Словесность
5-й международный поэтический
конкурс "45-й калибр"!
Участвовать ►
   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Эфраим Кишон


Путь эмигранта.
От мытья туалетов к мировой славе

К 80-летию Эфраима Кишона

Не так уж много на свете писателей, ставших классиками, создавая произведения не на своем родном языке. Набоков не в счет - его отец был англофилом и держал англичанку- гувернантку. По-английски пишет Аксенов и писал Бродский, но ни того, ни другого классиками американской литературы назвать нельзя. Агнон учил иврит с детства. Я, пожалуй, могу назвать лишь троих - Джозеф Конрад, его родным языком был польский, и Гийом Апполинер, тоже говоривший в детстве по-польски. И, разумеется, Эфраим Кишон.

- Если бы мне в молодости кто- то сказал, что я стану классиком в стране, о языке которой я сегодня не имею ни малейшего понятия, я бы просто рассмеялся, - вспоминает Кишон.

Без всякой натяжки Эфраима Кишона можно назвать самым популярным в мире израильским писателем. Его пьесы и рассказы переводятся практически на все языки мира, он - самый популярный иностранный автор в Германии, Австрии и Швейцарии (Кишон сам переводит свои тексты на немецкий).

Кишон получил даже премию союза экспортеров Израиля, т.к. его книги оказались выгодным экспортным товаром. Вовсе не книги Амоса Оза, А. Б. Иегошуа, Меира Шалева имеют самые большие тиражи в стране. Все книгоиздательские рекорды в стране, а также рекорды по переводам израильской литературы на иностранные языки принадлежат Кишону - его книги выдерживают по 20 переизданий и издаются не только на европейских языках, но и на корейском и японском. Но из-за того, что самый известный сатирик Израиля придерживается идей национального лагеря и настойчиво выступает против политики национального самоубийства, его творчество упорно замалчивается академическим и политическим истеблишментом страны. Острие его политической сатиры всегда было направ- лено против продажных демагогов и большевистской политики правящей партии МАПАЙ - Маарах - Авода. Поэтому его имя не часто встретишь в книгах по истории израильской литературы, в различных популярных изданиях и буклетах. В учебниках по израильской литературе, написанных левыми про- фессорами, Кишона просто нет.

Рассказы Кишона достаточно просты по языку и коллизиям, занимают 2-3 страницы и вполне могут быть использованы на уроках иврита, начиная с уровня гимел. Множество рассказов Кишона посвящены простой бытовой тематике - быт, семья, покупки, еда, мода, дети, - темы, близкие и понятные любому человеку, независимо от национальности, религии и социального положения. Возможно и с этим связана его феноменальная популярность во всем мире.

В рассказах Кишона, которому самому пришлось выпить горькую чашу репатрианта, попавшего на Восток из европейской страны, отражены многие реалиии, знакомые репатриантам и сегодня - ненависть к новоприбывшим чужакам, агрессивность израильтян, всевластие и бездушие бюрократии, тотальное господство правящей Рабочей партии, продажность чиновников. Путь Кишона может быть прекрасным примером для тех, кто любит сетовать на то, что "нас здесь не любят" и оправдывать свои неудачи своим русским просхождением (так же как в прошлой жизни оправдывали еврейским).

Кишон сумел вырваться из нацистского концлагеря и советского плена, так что опыт выживания в экстремальных ситуациях у него был. Он ушел из концлагеря, смастерив себе фальшивые документы, с которыми ежесекундно рисковал жизнью. Прячась среди развалин разбомбленных зданий, 20-летний Кишон пишет в 1944 году свой первый роман, который он решил издать лишь в прошлом году. Это единственное произведение Кишона, опубликованное в Израиле в переводе (с его родного венгерского языка) - с 1950 года Кишон пишет на иврите. Это история о том, как два проходимца случайно основали политическую партию, единственной задачей которой было преследование лысых. К их глубокому удивлению, идея нашла понимание среди широких масс. В ивритском переводе роман назван "Шаир, леазазель". Роман этот я бы поставил в один ряд с антиутопиями Хаксли, Замятина и Оруэлла. Когда в 1945 г. советская армия вошла в Будапешт, где тогда жила семья Кишона, было решено "выполнить план по венгерским военнопленным". Брали всех подряд... Кишона с отрядом пленных погнали на Восток. Его бегство было до гениальности просто - он просто остался в сарае, где группу оставили на ночлег.

Будучи видным членом партноменклатуры коммунистической Венгрии - заместитетелем главного редактора сатрирического журнала "Лудаш Мати" и пользуясь всеми привилегиями партийного чиновника, вплоть до закрытых магазинов, Кишон решает бросить все и уехать в Израиль. Коммунистический режим Венгрии был ему ненавистен до отвращения. В Израиле он так же будет ненавидеть социалистов - демагогов из МАПАЙ - Маарах - Авода. Приезжает он без агоры в кармане, не зная ни одного слова на иврите. Он предпочел чистить туалеты в кибуце, что давало ему достаточно времени для занятий ивритом. Через два года после прибытия Кишона в страну его пьеса, написанная им на иврите, с успехом идет в "Габиме". Тематика первой пьесы Кишона "Шем холех лефанав" актуальна, увы, и по сей день - протекционизм на государственной службе. Однажды молодой и никому неизвестный юноша-репатриант явился к главному редактору газеты "Маарив", держа в руках несколько написанных им на иврите рассказов. Рассказы были напечатаны. Вскоре Кишон становится штатным фельетонистом газеты - в течение 30 лет пишет по рассказу в день - производительность для писателя просто немыслимая. Причем никакой халтуры - рассказы эти переиздаются по сей день и остаются актуальными. - Если бы мне нужно было писать по два рассказа в день, я бы и на это согласился,- вспоминает писатель.

Перу Кишона принаждежит несколько тысяч рассказов, два романа, несколько пьес и киносценариев. Созданный Кишоном образ репатрианта из Марокко Салаха Шабати стал в Израиле нарицательным. По сценарию Кишона создан самый популярный в мире израильский мюзикл "Салах Шабати" и фильм с тем же названием. Салах Шабати - человек простой и необразованный, но совсем неглупый. Его природная смекалка вступает в противоречие с господствующими в стране социалистическими порядками. Он не понимает, почему в кибуце нужно работать бесплатно; почему ему приходится жить в бараке, а те, кто обещают ему вот-вот наступление хорошей жизни, живут в городе в шикарных квартирах.

По мнениям авторитетных критиков, фильмы поставленные Кишоном по собственным сценариям (продюсер Менахем Голан) являются лучшими фильмами, созданными в стране. Это "Салах Шабати", "Лиса в винограднике", "Арбинка", "Полицейский Азулай" "Канал Блаумильх" (продюсер фильмов - Менахем Голан, режиссер - Эфраим Кишон). По моему мнению, в отличие от большинства израильских фильмов, которые можно стерпеть только, если относиться к ним как к пособию по ивриту, фильмы Кишона вполне интересны для репатриантской аудитории, особенно если смотреть их с русскими титрами.

Главный герой выдержавшего множество изданий и переведенного на множество языков романа "Лиса в винограднике" - прожженный политикан - партаппаратчик-мапаевец Дольникер, всю свою жизнь не занимавшийся ничем, кроме политических интриг, попадает на отдых в отдаленную деревню, где занимается любимым делом - политическими интригами. Ему удается поссорить между собой все население деревни и расколоть его на два враждебных лагеря, в результате чего население настолько увлекается интриганством, что забывает ремонтировать плотину. Плотина прорывается и все население деревни гибнет... Произведения Кишона регулярно переиздаются. Самое доступное и массовое издание сегодня - шеститомник издательства "Маарив" - три тома рассказов, роман, пьесы и скетчи для эстрады. Эти книги есть в любой библиотеке и продаются в магазинах. Сегодня Кишон живет в Швейцарии, где продолжает писать на иврите и вести свои литературные дела по всему миру.

В 1993 г. Эфраим Кишон удостоен государственной премии Израиля по литературе.


    На русский язык переведены следующие книги Эфраима Кишона:
    Сборник рассказов "Семейная книга", романы "Козлы отпущения", "Лиса в курятнике" (пер. М. Беленького, "Гешарим").
    К юбилею писателя изд-во "Гешарим" выпустило сборник рассказов Кишона в переводе А. Крюкова.

Марьян Беленький

Эй, Джульетта!
Музыкальная трагедия в 2 актах
Перевод Марьяна Беленького
(9 марта 2005)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Апрель - не весна: и Пепел. Рассказы [И вспоминается лето, дитя-старушка, вечера на веранде - то нескончаемое знойное лето, с множеством гостей, с философскими ночами под трели соловьев -...] Галина Грановская: Пространство интернета [Если кто-то может зарабатывать в интернете, то смогу и я!] Александр М. Кобринский: Провинциальная эпопея: и Фантомная реальность. Короткие пьесы [Но ты сейчас не в яви и не во сне. Ты фантом этого миража... ("Фантомная реальность")] Алексей Ланцов: В поисках страны Калевалы (К столетию финской независимости) [Что же касается страны Калевалы, то в нее - плод своего воображения - Лённрот заставил поверить других...] Виктор Мостовой: Время споткнулось о стрелку часов [И словом осечься на вздохе, / И складку согнать меж бровей, / И рыжие видеть сполохи / Подсолнуховых полей...] Никита Титаренко (1993-2016): Стихотворения [Я молюсь за живых, за своих: Anno Domini, - / Завалив этот город чужой стеклотарами. / Да, мы можем остаться почти что бездомными, / Но всегда пребудем...] Сергей Баталов: В присутствии красоты... [Мы стали отвыкать от таких стихов: эмоциональных, задиристых, откровенных...] Вещество времени в стихах Владимира Попова [К литературному вечеру Владимира Попова в клубе "Стихотворный бегемот" (Малаховка, Московская обл., февраль 2017 г.)] Виталий Бурик: Стихотворения [Случилась жизнь. Случайно, словно в кости, / Играет кто-то очень одарённый, / Поднаторевший лишь в одном искусстве - / Разбрасывать случайные дары...] Александр Белых: Сакура цветёт сурово [Средь шума городского / Сакура цветёт сурово, / Внимая музыке военной...]