Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность


Читательский выбор 2003


АБСЕНТНЫЙ  СИНДРОМ


* ПИСЬМО В БУТЫЛКЕ
* АСКОРБИНКА
* Когда: осторожно, окрашено...
* ИГРОК
* АБСЕНТНЫЙ СИНДРОМ
* Представь меня счастливым в пятьдесят...
 
* БЕССМЕРТИЕ НЕ СПИТ
* ЗНАКИ
* ПИТЕРСКИЙ ЛИВЕНЬ
* Когда поэты верили стихам...
* Штормом шиворот-навыворот-довольны...
* Давинчи - виноград, вишневый чех де cада...


    ПИСЬМО  В  БУТЫЛКЕ

    Щебеталь моя, щепетиль,
    видно, не в чудовище - корм:
    ветреные девушки - в штиль,
    шторы полосатые - в шторм...

    Мы сидим, колени обняв,
    наблюдаем гибель миров:
    нет ни темноты, ни огня,
    полное отсутствие дров.

    Гонорея прожитых лет,
    ни стихов, ни денег, ни-ни...
    Помнишь, я ходил в Интернет?
    Нет его. Теперь мы одни.

    Вычеркнут Васильевский твой
    и Подол задрипанный мой!
    И еще поет, как живой,
    на сидишном плэере - Цой.

    Некому теперь подражать.
    Некого теперь побеждать.
    Значит, будем деток рожать
    и Его Пришествия ждать.

    Где теперь мое комильфо?
    Хорошо, что нет неглиже!
    Был такой прозаик - Дефо,
    он писал о русской душе.

    Плакал средь тропических ив,
    островное трахая чмо.
    Вот и я, бутылку допив,
    отправляю это письмо.

    _^_




    АСКОРБИНКА

    Слышишь, монгольская плачет Ордынка,
    в хустку - вечерние пряча огни?
    Белая зависть моя, аскорбинка:
    не обижайся, не обмани!

    Планеры в пыльных ангарах, авгуры,
    и прошлогоднее солнце без ног...
    Вот мы и вышли из литературы -
    той, где неправда, любовь и чеснок,

    где, охренительно - вдариться оземь
    и превратиться в петровский редут!
    Видишь: огонь на обиженных возят,
    и у эсминцев слюнки текут?

    _^_




    * * *
          Ольге

    Когда: осторожно, окрашено,
    где скальпель, фокстрот и зажим...
    Мне стыдно, кромешно и страшно
    завидовать крыльям чужим.

    Ах, девочка, ловкий кузнечик,
    гитарных аккордов боец,
    раздвинутых ножек разведчик,
    ладоней моих военспец!

    Поют победитовы сверла
    и мраморный крошат висок.
    Тебя окунают по горло
    в холодный гранатовый сок.

    Не зря - называют Удачей,
    не зря - посвящают псалмы.
    Ты веришь в меня из кошачьей,
    бесстыдной египетской тьмы.


    Когда я восстану в котельной,
    ментовскую слыша дуду,
    как водопроводчик - в похмельном,
    безбожно текущем году.

    _^_




    ИГРОК

    Дождливые, крапленые дни.
    Проигрыватель: в ящик игра,
    и тишина, в которой мы одни,
    царапает винил...et cetera.

    Прости меня за то, что я - поэт:
    сегодня я - люблю, а завтра - нет.
    Какое бесконечное сегодня!
    Вот - душевая, холл, вот - преисподня,
    налево - спальня, справа - кабинет...
    И пахнет воском
    выключенный свет.

    Вытягивает шею динозавра
    красиво вымирающее завтра,
    а я люблю, еще люблю тебя!
    Из свежераспечатанной колоды
    сдают листву. Бубновый дождь холодный -
    бубнит о котировках октября.

    _^_




    АБСЕНТНЫЙ  СИНДРОМ

    Попробуйте абсент на вечном сквозняке:
    почудится акцент в молчании Мисхора,
    в отпетой тишине - обрубок разговора,
    монголья нежность - в русском языке.

    ... Из конуры собачьего ума
    вдруг выползет, поскуливая сонно,
    вся в синяках и в пролежнях, зима
    с просроченным билетом до Херсона.
    И я налью ей в блюдечко абсент:
    "Лакай, дружок, пока не видит мент,
    пока еще звучит в ушах прощальный зуммер
    Американ-экспресс, и "пятый элемент" -
    не найден, и пока - Иосиф Бродский умер...

    Поэзия - предательство рассудка,
    одним - жена, всем прочим - проститутка...
    Виной - абсент: полынь и потолкынь...
    В стране Прикинь - я сам себе акын.
    Брось пистолет! Не шевелиться!, - шутка.

    Я пью абсент, и я люблю тебя.
    Сбегают крысли - мысли с корабля,
    Иду на дно и преданно шепчу:
    Ты, женщина, женчужина, жемчу...

    _^_




    * * *
          Наиле Ямаковой

    Представь меня счастливым в пятьдесят,
    в стране на черноморском берегу,
    где, вместо сала, - ангелов едят,
    случайно обнаруженных в снегу.

    Представь меня влюбленным в двадцать пять:
    отточен край у моря твоего!
    Подсолен снег и ангелов... опять...,
    случайно сбитых частью ПВО.

    Представь меня друзьям. Наверняка, -
    они меня узнают по глазам.
    Мне - год и месяц. Грудь твоя сладка!
    С рожденья - недоверие к словам.

    ...Вселенная похожа на минтай,
    вокруг менты, под мышками - икра...
    В гусиных перьях - акваланг: "Взлетай,
    ныряй, мой ангел, ужинать пора!"

    _^_




    БЕССМЕРТИЕ  НЕ  СПИТ

    Мне снились скотобойни: младенцы на крюках,
    Мясной и липкий дым, амбре убитой плоти...
    Бессмертие, мы все в твоих руках:
    врача и мясника, закатанных по локти.

    О, Господи, зачем: больничный хруст костей,
    сверкающий металл, бинты в кровавой жиже?
    Нам страшно жить в плену у свежих новостей,
    и все преодолеть, и выстрадать, и выжить!

    Мне снились корабли, идущие ко дну,
    японские стихи, одна шестая суши,
    где я купил тебе - ночную тишину,
    как копию пиратскую послушать.

    И я тебя укрыл в багровой темноте,
    в крылатой пустоте. Неделя за неделей,
    качался этот мир на сломанном хребте,
    под пение пружин житомирских борделей.

    Пока еще идут песочные часы
    и простывает след, и молоко сбегает -
    бессмертие не спит у взлетной полосы,
    вселенную от нас оберегает...

    _^_




    ЗНАКИ

    запятая заточка тире
    пневматический тир многоточье
    обнимаю тебя этой ночью
    в занесенном листвою дворе
    и сгораю в счастливом огне
    капитаном пиратского флота
    словно это мгновение мне
    подарили украв у кого-то
    Жизнь проспавшись опять поддает
    превращает козу в козинаки
    и пиная тебя
    подает
    препинания мудрые знаки
    ну а дальше осипший перрон
    и все ближе огни электрички
    и пройдет по вагонам Харон
    провожающим выйти
    кавычки

    _^_




    ПИТЕРСКИЙ  ЛИВЕНЬ

    В чековой книжке оставишь закладку,
    выйдешь за пивом, а в Летнем саду -
    дождь уплетает людей в сухомятку,
    четверть Фурштатской отъел на ходу!

    Оные сутки, от каждой "маршрутки" -
    лужи бросаются в страхе с моста...
    Бродишь у ливня - в луженом желудке,
    словно Иона - во чреве кита.

    В желтой футболке с эмблемою "натса",
    стершихся мыслей вдохнув порошок,
    ты поспеши благодарно признаться:
    - Господи, как хорошо. Хорошо.

    _^_




    * * *

    Когда поэты верили стихам,
    когда ходили книги по рукам,
    когда на свете не было на свете,
    "Агдама" слаще не было когда:
    одна на всех словесная руда
    и по любви - рождалась рифма "дети".

    "...и Лета - олны едленно есла..." -
    от крыс библиотека не спасла
    ни классику, ни местные таланты.
    В календаре: потоп, Оглы Бюль Бюль.
    Листаешь: -кабрь, -тябрь, -юнь, и - юль,
    где Осень держат небо на атланты.

