Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Тартуское культурное подполье 1980-х годов
Олег Фролов

<Временами прошлое уходит в бега>

From: "Oleg Frolov" <volorf@ktk.ru>
To: "Eugene Gorny" <gorny@russ.ru>
Subject: Привет из Красноярска!
Date: Wed, 28 Feb 2001 21:22:15 +0700

Стая, стадо приветов!

После колдовского сеанса по освобождению джина (из бутылки), благодарный джин превратил моего товарища в ногу, убежавшую за очередным джином, а меня - в десантника, который носит берет, поскольку если десантнику что-нибудь нужно, он ИДЕТ и БЕРЕТ.
И я десантировался в Тарту...
Чем не переход к мемуарам?
Не успел радостно расположиться за клавиатурой, как вбегает нога, обещая продолжить череду превращений.
Какой злой калейдоскоп!
Пока страшного не произошло, срочно тюк-тюк, экстренный ответ в телеграфном стиле. В смысле остолбенелости, конечно же, никак не скорости - откуда у телеграфного столба скорость, если одной ногой он в сибирских снегах, а вторая убежала за джином?
(Вот как у нас зовутся сотрудники - не "моя правая рука", а "моя главная нога")
По поводу Кульбы ты абсолютно прав. Зря задавал глупые вопросы, но что взять с контуженного десантника, пострадавшего после десантирования с зонтиком (и сумкой кассет) на скамейку рядом с ЖД-вокзалом, в общество пары друзей и бутылки водки.
Дестантник в тылу врага, но еще об этом не знает и мирно рассказывает приятелям, как неделю бродил по друзьям, собирая оставленные кассеты.
Он их нашел, штук 20, даже кассету из Тарту, но временами прошлое уходит в бега, из-за чего где-то к половине бутылки (местное время) друзья падают со скамьи под ударами грабителей.
Десантнику повезло, он сумел встать и боксируя с кем-то отступить во мрак летней ночи, чуть позже поглотившей врагов, брошенные сумки и парашют, тьфу, зонтик.
Стайер к тому времени из десантника был не лучший, к тому же, ему пришлось стать военным хирургом, устанавливающим на место тонкий еврейский нос пострадавшего товарища.
РУКИ БЫЛИ В КРОВИ ПО ЛОКОТЬ!
А песенки "Абзац-монтаны" исчезли...
Нос, кстати, и сегодня (спустя лет 7) как новенький. Мне его видно, поскольку это нос Ноги, утвеждающей (допив джин), что она придумала новую поговорку.
- Какую?
- В каждой бочке меда должна быть ложка!
Увы, нет ни меда, ни ложек, ни даже джина. Кина не будет. А жаль! Из всех искусств для нас важнейшим является кино. Из всех ботинок важнейшим для лета является полуботинок. Он есть у всех, но не есть же мед ботинками?

Привет от Лики!
Хотел написать нормальное длинное письмецо с ответами на все вопросы, а написал длинное, но ненормальное, и без ответов. Но ничего, сейчас выпустим очередной гороскоп, и я исправлюсь.

OF
А джин у нас местный, по полтора уругвайских ескудо за бутылку.

© Олег Фролов, 2001-2017.
© Сетевая Словесность, 2001-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Хлебное: и Сосед. Два рассказа [Ушёл сосед, инженер-механик, умный собеседник, золотые руки, и в тоже время - изнурённый одиночеством, обиженный на мир человек. Он изжил свою судьбу...] Клавдия Смирягина: Опавшие листы календаря [Я о чем? Да, в общем, ни о чем. / Просто настроение такое. / И моей ладони горячо / под твоей обветренной щекою...] Сергей Дуков (Макеев): Штрихи сезонов [Придя в себя из бездны потрясенья, / обсохнув на скамейке во дворе, / на красное ступаешь Воскресенье, / висевшее в твоём календаре...] Никита Брагин: Счастливый грошик [Чередуются жизни, как рифмы стиха, / перекрестия слов, переклички напевов, / осыпается боль, словно с камня труха, / без пристрастья и гнева.] Юрий Бердан: Танцы у моря [Остался за спиной последний мост, / Ещё чуть-чуть - и будет, как вначале: / Безмерна жизнь и мир прозрачно прост - / Ни многих знаний, ни больших...] Ростислав Клубков: Светопреставление [Есть такая сказка, как один мальчик стал крестником смерти. И смерть показала ему эту таинственно скрытую пещеру, в которой, словно мириады свеч, горят...] Владимир Спектор: "Эныки-беныки" вышли из дому... [Разрывы сердец и ракетные взрывы. / И целящий в душу сквозной листопад... / И кто-то, взирающий неторопливо / На лица бегущих сквозь осень солдат...] Сергей Смирнов: Облако без номера [На облаке без номера и имени / по нашим тридевятым небесам, / оторваны от знамени и вымени, / летим, закрыв закрылки и глаза...] Ал Пантелят: Время в карманах [время роется / у меня в карманах / и уходит прочь / мои карманы слишком полны / чтобы оно могло в них задержаться]
Словесность