Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



СЕРДЦЕ


 


      СЕРДЦЕ

      Бабушка в моем детстве не раз учила -
      сердце у человека должно быть слабым.
      - Вот и опять закололо, скоро в могилу.., -
      говорит баба Маша, еще не старая баба.
      - Пусть поработает, но недолго, немножко,
      пока не ослабла память, носят суставы.
      Тащим на электричку в город картошку.
      Дачное общество - поле, забор, канавы.

      Брал под язык валидол - может быть, вкусный?
      Ставила в угол. Верней, запирала в кладовке.
      В старых хрущевках были такие, с капустой,
      банки на самодельных полках, мясорубки, шинковки...
      - Внуки, - кричит невестке, - пьют мои соки!
      Сходишь за хлебом, и не забудь про аптеку.
      Ишь, нарожали себе... А старым морока.
      По телевизору похороны генсека.

      Деда помню, но мало. Было до школы.
      Рухнул на огороде, врачи не успели.
      Вот у кого было слабым... Ну да, алкоголик.
      Добрый зато. Повесил на даче качели.
      Бабушка снова вышла замуж. Удачно -
      за одного из соседей, со старой "Волгой".
      Правда, ругалась: - Я на него батрачу...
      Но ничего, осталось уже недолго.

      Пережила и его. Президентом стал Ельцин.
      Думали, и сама безнадежна, по сути -
      как еще держится в этом сморщенном теле?
      Охает, стонет. Глядь, президентом стал Путин.
      Стала сбиваться, путать, по-стариковски
      пачкать белье. На уборку и стирку нет силы.
      Помнится, за решетку попал Ходорковский.
      Умирать совсем расхотела. Воцерковилась.

      Единороссы рукоплещут на съездах,
      бойко клеймят хомячков, агентов, шакалов.
      Часто сидела на лавочке перед подъездом.
      Там и скрутило однажды. Парализовало.
      Мази от пролежней. Пластиковая иконка.
      Старый ковер, фотографии, стенка с сервизом.
      Бабушке третий год меняют пеленки.
      Только мычит. Да пялится в телевизор.

      А в телевизоре те же самые лица,
      те же самые флаги, песни и пустословье.
      Сердце, похоже, не думает остановиться.
      Сердцу, похоже, не занимать здоровья.

      2013

      _^_




      ОВЕЧЬЕ

      Овцы шепчутся о волках: - Не оскорбляйте их чувств!
      Волчья охота - прекраснее всех искусств.
      Если же на разделочный стол попадает овца -
      значит была в ней гнильца.

      Даже черные овцы, изгои, - и те всегда
      дружно блеют с другими: - Надо беречь стада!
      Пропадем без пастырей, пропадем без серых господ,
      хоть нас делали в рот.

      Кто еще погладит по шерстке, укажет на водопой?
      Проведет к лужайке волшебной прямой тропой...
      Хоть нас делали в гриву, бреют и будут брить,
      но другим не давали бить!

      В это время истинный пастырь лежит в кустах.
      Голова разбита камнями, разодран пах.
      Волки бесятся с жиру, лая и хохоча.
      В воздухе не ромашки - кровь и моча.

      Овцы же шепчутся дальше: - Мы по одной
      Вступим по милости серых в предел иной...

      2012

      _^_




      РОНДЕЛЬ

      А у меня вчера повесился сосед.
      Мы с ним здоровались на лестничной площадке.
      Записка, мятый лист из клетчатой тетрадки,
      последний и вполне документальный след.

      Толстеет кожа и от радостей, и бед.
      Случится что-то - но не больно, просто гадко.
      А у меня вчера повесился сосед.
      Мы с ним здоровались на лестничной площадке.

      Без шума приобрел в один конец билет -
      и не осталось ни интриги, ни загадки.
      Сквозняк, табачный дым. Да чувствуешь украдкой,
      что кто-то просто был, был человек и нет...
      А у меня вчера повесился сосед.

      1994

      _^_




      ТОМИЛИН

            Ground Control to Major Tom:
            Take your protein pills
            аnd put your helmet on

                David Bowie

      Начальник районного ОВД практически VIP,
      хотя у него в лобной доле обычный чип -
      не платина и даже не серебро,
      болит на погоду, выворачивает нутро
      перед вызовом на комиссию в МВД...
      Центр - майору Томилину: - Сука, ты где?
      Центр - майору Томилину ("...твою мать")
      План на второй квартал: найти, задержать.
      Либерасты и несогласные не пройдут.
      - Майор Томилин, прием, ты тут?

      Жалобы есть? - Личное, голова...
      - Прими таблетки под номером два.
      Обильно запей водой ("Ты пооонял? Водой!")
      Откуда нам высрать до лета чипарь другой?
      Их поставляют "Петрик-Рыглов и Ка",
      Сами здесь без серебряных. Ну пока.

      Томилин - центру: - Я выхожу искать,
      уже изъял подозрительный самокат,
      вхожу в магазин сыров и колбас.
      Центр - Томилину: - У нас прерывается связь!
      Майор Томилин, ты слышишь нас?
      Не вздумай, не трожь свой чип, пидарас!

      Томилин стреляет в кассира "Колбас и сыров",
      женщина рядом удивленно стирает кровь
      с лица и одежды - и тоже падает, как
      сказал бы хороший поэт, подкошенный злак.
      Томилин проходит в отдел, спокоен и нем.
      Стреляет еще. Перезаряжает ПМ.
      Подстреливает входящего в магазин.
      Сгоняет в подсобку оставшихся женщин, мужчин.

      "К стенке, суки. Убью." Подсобка тесна.
      В небе звезда. Над планетой почти весна.
      На улице к чьей-то подошве прилип
      выцарапанный Томилиным чип.

      Маленький президент аккуратно кладет туза,
      завершая игру с женой. Слушает голоса
      в своей голове и вздыхает: - Ну вот, опять.
      Платиновый тоже болит... а обещали, блядь.

      2009

      _^_




      ВЕРХОВНЫЙ  ПРАВИТЕЛЬ

      Гимнасточка подмывается на биде.
      Мальчонка показывает пальцем на пуп.
      Верховный правитель в Александровской слободе
      глядит в перископ, презрительно тонкогуб.
      Ему через рыбий глаз перископа видна
      от Девлет Гирея до самых британских морей
      распаханная, распиленная страна,
      над которой сегодня зефир, но обычно борей.

      В Москве заседает Медведка, ему лишь дашь
      яблоко царского чина и табурет -
      будет играть без устали, высший наш...
      И всё благолепно (Или, по правде, нет?)
      Хочется либо внутреннего врага,
      либо маленькой справедливой войны.
      Чтобы новые пуговки на обшлага
      и, конечно, потомки остались восхищены.

      Но вредителей больше не сыщешь и днем с огнем:
      большинству урезали языки, отобрав добро.
      Князь Курбский сам удалился прекрасным днём
      и, собака, оттачивает перо.
      А опричное войско носится по городам
      (под копытами гибнут младенцы). И так пока
      не покажешь кузькину внешним врагам,
      поскольку не наберешь ни одного полка.

      И хотя у каждого поданного в мозгу
      уже установлен маленький эффективный чип,
      верховный правитель решает: "Вернусь в Москву!
      Ведь пропадут без меня... " А дальше невольный всхлип.

      Кортеж въезжает в столицу, при нем весь скарб -
      корзина, картонка, дилдо, биде, перископ,
      пульт управления и говорящий карп,
      предсказавший про выборы. За ними, конечно, поп.
      Верховный глядит в окно. Но что-то не так.
      Где ликование и счастливый народ?
      Радость на улицах?.. Это, конечно, пустяк,
      но запад... опять неверно поймет.

      Верховный требует: "Соберите людей! "
      Адъютант колдует над пультом и вот уже -
      выходят, вылазят из всех щелей.
      Лица землисты, кое-кто неглиже.
      Кто-то в саване, кто-то наполовину истлел.
      "Что у вас с мощностью? Частота, бля, козлы? "
      Правитель кричит. Адъютант абсолютно бел.
      Замыкание, говорит, повредило узлы...

      Толпа мертвяков останавливает кортеж,
      вперед выходит самый страшный мертвец.
      И проедает верховную плешь
      как заливное или какой-нибудь холодец.

      2012

      _^_




      ОБЕЗЬЯНА

      Снег и кофе, на снегу вороны,
      и фэйсбук пролистан наобум.
      Плотно закрываешь дверь балкона -
      только дома тот же белый шум.
      Будь ты трезвым или в меру пьяным, -
      нет исхода. Покорись судьбе:
      думаешь о белой обезьяне.
      И она, должно быть, о тебе.

      2012

      _^_




      НЕДОМОГАНИЕ

      Недомогание или просто истома.
      Человек лишается сна или дома.
      Если же дом устоит - из леса
      набегут толпой глумливые бесы,
      разорят, запачкают сажей, ославят.
      Нет на таких никакой управы.
      (Правда, к тому, кто совсем не верит,
      бесы лишь мелко гадят под двери...)

      Но живя на окраине - будь на страже
      своего имущества, антуража.
      В форточки вечером лезут еноты,
      каждый уносит что-то.
      Глядь - и серого коврика нет в прихожей,
      и печенье из чашки туда же, тоже.

      Человек лишается сна, твой ближний.
      Ты же стал черствее и неподвижней.
      Или даже рад, что ему так плохо:
      ведь он был распутник и мелкий пройдоха.
      Вы не видитесь, не пишете писем,
      и от этого каждый уже зависим.

      Не держать, не дышать - так себе внушили.
      Дни проходят, а лес все шире.
      Человек лишается. Реже сразу,
      отбивая костяшками фразы.
      Чаще медленно, час за часом
      тычет шилом, рвет по-живому мясо.
      Человек забыл, что такое нежность.
      У него голова, а под ней промежность.

      2012

      _^_




      SO  JUNG  KOMMEN  WIR  NICHT  MEHR  ZUSAMMEN

      Старая сука несется под горку -
      седая морда, плешь на спине.
      В парке солнце, дубовый лист.
      На горке памятник австрийскому флоту.
      Рядом граница с Данией. Порт.
      Такие дела.
      Кролики, лисы, куницы. Скамейки,
      запах земли и теста.
      Рай для собак и чувственных мальчиков.

      Длинные волосы на ветру,
      шорты в линялую клетку.
      Стянуть, облапать, облизать.
      Сделать больно и сладко.
      Горячий, плотный, задыхающийся.
      Липкий и резкий пот -
      твой, мой.
      Ты такая же маленькая собака,
      кобель или сучка,
      щенок до старости.

      Когда ты ослепнешь,
      станешь волочить лапы, мочиться во сне,
      я поцелую тебя в колючую морду
      и отдам усыпить.
      Положу ещё теплого, не окоченевшего
      в большую сумку в багажник машины,
      поеду по любимым паркам и склонам
      ещё раз.

      2013

      _^_




      ПО  РЕКЕ  ПРОПЛЫВАЮТ  БАРЖИ

      По реке проплывают баржи. Я становлюсь всё старше.
      Над рекой пролетают птицы. У меня седеют ресницы.
      Я стою на земле, на пятках, жую всухомятку.
      И проглатываю кусочек, если встаю на носочек.
      Крошки с размахом бросаю рыбам и птахам.
      Вдоль реки проходит аллея. Я становлюсь рыхлее.
      Голоса и дым за оврагом. Скоро я стану прахом.
      Губы и место срамное смешаются с перегноем.
      И душе бессловесной не будет так тесно.
      Может, она станет чайкой, странницей, попрошайкой.
      Или дворовой вороной, шельмой и блядью прожженной.
      Не останется без приюта, ни на минуту.
      Говорят, у господа бога в доме обителей много,
      всяк получит постель из пуха, кто рожден от воды и духа.

      2014

      _^_



© Андрей Дитцель, 1994-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2015-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность