Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



*


* Течение времени выносит к ногам якоря...
* И снова бабье лето выпито...
* Ещё надеясь пожить, уже подбиваешь бабки...
* ЗАКАТНОЕ
 
* ЛЕТНИЙ ЭТЮД
* 2 СЕНТЯБРЯ 2007
* ОГЛЯДЫВАЯСЬ...
* Ложатся в небо бреда семена...



    * * *
      ... аукаться через океан. Лучше не бывает.
              Анатолий Добрович

      Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
              Иосиф Бродский

    Течение времени выносит к ногам якоря.
    Океаны впадают в реки. Горы - в моря.
    Старость - в детство. Жизнь и смерть - в никуда.
    Оплывает воском на скатерть утренняя звезда.
    Тихо шевелятся шторы старого календаря.
    Пространство перетекает в надцатое мартобря.

    Желание поговорить за словом не лезет в карман.
    Но если дать ему волю, накроет словесный туман.
    Как ни кричи и ни слушай, смыслу не донестись
    Через намокшую вату и не пробиться ввысь.
    Горло срываешь в крике. Но вдруг выпадает талан -
    Шёпоту слов немногих преодолеть океан.

    Письмо на другую планету в бутылке из-под
    Коньяка пересекает Атлантику вброд
    И в тридесятом эйнштейновом далеке
    Неведомой рыбой лежит на мокром песке -
    Пять тысяч семьсот шестьдесят заплаканный год -
    Всем на письмо наплевать... Но тот, кому, подберёт...

    Тринадцатый месяц года... птицы клюют с руки,
    Выклёвывая столетий шипящие угольки,
    Выстраиваются в косяки и устремляются прочь -
    Уносят вечерний сумрак туда, где кончается ночь.
    Ветер от крыльев тихо покачивает буйки.
    Аукаемся сквозь время времени вопреки.

    _^_




    * * *

    И снова бабье лето выпито
    По капле или просто пропито...
    И первым заморозком выбита
    На стёклах неподвластность опыта

    Словам. А утро начинается
    К полудню - сразу поздним вечером.
    В потёмках дня едва читается
    Трамвая номер. Делать нечего,

    Согласно купленному литеру
    Катайся - что тебе за разница? -
    Петляющим кольцом по Питеру.
    В замёрзших стёклах блики дразнятся,

    Кондуктор дремлет, небо - мороком,
    Фортуна ни мычит, ни телится,
    И под колёса грязным ворохом
    Солёный снег смертельно стелется.

    А на кольце, где свет кончается,
    Сойдёшь в снега иззябшим зябликом
    И обомрёшь - луна качается
    Прозрачно-серебристым яблоком,

    И нет ни Питера, ни родины,
    Ни заграницы, ни политики -
    Лишь гроздь замёрзшая смородины
    Да в небе звёзд сверкают винтики.

    Сугробы - сахарными свёртками
    В руках рождественских морозцев.
    И ангелы, блестя отвёртками,
    Сажают звёзды в дно колодцев.

    _^_




    * * *

    Ещё надеясь пожить, уже подбиваешь бабки,
    Перебираешь бумаги, и старые письма в печи
    Танцуют последний танец, к груди прижимая лапки,
    И осыпаются пеплом в промозглой осенней ночи.

    Днём ещё хорохоришься, но вечер ставит на место,
    И отдаёт горечью сладкий отечества дым,
    Откуда ещё долетает детское "тили-тесто",
    Куда посылаешь письма друзьям, как зима, седым.

    Там морок всё той же мороки, срывающей крыши и жизни.
    Там духом блаженен нищий, если он духом не нищ.
    Заходится болью сердце на празднике, как на тризне,
    И вот уже сколько столетий гноится всевластья свищ.

    Всё глуше и глуше голос воспоминаний и грусти,
    Всё суше и суше губы сиротства и одиночества,
    Как будто ты не родился, а найден случайно в капусте
    И удивляешься, если тебя называют по отчеству.

    Живёшь на чужом языке, а переживаешь на русском.
    Помнишь странные вещи вроде штопки носков.
    И сам себе вдруг покажешься чуть ли не древним этруском,
    Каким-то чудом поднявшимся из пепла и черепков.

    Время морочит душу, будто раба - свобода,
    И утекает меж пальцев секунд золотой песок,
    А на лотке ладоней грязь и пустая порода,
    И тёмная кровь заката насквозь прожигает висок.

    А ты подбиваешь бабки - что прожито, что пережито.
    Всё чаще и чаще тянет кладбищенский тихий покой,
    Где немота - послание, где сердце любви открыто
    И камни надгробий дышат, как будто стихи, под рукой.

    Ритм тяжелее одышки, а рифма всё проще и чище.
    Уединение дышит под скорлупой одиночества.
    И если ты слышишь как пуля около уха свищет,
    Значит ты жив и гадалки ещё не сбылось пророчество.

    _^_




    ЗАКАТНОЕ

      Нет, весь я не умру...
          А. Пушкин

      Я весь умру! Я повторяю - весь!
            О. Чухонцев

    У времени своя неспешная работа -
    В лотке души года перемывать,
    Перебирать желтеющие фото
    И имена с трудом припоминать,
    Звонить, писать, не получать ответа,
    Не знать, кто жив, кого на свете нет,
    И по клочку трамвайного билета
    Вынюхивать ушедшей жизни след,
    Грустить о ней без слёз и сожалений,
    Смотреть ей вслед и оставаться здесь,
    И в просветленьи между двух затмений
    Гадать - я весь умру или не весь?

        Меж будущим и прошлым нет границы.
        В здесь-и-сейчас они себя хранят.
        Ладони помнят тёплый пух синицы
        И журавлю вдогонку рвётся взгляд.
        Всё это значит только то, что значит,
        Но несказуемо, как Бог или печаль.
        И куздра глокая бокрят своих кудрячит,
        Судьба дурачит и морочит даль,
        И зуб неймёт того, что видит око,
        И мудрость - в откровеньи дурака.
        ... Открыть Америку и жить в ней одиноко,
        И родину любить издалека.

    Они ушли... И что от них осталось -
    Кого любил и кто меня любил?
    Иззябшая растерянная малость
    По всей земле разбросанных могил
    С немеющими датами на камне,
    Прижатом к дну бушующих небес.
    И тянется душа туда, куда мне
    За ними скоро - в занебесный лес.
    Они живут во властной этой тяге,
    Приходят по ночам поговорить,
    Неся с собой отчаянье отваги
    Дорогу к смерти день за днём торить.

        Я весь умру. А впрочем, нет - не весь.
        Покуда помнит хоть душа живая,
        Я буду здесь, неслышно повторяя:
        "О, дай им, Боже, хлеб насущный днесь".

    _^_




    ЛЕТНИЙ  ЭТЮД

    Детвора играет в прятки.
    Преет каша на плите.
    Жизнь окучивает грядки,
    Поклоняясь красоте.
    Соль блестит на ломте хлеба.
    Хрусткий запах огурца.
    Птицы склёвывают с неба
    Комариные тельца.
    Сладкий запах туберозы.
    Дятел - клювом по сосне.
    Дремлет Смерть в тени берёзы,
    Улыбается во сне.

    _^_




    2  СЕНТЯБРЯ  2007

    1

    Лето, будто любовь, расточительно.
    Вот оно и простилось со мной,
    И впадает в сентябрь стремительно,
    Словно в Лету. И запах грибной.

    Снег искрящийся яблочной мякоти.
    Вязь лучей сквозь листву напросвет...
    Было. Сплыло. Так что теперь - плакати
    Над течением тающих лет?

    По шагреневой коже империи
    Тени птиц перелётных скользят,
    И ветвей обнажает артерии
    Опадающих дней листопад.


    2

    Листья жгут. Привкус дыма и прели.
    И опаловый отсвет небес.
    На шуршащих аллей акварели
    Паутин серебристый провес.

    Осень. Золото в пятнах кровавых.
    Остывает небесная синь.
    И катает в ладонях шершавых
    Ветер стоны озябших осин.

    Скоро высластит холод рябину,
    Шёпот выдоха посеребрит,
    И над Глуповом, крылья раскинув,
    Ангел снегом зашелестит.


    3

    Время птицей слетает с ладони.
    Птица падает камнем с небес.
    Словно конь в разноцветной попоне
    Задремал остывающий лес.

    Так сентябрь начинается вестью
    О грядущем прошедшем. И год
    В прах уходит шуршащею перстью
    И оттуда неслышно зовёт.

    Перепутав концы и начала,
    Продолжается жизнь наугад.
    Ветер треплет надежды мочало.
    Рвётся пульс. Календарь вороват.

    В небеса улетают календы,
    Оплывает, мерцая, закат,
    И талдычит о сроках аренды
    Тело, выданное напрокат.


    4

    Начать сначала... Но сквозь чистоту листа
    Стучат костяшки дней и голоса доносит...
    Обрывки строк топорщатся, привстав
    На цыпочки и продолженья просят.

    И на плече топорщит крылья птах -
    Щекочет щёку, как давно бывало,
    Когда рассвет антоновкою пах
    И веки щекотал... Начать сначала?

    Года меж пальцев - в небо, как вода.
    Прощенья попрошу и жизнь начну сначала.
    Всё остальное будет, как всегда.
    Не дай Бог вечно жить.
    Но жаль, что мало...

    _^_




    ОГЛЯДЫВАЯСЬ...

    1

    В тенётах возраста и быта,
    В заботах тягот и хлопот
    Казалось, детство позабыто,
    Как будто не было. Но вот
    В переплетении печалей,
    Сквозь патину прошедших лет
    Увидишь, как стоит в начале
    Дороги пыльной глупый шкет
    С твоим лицом и через годы,
    Через ошибки и грехи
    Вдыхает терпкий дух свободы,
    Как в лёгкие, в твои стихи.


    2

    Моросит слезами осень
    По стеклу, как по щеке.
    Проводница чай разносит -
    Подстаканники в руке
    Колокольничают мелко.
    Стынут стрелки на часах.
    Тётка в ватнике на стрелке.
    Мокнут тени в небесах -
    То ли ангелы, то ль птахи,
    То ли души, то ли что.
    Убегают вдаль бараки,
    Козы, церкви, шапито.
    Из земли - войны осколки.
    Чёрный ворон на сосне.
    А малец на верхней полке
    Улыбается во сне.
    Убаюкан сладкой сказкой,
    Поездом во сне рулит.
    Он свободен в клетке тряской,
    Спит - в две дырочки сопит,
    И ему ещё не снится,
    Что он пьёт на посошок,
    Что в какой-то загранице
    Сочиняет сей стишок.


    3

    Желтухой схвачен старых фото глянец
    И на мякине жизнь не провести.
    Я по-английски бормочу прости -
    Тоскующий по-русски иностранец.
    Из чёрной плошки - Левитан и гимны,
    Русланова, Бернес, "Вставай, страна..."
    Отец - юнец и мать ещё юна.
    Им не расслышать моего: "Forgive me",
    Да и расслышат - сына не узнают.
    Он на меня сквозь прошлое глядит
    И отвечает тихо: "Бог простит",
    И птичку ждёт... А та не вылетает.

    _^_




    * * *
        Пока не требует поэта...
            А. Пушкин

    Ложатся в небо бреда семена.
    Чума пирует. Индевеет лето.
    У входа в ад два ангела билеты
    Стреляют у прохожих. Соль пресна.
    И смуты нет, а смутны времена.
    Заходит солнце за черту рассвета.
    Испанка в пляс. Таблеток кастаньеты.
    Карету мне... И руки - в стремена.

    Но разве виноваты времена?
    Густеет в венах тромбами вина
    И требует не лепета - ответа.
    Топорщатся нелепо письмена.
    Сверкнёт стило точёностью стилета,
    К священной жертве требуя поэта...

    Хотя, скажи - кому она нужна?

    _^_



© Виктор Каган, 2007-2018.
© Сетевая Словесность, 2008-2018.





 
 

Семейный йога тур Крым.

www.крым-йога-тур.рф


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Гржонко: Три рассказа [После, уже сидя в покачивающемся вагоне метро, Майла почувствовала, что никак не может избавиться от назойливого видения: на нее несется огромный зверь...] Алексей Вакуленко: Очарование разочарования [О Поэтических чтениях на острове Новая Голландия, Санкт-Петербург, май 2017 г.] Владимир Кисаров. "Бегемота" посетила "Муза" [Областное музейно-литературное объединение из Тулы в гостях у литературного клуба "Стихотворный бегемот".] Татьяна Разумовская: "В лесу родилась ёлочка..." [Я попробовала написать "В лесу родилась ёлочка..." в стиле разных поэтов...] Виктор Каган: А они окликают с небес [С пустотой говорит тишина / в галерее забытых имён. / Только память темна и смурна / среди выцветших бродит знамён...] Михаил Метс: Повесть о безмятежном детстве [Ученик девятого класса, если честно, не может представить тему своего будущего сочинения, но ясно видит его темно-малиновый переплет и золоченые буквы...] Екатерина Ливи-Монастырская. На разрыве двух миров [Репортаж с Пятых Литературных чтений "Они ушли. Они остались", посвящённых памяти безвременно погибших поэтов XX века (Москва, 30 ноября и 1-2 декабря)...] Михаил Рабинович: Бабочки и коровы, птицы и собаки, коты и поэты... [У кошки нет национальности - / в иной тональности она, / полна наивной музыкальности, / открыта и обнажена...] Максим Жуков: Другим наука [Если доживу до декабря, / Буду делать выводы зимой: / Те ли повстречались мне друзья? / Те ли были женщины со мной?]
Словесность