Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность




ТРАМВАЙНЫЙ  ВАЛЬС


М. Е.

И стыдно мне и страшно становилось...
А. Пушкин


Когда начинались белые ночи, я приезжал на трамвайное кольцо на окраине города, окруженное красными домами, - внутри которых, казалось, чирикала стая воробьев, - с разноцветным выцветшим бельем на ржавых балконах, по окраинам соединенных между собой железными лестницами. Иногда бесшумно выходил на балкон с папиросой под седеющими усами старый рабочий, оставляя в сумерках голубовато-молочное, как туман, облачко табачного дыма.

Временами, бренча, раскачиваясь, с лязгом и звоном, тяжело подпрыгивая на стыках рельс, медленно приезжал трамвай под невероятным номером - например 74 или 91 - и с неизвестным маршрутом, словно пробираясь тайком из другого города; табунок детей с криками водил его за свисающие с крыши веревки; трамвай останавливался, с одышкой поджимал перепончатые двери, вновь делал круг и медленно уезжал, чтобы никогда не возвратиться на моей памяти. А к началу ночи, когда я - примелькавшаяся деталь цветного пейзажа - собирался к дому, который был почти на другой планете, так далеко, приезжал маленький трамвай без номера, с длинной дугой, похожей на расплывающийся абрис ночного облака. Весь дрожа, словно отраженный в невидимой в сумерках воде, он переходил на останавливающийся шаг, его голова вспыхивала светом, и рыжая вагоновожатая, встав, выбрасывала в окно выбежавшим из ночного подъезда детям несколько мандаринов.

Взявшись за руки, за моей спиной, они шли домой.

Иногда, вместе с детьми, ее встречал в сумерках молодой жених в белой, распахнутой на горле рубахе с короткими рукавами, играя вальс на губной гармонике. Дети убегали в подъезд. Она сбрасывала куртку. Они кружились. Я слышал перецокиванье ее каблуков. Он обнимал ее одной рукой, продолжая, в танце, играть на губной гармонике.

Затем маленький трамвай проезжал мимо меня; они ехали кататься. Освещенный, он взбирался на горбатый мост вдалеке, замирал на нем и, скатываясь, исчезал в переулке.

Подходя к мосту, я слышал отдаленный звон.



Иногда я вижу его во сне, и он останавливается; сталь подножки вздрагивает у моей руки.

- Садитесь, - звонко говорит молодая машинистка.

- Мы довезем вас до города, - говорит ее жених.

Ее волосы, как лен в воде, тихо шевелятся на черном сквозняке ночи.

Трамвай выехал на площадь.

У входа в сквер стоял милиционер с трубой. Казалось, в ее жерло падали и вновь вылетали из него маленькие и пушистые хлопья снега. В сквере, среди черных и разросшихся городских кустов, на маленьком постаменте стоял плотный и печальный человек в цилиндре, глухо запахнувшись в шинель. Мимо нас, сквозь ночь, прошел улыбающийся генерал в парадном мундире. Наклонясь к тротуару, пожилая дворничиха неуверенно старалась поймать кота в маленькую клетку с раскрытой дверцей, похожую на сетчатый колокол. Мимо них, держа во рту позолоченную дудочку, тихо прокатился на велосипеде круглоголовый мальчик. Под густую медленную музыку милицейской трубы молодой матрос танцевал со своей девушкой. Они кружились, почти не касаясь земли, то быстрей, то медленней.

Улыбаясь, - как будто мы стояли на страшной вышине, покачиваясь над темными небесами, - молодая вагоновожатая молча протянула мне, достав из кармана юбки, маленький оранжевый мандарин.




© Ростислав Клубков, 2004-2017.
© Сетевая Словесность, 2004-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Можно [Мрак сомкнулся, едва собравшиеся успели увидеть взметнувшийся серый дым. Змеиное шипение прозвучало, как акустический аналог отточия или красной строки...] Виктор Хатеновский: День протрезвел от нашествия сплетен [День протрезвел от нашествия сплетен. / Сдуру расторгнув контракт с ремеслом, / Ты, словно мышь подзаборная, беден. / Дом твой давно предназначен...] Владимир Алейников: Скифское письмо [Живы скифы! - не мы растворились, / Не в петле наших рек удавились - / Мы возвысились там, где явились, / И не прах наш развеян, а круг...] Татьяна Костандогло: Стихотворения [Мелодия забытых сновидений / За мной уже не бродит по пятам, / Дождь отрезвел, причудливые тени / На голых ветках пляшут по утрам...] Айдар Сахибзадинов: Детские слезы: и У обочины вечности: Рассказы [Мы глубоко понимаем друг друга. И начинаем плакать. Слезы горькие, непритворные. О глубоком и непонятном, возможно, о жизни и смерти, о тех, кто никогда...] Полифония или всеядность? / Полифоничная среда / По ту сторону мостов [Презентация седьмого выпуска альманаха "Среда" в Санкт-Петербурге 4-5 марта 2017 г.] Татьяна Вольтская: Стихотворения [И когда слово повернется, как ключик, / Заводное сердце запрыгает - скок-поскок, / Посмотри внимательно - это пространство глючит / Серым волком...] Татьяна Парсанова: Стихотворения [Когда с тебя сдерут седьмую шкуру, / Когда в душе мятущейся - ни зги; / Знай - там ты должен лечь на амбразуру, / А здесь - тебе прощают все долги...]
Словесность