Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Колонка Читателя

   
П
О
И
С
К

Словесность




УРОКИ  ФРАНЦУЗСКОГО



Очень странные существа, души которых - представляется мне - далеки от них примерно так же, как далека пришедшая в театр публика от кривляющихся на сцене кукол...
Боссюэ  

Про одного бортника, который искал в поле меда, а нашел...
Н. Козлова  


Лысокожий, померанцевоголовый, пятнистокрапчатый, похожий в лиловосумеречном тумане на маленькую безбровую луну с рыжими телячьими ресницами, плывущую в улицах, кажущийся - в силу неуловимого нарушения пропорций - почти что карликом ("Даже скрюченные старушки смотрят на меня каким-то образом сверху вниз, - жаловался он. - Карлицы думают взять меня под локоть и ухватывают под коленку. А один младенец, выпустив воздушный шарик мимо моего лица, потянулся хлопнуть меня по лысине"), - он скупал мёд,

                                                                                но мёда, впрочем, не ел, покрываясь даже от его запаха алыми бугорчатыми лишаями и лишь напевая из-под волнующейся и зыбящейся, как маленький влажный парус или театральный занавес, марлевой повязки, на которую падали дрожащие на ресницах круглые капли пота, державинское "Пчел-ка злата-йа, что ты-ы жужжишь?", а слегка напоминающая араба, с лицом - как скорлупа грецкого ореха, молодая женщина учила его французскому языку, хотя он не мог освоить даже латинского алфавита, на котором он писал ей русские сочинения, кропотливо справляясь о начертании каждой буквы в одолженном у нее словарике с вложенным портретом Берлица, серебряными пятнами пудры, похожей на крылья моли и мимозной и табачной пылью между страниц.

Вот одно из них:

    O MIRE

    Inogda pчoli sxodat s uma. Togda oni naчinaюt bezumno tansevatь bezumno tansuюt i umiraюt. [Знаков препинания, кроме точек, он, по неуверенности, не ставил.] Mir takoй bezumniй pчeliniй tanes. Ya ne znaю ne ponimaю еgo. [Он и впрямь не понимал мира, будучи, например, убежден - и никогда не слыхав об азбуке Брайля - что незрячих учат различать - видимо, рознящиеся тактильно -цвета наощупь, так что в библиотеках своих они читают самые обыкновенные книги, разве только в темноте и кропотливо шурша по страницам пальцами.]

А вот еще одно его сочинение:

    O ALMAZAХ

    Ya ne videl almazov niчego o niх ne znaю. Govoriat oni takoj kamennij ugolь. Ugolь eto derevьja kotorie uшli vglubь zemli i zemlia iх oчenь silьno sdavila. No vedь ludi toжe ugolь. Moжet bitь almazi naхodiat na meste poselenij ludej? Moжet bitь doistoriчeskie ludi prevraщajutsa v almazi? A kakie almazi budut na meste gorodov? Bolьшie [здесь он неожиданно поставил запятую, а затем, через слово, еще одну], krasivie, raznosvetnie?

Затем он написал

    O SEBE

    Daze skriuчennie steruшki... [Впрочем, о старушках, о карлицах и о младенце уже говорилось. Добавить разве, что на малыша, когда ученик французского невольно и невесело рассмеялся, вылетела, в брызгах слюны, вертясь, как гимнаст и, сверкая золотым зубом, вставная челюсть.] Moжet bitь menia vidiat takim malenьkim potomu чto ya ne mogu estь miod? - спрашивал он в конце этого латинского сочинения. - Ya ne znaju vkusa mioda ya ne znaju mir a mir ne znaet menia?

После чего написал

    O MIODE

    Odin starik prodaval mne miod kotorij ya mog estь. On bil жidkij kak voda i zelionij.Ego nado bilo pitь. Mozet bitь eto bil ne miod? No starik govoril чto ego pчioli sobirajut ego na osobenniх цvetaх. Vernee na prostiх цvetaх. No eti цveti on polival чem-to osobennim. Kogda ya poprosil pokazatь ego ego pчiol on ne pokazal mne iх potomu чto ego pчioli umerli. No esli vipitь eщo mioda i prismotretьsa moжno uvidetь duшi pчiol. [Похоже, дедок угостил его полынной самогонкой.] I ya uvidel duшi pчiol.

Последним было сочинение

    O NAШEJ VSTRECHE

    Ya postavil za niх zaupokojnuju svechu, - писал он. - Potomu chto oni ne v raju. Ya ix videl. Oni neprikajannie. Za nix nado molitьsia. Pomnite? Sviaщennik xotel datь xleba i vina i popal loжechkoj mne v жivot. Vi stoyali riadom so mnoj. Vi zasmejalisь. Sviaщennik toжe zasmejalsia i uronil chaшu. Ya bolьшe ne приду, - продолжал он, переходя на русское правописание. - Нельзя любить человека который кажется карликом. Вы захотите обнять меня и упадете передо мной на колени. Это смешно. Так нельзя. Я боюсь самоубийства. Но я могу съесть много мёда и умереть. Это некрасиво. Но я никогда не ел мёда досыта. Куда я попаду? К душам пчёл? Нечто говорит мне что в этом есть нечто трогательное. Это нечто не я. Разве трогательно умереть от лишаёв? Но во мне [неожиданно он поставил запятую], но в моей любви, в вас, в моем мёде, в моей вере, в моих мёртвых пчёлах?




© Ростислав Клубков, 2007-2017.
© Сетевая Словесность, 2007-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность