его тяжкой ноши, о чем он никому не мог сказать...

    Ту свою первую семью Локас все равно не удержал, не сохранил он и вторую свою семью, созданную под знаком любви. Все это вновь вспомнилось Локасу, когда в первый день 2013 года он смотрел тот самый старый, но неустаревший фильм, а затем и его продолжение, точнее сиквел, в котором то, что натворили предыдущие главные герои, пытаются исправить их дети. О режиссере-постановщике Тимуре Бекмамбетове Локас, естественно, слышал и раньше, как и о сценаристе Алексее Слаповском, но против сиквела и римейка был предубежден априори. Поскольку хорошо известно, что ничего хорошего из таких штук обычно не получается. Чуда не повторить. Это как посягательство на сокровенное.

    Но делать ему было нечего - наступила пора, о которой главный санитар России Геннадий Онищенко выразился так: "Мы стоим на пороге декады ужаса, когда большинство граждан нашей страны будет предоставлено самим себе". Главсанитар, конечно, прав, хотя не всегда приятно, когда тебя тыкают мордой в самую матку правды. Но, действительно, праздность - это испытание для любого человека, кем бы он ни был, ибо сказано: праздность - мать всех пороков. Десять дней праздности могут довести человека до безумия. Ну так вот, потому Локас, чтобы не свихнуться, и стал смотреть телевизор, то есть даже продолжение "Иронии судьбы...".

    Вот он смотрит и смотрит. Поначалу, конечно, испытывает эстетический шок - так постарели герои, а иных уж нет, но затем к ним привыкает, даже к невероятно изменившемуся, одутловатому Мягкову, - привыкает, и этот состарившийся Мягков начинает ему нравиться даже больше, чем тот, молодой. Все-таки молодой чуть переигрывал... А тут вдобавок еще проверенная гвардия новых звезд - Хабенский, Безруков, Боярская. Хорошо, по-новому закрученный сюжет на ту же тему, внятная драматургия, точные реплики, знаковые акценты на настоящем - в общем, все молодцы! И, отсмотрев, удивленный Локас идет на кухню, чтобы выразить своей нынешней жене полное удовлетворение увиденным. Оказалось, что продолжения она не видела и пообещала тоже посмотреть, хоть в Интернете.

    Потом Локас задумался, а не было ли в его жизни чего-нибудь эдакого, какой-нибудь новогодней нескладухи. И надо же - вспомнил! Было это давно и как раз под Новый Год, и как раз в той первой его семье, еще до фильма Рязанова, в году 75-м, когда сынишке было еще пять лет, и Локас переодевался в Деда Мороза, с мешком подарков по-тихому выходил за дверь, потом звонил - жена с сыном ему открывали, и счастливый сынишка его не узнавал...

    И вот в тот вечер накануне, еще до переодевания, Локас услышал, что в дверь квартиры кто-то скребется, вроде как пытается вставить ключ в замок. Локас открыл дверь и увидел довольно крупного мужчину в добротном заснеженном пальто и шапке - как раз была новогодняя метель. Мужчина был, что называется, вусмерть пьян, но все же в его глазах при виде Локаса прочлось удивление. Он попытался войти, но Локас, разумеется, его не пустил, вытолкал за дверь и захлопнул ее. Однако в ответ тут же раздался звонок, а следом - ковыряние ключом в замке. Локас снова вышел и оттолкнул мужчину от двери. Мужчина был погабаритней его, но на ногах держался нетвердо.

    - Послушай, вали отсюда, пока я тебя с лестницы не спустил! - сурово сказал Локас. Он еще раз для убедительности оттолкнул пришельца подальше и захлопнул за собой дверь.

    Но ситуация повторилась.

    - Если не уйдешь, я милицию вызову! - сказал Локас, встав в дверях, как скала.

    Но на незваного гостя эти слова не произвели никакого впечатления - он ломился в квартиру и на пьяном его лице читалось сознание собственной правоты. Тогда Локас, который в студенчестве занимался самбо и даже имел третий разряд, схватил его за грудки и сделал переднюю подсечку. Мужчина упал.

    - Вали отсюда, пока жив! - рявкнул Локас, почувствовав однако легкий укол совести. Драться с пьяным...

    Больше мужчина его не беспокоил, но, когда спустя несколько минут Локас открыл дверь, дабы убедиться, что проблема миновала, оказалось, что мужчина и не думал никуда валить. Он сидел, прислонившись спиной к стене и покачивал головой слева направо, словно обдумывая свое положение.

    И тут Локаса осенило.

    - Прости, друг, - сказал он, - ты, видно, ошибся парадной. Какой у тебя номер квартиры, помнишь?

    Мужчина снизу смотрел на Локаса, силясь осознать сказанное, а затем, елозя ногами и опираясь рукой о стену, стал с трудом подниматься.

    Локас решил, что предстоит еще один сеанс борьбы, но вместо этого услышал нетвердо произнесенное: "Семьдесят семь".

    - Ну вот! - засмеялся Локас. - Так я и знал! Смотри! А здесь - сто тридцать один. Понял? Ты подъездом ошибся. Пойдем, я тебя провожу...

    Так Локас и поступил.

    Оказалось, такой же этаж, такая же, слева от лифта, квартира. Только подъезд другой.

    Потом, спустя годы, когда Локас уже не жил в том доме, он стал думать, что тот визит чужака был первым звоночком судьбы... Потому что потом в квартиру, где он бросил жену и сына, пришел другой человек. Пришел и остался. Как раз тогда, когда Локас решил вернуться.

    Ирония судьбы...

    2 января 2013



    ВУЛКАН  HUAYNAPUTINA

    Бродя по Интернету, Локас наткнулся на любопытную информацию в Википедии. Вот здесь: en.wikipedia.org/wiki/Huaynaputina.

    Она ему показалась настолько занятной и в какой-то мере знаковой, что он перевел на русский язык выжимку из нее. Вот, читайте:


    "О нем мало кто знает. Huaynaputina (на языке кечуа - молодой вулкан) представляет собой стратовулкан, расположенный в вулканическом нагорье в южном Перу. Вулкан не имеет четкого горного профиля и представляет собой большой кратер. Высотой он около 1000 метров над уровнем моря. До испанской колонизации Америки про данный регион мало что известно. 19 февраля 1600 года вулкан взорвался - это был крупнейшее извержение в Южной Америке за всю историю наблюдений. Вероятно, туземцы связали извержение вулкана с гневом богов, оттого кратер стал местом ритуальных человеческих жертвоприношений. Католицизм, привнесенный сюда испанцами, покончил с этим.

    За несколько дней до извержения внутри вулкана стал раздаваться гул, и из кратера пошел газ в виде тумана. Местные жители всячески старались умилостивить вулкан - жертвовали ему девушек, животных и подносили цветы. Во время церемонии жертвоприношения вулкана стал выбрасывать пепел. 15 февраля его активность заметно возросла, и началось землетрясение. К 18 февраля толчки участились - по три или четыре каждые пятнадцать минут, некоторые толки были настолько сильны, что будили спящих. В 5 часов вечера 19 февраля, Huaynaputina изрыгнул огонь - в небо поднялось огромное облако вулканического пепла. Очевидцы описывали это событие как мощный взрыв пушечного ядра, с последовавшей вспышкой пламени, отчего возник пожар. Вниз устремились потоки лавы. В течение суток окрестности были покрыты 25-сантиметровым слоем пепла. Извержение продолжалось немногим меньше месяца и закончилось 5 марта.

    В общей сложности от извержения вулкана погибло более 1500 человек. Местным жителям понадобилось 150 лет, чтобы полностью восстановить хозяйство края. Последствия извержения ощутили на себе многие страны Северного полушария. Вулканическое облако воздействовало на климат. В Северном полушарии 1601 год был самым холодным за шесть веков - в России он привел к голоду" (конец цитаты). А ведь верно! Три неурожайных года привели к Смутному времени, и в 1613 году сменилась царская династия: Романовы вместо Рюриковичей. Уже многие написали о том, что год Змеи чреват серьезными переменами и даже революциями, во всяком случае - в России. Локасу тоже хотелось бы перемен. Хотелось бы вменяемости государства, в котором довелось родиться. Этой вменяемости не было весь 20-ый век, нет и сейчас. А пора бы.

    Нумерология Пифагора или Каббала чисел вне поля интересов Локаса, и все же любопытно, что извержение вулкана Huaynaputina началось в феврале, а закончилось 5 марта.

    31декабря 2012



    ПРИКОСНОВЕНИЕ

    Возвращается вчера Локас с загородной прогулки. Идет себе в подземке, чтобы сесть на свою ветку. Правой рукой придерживает висящий на плече рюкзак, левой привычно делает отмашку. Разве что отмашка чуть активнее, поскольку правая рука занята. Тут его слева по курсу обгоняет какой-то молодой мужик, с этакой крепкой округлостью во всех членах, и Локас, хоть и как всегда погружен в себя, но отмечает, что на апогее отмашки его левая рука невзначай касается левой же ягодицы того мужика. Ну, тот сам напросился - нечего подрезать дорогу. Через несколько шагов Локас видит, что для мужика это тоже не осталось неотмеченным - он даже оглянулся. Впрочем, Локас тут же забывает о нем, норовя подойти поближе к головной части электропоезда. Сам электропоезд скрыт за железными створками дверей - в Питере еще в эпоху Хрущева наделали таких станций с глухими дверьми, вместо просторной платформы. Сэкономили на человеческом факторе, зато никто не падает на рельсы...

    И вот Локас останавливается у одной из ниш с такими железными и до прибытия поезда наглухо закрытыми дверьми и думает о своем. И тут краем глаза он отмечает, что напротив него пристраивается тот самый молодой мужик, которого он случайно чиркнул по филейной части.

    Полнотелый мужик внимательно, как-то по-воровски смотрит на Локаса, а затем говорит:

    - Привет, меня зовут Серж. А тебя?

    - Локас, - несколько удивленный таким панибратством, неохотно отвечает Локас.

    - Тебе до Васьки?

    Локас недоуменно кивает, поскольку без весомого повода и без специально отведенного на то времени не любит подпускать к себе посторонних.

    - Значит, по пути, - удовлетворенно кивает Серж. - Может, в бар зайдем, по кружечке?

    - Пива не пью, - говорит на автомате Локас, хотя пиво он не только пьет, но и любит

    - Понятно, - улыбается Серж, - тогда по-коньячку?

    - Простите, - говорит Локас, одновременно слегка свирепея. - С какой стати? Я пью, когда мне самому хочется...

    - А сейчас не хочется? - спрашивает Серж и чуть ли не подмигивает, как своему.

    - Сейчас не хочется - говорит Локас, твердо и решительно глядя в глаза собеседнику. Чтобы хорошо воспитанному Локасу стать твердым и решительным, его надо рассердить. И сейчас именно такой случай.

    - Понятно, - неприятно пошевелив челюстью, отвечает Серж, и блеск в его глазах сменяется тусклой поволокой мрака. - Тогда нечего шуры-муры-пассатижи...

    - Что, что? - не понимает Локас.

    - Нечего клеиться, говорю, - нехорошо двигает челюстью Серж.

    Он смотрит на Локаса как на врага народа, поворачивается и стремительно переходит на противоположную Васильевскому острову сторону.

    Локас сначала стоит в недоумении, а уже сев в поезд, вспоминает, как его левая рука...

    Вспоминает и внутренне, чтобы никто не заметил, начинает смеяться. А потом чуть ли не хохотать...

    02.10.2012



    ГАСТАРБАЙТЕРЫ

    И вдруг за окнами стало тихо. Обещали закончить в ноябре - получилось в январе. Но теперь уже неважно, хотя вот и Новый год пришлось встречать с лесами, еще покрывавшими треть фасада полукилометрового дома. Но шутка ли дело - содрать с него всю плитку, в том числе смертельно опасную, падающую с верхних этажей, где стены наиболее серьезно были поражены эрозией. Убило ли плиткой кого-нибудь за минувшие сорок лет, что Локас здесь жил, он не знает. Но раз решились на капитальный ремонт фасада, дабы заменить плитку штукатуркой и покраской стен, то, видимо, на это были веские причины.

    Леса стояли прямо за окнами квартиры Локаса на втором этаже, и казалось, воры могут легко проникнуть в квартиру, почему он закрывал фортку на задвижку и на ночь не рисковал оставить приоткрытой дверь на остекленную лоджию, хотя с началом отопительного сезона в комнате Локаса стало довольно душно. Локас привык ложиться поздно, в третьем часу, и поздно вставать - в двенадцатом, но ровно в десять утра или раньше за окном раздавались крики и затем начиналось самое страшное - душераздирающий вой и скрежет. Это на разных этажах, орудуя электрическими дрелями, отковыривали плитку... Осколки падали сквозь все преграды, минуя леса одиннадцати этажей, били по окнам, грозясь к концу капремонта оставить квартиру без стекол, но этого, слава богу, не произошло...

    Кто они были - эти гастарбайтеры, перелицевавшие сотни тысяч квадратных метров фасада? По-русски почти не говорили, а ведь поколение до них было вполне русскоговорящим, по крайней мере, в городах. Инструменты у них были самые примитивные. Цемент замешивали в бадьях с помощью дрели, потом переваливали его в ведра и тянули вручную на веревке, переброшенной через блок, наверх - а там шпатель да терка для выравнивания и разглаживания цемента, нанесенного на металлическую сетку... Жили они тут же под аркой, в домиках для строителей - по вечерам оттуда доносился пряный запах восточной кухни... В испачканных цементом, пылью и краской робах они попадались Локасу тут и там, встречал он их и в ближайшем продуктовом магазине - с бутылками пива. Он еще подумал - разрешено ли мусульманам пиво? Впрочем, за все эти месяцы он ни разу не видел среди них ни одного пьяного, даже в нерабочее время.

    Не все они, приехавшие сюда на заработки, были специалистами. Локас видел однажды, как прораб или бригадир или кто там еще, орал на молоденького штукатура, кажется, впервые в жизни державшего в руках терку, которой следовало делать круговые движения против часовой стрелки... Работали они каждый день, даже по выходным - в мороз ли, в метель, в оттепель. Только когда грянули настоящие морозы, несколько дней на лесах было пусто... Хотя такие же морозы бывают и у них в предгорьях Памира.

    Да, это были таджики. В Таджикистане Локас не был. В Узбекистане был: Ташкент, Самарканд, Бухара... В первый же вечер в Ташкенте он помчался на базар, где, изумленный дешевизной любимых гранатов, купил килограмма три. В гостиничном номере, включив свет, он обнаружил, что ему подсунули половину гнилья... Зато какой плов он попробовал в Самарканде! Прямо на улице, из котла... А площадь Эль-Регистан, медресе Шир-Дор, мавзолей Гур Эмира... Что-то запредельное по красоте и стилю... Тогда, в начале апреля, он прилетел в Питер с букетом цветущей сирени... Давно это было, лет тридать назад...

    С половины фасада леса уже были сняты, а Локас с женой еще были вынуждены терпеть нашествие сверл за окнами, будто к тебе, схоронившемуся в бетонной коробке, рвались инопланетяне... Если весь день Локас оставался дома, то к вечеру от этих звуков можно было сойти с ума. Затем после пытки шумом началась пытка запахом. Сначала грунтом, потом краской покрывали фасад, потом в такой же последовательности - рамы окон... Едкий запах краски стоял в квартире с неделю, и не переставала болеть голова. Затем, когда запах выветрился, строители начали соскребать мастерком со стекол нашлепки цемента и пятна краски и протирать стекла каким-то раствором, типа уайт-спирита... И снова несколько дней головной боли...

    - Они хотят нас вытравить отсюда... - пошутила жена, близко к сердцу принимавшая все перипетии за окнами, хоть и завешанными от посторонних взглядов старыми обоями.

    Когда весь этот бесконечный капремонт подошел к концу, на их втором этаже появился таджик с бумажкой и попросил расписаться в ней по поводу завершения работ. Но соседи и жена Локаса отказались, так как еще оставались какие-то мелкие недоделки. Локас тогда рассмеялся: " Они сами за вас распишутся". Так и вышло, но и недоделки были доделаны...

    И вот все стихло - за чисто промытыми окнами никаких лесов, никаких голосов и можно снова смело открывать форточку.

    - Мне будет их не хватать - пошутила жена.

    Мне тоже, - подумал про себя Локас. Потом он открыл сайт Википедии и прочел:

    "Трудовая миграция в Россию привела к тому, что Таджикистан занимает 1-е место в мире по количеству брошенных мужьями жен, так как очень многие женатые мигранты-мужчины вступают в России в официальные браки или в незарегистрированные отношения".

    И далее про то, что было Локасу знакомо:

    Наиболее яркий период развития таджикской литературы приходится на средневековые времена, когда в Средней Азии появилось первое мусульманское таджикское государство - эмират Саманидов (874-1005 гг). Именно в это время началось и формирование таджикской нации. Саманиды уделяли огромное влияние науке и поэзии. Такие выдающиеся поэты и ученые того времени как Рудаки, Абуали ибн Сина (Авиценна), Фирдоуси, Унсури, Дакики трудились при дворе Саманидов. Персы и таджики тогда были единым народом с общими корнями поэтому и литература, искусство, наука тоже были всеобщим достоянием...

    В конце X в. Фирдоуси создает всемирно известную героическую эпопею "Шахнаме", превосходящей по объёму и содержанию все существующие ныне произведения. XI век ознаменовался созданием такого жанра, как романтический эпос. Появляется ряд поэм, написанных Унсури, Айюки, Гунгури, Омаром Хайямом в этом стиле, но венцом законченности и красоты стала "Хамсе" ("Пятерица") Низами, созданная им в XII веке". P. S. Таджики говорят на таджикском фарси (северо-восточном варианте персидского языка, первые письменные памятники на котором в виде клинописи относятся к 600 гг. до новой эры.) - И. К.

    27 января 2013



    ИСТОРИЯ  ПОВТОРЯЕТСЯ?

    Все так и было, именно с Локасом, годков двадцать с небольшим назад, в пору горбачевского сухого закона и абсолютно пустых прилавков продуктовых магазинов. Один такой магазин был в конце семисотметрового дома-корабля. И вот в винный отдел этого магазина, представлявший собой на тот сухой момент узкую амбразуру в надежной стене, вдруг привезли алкоголь - водку и грузинские вина двух сортов, белое и красное. Все ломанулись к этой амбразуре, образовалась очередь. Локас оказался где-то десятым, с совковской прикидкой, что и ему достанется, но тут перед ним в очередь стали нагло вклиниваться стоящие сзади. Приступы неконтролируемого гнева у него случаются редко, раз в несколько лет, но это был тот самый случай. Локас выскочил из очереди, схватил какого-то мужика за плечи и отшвырнул назад. Потом еще кого-то...

    Прошло несколько мгновений, после чего Локас повернулся, чтобы занять в очереди свое законное место, - повернулся и... вид очереди его поразил. Все стояли в колонне по одному - затылок в затылок, как бы слегка стесняясь своего послушания, но и не возражая против него. Так слушаются "начальника" зэки. Это были нормальные мужики с родного Локасу квартала, и сам он был вполне нормальный, со своей средней комплекцией даже отдаленно не похожий на громилу-вышибалу. Если бы очередь захотела, она бы смяла Локаса в три секунды. Но она послушалась. Трудно объяснить почему. Тут можно сослаться на национальную поведенческую парадигму, на крепостничество, на авторитаризм, на ГУЛАГ, на совковство, на анекдот "а веревки (для повешения) с собой приносить?". Ответа у Локаса нет. Но правда и то, что наш человек до поры до времени послушен и готов выполнять чьи-то команды. Но только до поры.

    Да, прошло года двадцать три после той истории. Время очередей давно миновало, хотя и бывают акции, типа "первые сто айпадов (или айфонов) по сниженной цене", когда перед стеклянными дверьми супермаркета спозаранку, задолго до открытия собирается толпа. Интересно, что было бы, если бы при открытии Локас попробовал ее построить. Его бы мгновенно снесли, притом он мог бы получить резиновую пулю, разряд электрошокера, а то и нож в бок. Ибо цена человеческой жизни за прошедший период времени значительно упала.

    Но Локас не о том - скорее о феномене подчинения. Тогда судьба страны зависела от мнения и позиции одного человека, сначала генсека, а потом первого президента страны. Даже тот пресловутый сухой закон принимался безоговорочно по его желанию. Да, был Совет министров, был Верховный Совет, какие-то партии, но страна покатилась под уклон по воле и заблуждению одного человека, ну, может, двух. Понятно, что они хотели как лучше... Но в результате автократия плюс некомпетентность обвалили страну.

    Похоже, что история, сделав виток протяженностью в одно поколение, повторяется. Есть Правительство, есть Дума, есть Совет Федераций и даже есть еще какая-то домотканая Общественная палата, представляющая собой загадку (чем она занимается? какова ее роль? где ее коллективный голос?). И есть один человек в Кремле, ну, два, которым, возможно, тоже хочется как лучше. Но, несмотря на их благие намерения, страна снова катится куда-то не туда. А куда можно катиться по законам тяготения - только под уклон.

    25 февраля 2013



    ОСЕНЕННЫЙ  ЛОКАС

    И Локаса осенило!

    Он вдруг понял, зачем человеку дается такая унизительная вещь, как старость. Старость дается, чтобы умалить вожделение и примирить с неизбежной смертью.

    04 апреля 2013



    КИНО,   ВИНО,   ДОМИНО

    О домино - в конце...

    Вино должно быть сухим, красным и желательно из Испании, провинция Риоха.

    Кино - добротным и проверенным, желательно от мэтров.

    Особую любовь к кино Локас испытал в голодные девяностые, когда, надев наушники, синхронно переводил с английского прежде недоступные нам ленты. Голод миновал, а любовь осталась, в том числе и к отечественной продукции. Один из любимых фильмов Локаса - "Мой друг Иван Лапшин" Алексея Германа. Локас считал режиссера гением, в чем все же усомнился, посмотрев "Хрусталев, машину!" Локасу показалось, что в одном кадре этой мрачной хроники сталинских времен слишком много параллельного разнонаправленного действа, симультанных (одновременных) наслоений разных смыслов и образов. Да, пусть почти как в протекающем реале, но от этого, увы, лишь мешанина в голове. Чтобы осмыслить происходящее, продвинутому Локасу пришлось смотреть фильм трижды. Что в "Лапшине" было обнаженной правдой жизни, в "Хрусталеве" стало уже гротеском и плановым хаосом.

    Возможно, действительность такова и есть, но потому мы и включаем восприятие лишь тогда, когда нам это нужно. Иначе можно сойти с ума. Вот, скажем, представьте, что все в вагоне подземки вдруг разом заговорят о своем, о том, что в данный момент роится в их головах. И что это будет? Какофония? Толковище на НТВ? Искусство, считает Локас, для того и существует, чтобы просеивать жизнь, удерживая главное. Хорошо сказал Андре Моруа: Искусство - это упорядоченная художником действительность, несущая на себе печать его темперамента, который проявляется в стиле.

    А вот другое кино - пятисерийный телевариант "Анны Карениной" С. Соловьева, куда признанный режиссер, видимо, возвратил все, что не вошло в фильм, бывший в недолгом и малоуспешном прокате. С упорядоченностью там, вроде, все окей, но есть другие проблемы. И первый вопрос, который задал себе Локас после просмотра - для чего это было снято? Какова сверхзадача? Ведь браться за "Анну Каренину" после уже двадцать какой-то киноленты, это надо иметь свою заветную идею. В чем она? В том, что мы увидели актеров, на целое поколение старше героев романа - актеров, давно переживших кризис среднего возраста и утративших блеск в глазах - блеск радости жизни, блеск упоения страстью и любовью, блеск поиска ускользающих истин? Угрюмая Анна с вечно опущенными уголками рта, затурканный Вронский, унылый Стива, нелепый пожилой Константин Левин, тогда как ему должно быть всего 34...

    Ну кто в пятьдесят будет терзаться левинскими вопросами о смысле жизни, ценности семьи и собственном предназначении? Да и играют все как-то устало, вполсилы, не говорят, а бормочут, словно проговаривая тексты своих ролей на первом коллективном чтении. И лучше прочих выглядящий Каренин вдруг оказывается центром киноповествования, его нравственным стержнем - государственник, образцовый семьянин, бескомпромиссный обличитель адюльтера, страдающая сущность... Помилуйте, о том ли роман? И, кстати, о чем эти назойливо звучащие почти в каждой сцене компилятивные музыкальные экзерсисы, редко имеющие к ней хоть какое-то отношение? Впрочем, в проигрыше команды обычно виноват тренер.

    Есть в сериале и вовсе художественно сомнительные вещи, такие, скажем, как сон Анны, в котором на фоне падающих стружек, должных, видимо, изображать снежные хлопья, к ней в спальню крадется Вронский. Но ведь содержание сна совсем в ином. Цитата: "Одно сновиденье почти каждую ночь посещало ее. Ей снилось, что оба вместе были ее мужья, что оба расточали ей свои ласки. Алексей Александрович плакал, целуя ее руки, и говорил: - как хорошо теперь! И Алексей Вронский был тут же, и он был также ее муж. И она, удивляясь тому, что прежде ей казалось это невозможным, объясняла им, смеясь, что это гораздо проще и что они оба теперь довольны и счастливы. Но это сновиденье, как кошмар, давило ее, и она просыпалась с ужасом".

    Вот психологическая правда, до которой в своих поисках своей Анны режиссер так и не смог добраться. Под конец он зачем-то отправляет ее блуждать среди паровозов тридцатых годов следующего века, далее камера безжалостно, в жанре хоррора фиксирует, как колеса прокатывают по шевелящемуся телу Анны, а затем нам еще покажут и расчлененку - на подстилке ножки отдельно, ручка отдельно. Техасская резня бензопилой? Это и есть "аз воздам"? Жаль Анну, тем более что для этой роли сейчас, как сказали бы спортивные обозреватели, у нас довольно длинная скамейка - то есть с дюжину молодых, улыбчивых и талантливых красавиц актрис.

    Роман "Анна Каренина" ошеломил своих современников как откровение, подчас стыдное, он затронул чуть ли не все узлы тогдашней жизни, особенность которых, между прочим, в том, что они никуда не делись и посейчас. Семья, любовь, долг, мезальянс, богатство, бедность, вера... Ну, например, вот такие размышления Левина:

    "Да, одно очевидное, несомненное проявление божества - это законы добра, которые явлены миру откровением, и которые я чувствую в себе, и в признании которых я не то что соединяюсь, а волею-неволею соединен с другими людьми в одно общество верующих, которое называют церковью. Ну, а евреи, магометане, конфуцианцы, буддисты - что же они такое? - задал он себе тот самый вопрос, который и казался ему опасным. - Неужели эти сотни миллионов людей лишены того лучшего блага, без которого жизнь не имеет смысла?"

    Актуальны и споры Константина Левина со Стивой Облонским. Вот выжимка:

    (Левин) - "...Это зло, приобретение громадных состояний без труда, как это было при откупах, только переменило форму. Le roi est mort, vive le roi! Только что успели уничтожить откупа, как явились железные дороги, банки: - тоже нажива без труда.

    (Облонский) - Да, это все, может быть, верно и остроумно... Но ты не определил черты между честным и бесчестным трудом. То, что я получаю жалованья больше, чем мой столоначальник, хотя он лучше меня знает дело, - это бесчестно?

    - Я не знаю.

    - Ну, так я тебе скажу: - то, что ты получаешь за свой труд в хозяйстве лишних, положим, пять тысяч, а наш хозяин мужик, как бы он ни трудился, не получит больше пятидесяти рублей, точно так же бесчестно, как то, что я получаю больше столоначальника...

    - Нет, позволь, - продолжал Левин. - Ты говоришь, что несправедливо, что я получу пять тысяч, а мужик пятьдесят рублей: - это правда. Это несправедливо, и я чувствую это, но...

    - Да, ты чувствуешь, но ты не отдаешь ему своего именья, - сказал Степан Аркадьич, как будто нарочно задиравший Левина.

    - Я не отдаю потому, что никто этого от меня не требует, и если бы я хотел, то мне нельзя отдать, - отвечал Левин, - и некому.

    - Нет, уж извини меня; это парадокс... Так так-то, мой друг. Надо одно из двух: - или признавать, что настоящее устройство общества справедливо, и тогда отстаивать свои права; или признаваться, что пользуешься несправедливыми преимуществами, как я и делаю, и пользоваться ими с удовольствием.

    - Нет, если бы это было несправедливо, ты бы не мог пользоваться этими благами с удовольствием, по крайней мере я не мог бы. Мне, главное, надо чувствовать, что я не виноват."

    На этот разговор героев Толстого обратил внимание Достоевский в своем "Дневнике писателя" и посвятил ему несколько глав, ибо это действительно вопрос вопросов русской жизни как тогда, как и сейчас. Доживи "невиноватый" Константин Левин до 1917 года, его хозяйство было бы экспроприировано, а сам он скорее всего убит, если бы не успел сбежать за границу...

    Картину господства меньшинства над большинством путем подмены христовых заповедей циничным (якобы для общей пользы) практицизмом дал и сам Федор Михайлович в своем "Великом инквизиторе". Вот что говорит Инквизитор пришедшему Мессии: "О, никогда без нас они не накормят себя! Никакая наука не даст им хлеба, пока они будут оставаться свободными, но кончится тем, что они принесут свою свободу к ногам нашим и скажут нам: "Лучше поработите нас, но накормите нас". Поймут наконец сами, что свобода и хлеб земной вдоволь для всякого вместе немыслимы, ибо никогда, никогда не сумеют они разделиться между собою! Убедятся тоже, что не могут быть никогда и свободными, потому что малосильны, порочны, ничтожны и бунтовщики". (И далее):

    "Говорю Тебе, что нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается. Но овладевает свободой людей лишь тот, кто успокоит их совесть. ...Есть три силы, единственные три силы на земле, могущие навеки победить и пленить совесть этих слабосильных бунтовщиков, для их счастия, - эти силы: чудо, тайна и авторитет".

    Прервем монолог Инквизитора, ибо Локасу и так понятно, что то, что было, то и есть, во всяком случае, в России. "Слабосильные бунтовщики" не побеждены а совесть не успокоена, ибо "чудо" - это лишь нынешняя цена на нефть, "тайна" - это махинации Избиркома, а "авторитет" имеет электоральный рейтинг где-то около 30%. С такими "силами" как не готовиться к переменам...

    И насчет домино... Помните, что такое эффект домино? Это политическая теория, согласно которой какое-либо одно изменение влечёт за собой неизбежную череду других изменений, аналогично падению выстроенных в ряд косточек домино.

    5 апреля 2013



    ГРАЖДАНИН  МИРА

    До Америки Локас считал себя гражданином мира и англоманом. В начале девяностых ему представилась возможность это проверить. Так он оказался в Сан-Франциско, где замужем за американцем уже довольно давно жила его родственница - двоюродная сестра, врач-дерматолог по образованию и медсестра по реальной работе. В ту пора дела в развалившемся СССР шли хуже некуда - почти голод, почти разруха, и на совете в семье его замужней сестры было принято решение, что Локас попытается задержаться в Штатах, закрепиться и пустить корни. Оставалось только заполучить хотя бы на пару лет грин-карту, позволяющую ему легально работать. С этим, конечно, предвидились проблемы - был бы Локас евреем, тогда другое дело, тогда вступали бы в силу определенные законы, принятые еще при Брежневе и позволившие тысячам советских евреев беспрепятственно осесть в Штатах. Но попытка не пытка. А пока Локас мог бы, например, попробовать себя в госпитале, где работала его двоюродная сестра, скажем, подсобным рабочим, или в компании, где работал муж его сестры - компания занималась кормом для домашних животных. То есть не самим кормом, а его продажей, дистрибуцией. Как успел заметить Локас - продажа хоть чего угодно была гораздо более ходовым бизнесом в Штатах, чем само производство.

    Однако Локасу с его филологическим образованием показалось не по уму убирать госпитальный мусор или разносить по домам "педигри" и "китикет" - он видел себя в школе или колледже преподавателем хоть русской литературы, хоть русского языка или, на худой конец, переводчиком на какой-нибудь фирме, сотрудничающей с бывшим СССР. Из этой затеи ничего не получилось, зато Локас успел немного поездить по Штатам, побывал в парке с секвойями и даже в легендарном Биг-Суре, городке его кумира, отвязного писателя Генри Миллера, которого он переводил. Увы, мечта Локаса о другой, новой жизни западного человека и гражданина мира, за несколько американских месяцев сошла на нет. Он хоть и вполне сносно говорил по-английски, но с каждым днем все больше тосковал по-русскому языку - ему даже снились ностальгические сны по России, чего он от себя уж никак не ожидал. Ему снилось, что русский язык - это воздух вокруг него, и что без этого воздуха он задыхается

    Однажды Локас забрел в какой-то скверик в Сан-Франциско, куда по случаю праздника Хануки собралась русскоговорящая еврейская община. Это был так называемый праздник свечей, который иудеи отмечают в конце ноября-начале декабря. В скверике была установлена огромная ханукия, светильник типа меноры, только с девятью подсвечниками. От центрального подсвечника в первый день Хануки и следовало зажечь одну из восьми свечей. Для этого перед собравшейся толпой к светильнику подогнали трактор с ковшом, в ковш забрался молодой, с жидкой бородкой, раввин - и трактор поднял его прямо к центральному подсвечнику, в котором стояла толстая свеча. Молодой раввин достал спички и принялся ее зажигать. Свече на загоралась. Раввин чиркал спичками, подносил огонь к фитилю, но тот только трещал, а воспламеняться не хотел. Видно, кто-то сэкономил на качестве свечей - не то покупатель, не то производитель. Раввин пытался и так, и сяк - ноль результата. Прошла четверть часа, свеча не загоралась, а в собравшейся толпе, там было человек сто, почти сплошь в дубленках, символе советского достатка и успеха, терпеливо наблюдали за процедурой, переговариваясь по-русски; только детей, которые путались под ногами, осаживали иногда по-английски.

    Было холодно, ветрено, и поскольку на раввине в стальном ледяном ковше не было дубленки, его было жалко. Там наверху, на ветру, он бился один на один со свечой, которая упорно отказывалась гореть. Сделав паузу, раввин совершил в ковше молитву, видимо обращаясь к Богу за помощью, и наконец худо-бедно свеча зажглась, скорее задымив, чем загоревшись. Но порыв ветра ее задул.

    И вот, глядя на не желающую гореть свечу, Локас вдруг подумал о своем, о том, что и ему самому здесь не загореться - в лучшем случае он будет лишь дымить, станет, по выражению Достоевского, небокоптителем, и что его истинная судьба, нравится это ему или нет, - Россия. Во всяком случае, там он останется самим собой, со своими привычками, своей внутренней, коль внешняя не задалась, свободой и главное - со своими любимыми делами и занятиями.

    Так, помыкавшись в Америке несколько месяцев, Локас, несмотря на уговоры двоюродной сестры, которой хотелось бы иметь возле себя на чужбине духовную поддержку в лице "родного человечка", вернулся на Родину. И когда он сошел с трапа самолета и вошел в аэропорт, то испытал два совершенно противоположных чувства - стыд перед нашей убогой средой и восторг перед тем, что все вокруг говорят, не только говорят, но и молчат, и думают по-русски. И второе чувство было намного сильнее.

    27 мая 2013



    АФОРИЗМЫ

    Афоризм "жить стало лучше, жить стало веселей" прозвучал из уст Сталина в 1935 году на Первом совещании стахановцев, хотя еще годом раньше после убийства Кирова в стране начался террор. Чувство юмора подсказало народу продолжение этого замечательного утверждения: "Шея стала тоньше, но зато длинней". Видимо, чувство юмора и помогло народу выжить.

    Вообще афоризмы - это вещь! Ну, скажем, "В одну и ту же реку нельзя войти дважды" (Гераклит) или "Верю, потому что абсурдно" (Тертуллиан?) или это - "После нас хоть потоп" (маркиза Помпадур - Людовику ХV). Обогатилось афоризмами и новейшее время: "Мочить в сортире", "Дума - не место для дискуссий", "Россия - вперед!" Последний призыв по праву мог бы принадлежать Петру Первому, вознамерившемуся сделать Россию не хуже Европы. Занятно, что и через триста лет дело куда как актуально... И все же стало ли жить лучше, то есть стало ли сегодня лучше, чем вчера? Несомненно! Доказательства?

    Ну, скажем, года два назад Локас окончательно перешел на плоские мониторы, в связи с чем прежняя ламповая самсунговская громадина и ее пятнадцатидюймовый братец оказались не у дел. Братца Локас отнес хорошим знакомым, а громадина долго стояла у него на балконе, ожидая лучшей участи, потом перекочевала в общий с соседями по площадке коридор, а потом, поскольку ни одному из добрых соседей эта фиговина не приглянулась, была препровождена в вестибюль подъезда. Туда обычно жильцы и сносят все, что им больше без надобности, включая книги. Несколько связок книг в свое время отнес вниз и Локас - разобрали их довольно быстро. Но не ламповый "самсунг", несмотря на то что Локас написал на приклеенной к нему липучке - "исправный", то есть в рабочем состоянии.


    Неделю громадный монитор простоял в вестибюле у входа, понурый и никому не нужный. И вот под вечер, когда уже все вокруг стало одного цвета, Локас отнес его на вещевую помойку во дворе и там водрузил на вполне исправный кухонный стол, который пригодился бы Локасу на даче. Как и черное, офисное, вращающееся и вполне исправное кресло на колесиках, стоявшее рядом с исправным столом. Лет двадцать назад Локас ни за что бы не прошел мимо такого чуда. Так некогда, еще раньше, он тащил к себе домой книжные полки, выброшенные обновившейся районной библиотекой. А еще он помнит отличные пружинные диванные подушки, послужившие ему после помойки лет пятнадцать... Да, все это в далеком прошлом, но в тот вечер на помойке в душе у Локаса шевельнулся совок, живший в мире товарного дефицита, и Локасу стоило усилия воли не прихватить с собой на обратном пути офисное кресло...


    О чем то бишь речь? О том, что народ зажрался, и ему уже не нужен двадцатитрехдюймовый ламповый "самсунг" в рабочем состоянии... Точно так же, как и вполне исправный отечественный холодильник, с которым Локас расстался там же, на помойке. Жизнь изменилась, и его дом с обеих сторон облеплен иномарками, среди которых стоит и его собственная... А в метро у всех смартфоны с айфонами... И все-таки почему-то грустно.

    И на вторую часть афоризма, насчет "веселей", у Локаса нет ответа...

    4 июня 2013



    ВРЕМЯ

    Уже в который раз Локас поневоле задумался о своей роли в выпавшем ему пространстве-времени. Когда-то словно именно для таких, как он, Галич пел: "Промолчи - попадешь в палачи". Промолчи и завтра придут и за тобой - он это прекрасно понимает. Также он понимает, что протест таких простых людей, как он, должен быть тоже в рамках, очерченных Конституцией РФ.

    Да, бывали у нас времена и похуже, при том что многие выдающиеся представители мыслящей интеллигенции пытались их оправдать, подавляя в себе свою человечность во имя небывалого социального эксперимента. Но они ошибались - тот же глубоко уважаемый Локасом Борис Пастернак. Человечность оказалась сильнее насилия. На тех временах ныне поставлен крест - приговор свершился. Опять же у Пастернака в одном из писем к еще ссыльному Шаламову (9 июля 1952 г.) есть такие строки: "Не утешайтесь неправотою времени. Его нравственная неправота не делает еще вас правым, его бесчеловечности недостаточно, чтобы, не соглашаясь с ним, тем уже и быть человеком".

    И эта вполне достойная мысль не дает Локасу покоя. Локас понимает, что его ментального неприятия власти мало, чтобы быть человеком. И выхода на Манежку или, там, на Болотную - тоже мало. Но, думая о том, что еще лично он мог бы сделать полезного, кроме участия в демонстрациях и ядовитых заметок в ЖЖ, он понимает, что его время ушло и историю теперь делают другие.

    А он что?

    Однако вот продолжение той пастернаковской мысли, которая так захватила Локаса: "Но его (времени - И.К.) расправа с эстетическими прихотями распущенного поколения благодетельна, даже если она случайна и является следствием нескольких, в отдельности ложно направленных толчков".

    Это ужасная мысль. Чудовищная. Помните у этого же поэта:


    Но разве я не мерюсь пятилеткой,
    Не падаю, не поднимаюсь с ней?
    Но как мне быть с моей грудною клеткой,
    Которая всех косностей косней?

    Поэт сожалеет, что не укладывается в прокрустово ложе государственной диктатуры.

    Те "в отдельности ложно направленные толчки" были землетрясением в девять баллов, которое обрушило всю российскую культуру и еще на сто лет вперед поработило дух России.

    25 июля 2013



    ПОИСКИ  БОГА

    Недавно в ЖЖ, где у Локаса своя ядовитая страничка, Локас наткнулся на пост одного своего старого приятеля, некогда теннисного партнера. Впрочем, Локас в теннис уже не играет. Объединял их в свое время не только теннис, но любовь к литературе и к женщинам. Оба не один раз женаты, вообще, зрелую часть жизни провели довольно бурно и потому далеко не праведники. Приятель его всегда отличался независимостью мышления, и в свое время именно от него романтик-демократ Локас услышал ставшую потом истиной мысль о том, что переход страны от социализма в капитализм с приватизацией была сделан для партийно-чиновничьего аппарата, для номенклатуры и больше ни для кого...

    Вот Локас читает пост своего приятеля и глазам своим не верит: тот пишет, что посетил такой-то монастырь, пофоткал его, и что-де именно в таких местах понимаешь, что без Бога Россию в порядок не привести. И еще пишет, что он встал там на колени и, любуясь красотой вокруг, молился за души всех русских и нерусских людей

    Потрясенный Локас оставил ему коммент в том духе, что с Богом Россия так и остается убогой.

    На что ему его старый приятель задал вопрос: А ты что, в Бога-то не веришь?

    И тут Локасу на секунду стало страшновато - показалось ему, что там не его старый приятель стоит на коленях с молитвой, а толпа хоругвеносцев, и все они сурово смотрят в сторону безбожника Локаса...

    Нет, Локас не посмел бы назвать себя безбожником, но в церковь действительно не ходит, считая, что Бога там нет. А где Бог? Скорее в сердце, если так уж хочется называть это словом Бог.

    Как же он выглядит? Как дух, который носился над безвидной землей?

    "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их".

    Тут у Локаса, как когда-то у его маленького сынишки, возникают вопросы. Получается, что Бог все-таки антропоморфен, то есть и мужчина, и женщина, и, глядя на них, мы можем представить себе и его. Но тогда где он, если он не дух? Локасу говорят - Библию нельзя читать так, как ты читаешь, ничего нельзя понимать буквально, на все есть свое толкование, все в Библии есть метафора, даже известная своей эротичностью "Песнь песней" царя Соломона, это вовсе не эротика, а разговор души человеческой с Богом. Найди себе учителя-духовника, он тебе все растолкует.

    Ну-ну...- думает Локас, - здрасьте, приехали! "Этот стан твой похож на пальму, и груди твои на виноградные кисти..." - разговор с Богом, ага...

    В 2010 году Стивен Хокинг, самый крупный после Эйнштейна теоретик Вселенной, Времени и Пространства, сказал в одном из интервью, очень аккуратно так сказал, щадяще и с максимальной корректностью к чувствам верующих: "Бога можно определить как олицетворение законов природы. Но большинство людей не так представляют себе Бога. Они создали человекоподобное существо, с которым можно состоять в отношениях. Однако, если учесть огромные размеры Вселенной и незначительность и случайность человеческой формы жизни в ней, то это в высшей степени невозможно".


    Впрочем, старый приятель Локаса мог бы быть вполне прав, если бы под Богом понимал то, что понимает под этим Локас. Когда говорят, что Бог есть любовь, это слишком общо и расплывчато. Ведь любят разное. Локас же считает, что под Богом надо понимать вмененное человеку правило созидательной жизни. И только.

    Оно скорее имманентно, это правило, то есть совсем необязательно выработано в душе человека в результате борьбы за выживание. Возможно, оно всунуто в него, как батарейка. Это то, что называется Совесть. Генезис Совести неизвестен. Особенность ее в том, что она для человека вовсе не средство самозащиты как вида, а скорее наоборот. Благодаря ей он способен на самопожертвование. Скорее всего, это и есть Бог, ибо за этим просматривается некий надчеловеческий, Вселенский замысел.

    А церковь... Ведь сказано же: "Построй храм в сердце своем".

    31 декабря 2013



    ГРУБИЯН

    Вчера Локас по пути на службу решил заскочить в один торговый комплекс, где есть банокомат Сбербанка - зарплату Локасу переводят именно в Сбербанк. Перед ним у терминала стояли две женщины - пожилая и средних лет, и, взглянув на них, Локас занервничал. С одного взгляда было понятно, что дамы фишку не рюхают, то есть не рубят, куда и как.

    Тем удивительней было, что пожилая женщина, в нарядном берете и, что называется, прилично одетая, справилась-таки в результате с кнопками и вынула ей причитавшееся. Однако с ее спутницей, скорее всего, родственницей, случился затык, тем более непонятный, что поначалу та, желая узнать, сколько у нее "на книжке", получила чек и даже озвучила сумму - целых двадцать две тысячи. Но затем эта дама в пухлом пальто на синтепоне, загораживая монитор могучей спиной, стала вести себя неадекватно, ибо раз за разом делала попытки взять некую сумму, а терминал выдавал ей ошибку, типа "некратная сумма" или что-то другое, о чем Локас не мог узнать, поскольку синтепоновая спина была шире его поля обзора.

    - Долго вы еще там будете ковыряться? - вдруг услышал Локас свою далеко не безупречную со всех точек зрения фразу и сам настолько удивился ее грубости, что даже ответа не разобрал. Но ответ какой-то был, поскольку женщина, не обернувшись в его сторону, а только лишь обозначив головой, что грубость не оставлена без внимания, продолжала свои тяжелодумные манипуляции над терминалом.

    Еще потерпев несколько минут, Локас почувствовал, что вот-вот окончательно взорвется, и чтобы этого не произошло, устремился к выходу, бросив через плечо:

    - Поупражняйтесь сначала на ночном горшке!

    - Спасибо, дорогой! - услышал он вслед вежливый голос пожилой дамы.

    В результате Локасу как рефлектирующему интеллигенту, конечно, стало стыдно. У него ведь был импульс помочь синтепоновой даме, но уж больно враждебно она отгораживались от него - не дай бог, пин-код подсмотрит... Потому и не помог.

    И вспомнил он, как однажды и сам в людном месте - в сберкассе на Думской - получал из такого же терминала денежный перевод на фантастическую сумму в 120 тысяч рублей. Он выбирал по десятке, а тем временем за его спиной вырастал хвост, с каждым нажатием кнопки становясь все угрюмей... Локас сломался на 80 тысячах и, красный, как помидор, прервал экзекуцию. Потом ему пришло в голову, что надо было просто нажать опцию "другая сумма" и внести туда заветное число. Но, может, в те времена, лет десять лет назад, такой опции еще и не было? Так или иначе - чья бы корова мычала...

    И еще он вспомнил недавний случай, когда через терминал МТС пытался заплатить за пользование мобилой. Он не взял с собой очки и беспомощно тыкался, не понимая, что где. И тогда к нему участливо подошла молодая дама и, как бы отдавая должное его сединам напополам со старческой деменцией, помогла проплатить и торжественно вручила чек.

    Вспомнил все это Локас и выругал себя словами, которые нынче внесены в список запрещенных к употреблению.

    11 января 2014



    ПИСЬМО

    Не так давно, уже в этом марте с Локасом случился конфуз. Он получил письмо, точнее - извещение о письме. И не о простом, а о заказном, каковое надлежало получить в ближайшем отделении "Почты России". Глянув на это извещение, Локас почувствовал, как что-то сжалось у него в животе, а сердце сделало несколько лишних ударов. Первое, о чем он подумал... Да, он подумал, что это за ним... Что его до сих пор безнаказанная блогерская активность на собственной странице в ЖЖ стала предметом интереса органов, и вот - его вызывают для беседы. Хорошо если только для профилактической. А если уже не для беседы, а с концами, и из зала суда он выйдет в наручниках? Мысль эта показалась Локасу столь устрашающей, что его пробило потом и как бы даже электрическим разрядом от макушки до пят и обратно.... Вот оно - его совсем необязательное преступление и, увы, абсолютно неотвратимое наказание. Ведь говорила ему жена... Сколько раз ругала его, сколько раз он отмахивался от приглашения в постель, лишь бы только вылить очередную порция яда на властей предержащих и их ставленника, сами знаете кого...

    Как же Локас пожалел в этот миг о содеянном, как же он раскаялся в своей пустопорожней фронде, в своих наскоках на сами знаете кого... Но поздно. Его засекли. Три года это ему сходило с рук, три года на его писанину не обращали внимания, а теперь вот обратили... И обратно дороги нет.

    На извещении стоял почтовый индекс отправителя и Локас бросился к Яндексу, чтобы выяснить, "откуда дровишки"... Увы, он не ошибся, почтовый индекс охватывал тот самый район, где на Литейном проспекте стоял тот самый дом под названием Большой...

    Весь тот вечер Локас провел перед экраном ноута, удаляя самые вопиющие примеры своего неуважения к властям, вместе с комментариями, которые только подливали масла в и без того полыхающий огонь локасовского афронта. Он удалял и удалял, а автономное воображение рисовало ему картины ближайшего будущего - какие-то сумрачные небеса, колючую проволоку и серые ватники. Вот до чего он сам себя довел: добровольно, по собственной глупости, по собственному заблуждению. Да, так он там и скажет: простите, дурак был, не разобрался, пошел на поводу...

    Но у нас же гарантированная Конституцией РФ свобода слова и мнения?! - жалко пискнуло в нем...

    Под конец Локас пришел в такое отчаяние, что вовсе удалил себя из ЖЖ. То есть не знал. Не видел. Не читал. Не писал. Это все хакеры. А он ни при чем. Но, говорят, где-то там остаются чертовы скриншоты. Что это он? Поздно! Его уже вызывают...

    Ночь с воскресенья на понедельник Локас почти не спал, а наутро, не побрившись, помчался на почту, где ему по предъявлении паспорта и вручили то зловещее письмо. Он глянул на адрес. Да, это было письмо с Литейного проспекта, только номер другой... Это с их тайной квартиры, - подумал Локас. Читал о таких. Сердце стучало как бешеное, ноги едва держали. Дрожащими пальцами он вскрыл конверт...

    Вечером Локас включил комп и снова завел себе страницу в ЖЖ, отметившись очередным весьма нелицеприятным для кое-кого постом. Зачем? Почему? Ему хотелось оправдаться перед собой и своими читателями. Ему хотелось доказать, что он свободен, что двадцать пять лет после развала СССР сделали его свободным. Но в глубине души он понимал, что страх, привычный подспудный страх совка перед совковой системой в нем навсегда, до самой могилы.

    Что было в письме? Извещение об очередном собрании товарищества садоводов.

    17 марта 2014



    О  ТОЛЕРАНТНОСТИ

    Трудно быть толерантным. Локас, например, ненавидит, когда к нему прикасаются. Мысленно, как человек Запада, он огораживает себя невидимым кругом диаметром в метр (больше все равно не дадут). Но этот метр хотелось бы сохранять и таскать с собой везде - на улице, в общественном транспорте, в очереди к платежному терминалу, в универсаме и супермаркете. По той же причине в электропоезде подземки он редко садится, а если сидит и рядом с ним пусто, нервничает - не займет ли это место толстуха или толстяк. Тогда неизбежно бедра к бедрам, а чужие локти - поверх его, локасовых. Этого он категорически не выносит - иногда настолько, что даже встает, чтобы остаток пути отстоять на своих двоих.

    Еще он надевает солнцезащитные очки - не от солнца, а чтобы не видели его взгляд.

    Не подумайте, что Локас мизантроп и ксенофоб - просто таким образом он оберегает хотя бы минимум своего внешнего пространства, при свободе и независимости внутреннего. Хотя, как известно, быть полностью свободным и независимым - невозможно.

    ...Иногда сидящий рядом сосед засыпает и наваливается на Локаса. Это уже вовсе за гранью. Однажды поздно вечером рядом с Локасом сидел такой же усталый и пожилой, как сам он, мужик и все норовил уложить свою старую седую голову Локасу на плечо. Пахло от него авторемонтной мастерской. Когда он в очередной раз засопел, привалившись сбоку, Локас резко вздернул плечо, так что мужик мгновенно проснулся и с испугом и вопросом уставился на Локаса.

    - Что? Может еще поцелуемся? - рявкнул Локас.

    - Простите, - сказал мужик. - После работы, устал... Напрасно вы так... Я нормальный, жена дети. Устал только. В две смены работаю. Вот мои документы...

    И он действительно полез в нагрудный карман куртки...

    Локасу стало стыдно.

    Пишу о том давнем случае с Локасом лишь потому, что недавно весь мировой Интернет облетела фотография - в нью-йоркской подземке на плече у белого человека спит негр. Когда автор фотки предложил разбудить негра, белый человек сказал: " Не надо. Пусть спит. Видно, устал после работы".

    06 апреля 2014



    ШОПИНГ

    Случилось так, что у Локаса вдруг оказались лишние десять штук рублей - лишние в том смысле, что можно было потратить их не на семью, а на себя. И он тут же решил купить себе плащ, тем более что старый износился. Наутро Локас помчался по магазинам одежды и был очень удивлен, что плащей нет. То есть были в начале сентября, да сплыли, и то немного, - объясняли ему продавщицы.

    - Как так? - вопрошал Локас, - осенний сезон только начался.

    - Нет, - отвечали ему продавщицы, - теперь уже продают одежду на зимний сезон. А на осенний надо было покупать весной.

    Странно, размышлял Локас, перебегая из магазина в магазин: есть спрос, а предложения нет. Как-то это не по-рыночному.

    Ноги и слухи плюс метро донесли его до огромного торгового комплекса под названием "Галерея", что у питерского Московского вокзала - Локас еще помнит огромный котлован на этом месте. Но и в "Галерее" ему было сказано, что с плащами туго - разве что можно попробовать поискать в трех бутиках, хотя их там сотни... Действительно - все есть, а мужских плащей нет. И тот же ответ: было, но немного.

    Кончилось тем, что в бутике под вывеской "Colins" Локас нашел то, что можно было назвать плащом, и после примерок и поисков своего размера попросил отложить, решив позвать жену, чтобы она оценила его выбор. Затем он заглянул еще в один бутик под названием "Diplomat" и там ему наконец показали настоящие плащи, фирменные и классные, с одним только недостатком - совсем не по карману.

    Тут Локас вдруг так вдохновился уже отобранным плащом (всего-то за 4, 5 штуки), что немедленно вернулся в "Colins", заплатил и вышел довольный, с большим пакетом, в котором лежала его покупка.

    Дома он надел то, что считал плащом, и показался в таком виде жене.

    Жена молча посмотрела, потом сказала:

    - Можно я ничего не буду говорить?

    - Можно, - сказал Локас. - Завтра я это сдам обратно.

    - Ты всегда так, - против обещания не говорить заговорила жена, - покупаешь, а потом сдаешь обратно.

    - Я хотел тебя позвать, чтобы ты приехала - посмотрела, а потом пожалел.

    - Спасибо, - сказал жена.

    Наутро Локас отправился в "Сolins", где ему после небольших формальностей дружелюбно вернули его деньги. Освобожденный Локас еще побегал по магазинам, но, так ничего и не найдя, остановился у уличного развала, на Сенной, то есть у стола, на котором лежали кошельки. Кошелек у него старый и потрепанный и Локас решил купить новый, помня, что на развале это как минимум на треть дешевле.

    Выбирал он долго, хотя сразу ему приглянулся только один конкретный - черный, толстокожий, с магнитным замочком, жаль, без отделений для банковских карточек, которых у Локаса целых три.

    Продавщица-таджичка предлагала ему разные кошельки, в том числе и с отделениями для карточек, но Локас как положил глаз на тот черный, так все время к нему возвращался. Он даже достал из своего старого кошелька банковскую карточку и засунул ее в прорезь, которую можно было считать отделением для таких карточек. Карточка отлично вошла.

    Тут ему продавщица стала предлагать другие кошельки, подороже, но чем больше Локас возился с ними, тем меньше ему хотелось покупать, так что он решил, что пока обойдется и старым. С легкой душой, оттого что не потратил на себя ни копейки, Локас отправился домой.

    Дома, уже переодевшись в домашнее плюс тапочки, он вдруг похолодел и с дурным предчувствием открыл свой кошелек - так и есть: банковской карточки, той самой, по которой он получает пенсию, не было.

    Что сделалось с Локасом, нетрудно себе представить, тем более что когда он вернулся на Сенную, то не нашел ни кошельков, ни таджички.

    Дома на все вопросы жены он отвечал, что просто заболела голова, ночь, разумеется, не спал, а утром помчался на Сенную. И чудо! Тот же развал, тот же столик под зонтом, та же таджичка, те же кошельки, и среди них - тот же черный, с магнитным замочком.

    С замиранием сердца Локса взял его и заглянул в прорезь. Карточка - его любимая родная пенсионная банковская карточка - была на месте.

    На радостях он тут же купил кошелек. В тот же день на тех же самых радостях он сделал подарок и жене - купил ей хрустальную люстру, о которой она мечтала последние двадцать лет.

    И, главное, сам повесил и включил.

    09 октября 2014



    ЧАСЫ

    1.

    Сколько себя Локас помнит, у него были постоянные нелады со временем. То есть с часами, которые он носил на руке или же в виде будильника ставил на тумбочку перед кроватью. Часы на руке долго не задерживались, а будильник обязательно падал на пол от неверного утреннего движения и переставал не только звонить, но и тикать.

    Локас вообще ненавидел тиканье часов. Если в комнате тикало, он не мог заснуть. Потому он или прятал тикающее под подушку или уносил на кухню, или вовсе выключал. К счастью, наручные часы тикали почти неслышно. Но ломались они с завидным постоянством, будто на уровне эзотерики, каких-то там иных миров и временных континуумов между внутренним временем Локаса и тем, которое показывали официальные стрелки, шла непримиримая борьба.

    Пережив советские времена, после которых все изменилось, в том числе и часы, Локас грешным делом свалил свои прошлые неудачи с часами на их советское качество. Но оказалось, что и с несоветскими часами отношения у него не лучше. Вот всего лишь один пример.

    Впервые (на закате СССР) оказавшись за рубежом, Локас, конечно, обалдел от разнообразия тамошних товаров и услуг, включая продукты питания, и решил сделать своей тогдашней подруге подарок в виде наручных часов. Часы были очень красивые, из фирменного каталога, на белом циферблате голубая луна и золотое солнце, плюс какие-то изящные прибамбасы.

    Подруге подарок очень понравился, почему она и призадержалась с Локасом.

    Часы исправно ходили и все завидовали подруге Локаса. Одна незадача - в них надо было менять батарейку, а для этого открывать заднюю крышку. И если открыть ее еще было можно, то закрыть - это была проблема, с которой мог справиться только часовщик.

    Подруге надоело ходить в часовую мастерскую и она попросила об этом Локаса. Локас же решил сам попробовать. Да, батарейка встала на место, но крышка не закрывалась. Подумав, Локас взял плоскогубцы и... крышка тут же закрылась. Но одновременно раздался хруст стекла, прикрывающего циферблат, и Локас увидел, как все, что было на этом нарядном циферблате, стало корчиться, дергаться, как в агонии, а затем застыло. Застыло навсегда.

    И, с ужасом наблюдая смерть тончайшей механики, Локас почему-то подумал, что это он убил время, отведенное ему на отношения с подругой.

    Отношения и правда вскоре закончились - подруга уехала туда, откуда Локас привез ей часы, и больше не вернулась.

    25 октября 2014


    2.

    На каждую историю, пусть даже незатейливую, нужно хотя бы минимальное вдохновение, потому, пропустив вторую, расскажу пока третью.

    На 65-летие Локасу подарили настоящие швейцарские часы фирмы Tissot. Да, коллектив, в котором он тогда работал, скинулся и подарил. Потому как Локас считался ценным работником. Локас был счастлив - сам себе такое он не смог бы позволить.

    Впрочем, ничего особенного в этих часах не было, разве что окошечко для даты, которую надо было уточнять вручную, в зависимости от числа дней в месяце. Но швейцарское качество! С надписью на задней крышке, что противоударные, водонепроницаемые, с возможностью нырять на глубину до 30 метров. Ну, это чересчур - глубже трех Локас никогда не нырял, даже в теплом Эгейском море, а в Красном вообще нырять побаивался - из-за акул.

    И все бы хорошо, если бы не мухи. Обыкновенные дачные мухи, которые разводились летом в отсутствие Локаса между стеклом и занавеской. Он приезжал и убивал их полотенцем. Хотя, прежде чем убить, он открывал створку окна, предлагая им убраться восвояси. Но мухи, как люди. Очень держатся привычного и редко предпочитают свободу и перемену мест. Так что он их прихлопывал и они падали на пол лапками вверх.

    Как-то под рукой не оказалось полотенца и он схватил со спинки стула свои спортивные, из плотной ткани шорты, в которых только что ездил на велике купаться.

    Шорты делали свое дело и мухи падали как подкошенные. Только странно было, что при ударе по стеклу звук был такой, будто это и не шорты вовсе, а полноценные штаны с ремнем и пряжкой. Какая плотная ткань - еще отметил Локас, оглушая очередную жертву.

    Но после особо звонкого удара Локас все же задумался, сунул руку в карман и извлек оттуда свои швейцарские часы.

    Что же он увидел с похолодевшим сердцем? Головка для перевода даты и стрелок выпала из своего гнезда прямо ему в ладонь, а ремешок с одной стороны оторвался, поскольку перекосило ушки и выбило стерженек, к которому ремешок и крепится.

    В местном представительстве Tissot Локасу все это, разумеется, выправили, но, глядя с печалью на чек, Локас подумал, что мухи того не стоят. Лучше бы жили себе и жужжали, даже по утрам, когда это особенно невыносимо.

    (Послесловие)

    Да, то, что было написано на крышке, оправдалось - часы выдержали и ходят. Правда, на днях вдруг ни с того ни с сего впервые в своей жизни отстали на 15 минут. Как так? Батарейка новая... Локас перевел стрелки, но... Но не первый ли это звоночек?

    25 октября 2014


    3.

    Поскольку Локас всю жизнь играл в теннис, именно этим отчасти и объясняется некоторое количество поломанных часов. Летом на корте пыльно, хоть его и поливаешь, а часы пыль не любят. А еще бывает, что именно по часам и ударяешь ободом своей ракетки, а им это не нравится.

    Вот по одной из вышеперечисленных причин Локасу однажды и подарили с часы с защитной, из прочного металла сеткой. Часы были что надо, японские, фирмы Seiko. У них было два циферблата - один со стрелками, а в нем другой - с электронным окошком. Еще у них был секундомер, шагомер и будильник со звоном.

    Защитную сетку Локас вскоре убрал, чтобы все видели, какие красивые у него часы, а выходя на корт, всегда их снимал. Потому часы исправно чирикали и Локас их очень любил.

    - Красивые у тебя часы! - сказал однажды после игры его партнер, как раз когда Локас надевал их. И у Локаса возникло странное предчувствие - ему показалось, что его партнер позавидовал ему, а зависть, как известно, ни к чему хорошему не приводит.

    Вскоре после этого на часах порвался ремешок, и, не имея времени забежать в магазин и купить новый, Локас носил часы в кармане брюк.

    Однажды в метро, доставая из кармана очки, он зацепил ими за часы и те вывалились на полированный гранитный пол. Вывалились и перестали ходить.

    Локас отнес их в мастерскую и там ему сказали, что починить электронный механизм невозможно, так как он сгорел, точнее окислился от разбитой китайской батарейки. Дескать, в такие часы нельзя ставить дешевые китайские батарейки, чего Локас, разумеется, не знал.

    Такова была судьба его любимых часов.

    Мораль: никогда не показывай то, чему могут позавидовать.

    Хотя если совсем не показывать, то лучше вовсе не выходить из дому и в Интернет не входить.

    02 ноября 2014



    СИЛА  ПРАВДЫ

    По пути на службу в вагоне метро Локас обратил внимание на какую-то рекламу, где был использован знаменитый Медный всадник. "Какой, однако, у лошади длинный хвост..." - подумал Локас, хотя про хвост знал всегда, еще с тех пор, как сам водил экскурсии по Питеру. Ну, это понятно: если ты скульптор и ставишь коня на дыбы, то ищи третью точку опоры. Хвост получился такой длинный, что с ним конь или лошадь (Локас ни разу не проверял) мел бы хвостом землю за собой. Но вот ведь - это совсем неважно. Памятник офигенный, один из самых, а, может, самый-самый в мире...

    А вот, скажем, памятник Николаю Первому неподалеку - он совсем замороженный (как какой-нибудь кондотьер Венецианской республики), хотя и уникальный - всего две точки опоры, для чего в задние ноги лошади насыпали несколько пудов свинцовой дроби.

    Но при всей своей стильности памятник - никакой. Недаром Герцен отзывался об императоре - "взлызистая медуза с усами". Да, на тридцать лет эта медуза подморозила нам Россию...

    К чему это Локас? А к тому, что в искусстве правда и правдоподобие - это совершенно разные вещи. Правде иногда может понадобиться ну очень длинный хвост.

    17 января 2015



    СЕАНС  ВЕЖЛИВОСТИ

    В вагоне метро молодой человек, оторвавшись от смартфона, увидел седого стоящего Локаса и вскочил:

    - Садитесь, пожалуйста...

    - Спасибо, я постою.

    - Это я постою, а вы садитесь...

    - Я не хочу

    - Я же вам уступил.

    - Спасибо, но я не просил. Лучше постою.

    - Но я уже не могу сесть. Мне придется стоять.

    - Стойте. Ваше право...

    - У... козел.

    - От козла слышу.

    - Пошел ты нах...

    - Ты уже там...

    17 января 2015



    В  РЕАЛЕ

    С реальной жизнью Локас сталкивается лишь два раза в день - по пути на службу и обратно. Все остальное - в виртуале... Так что все наблюдения Локаса - они в метро: сорок минут туда, сорок назад. Сегодня он обратил внимание на то, что люди не смотрят друг на друга прямо, не поворачивают головы, а лишь скашивают глаза в нужном направлении. Раньше, вспоминает свою молодость Локас, смотрели более открыто. Теперь же - настороженно, с опаской. Так, наверное, люди смотрели друг на друга в 1937-м...

    Жаль, больше некого спросить.

    А еще сегодня мимо Локаса прошелся по вагону молодой чеченец с баяном-гармошкой. Наигрывал знаменитое латино-американское "Беса ме, беса ме мучо", что можно было бы перевести известными стихами "Ну целуй меня, целуй / Хоть до крови, хоть до боли"... Впрочем, мелодия с трудом прорывалась сквозь ритмы более близкой чеченцу лезгинки.

    И Локас подумал: вот так и отзывчивая (по Достоевскому) русская душа усвоила из мировой культуры лишь то, что потянула... Да и опять же - на свой собственный прихотливый лад.

    05 февраля 2015



    ГАДЖЕТЫ

    Вечером в вагоне метро по пути с работы, стоя, как обычно, после сидячего дня, Локас скосил глаза на развернутую в руках пожилого мужчины газету и прочел заголовок статьи: "ГАДЖЕТЫ МОГУТ ВЫЗЫВАТЬ БЕССОННИЦУ". Фу ты, черт! Так вот почему он, Локас, уже с неделю всю ночь ворочается с боку на бок, пытаясь заснуть... Это ведь он из страха, что все подорожает, купил себе новую игрушку "фонпад Асус 7", то есть телефон и планшетник в одном флаконе. Вот и наигрался... - Ну и гад же ты! - невольно воскликнул Локас, неизвестно к кому обращаясь, но пожилой мужчина, настороженно глянув на него, на всякий случай отодвинулся подальше - благо вагон полупустой...

    11 февраля 2015



    АПЕЛЬСИНЫ  ПО  СЕМЕЙНОМУ  ПРЕДЛОЖЕНИЮ

    Ну, как известно, все подорожало, в том числе и фрукты. Локасу, увы, уже не по зубам прежние закупки, но вот беда, не может он без фруктов. День, прожитый без них, - потерянный день. А тут заходит он в магазин и видит на прилавках, где апельсины в сетках лежат, желтую табличку с надписью: "семейное предложение", то есть скидку, притом немалую. Раньше Локас и вино покупал в основном по семейному предложению. Скажем, цена бутылки где-то 350 рэ, а предлагают по 260. Тоже дороговато, но все же доступно, тем более что вино-то хорошее.

    А тут, когда почти все фрукты вокруг уже перевалили за сто рублей, на апельсины скидка. Так - 79 рублей за один кг, а по предложению всего 54. Обрадовался Локас, схватил сразу две сетки с апельсинами, предварительно удостоверившись, что товар не бросовый, без гнильцы после заморозки, а самый что ни на есть апельсиновый, с приятным духом, и понес на взвешивание. Там смуглый человек - мужчина лет сорока, добрая приветливая улыбка, золотые коронки сбоку - все ему взвесил, прилепил ценник со шрихкодом, и Локас, донельзя довольный, направился к кассе. За три с половиной килограмма он заплатит - давайте посчитаем: 3, 5кг х 25 р. =... на 87, 5 рублей меньше!!!

    На радостях он еще что-то набрал с полок, но, выложив из кошелька гораздо большую сумму, чем рассчитывал, стал внимательно изучать чек. А в чеке у него значатся грейпфруты вместо апельсинов. Он к кассирше - та вызвала смуглого приветливого человека, тот посмотрел на чек и, признав ошибку, побежал перебивать грейпфруты на апельсины. Принес новые ценники и аккуратно приклеил их поверх старых.

    - А кто разницу заплатит, Ахмет? - спросила кассирша.

    - Я и заплачу, - сказал Ахмет и выдал Локасу 15 рублей разницы между стоимостью грейпфрутов и апельсинов. Тут Локас, что с ним обычно случается в стрессовой ситуации, если речь идет о деньгах, вошел в ступор, однако собрав остатки адекватности, сказала Ахмету:

    - Там на апельсины скидка - двадцать пять рублей за килограмм, а я купил больше трех.

    - Где скидка? Какая скидка? - заволновался приветливый и, похоже, искренний Ахмет. - Покажите чек...

    Локас, находящийся в ступоре, вместо того чтобы вспомнить, что чек он отдал кассирше, стал рыться в карманах, искать в кошельке...

    - Да ладно, - сказал он наконец, - плевать на деньги, я просто хотел выяснить истину.

    - Нет, вы ищите чек, - говорил ему Ахмет, но вконец расстроенный Локас махнул рукой и направился к выходу.

    На улице он сообразил, что чек надо было поискать у кассы, но сколько их там валяется... В общем, пошел Локас к дому, тихо горюя об утрате не такой уж маленькой суммы - мужские носки или пена для бритья, или почти килограмм семеренки...