    И это счастье - мыслящий бамбук:
    пусть рыба отбивается от рук,
    влетает дичь в копейку, и на пляже
    кого спасет литературный круг?
    Пусть, краснокожий мальчик, Чинганчгук,
    в твоих очах, красавица, не пляшет!

    Эпохуй нам, какой сегодня век,
    кого не скушал Эдик Марабек.
    "... и Лета волны медленно, и звуки.."
    И я входил и дважды выходил,
    но как спастись от рифмы "крокодил"?
    как доползти безногому - к безруким?

    _^_




    * * *
        Море мое, море -
        ты ж мое аморе...
        (херсонская народная песня)

    Штормом шиворот-навыворот-довольны:
    за бортом твоим ухлестывают волны!
    Волны - мокрые снаружи. Посмотри, -
    волны - пьяные, сухие изнутри!
    Вот шипят они, шалея на жаре,
    и для шлюпки - не жалеют божоле!

    День сегодня ослепительный вполне,
    прохлаждается корабль наш на дне.
    Мы спасательную шлюпку материм:
    "Что нам чайки? Пусть ручаются другим,
    катастрофу потерпевшим на воде.
    Убеждают их в пернатой правоте:
    что, еще чуть-чуть бессмертья у руля
    и вам мало не покажется земля..."

    Вот и съели мы чумацкой соли пуд,
    и вдали уже маячит лилипут,
    нам фонариком подсвечивает путь.
    Все, отмыкались, пора и отдохнуть!

    Деревянное стекло и полимер,
    вместо глаз - циклопедический словарь.
    И отец у лилипута - Гулливер:
    анимация впадает в киноварь.
    Нет, под парусом я больше не ходок,
    пусть - невидимых веревок холодок,
    Пусть других теперь отчитывает МИД:
    "Что там с морем? Почему оно штормит?"

    _^_




    * * *

    Давинчи - виноград, вишневый чех де cада,
    и все на свете - кровь и нежность, и досада!
    А если нет любви: зачем, обняв колени,
    ты плачешь обо мне в пятнистой тьме оленьей?
    На завтрак шелестишь вечернею газетой
    и веришь тишине - мошеннице отпетой.
    Ее базарный торс прозрачнее медузы,
    куда она несет за волосы арбузы?

    Давай уедем в Рим, начнем дневник уныло,
    по капельке раба - выдавливать в чернила.
    Пусть за углом судьбы - нас не спасут полбанки,
    лишь музыка еще невидимой шарманки!
    ...напрасные слова, дефис, бычки в томате
    и сонная пчела на медной рукояти.

    _^_



© Александр Кабанов, 2003-2018.
© Сетевая Словесность, 2003-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? [Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности".] Владимир Гржонко: Три рассказа [Пусть Господь сделает так, чтобы сегодня, вот прямо сейчас исчезли на земле все деньги! Она же никогда Его ни о чем не просила!..] Владислав Кураш: Серебряная пуля [Владимир поставил бутылку рома на пол и перегнулся через спинку дивана. Когда он принял прежнее положение, в его руке был огромный никелированный шестизарядный...] Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод [Рецензия на книгу Владимира Пряхина "жить нужно другим. журчания мнимых вод".] Чёрный Георг: Сны второй половины ночи [Мирно гамма-лучи поглощает / чудотворец, святой Питирим, / наблюдая за странною сценой двух мужчин, из которых в трусах - / лишь один.] Семён Каминский: Ты сказала... [Ты сказала: "Хочу голышом походить некоторое время. А дальше будет видно, куда меня занесёт на повороте"...] Яков Каунатор: Когда ж трубач отбой сыграет? [На книжной пристенной полочке книжки стояли рядком. Были они разнокалиберными, различались и форматом и толщиной. И внутренности их различались очень...] Белла Верникова: Предисловие к книге "Немодная сторона улицы" [Предисловие к готовящейся к изданию книге с авторской графикой из цикла "Цветной абстракт".] Михаил Бриф: Избыток света [Законченный дебил беснуется в угаре, / потом спешит домой жену свою лупить, / а я себе бренчу на старенькой гитаре, / и если мимо нот, то так тому...] Глеб Осипов: Телеграмма [познай меня, построй новые храмы, / познай меня, разрушь мою жизнь, / мой мир, мои идеалы, мечты. / я - твоя земля...]
Словесность