Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



Бог, порог, смерть и Сергей Лукьяненко


Если Кертис Ван Кертис даст людям Линию Грез, все это повторится еще миллионы раз. Вместо Шедара сгорит Таури, вместо Сакры люди уничтожат Меклон. Суть не изменится. Бог делал свои подарки, но люди мечтали лишь об одном.
Сила и власть. Жизнь и смерть. Любовь и подлость.
Кто бы ни прошел через Линию, новый мир станет счастливым лишь для него одного. Как не стал счастливым этот мир - воплотивший чьи-то грезы.
- Я отучу вас мечтать, - сказал Кей Дач.

Сергей Лукьяненко "Линия Грез"

Вам захотелось светлого будущего? Вы верите в прогресс? Вы хотите жить вечно?

Вам повезло. Считайте, что светлое будущее уже наступило. Вот оно. Перед Вами - мечта прыщавых околокомпьютерных онанистов, игра в Doom без конца, непрекращающаяся вечная жизнь, причем все иерархические уровни - Ваши! Наслаждайтесь.

Есть два варианта - первый - выстроить свою Линию Грез - конституировать свою реальность и жить в ней, выполняя самые заветные желания. По сути дела, каждый уже живет в своей реальности в той или иной мере. Только не всех эта своя реальность устраивает. Мечтать о лучшем всегда приятно, и, что самое важное - безответственно - за мечты никто здесь-и-теперь не спросит. Мечтать не вредно.

А если надоело мечтать - купите и продлевайте персональное бессмертие - аТан и наслаждайтесь жизнью. И смертью. Обратимой смертью. Всё очень просто - можете калечиться сколько вздумается - чуть что - возобновят, вправят мозги, поднимут на ноги - до следующего раза. Всё позволено. Позволено убивать - всё равно убиенных восстановят, позволено переживать острые ощущения - всё равно Вас воскресят. Реальность бессмертных людей - реальность компьютерной игры - в любой момент можно переиграть, сделать перерыв на обед, поменяться ролями. Всё позволено.

Но если всё позволено, то границ нет, Абсолюта нет, незыблемых критериев этических оценок нет - следоваиельно и Бога нет. А если Бога нет, то это значит, что всё позволено? Замкнутый круг?

Чепуха! Вранье.

Если всё позволено, то это вовсе не означает, что Бога нет. Бог - не воспитатель в детском саду, чтобы чуть что ставить нас в угол, а мы - не расшалившиеся дети. Мы взрослые, и Бог есть.

Бог, скорее всего - мечтатель. Никто ведь нам не мешает посчитать нашу реальность плодом чьей-то фантазии. чьей-то Линией Грез.

Но тогда, кто же этот некто - нагрезивший, скоструировавший наш мир? Где он есть? Что о нем можно сказать?

Странный он какой-то этот Бог-мечтатель - Бог, освоивший квантовую механику, и взявшийся за теорию самоорганизации.

Во-первых, Бог делокализован. Нельзя ткнуть пальцем, и указать место, где есть Бог.

Это совсем не означает, что Бога нигде нет. Дело в том, что Бог везде. Но если Бог везде, значит, нам надо каким-то образом настроиться на его восприятие. А для этого, надо принять посылку, что (во-вторых) Бог - величина наблюдаемая, и разработать теорию наблюдения и интерпретации Бога.

Условием интерпретации наблюдаемой, по определению, является наблюдатель-интерпретатор, воздействующий на Бога своим наблюдением, то есть человек. Актом наблюдения Бога является вера.

Если веришь, то увидишь. Ни разум, ни чувственные ощущения помочь в наблюдении Бога не могут.

Исходя из этого, (в-третьих) появляется кибернитическая обратная связь - наблюдатель верит в Бога, а Бог влияет на него, конституируя его веру.

Но и Бог меняется в акте веры! В этом и есть "странность" квантовомеханического Бога - влиянием акта веры наблюдателя на Бога пренебрегать нельзя. Это уже не столько кибернетика, сколько синергетика - обратные связи становятся сильными, вызывая кооперативные эффекты Бога и верующего.

Поэтому, увидеть Бога в "чистом" виде (безотносительно к наблюдателю) невозможно - только мы в него поверим, так он сразу моментально меняется. А без веры Бог ненаблюдаем, то есть нереален. Мало того, если Бога не "доставать", то он вообще будет только и делать, что заниматься какими-то своими божьими делами, ни сколько не заботясь о том, что он натворил. Натворил я Вас - ну и - ходите дальше - как можете.

Только обратная, человеческая связь формирует Бога, будит его. Благодаря ей, задающей изменчивость Бога, наблюдатель влияет на Бога, конструируя, антропоморфизируя его, а заодно и реальность в которую они (наблюдатель и Бог) вместе погружены.

Короче, Бог интерсубъективен, конструктивен, подвержен метаморфозам и странностям.

Бог не вынесен за границы реальности, он не вневременен. Он необходиый фактор реальности. Он может рождаться, может жить, болеть, может умирать и воскресать (очевидно, имея врожденный аТан). Бог подвержен эволюции и сложно связан с обитателями реальности.А после того, как Бог сконструирован, требуйте от Бога всё, что пожелаете - Бог не откажет.

Все желания обязателельно сбудутся - надо только правильно помечтать. К сожалению сбудутся. "К сожалению" - чаще, чем "к счастью". Почему надо обязательно мечтать о власти, о деньгах - неужели это необходимый атрибут счастья? Почему наши мечты так банальны, а наши грезы - продолжения наших деперессий, комплексов и фобий?

Зачем ставить Бога в положение императора, насилуя его своими мелкими страстишками, а потом же на его и обижаясь за то, что реальность не хочет соответствовать замыслам?

Отсюда и возникают мысли об убийстве или "лечении" Бога - вывода его "на чистую воду".

Действительно, для того, чтобы сделать реальность лучше, и приблизить светлое будущее, можно, например, убить существующего, не справляющегося со своими божественными обязанностями Бога (физические константы не такие как надо; в принципе причинности есть "дырки"; и вообще - с мировым злом плохо борется), а взамен него сконструировать нового. "Под ключ".

Задача конструирования Бога весьма прагматична. Если ты не сконструируешь Бога, то его сконструирует кто-нибудь другой - для себя, и, имея такого сторонника, выживет тебя из твоей же собственной родной реальности. Свято место пусто не бывает.

Поэтому, в реальности здесь-и-теперь приживется лишь тот, кто успеет правильно и аккуратно сконструировать Бога. В этом деле могут быть и неудачники - два Бога в одной реальности обычно не уживаются. Кому-то придется уйти в параллельную реальность за своим Богом, или подчиниться существующему божественному провидению.

Хитрость состоит в том, что сконструировать надо именно Бога, а не очередную глупую церковь, какой-нибудь Единой Воли. Церковь не страховая контора и не строительная организация - она не страхует от отсутствия Бога, как, впрочем, и не гарантирует его присутствия. Именно церкви, по большому счету, Бог больше всего мешает, отвлекая ее от решения насущных и животрепещущих личных проблем.

Главный герой одноименного сериала Сергея Лукьяненко Кей Дач решил отучить людей мечтать. Хватит. Надоело наступать на одни и те же грабли. Живите здесь-и-теперь. У тебя есть Путь, есть движение - по нему и иди. Не задавай глупых вопросов.

Но Бога надо если не убить, то встряхнуть, поставить на место, провести воспитательную беседу. Зачем?

Если Бог позволил аТан, бессмертие человека, то зачем он (Бог) тогда нужен? Нужда в Боге пропадает, а поскольку Бог конструктивен, конструируем, то и Бог умирает, когда нет в нем нужды. Когда Бог умирает, то это непрагматично (смотри Выше) - есть шанс вылететь из реальности. Поэтому, надо убить или вылечить теперешнего, слабого Бога, создать механизм поддреживающий антропоморфный (человекоподобный, человекомерный) порядок в этой реальности.

К определению, не требующему опровержений, относится уиверждение о том, что эта здесь-и-теперь реальность "наша" - именно антропоморфна - человекоподобна, а не какая-нибудь там, булратиевская или меклонская.

Вселенная антропоморфна. Бог антропоморфен.

В случае возможности бессмертия человека, антропоморфность парадоксальным образом пропадает, уступая место плюрализму человека и разумных не-людей в борьбе по конструированию Бога.

Бессмертный человек перестает конструировать Бога, не веря в него - ему не нужен Бог с его странностями, а нужен Кесарь, Император, Кертис ван Кертис, поддерживающий бессмертие и становящийся на место Бога.

В результате этого все остаются в убытке - Бог становится ненаблюдаемым, Кесарь так и не становится Богом, потеряв смысл и запутавшись, как и все люди, в собственной жизни, в бесплодных попытках найти свою Линию Грез. Императора невозможно убить, но эта реальность - не плод его желаний. В этом его трагедия. Трагедия заложника судьбы. Он не Бог. Да, он хотел как лучше, но реальность получилась не такой, как он хотел. Реальность ускользнула - она штука скользкая, боящаяся прямых взглядов и конкретных вопросов и ответов.

Люди ошибаются, пугаясь смерти. Кроме ужаса смерти есть еще ужас вечной жизни - ужас вечных мучений в неустривающей тебя реальности, сравнимый с ужасом сумашествия. Когда Император это понимает он уходит, давая реальности еще один шанс на возможность коммуникации с Богом.

Поэтому, возможность смерти, как и возможность рождения, является необходимым смыслообразующим фактором жизни как человека, так и реальности антропной вселенной.

Таким образом, главный герой сериала борется за реальность "с человеческим лицом", утверждая человеческое право смерти, которе стыкуется с правом иметь своего антропоморфного - человекоподобного Бога.

Жизнь без смерти лишает жизнь смысла, опресняет ее, делая Бога ненаблюдаемым, поэтому, человек должен иметь право на смерть. Смерть, старость, умирание - это тоже необходимая часть жизни - пусть даже и убийцы-полковника на пенсии.

Теряя возможность смерти, человек начинает ощущать свою инфантильность, недоразвитость.

И последнее. Вы считаете, что всё здесь сказанное имеет отношение только к фантастике?

После того, как человек уже сконструировал одну вневременную реальность и Линию Грез под названием "телевидение", и готов уже сконструировать новую - под названием "ИНТЕРНЕТ"? После того, как клоны мирно щиплют травку на лужайках, а восторженный доктор наук помещает в Литературке статью о том, что для прихода бессмертия уже практически нет технических проблем? Вы действительно так считаете?


Сергей Лукьяненко (род. 1967г.) писатель-фантаст. С его текстами можно ознакомиться по адресу: http://www.moshkow.kulichki.com/LUKXQN/


© Владислав Тарасенко, 1996-2018.
© Сетевая Словесность, 1997-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]
Словесность