    Впрочем, горевал он недолго, а наутро и вовсе на душе затихло.

    Вечером по пути с работы он снова зашел в этот магазин, на сей раз за питьевой водой, и столкнулся с Ахметом.

    - Помните меня? - спросил Локас.

    - Да, конечно, - улыбнулся Ахмет, - вы апельсины покупали.

    - Так вот я хочу вам пояснить насчет вчерашнего. - сказал Локас. - Сегодня, я вижу, ее нет, а вчера была скидка на апельсины, на 25 рублей за килограмм по семейному предложению. А я купил три с половиной. Вот и посчитайте мои потери...

    - Да? - удивился Ахмет, - правда? А я все не понимал, что вы там такое говорите... Так сколько я вам должен - семьдесят, шестьдесят? У меня через три дня получка - я вам верну.

    - Не надо ничего возвращать, - сказал Локас, - я не обеднею, просто хотел восстановить истину.

    - Как не надо? Это моя ошибка.

    - А так не надо, - ответил Локас, чувствуя, как душа его становится все шире и щедрее. - Вы сколько здесь получаете?

    - Двадцать пять тысяч, - сказал Ахмет.

    - А я больше, - сказал Локас.

    - Ну вот... - смутился Ахмет, - это понятно. Но я все равно что-то должен для вас сделать. Я тут грузчик и охранник.

    - Ничего не надо, - улыбнулся Локас и пошел, довольный собой.

    Спустя еще сутки он снова оказался в магазине - на сей раз чтобы купить бананов по пока еще приемлемой цене. В ящике однако осталось лишь две слишком зеленых грозди, но тут на помощь пришел Ахмет.

    - Я сейчас проверю в холодильнике, - сказал он и поспешил в служебное помещение.

    Гроздь он вынес лучше некуда - опустил в полиэтиленовый пакет, взвесил, прилепил ценник.

    - Не имей сто рублей, - сказал ему Локас, - а имей одного друга в магазине.

    Ахмет заулыбался и сказал:

    - Приходите. Я всегда помогу!

    "Садык", - хотел ему сказать Локас, но не сказал.

    20 февраля 2015



    ПАМЯТЬ

    Посмотрел Локас телепередачу о том, что к старости память слабеет, и подумал: а ведь и в самом деле. Раньше он помнил наизусть номера телефонов всех своих друзей и знакомых, примерно номеров сто, а теперь от силы пять. Раньше он стихи заучивал за две минуты, а теперь, сколько ни старайся... Раньше он... и так далее. Хотя по сравнению с женой, которая его моложе, он еще вполне...

    Жена, например, говорит ему:

    - Ну, как его, этот, ты должен знать, голубой такой, без голоса, еще с Гурченко пел...

    - А, - говорит Локас, - Борис Моисеев...

    Или, например, жена говорит:

    - В Советском Союзе три певца было - этот, Иосиф Кобзон, которого теперь куда-то не пускают, Муслим Магомаев и, как его... ты должен знать...

    - А, - говорит Локас, - Эдуард Хиль, мистер тро-ло-ло...

    Только жена и поддерживает в Локасе его память.

    А тут без жены он едет в метро на службу, и почему-то ему приходит на ум знаменитая балерина, которая танцует "Умирающего лебедя" на музыку Сен-Санса.

    Все помнит Локас - и лебедя этого в ее исполнении, и музыку, а фамилию балерины никак вспомнить не может. Он и так, и сяк - не помнит.

    Да, она еще Кармен танцевала на музыку Бизе в аранжировке ее мужа, в постановке балетмейстра Алонсо. Так... ее муж Родион Щедрин, а она, ну как ее...

    Мужа вспомнил, музыку вспомнил, балет вспомнил, все вспомнил, только не фамилию.

    Ну как же - еще "Балеро" Равеля она танцевала... Вроде, где-то рядом ее фамилия всплескивает, как рыбка хвостом в солнечный день на поверхности пруда... Всплеск и только - а сама фамилия не всплывает...

    Едет Локас в вагоне метро и мучает себя.

    Надо попробовать мнемонический прием, говорит он себе: по одной детали вспомнить другую, недостающую. Например, можно пройтись по всем известным парам...

    И тут он сразу вспоминает: Родион - Майя!

    Кристаллинская?

    Нет...

    Ладно, поехали дальше: Жорж Санд и кто? Фредерик Шопен! Адмирал Нельсон и кто? - леди Гамильтон. Тристан и кто? Изольда. Ромео и Джульетта. Лейла и Меджнун. Кето и Котэ. Мстислав Росторопович и Галина Вишневская. Брэд Питт и Анджелина Джоли. Родион Щедрин и Майя... Майя...

    Черт!

    Так до самой работы он и не вспомнил. А едва снял пальто, повесил на вешалку и подошел к своему рабочему столу, как она сама всплыла, фамилия...

    Ну, вы-то знали, а ему понадобился битый час.

    Склероз, - подумал Локас. - Но всяко лучше, чем Альцгеймер.

    21 февраля 2015



    ВОПРОС  ДНЯ

    Как же так? - спрашивает себя Локас. - Как же так? Страна в тупике -политическом и экономическом. Цены подскочили чуть ли не вдвое. От нас отворачиваются. А мы довольны. А рейтинг все тот же - неугасимые 86 процентов.

    Ответ Локас нашел у И. П. Павлова. Вот что писал знаменитый физиолог, проводивший, правда, опыты не на людях, а на собаках:

    "У русского до такой степени развита вторая сигнальная система, что объективная реальность для него ничто. Слово для него всё!"

    29 марта 2015



    С  ПРИВКУСОМ  ПЕРСИКА

    Больше всего Локас скучает по персикам - и по обычным, округлым, хотя их там сортов семнадцать, и по плоским, инжирным, хотя их там сортов семь. Да, скучает, но ничего не поделаешь - эмбарго на ввоз, наше собственное. Когда-то персики он вкушал только на юге, прилетая на отдых в Крым, потом они стали продаваться и в Питере, даже зимой, и он, страстный их любитель, полагал, что так будет всегда. Что жизнь улучшается, товаров все больше, зарплата растет, а люди становятся добрее и умнее. Ан нет - случилось с точностью до наоборот. Жизнь вроде как продолжается, но в другую сторону, назад, будто что-то там потеряла...

    А тут по пути на службу заходит Локас в продуктовый магазин, чтобы купить себе на обед какой-нибудь фабричный пирожок и йогурт, и видит, что на йогурт под названием "Традиционный" акция. То есть один он по 23 рубля, а если вы покупаете четыре, то всего по 11 рублей. Но четыре Локасу не нужно, он берет один, берет два пирожка с творогом и идет к кассе... Кассирша уговаривает его купить четыре, потому что огромная скидка, но Локас упрямится и не покупает.

    Однако, опустошив на службе упаковку с йогуртом, он вспомнил, что за 44 рубля мог бы иметь целых четыре штуки и тогда продолжил бы трапезу второй упаковкой. А две оставшиеся можно было бы положить в холодильник и пообедать завтра уже за просто так. Или можно было бы отнести их домой и угостить жену...

    Короче, пролет...

    На следующий день Локас, разумеется, решил купить четыре йогурта, но не тут-то было. Ему удалось обнаружиить лишь два, и то с трудом, в самой глубине полки. Разобрали... А два - это не акция...

    Еще спустя сутки история повторилась, то есть на полке уже не было ни одного традиционного йогурта.

    Да, беднеет народ, подумал Локас.

    Вечером он рассказал жене про акцию и что, если ей интересно, он пойдет на работу пораньше, чтобы и ему достались четыре штуки...

    - Да ну их к черту, - хмыкнула жена. - Эти акции, они cейчас везде, во всех магазинах. Забудь. Не заморачивайся.

    Да, народ беднеет, - подумал Локас и не без гордости добавил про себя, - но мы пока нет.

    Наутро в том же магазине он купил йогурт без скидки за 29 рублей. С привкусом персика.

    3 апреля 2015



    ПРОТИВ  МУДРОСТИ

    Слушая по телеканалу "Культура" Эрнста Неизвестного, которому вчера стукнуло 90 лет, и который, вроде, в полном здравии, Локас вдруг услышал из уст знаменитого скульптора, давно уехавшего от нас, то, о чем и сам последнее время догадывался. Эрнст сказал примерно следующее: Что такое мудрость - к мудрости приходишь тогда, когда уже почти ничего не можешь, это не можешь, то не можешь, подраться уже не можешь - вот вроде и мудрым стал...

    Верно! - Чуть не вскочил с дивана Локас. - Мудрость, она от немощи. Пока ты в силе, какая там к черту мудрость?

    Разве мудр был наш русский гений Пушкин, отправляясь на дуэль? Мудрый бы понял, что его могут убить, и выкрутился бы, сказавшись больным или еще что. А Пушкину, одному из умнейших людей своего времени, какая-то честь оказалась дороже собственной жизни. Честь, о которой сегодня ни у кого нет ни малейшего представления...

    А Лермонтов, тоже гений и умница, каких мало, но разве в нем был хоть один гран мудрости? В обществе невыносим, ко всем приставал с ядовитыми шуточками, разозлил дурака Мартынова, напросился на дуэль, да еще и стрелять в него отказался. А до того стихи написал о собственной смерти...

    Нет, это за гранью...

    А Достоевский с Толстым - разве были мудры эти два гения, однажды решившись на личную встречу и беседу по душам? Боже, как они после этой беседы были разочарованы друг в друге.

    " Не то, все не то!"

    Ну разве мудрые стали бы выяснять, у кого взгляды на мир более правильные?

    Во многой мудрости много печали, - говорил Экклезиаст. И Локас всегда задавал себе вопрос - а печаль-то отчего? А теперь стало понятно: печаль от немощи, а вовсе не оттого, что ты такой умный, и все тебе на земле и выше открылось в истинном свете...

    11 апреля 2015



    ЧЕМОДАН

    Локас, который относит себя к конструктивной оппозиции, о которой наш президент сказал, что она тоже имеет право принимать участие в выборах, проснулся сегодня в холодном поту.

    Что такое?

    Ему приснился страшный сон.

    Поднимается он в метро на эскалаторе, идет на выход из вестибюля, проходит стеклянные двери в подземный переход, а там ступеньки наверх. И вот перед этими ступеньками к нему обращается красивая молодая женщина и говорит:

    - Простите, вы не поможете мне с чемоданом? Он тяжелый, а у меня растяжение позвонков...

    И хотя у Локаса тоже растяжение позвонков или того больше, он как истинный джентльмен подхватывает чемодан и, стиснув зубы, тащит наверх.

    Но только ступеньки кончаются, как перед Локасом вырастают два полицая, берут под козырек и просят предъявить документы. Локас предъявляет - уж с чем-чем, а с этим у него все в порядке.

    - А что у вас в чемодане? - спрашивают полицаи.

    - А это не мой чемодан, - говорит Локас и ищет глазами красивую женщину.

    - Как не ваш чемодан, - говорят полицаи, - вы же его несли.

    - Я помогал женщине, - говорит Локас, - тут одна женщина меня попросила... Да где же она? - вертит он головой.

    - Понятно, - говорят полицаи, - пройдемте.

    Они проводят его вместе с чемоданом назад, пропускают через рамку металлоискателя, а потом говорят:

    - Откройте.

    - Не могу, - говорит Локас, - это не мой чемодан, это той женщины.

    - Понятно, - говорят полицаи, приводят трех понятых и в их присутствии сами открывают чемодан. А там ничего особенного - только экстремистская литература и пакет с героином...

    Хорошо, что Локас проснулся в своем доме в своей постели. Но сегодня целый день он ходит с одной и той же мыслью:

    "Нафига она мне сдалась, эта конструктивная оппозиция..."

    1 мая 2015



    МЫСЛИ  ВСЛУХ

    Когда любовь и все сопутствующие ей страсти-мордасти уже позади, почему бы не оглянуться на то, что было, и не сказать себе: ведь это все ужасно глупо и не стоило ни пролитых слез, ни крови. И к чему были эти поступки с подчас необратимо горькими последствиями, если все это теперь ничто и нигде...

    Но кто оглядывается и кто говорит себе об этом? И кто гарантирован от повторений того же самого?

    После чего хочется добавить: любовь - наркотик, и все мы наркозависимы...

    22 июля 2015



    ФЛЕШКА

    С недавних пор мой приятель Локас стал побаиваться самого себя. То есть своей рассеянности, что для него-де чревато потерей собственного "я". Если ты рассеян, значит, ты не в себе, а когда место в тебе пусто, кто-нибудь непременно его займет. И это уже будешь не ты. И попробуй потом вернуться обратно, то есть в самого себя. В общем, как-то так. В этом и проблема.

    В октябре на выходные Локас ездит на дачу один - жене и в городе хорошо, к тому же у нее там воскресный шопинг. Побыть одному, да далеко за городом, на природе, да наколоть дров, да натопить печь, да сесть с бутылкой красного сухого перед телевизором и посмотреть свой любимый пятничный "Голос" с Нагиевым на Первом канале - это ли не кайф... А потом заснуть, слыша как в колено водосточной трубы с точностью метронома бьют капли мелкого ночного дождя...

    Да, это все хорошо. Даже очень. А нехорошее начинается, когда надо уезжать: все убрать, все сложить, все закрыть, все проверить, все отключить и т.д. И даже когда все сделано правильно, "от и до", то, поспешая по проселочной дороге к рейсовому автобусу, с тяжеленным рюкзаком на спине, Локас вдруг останавливается, мучая себя мыслью - закрыл ли он дверь на четыре поворота ключа, навесил ли снаружи замок...

    Раз, когда он уже запер калитку, на дороге перед ним остановился большой черной внедорожник и водитель - симпатичная еще молодая дама - предложила довезти его до города. Локас с благодарностью принял предложение, сел рядом впереди, рюкзак на заднем сидении, но не успели они отъехать и на полкилометра, как Локас, судорожно обшарив карманы, понял, что забыл на даче кошелек.

    - Ничего, - сказала ему еще молодая и весьма симпатичная дама, с которой он мог бы провести в пути приятные полтора часа со смутно брезжащими приятными последствиями, - ничего, я вам дам сто рублей, чтобы вы добрались до дому. Или двести.

    - Нет, спасибо, - сказал Локас, - я должен вернуться...

    Так он вылез из машины и побрел обратно, а дама продолжила путь. Больше он с ней (а с тех пор прошел год) не пересекался... Увы... И все из-за чертова кошелька, который действительно ждал его на столе в комнате - как бдительный страж его супружеской верности.

    В этот раз, отойдя от своих ворот шагов на сто, Локас опять же спохватился и стал проверять свою маленькую сумку-барсетку - положил ли он в нее городские ключи. Затем он еще раз перебрал в памяти свои последние манипуляции - вроде, замок наружный на дверь повесил, да и калитку тоже закрыл на цепь с замком. Так что далее он в спокойном темпе прошел два километра до шоссе к остановке автобуса, праздно любуясь по пути пышной красотой природного увядания.

    И вот уже на остановке, когда вдали показался его автобус, Локас напоследок инстинктивно прощупал покрывающий барсетку клапан на молнии, где он хранил свою флешку, на которую записывал очередные порции нового перевода для издательства, - прощупал и обнаружил там лишь плоскую пустоту. Большая флешка с записью его вдохновенного переводческого труда исчезла. В общем, беда.

    Беда заключалась в том, что на этой флешке он и работал, на ней сразу и переводил, не делая копии в ноутбуке - там была записана недельная порция его переводческих трудов, включая то, что он сделал на даче за последние три дня... Это был как раз тот случай, когда сердце покидает свое место и падает неизвестно куда, только не в пятки, и начинается то, что нынче называют выносом мозга. В короткие секунды до подхода автобуса Локас решал - плевать ли ему на свои труды и ехать в город или отправляться на поиски оброненной флешки.

    Почему он ее обронил? А потому что молния на клапане оказалась незастегнутой, а он тогда, в ста шагах от дома, имел глупость поднять этот клапан и залезть во внутренность барсетки для проверки городских ключей. Вот через щель в клапане флешка и вывалилась. И не первая... Он уже имел такой же конфуз на Канарах, и нашедший ее какой-нибудь иностранный турист, а то и абориген, колдовал, небось, над нашей кириллицей и рассматривал чуждые ему пейзажи. Фотки были и на утраченной флешке и много чего еще, помимо перевода... Катастрофа! Сердце провалилось, мозг на выносе, а пот прошибает, как в парилке... "Вернусь! - решил Локас. - Найду!" - и поспешил обратно, так что автобус даже не притормозил.... А в рюкзаке между прочим барахла, включая яблоки, килограммов на десять.

    Возвращаясь по грунтовой дороге, покрытой облетевшей листвой, Локас подумал, что найти флешку здесь нереально, к тому же кто-то мог ее уже подобрать в тихой халявной радости ... Надежда была лишь на то, что он вроде бы помнил место потери... И вот почти два километра рысью позади, а впереди маячит какой-то пожилой мужичок, выгуливающий свою собачку.Поравнявшись с ним, Локас от волнения и возбуждения сказал буквально следующее:

    - Простите, что я к вам обращаюсь. Ваша собака не находила флешку? Я ее где-то здесь уронил.

    Локас не был уверен, что мужичок знает, что такое флешка, но тот, впечатленный вежливым, как у попрошаек в метро, обращением, ответил адекватно.

    - Нет, - ответил он. - Моя собака ничего такого не ищет. Она так... по своим делам.

    - Понятно, - сказал Локас. - Если вы вдруг найдете, то моя дача вон там... - И он указал на уже видный за поворотом свой дом.

    - Если найду, я повешу вот на ту яблоню, - сказал пожилой мужичок.

    - Хорошо, - сказал Локас, - спасибо! - Все-таки отчасти усомнившись в том, что его собеседник хоть раз в жизни видел флешку.

    - А где вы потеряли? - участливо спросил мужичок. - Как это получилось?

    - Вот, из этой сумки, где-то здесь... - сказал Локас. - Поднял клапан, а молния в нем была незастегнута... Флешка, видимо, и выпала.

    - Вы держались правой стороны? - спросил мужичок.

    - Да, правой, - сказал Локас.

    - Значит, флешка должна лежать с правой стороны дороги, - умозаключил мужичок.

    Локас кивнул, уже ни на что не надеясь.

    В самых расстроенных чувствах он вернулся к себе - открыл все замки, все запоры и, поскольку он был совершенно мокрый от переживаний и торопливой трусцы, то переоделся во все сухое, подкрепился остатками того, что было у него в рюкзаке, и решил налегке еще раз поискать на дороге... Выйдя за калитку, Локас с полчаса бродил по теперь пустой дороге, глядя под ноги и расшвыривая листву. Ноль результата. На яблоне - не сразу Локас ее нашел - тоже, разумеется, ничего не висело, да и не могло висеть... Беда.

    Последнее время бог или кто там вместо него все чаще наказывал Локаса какими-то нескладухами, в основном наносящими денежный урон его, прямо скажем, теперь весьма среднему благосостоянию... Не раз Локасу хотелось спросить: за что? в чем я на сей раз повинился? За что мне кары твои?

    И тут, вернувшись к себе, Локас вдруг подумал: а не положил ли он флешку против обыкновения в мешок с проводами - зарядкой для компа, для мобильника, и с прочими шнурами-наушниками. Он достал этот мешок, глянул внутрь и флешки не увидел. Да и откуда она здесь? Это было бы равно чуду, а чудеса в его жизни давно закончились. Он давно уже жил в мире без чудес. Для порядка Локас еще пошуровал в проводах и вдруг увидел ее на дне - свою флешку! Чудо? Да!

    Но радости не было, вообще никаких чувств - все они ушли на предыдущую горечь утраты. И даже от сердца не отлегло....

    Собрав рюкзак и все закрыв, Локас устало поплелся на остановку.

    Нет, что ни говори, все-таки мы неблагодарные существа...

    23 октября 2015



    ТВОЙ  ДОМ  -  ТВОЯ  КРЕПОСТЬ

    В последний свой визит на дачу Локас активно фотографировал - бродил по обезлюдевшим окрестностям садоводства и щелкал камерой. Так он по одной из дорожек спустился к своей любимой речке, где на все четыре стороны самые красивые пейзажи. Для этого ему пришлось обойти по пути легковую "шкоду", припаркованную к двум жердям, обозначающим забор, за которым на голом открытом участке копошилась средних лет супружеская пара. На участке имелась небольшая новая постройка типа сарая и больше пока ничего... Нащелкавшись и наглядевшись на картины природного увядания, Локас пустился в обратный путь, вверх по той же дорожке и еще издали заметил, что переместившийся к машине сорокалетний мужчина весьма недоброжелательно поглядывает в его сторону. И чем ближе Локас подходил, тем больше мрачнел хозяин "шкоды", как бы примериваясь к противнику. С самым независимым видом Локас прошел мимо и не сразу сообразил, что его окликают.

    - Мужчина, - со второго раза услышал он женский голос. - Мужчина, что это вы там фотографировали?

    Локас, который больше всего в жизни ценит свою независимость, обернулся на этот, по его оценке, хамский вопрос и соответственно ответил:

    - А вам какое дело?

    - А такое дело, что тут наш участок, а вы неизвестно что тут делаете. Ходите, шпионите...

    - Ага, - уничижительно усмехнулся Локас, - отличный участок! - И пошел себе дальше. Но тут же услышал за спиной мужской голос:

    - А вот мы сейчас потребуем удалить снимки!

    Локас агрессивно обернулся (все-таки пять лет занятий самбо в университетскую пору) и сказал:

    - Попробуйте... - И по виду мужчины понял, что схватки не будет.

    - Да ну его, пусть катится, - сказала женщина. - Козел...

    - От козлищ слышу, - ответил Локас и пошел дальше, на всякий случай готовый к топоту шагов вслед.

    Однако никто его не догонял...

    На самом же деле все было совсем не так... Смайлик "smile"

    Услышав вопрос "мужчина, что это вы там фотографировали?", Локас в доли секунды прокрутил в голове вышеописанную ситуацию, потому, обернувшись, широко улыбнулся и простодушно ответил:

    - Пейзажи фотографировал, а там больше ничего и нет...

    И все, в том числе и он сам, приятно расслабились.

    Однако, вернувшись к себе на дачу, Локас подумал, что если бы кто остановился перед его забором и стал щелкать его дом и его участок, это его бы точно взбесило.

    И, скорее всего, он бы это так не оставил...

    4 ноября 2015



    ПРИСНИЛОСЬ

    Давеча Локасу приснился страшный сон. Во сне кто-то подсовывает ему микрофон, и Локас говорит: "Гражданин начальник, у меня вопрос: Сколько еще потребуется человеческих смертей, чтобы вы удовлетворили свои амбиции на мировое лидерство?"

    Задав такой вопрос, Локас в ужасе проснулся. И даже не от своей вопиющей некорректности, а из-за адресата, к которому он обратился. Он судорожно ощупал под собой ложе, полагая, что это нары, но, повернувшись набок, увидел перед носом плечо мирно спящей жены и с великим облегчением перевел дух.

    Приснится же...

    10 ноября 2015



    ЛОКАС  БЕЗРАБОТНЫЙ

    Итак, случилось нечто из ряда вон, хотя и предвиденное - на старости лет Локас лишился работы. Не вообще - кто может запретить работать хоть лопатой в саду - а в частности. То есть он лишился служебного места, дающего ему ежемесячную зарплату. Пусть небольшую, но все-таки, тем более если сложить ее с пенсией... Жена Локаса, тоже на пенсии, и вовсе получает гроши, детей у них нет, так что есть отчего репу чесать.

    И буквально в минувшую ночь с четверга на пятницу снится Локасу престраннейший сон.

    Будто он возвращается откуда-то в город через препятствие в виде разлившейся речки - она накопилась перед мостом, служащим одновременно и дамбой, и вот уже переливается через него, так что не перейти на тот берег, не намочив ног.

    Дальше, уже на той стороне, Локас оказывается возле дальнобойной фуры и, сделав неверный шаг, по колено погружается в воду. Вода холодная, предзимняя, а на Локасе почему-то светлые летние брюки... С трудом волоча ноги, Локас выбирается на сухой тротуар, с облегчением отмечая, что в сапогах не хлюпает, только вот теперь брюки по колено в мокрой грязи. А до дому еще далеко.

    Но он оказывается не дома, а в помещении библиотеки или, скорее, в офисе то ли кино-, то ли TV студии, и занимает стул просителя перед столом, за которым сидят молодой мужчина, местный начальник, и рядом с ним его помощник. И они смотрят на экран на стене, а на нем развертывается некое действо - будто придуманное ими.

    Чувствуя себя лишним, Локас обращается к мужчине за столом, кстати, в усах, как у Никиты Михалкова. Локас ему говорит:

    - Ничего, что я занял это место?

    Понятно, что ответ будет отрицательный, и потому он добавляет, презирая себя за свою жалкую уничижительную интонацию:

    - Вообще-то я член союза писателей и союза журналистов...

    И видит, как при этом слегка теплеют взгляды направленные на него. Но лишь на мгновение...

    Локас чувствует себя не в своей тарелке, тем более что брюки его мокрые и грязные, да и к сапогам прилипли опилки... Потому он встает и переходит в другое помещение, которое тут же начинают заполнять веселые дети среднего школьного возраста, да еще в пионерских красных галстуках.

    В результате Локас оказывается на свалке. Там много всего: старых дверей, оконных рам, даже неразобранных стен деревянных домов, а Локасу нужно найти несколько досок, чтобы положить их на свою кровать под матрас...

    Он, вроде, даже находит две доски и вдруг осознает, что ступает по чему-то странно мягкому... А это люди. Они спят. Только там они нашли себе место. Они спят, укрывшись ветошью. И все они - старики и старухи, как и он сам.

    Стараясь никого не задеть, Локас в ужасе пытается выбраться из этой спящей свалки, но кто-то уже схватил его за ногу и не отпускает. Локас вежливо дергает ногой и тут просыпается от криков своего телефона-будильника...

    Локас не знает, что было дальше, но проснулся он с таким чувством, что обязательно выберется.

    Он вообще оптимист, и его любимая по жизни пословица: "От тюрьмы и от сумы не зарекайся".

    4 декабря 2015



    У  ПОПА  БЫЛА  СОБАКА

    У попа была собака,
    Он ее любил.
    Она съела кусок мяса -
    Он ее убил.
    Вырыл яму, закопал,
    Крест поставил, написал:
    У попа была собака,
    Он ее любил.
    Она съела кусок мяса -
    Он ее убил.
    Вырыл яму, закопал,
    Крест поставил, написал:
    У попа была собака,
    и т.д. и т.п.

    С детства Локас в очаровании от этих бессмертных стишков. И даже не потому, что вслед за Пушкиным и Львом Толстым не любит попов, считая эту братию не имеющей никакого отношения к вере и Богу, а потому, что безвестный сочинитель, а ведь он был! - создал некий словесный перпетуум мобиле, где ни начала, ни конца, только вечная музыка...

    А тут случилось, что его собственная собака украла со стола кусок мяса, который жена вынула из холодильника для разморозки и жаркого на обед. Причем нужно отметить, что нынче средств на жизнь у Локасов маловато, и кусок говядины появляется на кухне не часто.

    Когда Локас обнаружил пропажу, его собака уже приступила к кости...

    Что делать?

    Жена как назло ушла в магазин за гарниром для жаркого, так что сеанс воспитания домашнего зверя лег на плечи Локаса. Он поорал на пристыженную собаку и даже, чтобы быть правильно понятым, разок аккуратно шлепнул ее по ляжке.

    Да, собака была в шоке от стыда, прижала уши и хвост, и молча ходила от Локаса по комнатам и коридору, а он ходил за ней. Тут он, кстати, и вспомнил бессмертные стишки.

    Вернувшись из магазина и узнав новость, жена повторила краткий курс воспитания собаки, а затем сказала:

    "Ну вот она и показала нам, что она нормальная собака".

    И это умозаключение заняло нужное место в шкале семейных ценностей.

    Затем жена приготовила гарнир на обед, и за мыслями о своей любимой собаке они не заметили отсутствие жаркого на столе.

    12 января 2016



    А  ВОТ  НА  ФИГА?

    Физически и духовно Локас был готов к тому, чтоб окунуться за-ради Крещения в прорубь, но давеча прочел на сайте РПЦ, что церковь считает этот обряд языческим, и раздумал.

    Хотя в глубине души Локас был и есть законченный язычник (моржует, любит женщин и творит себе из них всяческих кумиров).

    19 января 2016



    КОМУ  -  ЧТО

    Тут ничего не поделаешь - жене Локаса нравится наш президент. Можно даже сказать - очень!

    Когда Локас попытался ей возразить и привел заявление Вашингтона о том, что-де на тайных счетах Нашего Всего где-то около 40 млрд долларов, жена посмотрела на Локаса долгим взглядом и сказала:

    - А во власти иначе и не бывает... Это нормально.

    - Нормально? - изумился Локас. - Да я бы на его месте...

    Жена с сожалением посмотрела на Локаса и сказала:

    - Ты никогда не будешь на его месте.

    31 января 2016



    "ТЕМНАЯ  НОЧЬ,   ТОЛЬКО  ПУЛИ  СВИСТЯТ  ПО  СТЕПИ..."

    Вчера, уже улегшись, приняв валерианки и боярышника и с полчаса послушно полежав, Локас понял, что все равно не уснет, как не засыпал уже месяц, - включил телевизор, канал "Культура" (а что еще там можно смотреть), и пошла передача - песни Великой Отечественной войны, кадры из кинохроники и фильмов тех лет. Глаза у Локаса тут же защипало и полились слезы - молчаливые, беззвучные слезы, которые он даже не пытался остановить. У каждого есть его ахиллесова пята - уязвимая точка в душе, открытость чему-то, беззащитность перед чем-то, что сильнее нас. Да, это были военные песни и фильмы с теми, давно умершими актерами, кумирами тех лет. Локас слушал и плакал, как в детстве. Он вспоминал отца и мать, прошедших через эту войну и устроивших после нее (пусть ненадолго) праздник жизни, за которым Локас наблюдал через дверную щель в гостиную, полную взрослой радости, вкусного дыма папирос, - кто-то пел, аккомпанируя себе на пианино, кто-то, проигравший в карты, лез под стол или кукарекал, заливистый женский смех... потом дверь открывалась, и мама, от которой нежно пахло духами, делала удивленное лицо - как, он еще не спит?- а после нее появлялся папа со стаканом в руке, на четверть полным каким-то напитком, и шепотом, с оглядкой, спрашивал: "Хочешь пива?"

    А еще много чего вспоминал он, родившийся в мае сорок второго, и переживший вместе со страной еще целых три года войны. Он осознал себя чуть ли не с шести месяцев, видно, еще в утробе раненый разговорами о войне, этим ежедневным пугающим левитановским "От Советского информбюро", и не желавший появляться на свет, упершийся внутри, так что, по словам мамы, его пришлось вытаскивать силком. И еще он помнил вспышку ослепительного счастья, когда однажды, в конце августа сорок третьего после битвы на Курской Дуге (это потом он узнал про битву) в Куйбышев, где они жили в эвакуации, приехал на несколько отпускных дней отец. Открывается наружная дверь, возглас матери и знакомый сипловатый смешок отца... Откуда знакомый? А вот оттуда... Знакомый и бесконечно родной.

    Ах, какие это были песни - может быть, первый и последний раз в новейшей истории наш народ перестал тогда быть рабом. Развернулся во всю свою неуемность, стал хозяином положения, поверил в себя, в свои силы и победил. Именно он - его простые люди, не военачальники, не генералиссимус, а он, народ. Каждый тогда стал свободным. Потому и песни такие.

    А после войны все вернулось - тюрьмы, расстрелы, гнет, компании насилия, одна безумней другой... И разоблачение культа Сталина мало что изменило.

    Полвторого передача кончилась, слезы вылились, Локас повернулся на правый бок и впервые за месяц уснул.

    Ему ничего не снилось.

    04 февраля 2016



    ЛОКАСУ  ПРИСНИЛСЯ  БЫКОВ

    А в минувшую ночь Локасу приснился Быков. Ну, Быковых много, а ему приснился Быков конкретный, который Дмитрий, который ведет на "Эхе Москвы" раз в неделю полуночный эфир под названием "Один". Два часа гениального трепа о литературе и жизни. Почему "гениального"? Потому что гениального. Почему "трепа"? Потому что это дается Быкову так легко, как песня, без малейшей паузы, без этого... "э-э-э", без заглядывания в бумажки - даже такие кумиры как Лотман или, там, Аверин не обходились без эканья и некой доли почтенного академического занудства - а тут соловьиная песня, душеный распах и полет мысли. Нет, мало того, что песня, - в этой Быковской песне текст или, точнее, дискурс высочайшего качества, высочайшей эрудиции, златоустое жонглирование понятиями и формулами на уровне филологических и философских диссертаций, а еще в любой момент - цитаты наизусть из любимого...Просто, выражаясь по-модному, отвал башки и вынос мозга!

    Так вот и получилось, что Дмитрий Быков стал для Локаса не то что кумиром, но человеком, с которым Локас не мог бы встать наравне. И это потому важно, что прежде в жизни Локаса такого человека не было. Гуманитарий Локас не считал себя ниже прочих гуманитариев, пусть даже и знаменитых, - что-что подсказывало ему, что и он бы так смог при желании, а тут Локас понял, что так, как Быков, он не смог бы никогда... Но это лишь добавило восхищения, ибо Локас человек независтливый.

    И вот Быков вдруг приснился Локасу один-в-один, как в жизни: толстый, веселый, дюмаобразный или даже бальзаковидный. И говорит с Локасом на равных, и внимательно его слушает, а Локас во сне с удивлением слушает самого себя. А признается он Быкову Дмитрию, который на целое поколение моложе Локаса, в самом сокровенном, в том, что любит его литературу, его лекции и вообще все, что тот делает, - что числит себя его преданным учеником и т.д. и т.п. И потом они поднимаются куда-то наверх, где их ждет накрытый обеденный стол - Быков впереди - и Локас говорит ему что-то по-испански и Быков по-испански же отвечает.

    Что там было на обед, Локас не помнит, потому что сон на этом самом испанском месте и закончился, но осталось ощущение или даже чувство, что теперь-то литературные дела Локаса, который занимается переводами англоязычной художественной литературы, а иногда пробует сочинять сам, пойдут в гору.

    13 февраля 2016



    РОКОВЫЕ  МИНУТЫ

    Вообще жить жизнь жутко интересно, а если ты посетил сей мир в его минуты роковые, то вдвойне. Если даже ты бездарь, вернее, человек, не нашедший свои таланты (а бог дает каждому), если даже ты живешь только тем, что вовне тебя, то и тогда каждый день - это чудо. Вот, например, Локасу в данный момент жутко интересно, под каким соусом народу и ему лично подкинут крах нашей экономики. Ну, крымнаш как-то объяснили, украинские разборки - тоже, хотя не очень, Сирию - ну, туда-сюда (ИГИЛ-ШМИГИЛ-ДАИШ*, *все запрещено, без сноски нельзя)...Но вот как объяснят, что деньги и жрачка на исходе...

    Кто виноват, кого бить?

    Нет, ясно, что как-то объяснят... добавив про приоритет духовного над материальным. Но народ, поверит ли?

    Хм, вроде как, поверит...

    Народ поверит. Но не весь.

    Локас, например, не поверит.

    В этом его маленькое отличие, называемое почему-то сомнительным "ЭГО", хотя на самом деле это гордое "Я".

    13 февраля 2016



    МОРЩИНЫ

    Недавно Локас случайно и без всякого удовольствия столкнулся на улице с одним своим старым знакомым - не виделись лет пятнадцать.

    - Да, время беспощадно, - вздохнул старый знакомый, посмотрев на Локаса.

    "Не ко всем", - подумал расстроенный Локас, глянув на пухлые, без единой морщинки щеки старого знакомого.

    А потом вспомнил анекдот про самое гладкое место у человека ("потому что мне на все насрать"...) и повеселел.

    13 февраля 2016



    СОБАКА

    С утра Локас подумал: Вот собака... А что мы с ней сделали? Лишили ее всех природных умений, и первого - добывать себе на пропитание и вообще обходиться без посторонней помощи. Посадили ее на цепь или на поводок... Прогуливаем, ну и кормим. И за это она нас как бы любит. А что ей остается? Иначе с голоду помрет.

    Вот так и государство с нами - как мы с собакой. Приручило, посадило на цепь или на поводок. Подкармливает из того, что у нас же и отняло...

    Но любят его все-таки далеко не все. А небольшое меньшинство даже очень не любит, почему-то предпочитая хорошему харчу голодную свободу и голую независимость. Вот и выживают, как могут. Как дворняги, пока на них облаву в очередной раз не устроят.

    3 марта 2016



    ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

    Недавно получилось так, что в доме у Локаса не оказалось денег, а очень захотелось вина. Красного, как всегда, несмотря на то, что цены на него выросли сразу на процентов 30. То есть были еще подъемные 300 рэ, а стали весьма проблематичные 400... Но охота пуще неволи - без вина как-то не живется. Локас уже и телевизор не смотрит, и в сети, чуть увидит известного представителя власти, сразу переходит на другой сайт, но все равно для счастья часто не хватает какой-то малости, ну, хотя бы двух фужеров вина... А у него на двух карточках двух банков вполне приличная сумма - на одной четыреста рублей с копейками, а на другой аж все 900 с мелочью. Вот он и пошел к метро, где 900 лежит, и где единственный в округе банкомат этого самого банка. Входит он в вестибюль, подходит к банкомату, и тут к нему бросается какой-то парень, в дупель пьяный:

    - Отец, выручи!

    За ним в закутке за банкоматом еще парочка копошится - мужичок и баба, вполне остекленевшие...

    Локас, хоть и сам выпить не дурак, не любит, когда к нему пьяные пристают, и потому строго так, на понятном каждому пьяному языке сказал:

    - Пошел нах!

    Пьяному парню это явно не понравилось, он посуровел и Локас прикинул - стоит ли драться. Ну не смешно ли, в его-то возрасте. Он еще сказал что-то суровое, добавив, типа, сейчас ментов вызову, и понял, что в таких условиях он не может заниматься снятием денежных средств со своего счета. Так что он выругался в сердцах и вышел на улицу, забыв про ментов. Он покрутился возле метро, прикидывая, где бы еще мог быть нужный банкомат, и понял, что, во-первых, такого банкомата поблизости больше нет, а что, во- вторых, он категорически неправ. Повел себя по-идиотски. Он, Локас, гуманитарий, опустился на уровень пьяного, обматюгал того, чуть не затеял драку. Стыдно! А все прочтенные книги по философии и психологии, а непротивление злу насилием? А этика благоговения перед жизнью? Где это все? Какой-то пьяный на его пути и все посыпалось... Стыдно.

    Что делать? Возвращаться домой с пустыми руками?

    Однако, включив психологию, Локас рассудил, что сейчас он может преспокойно вернуться к тому же банкомату, и что его наверняка его не узнают в силу совершенно объективных причин.

    И оказался прав.

    Пьяный парень бросился к нему как к спасителю:

    - Папаша! Помоги! Дай два рубля.

    - Хорошо, - сказал Локас. - Только отойди, не мешай. Деньги сниму - дам... - А в уме он даже прикинул, что даст пять рублей...

    Парень послушно кивнул и посторонился, а Локас достал карточку, сунул в щель, набрал пинкод, и монитор начал выдавать ему какую-то фигню, какое-то предложение то ли о кредитовании, то ли о переводе средств куда-то... Раньше такого не было. И вот с одной стороны у него стоит пьяный парень, с другой стороны копошатся еще двое, а Локас делает сброс, снова сует карточку, набирает пинкод, и снова на экране какая-то полная абракадабра, будто сам банкомат заглючил, надышавшись винных паров.

    Тем временем остекленевшая баба все порывалась куда-то идти, а парень, смирно стоя поодаль, бормотал ей:

    - Куда ты, не уходи? Я тебя любить хочу.

    Еще он успел сказать Локасу, что он из Железноводска...

    А Локас, нервничая и так и не добившись результата, вынул карточку и пошел прочь, обнаружив за спиной молодую девицу, с картой наготове, в вопросительной позе. Вопрос был вполне очевиден: когда наконец этот мудак-пенсионер научится контактировать с банкоматом.

    Короче, полный и непонятный облом.

    - Папаша! - услышал он за спиной крик парня, ожидавшего два рубля, но, расстроенный, даже не обернулся.

    - Что за хрень, снова оказавшись на свежем воздухе, подумал Локас. Что случилось с его карточкой - он еще держал ее в руке... И только тут до него дошло - это была карточка от другого банка и соответственно от другого банкомата.

    Он поспешил обратно, уже не думая о пьянчужках - а их и не было... Только из угла, где они только что тусовались, шла к себе в дежурку женщина-полицейский, молодая, дородная и абсолютно уверенная в себе. Еще бы - наручники, резиновая дубинка...

    Так что на сей раз Локас без всяких проблем снял со счета деньги, зашел в магазин и купил на радостях аж целых два вина - в бутылке и в коробке. А что... в коробке тоже бывает хорошее. Если португальское...

    Но послевкусие было не очень...

    Во-первых, он не дал пьянчужке два рубля, хотя обещал, а во вторых - когда он зашел во второй банк с банкоматом и сунул правильную карточку, тот ему ответил, что за три ошибочных входа счет его заблокирован на целые сутки...

    Вот так.

    Какой же вывод сделал вдумчивый Локас?

    Что в экстремальных обстоятельствах он ведет себе абсолютно неадекватно.

    13 марта 2016




    © Игорь Куберский, 2012-2017.
    © Сетевая Словесность, публикация, 2016-2017.
    Орфография и пунктуация авторские.





     
     


    НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
    Алексей Смирнов: Исходному верить [Редакторы и переводчики суть невидимки. Если последние еще бывают известны, то первых не знают вообще. Никто не заглядывает в выходные данные, не интересуется...] Галина Грановская: Охота [Войдя в холл гостиницы, Баба-Яга приостановилась у огромного зеркала, которое с готовностью отразило худую фигуру, одетую в блеклой расцветки ситцевый...] Андрей Прокофьев: Павлушкины путешествия [Когда мой сын Павел был помладше, мы были с ним очень дружны - теперь у него много других интересов, и дружба не такая близкая. Из нашего общения получились...] Рецензии Андрея Пермякова и Константина Рубинского [] Виталий Леоненко: Страстной апрель [Плыть за шумом осины седых серёг, / за мотора гурканьем над Окою, / самоходной баржей горючих строк / неумолчно, трудно - свой поздний срок / ...]
    Словесность