Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ПОСЛАНИЕ  СТИХОТВОРЦУ

(отрывки из письма)





    Бахыт, Бахыт, разгладив пальцем лбы,
    легко бежать водоворотов страсти
    (вот в этом неприятии судьбы
    и был здоровый дух советской власти).
    Ну да, удобно, но подобный финт
    не требует пророческого дара.
    Теперь, с мечом ворвавшись в лабиринт,
    не встретишь даже тени Минотавра.
    Сесть на бордюр, устроить перекур...
    И поплестись домой... Скажу как стоик:
    Бахыт, здесь очень много львиных шкур.
    Хотя овчинка выделки не стоит.

    Деревьев мачты. Волны снежных куч.
    Крещендо с крыши падающих капель.
    Сверкают стекла. Солнца яркий луч
    вскрывает мозг, как медицинский скальпель.
    День заставляет перебраться в круг,
    с предметами затеять перебранку,
    и мозг мой выворачивает вдруг,
    как рукавицу, мехом наизнанку.

    Все тихо. Ни копыт и ни рогов.
    И ты один, надменный пленник грусти,
    на внутренностях умерших богов
    под лампою гадаешь, как гаруспик,
    и мрачно ухмыляешься в усы.
    Ночь. Белый ветер. Черное окошко.
    Сломай свои песочные часы.
    В них не песок, а мраморная крошка.

    Сбиваюсь с мысли? Я бы не винил
    себя за это. Голос мой неброский
    сипит, шуршит, как стершийся винил.
    Игла, волнуясь, скачет по бороздке
    и выдает затейливую блажь.
    Но я не Пруст, и не Станислав Лем я,
    чтоб будущее брать на абордаж
    и подчинять своим капризам время.

    Компьютер. Стол. Похоже на уют.
    Квадрат окна расплывчат, сер и матов.
    Шумит кофейник, реквием поют
    распахнутые глотки циферблатов.

    Мне все равно, чем крыть свою вину,
    и чем платить - оболом или гривной.
    Но ты, Харон, храни мою страну.
    Не я её назвал странноприимной.
    Мы все здесь гости, строго говоря.
    Но плюс здесь быстро переходит в минус.
    Зиме тесны границы января.
    От дуновенья ветра стонет плинтус.
    Не отвечает милый адресат.
    И даже в шубе барского покроя
    так холодно, что тянет написать
    еще одну поэму без героя.

    Когда зимой бредешь в постель, устав,
    прослушав натощак прогноз погоды,
    ты весь - огромный ноющий сустав,
    бессилье проклинающий и годы.
    Что не мешает видеть новизну
    во всем ее фальшивом, ярком блеске.
    Я рад сегодня всякому письму.
    Пиши когда захочешь.
          Твой Гандлевский."



© Ренат Гильфанов, 2007-2018.
© Сетевая Словесность, 2007-2018.





 
 

Модная одежда Circa в интернете.
ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Житие грешного Искандера [Хорошо ткнуться в беспамятстве в угол дивана, прикрыть глаза и тянуть придавленным носом запах пыли - запах далекого знойного лета. У тебя уже есть судьба...] Михаил Ковсан: Черный Мышь [Мельтешит время, чернея. На лету от тяжести проседая. Не поймешь, опирается на что-то или воздуха легче: миг - взлетело, мелькнуло, исчезло. Живой черный...] Алексей Смирнов: Холмсиана [Между прочим, это все кокаин, - значительно заметил Холмс, показывая шприц...] Альбина Борбат: Свет незабывчив [и ты стоишь с какими-то словами / да что стоишь - уснул на берегу / и что с тобой и что с твоими снами / пустая речь решает на бегу] Владимир Алейников: Музыка памяти [...всем, чем жив я, чем я мире поддержан, что само без меня не может, как и я не могу без него, что сумело меня спасти, как и я его спас от забвенья,...] Елизавета Наркевич. Клетчатый вечер [В литературном клубе "Стихотворный бегемот" выступила поэт и музыкант Екатерина Полетаева.] Сергей Славнов: Вкус брусники [Вот так моя пойдет над скверами, / над гаражами и качелями - / вся жизнь, с ее стихами скверными, / с ее бесплодными кочевьями...] Ирма Гендернис: Стоя в дверях [...с козырей заходит солнышко напоказ / с рукавами в обрез / вынимает оттуда пущенных в дикий пляс / по земле небес...]
Словесность