Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



*


 



      ПЛАСТМАССОВЫЙ  КОНИК

      Пляшешь, пляшешь на подоконнике,
      смотришь, смотришь подслеповато,
      как по небу гуляют кони и
      наслаждаются сладкой ватой.

      Нет, не кони это, но ангелы
      возвращаются после Пасхи,
      ты хотел бы к ним, да помалкивай -
      ты игрушечный, из пластмассы.

      _^_




      ЛЕТО

      Я шагал по встречке, по неверной ссылке,
      без пароля, с левым, крякнутым логином,
      словно время в спешке отыскало циркуль
      и меня по кругу за ухо водило.

      Где-то за оградой городского сада,
      прикурив, устало солнышко присело,
      а я шел и падал, я бежал и падал,
      и льняное лето прилипало к телу.

      _^_




      ТУДА

      я не хочу/хочу туда
      где гром над мужиком не грянет
      где не в чести макар чудра
      где судят-рядят приземляне

      где (босх)итительна любовь
      где у (дали) сие не значит
      где васильковую юдоль
      увидит зрячий и незрячий

      где время не остановить
      где неудачу не накликать
      где вечер только черновик
      так и не ставший ночью книгой...

      _^_




      БАБКА  ФЕВРОНЬЯ

      Солнышко вылезло из-за облачных перьев
      циррозной печенью из подреберья,
      глумится, дразнится,
      пьяница.

      У бабки Февроньи, в деревне где-то,
      на грядках луковичное гетто,
      в весенних лучах в рефлексии
      фрезии.

      Нарциссы, напротив, в цветочном покое,
      им сказки ночами читает Лукойе.
      Оле Лукойе? Горе Лукойе? Луковое?
      Ну его!

      Бабка Февронья - простая доярка,
      доверчиво рада весне, краскам ярким,
      только глаза, вместе с платьишком ситцевым,
      выцвели.

      _^_




      ГЕОМЕТРИЯ-СЮР

      Когда квадрат гипотенузы
      становится больше суммы квадратов катетов,
      а катетов больше, чем два,
      моя голова
      восклицает: "Хватит!"
      и падает в длинный, узкий
      туннель/шахту лифта,
      летит, летит, ударяясь о стенки,
      приобретает иные оттенки,
      а потом, в час прилива/отлива,
      напялив одежду масонскую,
      на небо вываливается ложным солнцем/
      ложной луной, которые
      беседуют с Пифагором.

      _^_




      ЗА  ОГОНЬКАМИ

      Небо белее ясного,
      небо яснее белого.
      Друг пятый месяц пьянствует,
      что-то перегорело.

      Вроде бы всё спокойненько,
      бизнес, жена-красавица,
      а он глядит покойником
      и улыбается.

      Вот закачался пятнами
      карцер бетонно-каменный...
      Друг мой шагнул с девятого.
      За огоньками.

      _^_




      БЫДЛЯНЕ

      Там-тамом луны увлеклась полынья,
      а Волга - январским кальяном.
      Не турки, не негры пинают меня,
      а наши, родные, быдляне.

      Быдляне ушли. Шевельнулся слегка,
      вдохнул, затянулся по полной...
      Во рту на зубах облакаоблака
      хрустели соленым попкорном.

      _^_




      МОЕЙ  ВЕСНЕ

      Говори, только не забалтывай!
      И не взбалтывай время-коктейль,
      помнишь, дергал тебя за бантики
      в васильковом сиянье полей,

      А давай-ка, родная, спатеньки?
      Что там будет/не будет - плевать!
      За окном в три пятнадцать - статика
      и нечаянная синева.

      _^_




      * * *

      Лишь март апрелю sms отправил,
      событий замелькал калейдоскоп.
      Пруды - очки в асфальтовой оправе -
      зашевелились. В парке городском
      дорожки стали дужками, по коим
      я прошагал, могуч, спесив, ретив,
      я прошагал, как первобытный воин,
      "кочевник с ноутбуком", еретик.
      Беседовал с весною изумлённо -
      не знает языков, а говорит! -
      я, оказалось, понимал с пелёнок
      фарси и скифский, хинди и санскрит.

      _^_




      ВОРОБЕЙ

      Весна. И шерше. И ля фам. Поиск женщины...
      Под ретро-мотивы аллей
      с глазами ребёнка, без хлеба сидевшего,
      хватает крупу воробей.
      Из чёрствой земли баррикадно трава торчит...
      Воробушек - русский Гаврош -
      под вечер заснёт... И над ним Экскаваторщик
      поднимет Медведицы ковш.

      _^_



© Алексей Ефипов, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность