Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ЛАМПАДА




      1. уже пухова средь ветвей зима

      уже пухова средь ветвей зима
      поёт жар-птица маковки церковной
      золотоглава и ослеплена
      и голод птичий вяжет письмена
      на снежной кроткой кромке приоконной

      здесь тонкокож и белощёк ледок
      и стужен венчик масличного солнца
      и так далёк ореховый листок
      что взгляд твой простегнул наискосок
      сорвавшись ало с ветки-веретёнца

      но даже в звонкой холодности дня
      почудится привидится приснится
      как семилистно шаг мой осеня
      падёт тепло лещинного огня
      на снежный пух и вздрогнет остролисто

      _^_




      2. разлуке подбираю имена

      разлуке подбираю имена
      слагаю неприкаянный гербарий
      каштан орех ранета бузина
      плеча покато-круглая луна
      кофейной чашки зоркий омут карий

      латаю полуночно мирность сна
      стежок - лихая хворь, стежок - прощанье
      ещё стежок - всхрипит из веси дальней
      раскатный залп бессмысленный фатальный
      и на губах белеет тишина

      легчаю в новорожденном снегу
      тончает след моей усталой боли
      и между тихих безответных губ
      тебя как дети - тайну стерегу
      и на твоём нездешнем берегу
      не остывает летний рай магнолий

      _^_




      3. всё тоньше кромка за которой темь

      всё тоньше кромка за которой темь
      всё глуше голос в многозвучье лиха
      клокочет жар кофейный на плите
      стрекочущая горечь в немоте
      квартирной неживой болезноликой

      всё кратче пеленальность одеял
      спасение беспамятством всё реже
      лампадно разгорается бокал
      почтовый пункт больничный двор вокзал
      колёс стальной и безвозвратный скрежет

      летящая не к югу - на восток
      со свечкой в грудке ласточка-весталка
      чернильный вспорх царапнувший листок
      и тонкокожий звончатый висок
      в котором распускается фиалка

      лети же ласточка - твой век высок
      животворящий пей небесный сок
      пока в груди трепещет лоскуток
      неугасимо горячо и ало

      _^_




      4. я верю верю не настанет дня

      я верю верю не настанет дня
      когда твой кров не выдержит огня

      лохмотья облаков опалены
      они по-братски не пришли с войны
      над мазаной страной и изразцовой
      солонокровно дымно и свинцово

      я верю верю не настанет дня
      когда твой кров не выдержит огня

      по весям без орудий и щита
      бродяжничает дранка-нищета
      где кровля прохудилась где ограда
      под небывалым в здешнем крае градом

      я верю верю не настанет дня
      когда твой кров не выдержит огня

      и отрочество отчество твоё
      разворовало враже-вороньё
      молниеносны залповые стрелы
      ни завтра ни вчера - всё погорело

      я верю верю не настанет дня
      когда твой кров не выдержит огня

      а возгорится днём с огнём и дом -
      - моя рука - и на века - идём

      _^_




      5. из-под небесной милостной руки

      из-под небесной милостной руки
      молочной белокожей мягкотелой
      слетают ноготки и васильки
      и греются в проталинках несмелых

      не стаять снегу - земь святил покров
      но первой не пуржить ещё метели
      звенит на ветках строкот воробьёв
      синицы в проводах заможжевели

      и катятся по тонкому ледку
      по здешнему зимовому далёку
      клубочки солнц - меж колокольных губ
      язык молитвословно гнёт дугу
      чтоб в век твой на кровавленном лугу
      всходили травы юно и высоко

      _^_




      6. предзимно душен летний травостой

      предзимно душен летний травостой
      широк зрачок кручины озерцовой
      стенают ветряки за упокой
      солдатчины в пучине вод пунцовых

      пойди с порога в травы-озерки
      дай им прегрешным выплакаться вдосталь
      пусть перемолят безвесть ветряки
      перемолотят в жерновах-погостах

      и возвратись к всенощной на порог
      внеси с прохлады горечь травостоя
      и засвети свечу и молви: бог
      и быть зиме и вечным быть покою

      _^_




      7. ну вот и у тебя подвздошье неба

      ну вот и у тебя подвздошье неба
      спешит переиначить дождь на снег
      с кленовой высоты кропит омела
      росой беложемчужной костенелой
      лист пятипалый и дрожит несмело
      их поцелуй и воздух всё ясней

      зима в твоём краю и в эту зиму
      не выстужит себя не доснежит
      но как на хладноземистую спину
      росинки ягод капают и стынут
      так каждого войны-матухи сына
      она пухово уведёт нежить

      _^_




      8. святит церковный купол холода

      святит церковный купол холода -
      - зимовья золотарная страда
      свистают воробьи несытногорлые

      почтовый штамп - проталок в глади льда
      откуда: из озимых вёрст. куда:
      в каштанный край на улицу соборную

      летит конверт и чёрно-белый вспорх
      небесный бездный бороздит простор
      как ласточки крыло перово-острое

      смотри как светел твой оконный створ
      в нём солнце горячо и с этих пор
      сердечным холодам наперекор
      мы будем солнцу любящими сёстрами

      _^_



© Александра Герасимова, 2015-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность