Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




ЛАТЫШСКАЯ  АХМАТОВА


В субботу я отправлялся на велосипеде к морю. Там, в прибрежном районе, жила Цецилия Динере. По прибытии в Израиль ей выделили квартиру в государственной постройке, но вскоре выяснилось, что жить самостоятельно, без присмотра, она не в состоянии. Поэтессе к этому времени перевалило за семьдесят. Появились признаки старческого слабоумия. Выходя из дому, она теряла ориентацию, не могла найти обратную дорогу, бродяжничала; ночевала, где придется. Мэрии становилось об этом известно по звонкам из полицейских участков, куда болезная попадала при задержании. После ряда медицинских комиссий и освидетельствований Цецилии предоставили место среди выживших из ума стариков и старух, при полном зачастую неведении несчастных, куда их поместили и зачем. И никогда бы мне с ней не познакомиться, если бы не случай...

Стою я на перекрестке. Рядом седовласая старуха двухметрового роста опирается на посох и покачивается, как маятник - видно, что тяжело ей сходу начать двигаться. Нужна инерция. Я помог перейти на другую сторону.

- Бася Цин 1 , - отрекомендовалась и протянула жилисто корявую руку. Оказалось, что она из Латвии и что за ее плечами гетто Даугавпилса 2  и лагеря уничтожения Кайзервальд 3  и Штутгоф 4 . - Добрый ты человек, - сказала она на прощанье, посматривая на меня сверху вниз, и попросила телефон. Через несколько дней позвонила и запросто, как старому знакомому. - Есть у меня подруга, латышская Ахматова. Так ее величали критики в советские времена. В Израиле у нее только я, но ты же углядел, что я нетранспортабельная... Очень тебя прошу, возьми над ней шефство...

И я шефствую... 15 км. - туда, 15 - обратно. Заднее колесо вихляет из-за чуть обозначившейся восьмерки - поскрипывает с утра, когда солнце еще не успело накалить библейскую землю до полуденной злости.

В комнатенке - койка, окно с видом на море и на прикроватной тумбочке стопка книг на латышском. Цецилия берет книгу, поглаживает, открывает, выхватывает глазами несколько строчек, читает молча, закрывает, грустно смотрит в окно и рассказывает о текущем житье-бытье вперемежку с вкраплениями неизбывной давности.

- Меня могут убить, угрожают расправой, обзывают стукачкой; говорят, что я на КГБ работала, считают сумасшедшей, - говорит Цецилия безадресно и продолжает, - они люто ненавидят меня, издеваются и смеются надо мной, когда я говорю им, что я великая поэтесса. Я этого не вынесу, устыдите их, урезоньте хоть как-нибудь.

- Кого их? - спрашиваю Цецилию.

- Администрацию! - отвечает она и, повернувшись ко мне, смотрит глазами, неизмеримо выразительными от гнева.

Несмотря на ее сумбурно бредовое негодование, я все же подумывал, что здесь кроется некая достоверность...

Сегодня я решил проведать Цецилию в будний день, чтобы побеседовать с администрацией дома престарелых. Я объяснил причину посещения, пересказав в смягченном виде жалобы моей подопечной.

- А что?! - заведующая сняла очки и глаза у нее вдвое увеличились, - быть признанным писателем Советской Латвии, издаваться многотысячными тиражами и не работать на КГБ?..

Я тут же подумал, что такая беспардонность зиждется на безнаказанности и отношение к Цецилии не из ряда вон выходящее, но негласно бытующая в таких учреждениях норма. "А не может ли быть, что психологические удары по болевым точкам стариков и старух направлены на то, чтобы вызывать у них стрессовые состояния и тем самым укорачивать их жизнь? - причина капитальная - экономия государственного бюджета". И тут же мою фантазию подогрели бунтарские чувства. Я увидел стариков, вышедших в знак протеста с транспарантами впереди каждой колонны: ДОМА ПРЕСТАРЕЛЫХ - ЭТО КОНВЕЙЕРЫ СМЕРТИ.

"Нужно стороннее вмешательство" - решил я. Начал обзванивать, и одного все-таки нашел. Бывший москвич. До израильских посиделок экспериментировал в Сербского 5 . Вероятнее всего - улыбчиво свирепствовал! Но я все же обратился... Пустой номер. Навестить Цецилию он отказался. И не извиняющимся тоном, а в лоб: "Некорректно! - отрезал он и подкрепил восклицание словами народной мудрости, - лезть со своим уставом в чужой монастырь". Осознал я гнетущую незыблемость ситуации в целом и решил подогревать у Цецилии интерес к жизни с притягательной для нее стороны. И тут же убедился: интеллект у нее нисколечко не ослабел - все тонкости и нюансы современного литературного процесса ей известны - она прекрасно ориентируется в поствременном пространстве.

- Жаль, что вы не знаете латышского - раньше, в Риге, я находилась в дружеском окружении, а здесь замкнута, словно в сартровской колбе, - сказала она со вздохом.

- Да, - ответил я, - но выход все же есть: вы владеете русским.

-Я могу говорить еще на четырех языках, - и, заметив мое любопытство, перечислила: - идиш, немецкий, французский и греческий; но творить - только на латышском.

- Давайте поэкспериментируем. Вы сделаете подстрочник хотя бы одного своего стихотворения и параллельно прочитаете на латышском...

- Ну и что из этого?!.

- Я сделаю авторизованный перевод.

- Вы?!

- Я и никто другой, - мои глаза сделались мечтательными, - Министерство абсорбции выделит вам, как новоприбывшей, деньги на издание, и рекомендации вам не нужны, потому что вы литератор известный.

И с этого момента началась работа над текстами. В следующий мой приезд Цецилия приготовила подстрочники. Прочитала свои стихи и на родном языке. В отрешенном уединении, чтобы никто не мешал, я выстраивал, удлинял, укорачивал, варьировал и в итоге получил снисходительное ее одобрение: "...смотрю на настоящее / без горечи и сожаления - / на нашу планету, / на огромные витражи / ночного Бат-Яма, / похожего чем-то на Ригу; / на людей, / которые поглощаются / разрекламированным каньоном / и - выплевываются..." И еще один момент - намек на самоубийство, навеваемый, очевидно, видом из окна на золотисто выпуклую поверхность Средиземного моря: "...надо мной / проплывают медузы, / но моя радуга / высоко - / в небесах, / где меня / уже никто / никогда / не достанет!"

В течение двух лет переводы были готовы, набран макет и получены деньги. Предисловие написал Григорий Канович 6 . Книжица родилась по объему небольшая. Название "Аспаклария". Весь тираж был складирован, по просьбе Цецилии, в углу ее комнаты. Но вскоре выяснилось, что ни один русскоязычный книжный магазин "провинциальный товар" на продажу не принимает. На подобного рода книги, изданные в Израиле, нет спроса...

Явная невостребованность давила и угнетала (в былом выпускаемые ею произведения расходились со световой скоростью). Глаза у нее глубоко запали. И ходить она стала как-то бочком, чуть ли не крадучись, словно не желала быть кем-либо замеченной. Жилицу, по рассказам нянечек, обнаружили в сидячей позе около складированных книг, на которые мы (я и она) накинули пару дней тому назад для камуфляжа белую простынь. Цецилия пододвинула казенный стул, присела и умерла в нем, положив голову на тиражированное возвышение, словно на приготовленную плаху.


16.07.2008




    ПРИМЕЧАНИЯ

     1  Бася Цин (1912-2008) - ветеран сионистского движения в Латвии, участница антифашистского Сопротивления, автор книги "Выжить, чтобы вернуться". Репатриировалась в Израиль в 1991 году.
     2  Даугавпилс - районный центр в Латвийской Республике. Здесь в 1941 г. было создано еврейское гетто.
     3  Кайзервальд - концентрационный лагерь в Латвии к северу от Риги.
     4  Штутгоф - концентрационный лагерь (был расположен в низовьях Вислы).
     5  Государственный центр социальной и судебной психиатрии имени Сербского (базируется в Москве). В советские времена использовался для подавления инакомыслящих.
     6  Григорий Канович - родился в 1929 году. Русско-еврейский писатель. Пишет на литовском и русском языках.




© Александр М. Кобринский, 2008-2017.
© Сетевая Словесность, 2008-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность