Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



*


 



      РАБОТА  НАД  ОШИБКАМИ

      Так мы младенцами на руках у бабушек возлежим,
      а потом орем: "Ваш постельный режим
      надоел мне до озверелых коликов!"
      И идем в тусу приятелей-алкоголиков
      на заброшенные этажи.

      Так мы руку в руке у матери держим, выводим "А",
      узнаем, что ученье - свет, неученье - тьма,
      а потом на нее орем: "Ты испортила мне все детство!
      От учебы этой дурацкой куда мне деться?"
      Сходим с рельс
      и с ума.

      Так мы ходим в церковь, слушаем о Христе
      и о Деве Марии, нарисованных на холсте,
      а потом теряем девственность с кем-то на спор,
      и ее не восстановишь, как загранпаспорт,
      плюс ребеночек
      на хвосте.

      Так мы в курилке прогуливаем ОБЖ,
      а потом, когда оказываемся в жэ,
      например, в горящем чаду квартиры,
      мы теряем напрочь ориентиры
      и прячемся в гараже.

      Так мы клянемся в вечной по гроб любви,
      а когда она подхватывает ОРВИ,
      мы идем целоваться в ночные клубы,
      перемазав помадой губы,
      веря - это у нас
      в крови.

      Так мы спим, обнимая нежно своих зазноб,
      и целуем их в чистый высокий лоб,
      а потом демонстративно пишем в статус -
      мол, я сегодня ночью с другой останусь,
      да, мудак я
      и остолоп.

      Так мы в отрочестве просим купить котят,
      даже если родители этого не хотят,
      и котята утром нас в школу будят,
      мы отрезаем им хвост - посмотреть, что будет,
      домашний кинотеатр.

      Так мы пробуем легкие котики в первый раз
      у соседа на хате, и искры летят из глаз,
      а потом в наши глаза-бойницы
      смотрит мама, папа, врач из больницы,
      и это десятый класс.

      Так мы проходим мимо того, которого бьют,
      потому что нас ждет вконтакте, диван, уют,
      после видим фото лучшего друга по прессе желтой,
      того, кто ни разу тебе не сказал "Пошел ты"
      или "Мать твою".

      Так мы уходим гордо, как Тамерлан,
      потому что она залетела и более не мила,
      мы идем кого посвежее трахать,
      а потом наполняемся жидким страхом,
      узнав, что она умерла.

      Так мы маму целуем в детстве каждую ночь,
      а потом вырастаем без желания ей помочь,
      или бьем ногами в старости за болезни,
      до крови, чей вкус становится все железней,
      и уходим прочь.

      Так мы про Бога гадости говорим,
      а потом орем: "Пожалуйста, отвори!"
      разбивая костяшки о двери Рая,
      если мы в агонии умираем,
      ни на грош не ведая,
      что творим.

      _^_




      МОТИВЧИК  ИЗ  ПРИВОКЗАЛЬНОГО  РЕПРОДУКТОРА

      Камеру сердца даёшь на съём -
      крест превратился в плюс.

      И я по горло стою в своём
      море
      по имени
      Блюз.

      Скажи, вдвоем бесконечны мы,
      как мебиусовский лист.

      Недолюбовь во время чумы.
      Аспириновый Принц
      и Лис.

      Там Роза ждет тебя под стеклом,
      планета срезает круг...

      Но знаю я, что тебе не влом
      курить по мне
      на ветру.

      И твой выстреливающий зонт -
      пушечный залп холостой,

      собой дырявящий горизонт,
      сегодня еще пустой.

      Перрон - практически эшафот. Советуешь не смотреть,
      как поездовый большой живот съедает тебя на треть.

      Я взглядом стрелки переведу - острые, как кинжал
      на турецком базаре в седьмом ряду;
      как будто не уезжал.

      Твой поезд курит, как паровоз. Тонет вокзал в слезах.

      Да будет Питер -
      страной Оз
      в карих твоих глазах.

      _^_




      SAVEGAME

      В каждом трамвайном хаме
      есть сердце.
      Оно гниёт.
      Я буду тебе стихами,
      в отличие от Неё.
      Как аспирин для стебля
      диковинного цветка.
      Викторианской мебелью,
      прославленной на века,
      обставлю наш дом, который
      из желтого кирпича.
      Поставь на закачку в торрент
      меня.
      Пей имбирный чай.
      Расхристывай цветоложа.
      Разбрызгивай ДНК -
      все показания - ложны,
      а красная нить - тонка,
      но вяжет нас пуповиной.
      Пей Каберне Совиньон.
      Я буду твоей половиной,
      в отличие от Неё.
      Кашляю. Пью прополис,
      рисую карандашом.
      Скоро ты вскочишь в поезд.
      И будет
      всё
      хорошо.
      Пусть меня переедет Хаммер,
      если любовь - враньё.
      Спаси же меня стихами -
      так, как спасал
      её.

      _^_




      КТО  Я?

      Кто я? Да так, пустой ниочемный гон.
      Как статуэтка, упавшая на паркет.

      Не довелось застать ни кафе "Сайгон", ни ливерпульский бьющий в сердца квартет, ни физрука с семиклашкой наедине, чтобы предотвратить развращенный акт. Пальцам моим предназначено леденеть, а сердцу - гореть, и это публичный факт.

      С птичьих полётов мой семимильный шаг - крестовый поход букашки, но без креста. А в крестике запрятана анаша, и, может, я оттолкнул от себя Христа. Кого люблю, тот занят, как туалет. Кто враг мне, тот боится плевать в лицо. И так уже практически двадцать лет живу я - не святым и не подлецом, не нищей шавкой, и не голубых кровей, синонимом одиночества, как монах.

      А всех, чьи лица сальней и багровей, я посылаю стандартным маршрутом нах. И всех, кто оскорбляет мою семью, ушедшую раньше времени в облака. И всех, кто пишет сопливые Мери-Сью из сладкого ванильного молока. И всех, кто любит штампы на лоб лепить, на собственном лбу прыщики теребя.

      И всех, кто предлагает себя любить, подумав, что заменят собой тебя.

      Я не ношу ни звездочек, ни погон,
      мечтая носить на руках Тебя - и кольцо на пальце.
      Но кто я?
      Так, пустой ниочёмный гон.
      Первые прописи протонеандертальца.


      _^_




      ПРОШЛОЕ  vs.  НАСТОЯЩЕЕ

      Вот вы спали вместе двумя слепыми щенками, ты в универе прогуливала английский. И любовь лежала монпансье за щеками, и ты была почти любимая одалиска.

      После что-то происходило, происходило долго, как затяжная аденовирусная инфекция. Как будто с заднего ряда кто-то нацелил двустволку и подстрелил тебя на твоей трапеции, и ты думала, что твое падение как в кино было, традиционно замедленным и покадровым, и что тебе дадут за него Оскара или Нобеля, а получилось оно каким-то икаровым.

      Все лопнуло леской, поймавшей большого хариуса, неокрепшим льдом, по которому бегать сначала ржачно. Если были письма - то с устаревшим адресом, потому что табличку с номером дома сожрала ржавчина.

      Вот вы целовались обветренными губами, а у него щетина так приятно кололась, но даже это уже удалила память, что обещала хранить твою молодость.

      А теперь тебя совершенно Другой целует, эти твои губы кровоточащие, Он принимает тебя некрашеную и злую, а тебе бы хотелось принимать Его чаще. Проглатывать витаминчиками в облатке, вылечивая из себя это прошлое неживое. Но от любой болезни остатки сладки, особенно если это болезнь под никнеймом Двое.

      От Его поцелуев заживают цепочки трещин, будто бы Он был рожден Иисусом Христосом. Но бывают же в жизни такие вещи, которые все подставляют под знак вопроса.

      Если Он тебя оставит на полдороге, и тебя на ней занесет ледяной порошей, в звуке вьюги будет слышаться стук похоронной дроги, как будто из нутра твоего проросший, ты же снова будешь делить себя на восток и запад, губы как стигматы закровоточат. Ты захочешь разбить свой нос, чтобы этот запах не мешал поставить жирную точку.

      Это прошлое, что проступает на коже каплями, часовую бомбу внутри нас таящее, вырезай из себя острым хрустальным скальпелем, а иначе не выгорит Настоящее,
      не заполнит собой твоих опустелых комнат, а уйдет героями Мураками.

      Вот поэтому то, как вы засыпали вдвоем щенками,
      тебе лучше больше не помнить.


      _^_




      НЕВОЗМОЖНОСТЬ  СЛИТЬСЯ  В  ОДНУ  МОНЕТУ

      Я бы хотела чувствовать, что ты есть. Чтобы мне каждый нерв служил письмоношей и приносил в аксоне благую весть о том, что ты жив и теплишься, мой хороший. Я бы хотела тебя чайной ложкой есть, даже для птичек не оставляя крошек.
      Я бы тебя хотела носить в груди пулей, полученной где-нибудь в подворотне от неизвестных дяденек-воротил. Пусть у меня в карманах по мятой сотне, пусть мне весь мир с рождения подфортил, но без тебя я становлюсь животней.
      Я бы с тобой хотела обняться так, чтобы срослись сиамскими близнецами, чтобы всегда together, всегда цузаммен, чтобы ты был талисман, оберег, пятак на каждый мой последующий экзамен, хотя уже гарантирован четвертак за незаметную многим игру глазами.
      Я бы хотела сутки побыть тобой, твоей рукою мне посвящать сонеты, твоими ушами слушать морской прибой, быть твоим астеническим весом нетто.
      Я говорю ночами сама с собой от невозможности слиться в одну монету.


      _^_




      RESURRECTION  vol.1

      Нева течет прозрачным успокоином
      в сосудах города - мы будем за разом раз
      встречаться. Здесь захлебываться в крови нам,
      дышать пыльцой букетов чужих зараз.

      Мы были. Старым кадром на блэк-энд-вайте,
      пристрелены небом Питера на убой.
      Я, знаешь, тут подумала: не давайте
      мне права этот кадр унести с собой.

      Мы есть. На новой мыльнице иностранца,
      снимавшего наш город, как порнофильм.
      И если в этом мире за что-то драться -
      таким, как я - последним из простофиль -
      за право прикоснуться к такому снимку,
      как пальцем к свежеточенному ножу:
      где мы с тобой смеющиеся, в обнимку,
      как будто я себе не принадлежу.

      И за спиной - ростральная колоннада,
      мосты разводят руками, а не горят.
      Впервые мне по-блокадному мало надо.
      На сердце нет автографов от тигрят,
      оно большое, как золотые недра,
      как небо - только голову запрокинь!
      Но ты не здесь. Я слушаю песню ветра,
      вгоняя в вену невский успокоин.

      А может быть и так: на случайной фотке
      все будет, а мы исчезнем, как НЛО.
      Не дай попасться в руки такой находке
      тому, кто сочиняет себе крыло
      и не сидит еще на успокоине
      Невы, вялотекущей в крови, как фон.
      Не денег, но романтики больше кинь мне
      на мой сердечный испорченный
      телефон.

      _^_




      СИЛЕНЦИУМ

      Молчать о тебе максимально громко.
      Пока не улягусь в гроб.
      Нервом хранить под зубной коронкой
      из золота высших проб.
      И если забуду ФИО и адрес,
      а также родную речь -
      я запишу на руке твой абрис
      и партитуры встреч.
      Гортань и легкие раскурочив,
      подхватывая ОРВИ,
      я буду молчать о тебе - громче
      горланящих
      о любви.

      _^_




      АБСОЛЮТНОЕ  СЧАСТЬЕ

      Счастье
      брильянтами
      не надеть,

      не положить в кошелек,
      защёлкнув.

      Счастье - это та точка, где
      соприкасаются
      ваши щеки,
      кончики носа,
      глаза-в-глаза,

      ближе,
      пьянее,
      тепло к теплу - и

      если не вдарить по тормозам,
      выпорхнуть птицами
      в поцелуи.

      Пусть это будет не первый класс,
      не мастерство
      века,

      но.. нет красивее
      первых ласк
      нового
      человека.

      _^_




      КАРТОШКА  ФРИ

      Ты говоришь мне: "всё очень плохо", а я тебе говорю:
      "не ссы".
      Ты за своё: "Развели как лоха! Вороной белой роняю сыр
      во вражьи пасти - конечно, лисьи!
      Пилю объезженный мною сук,
      потом валюсь на гнилые листья, в клыки больных кобелей и сук.

      На каждой купленной мною марке
      не видно цену из-за чернил.
      С меня, наверно, Гарсиа Маркес того полковника сочинил.
      Я одиночее одиночек, хоть бы единственный кто обнял.
      Да я обмылок, обломок, прочерк, и звезды светят не для меня!"

      А я считаю, что жизнь - как книга.
      Роман, новелла - не важен жанр...
      И вне зависимости от ника ты можешь произвести пожар.
      Пиши в блокнот на своем макбуке,
      курсором, словно пером, скрипя.
      Полей бензином, дождём, самбукой,
      верстая сказку вокруг себя.

      Ты можешь в полночь уйти из дома за сигаретами.
      В горле - ком.
      И убежать на вокзал, ведомый далеким северным городком.
      Нет, за тебя я не беспокоюсь: так поступают однажды все.
      И твой зеленый последний поезд уже стоит на платформе семь.

      Конечно, я покиваю, будто
      вступил ногою в твою же гнусь,
      а после, как всемогущий Будда, тебе загадочно улыбнусь.
      Ах, ты не в теме, ах, ты не в паре...
      Да боже правый, себе не ври!
      Ты говоришь мне все это, парень...
      И жрешь биг-тейсти с картошкой фри.

      _^_




      МОИМ  БУДУЩИМ  ДЕТЯМ

      И когда я рожу детей,
      я их буду пороть ремнём
      за влюбленности в чьи-то величества
      и мудачества.

      Я любила такого -
      вроде бы все при нём,
      только если чуть поскоблить,
      проявляется низость
      качества.

      А за двойки в дневник,
      сигареты и рок-н-ролл
      улыбнусь и скажу:
      будьте поосторожней.

      А меня никогда, никто,
      ни за что не порол,
      вот поэтому переливаю
      из пустого
      в порожнее.

      Пусть кого угодно
      тащат они в кровать,
      это лучше, чем трахаться
      по подъездам.

      Но за что я их буду
      медленно убивать -
      это за стихи тем,
      кто в сердцах
      проездом.

      Несмотря ни на что,
      я буду любить любых,
      и, конечно, шучу -
      ни ремнем не побью,
      ни руками.

      Хоть акселератов,
      хоть розовых- голубых,

      только бы не связывались с мудаками.

      _^_




      НЕМНОГО  ПОШЛОЕ

      Мир помешался на сексе и омномном,
      мол, всё равно мы все в декабре
      помрём.

      Я никогда не спутаю дверь с окном,
      пока ты мне светишь
      сердцем, как фонарём.

      Мир заставляет силой платить подать
      и говорит, мол, большего
      не проси.

      Целуй, когда я буду того не ждать,
      куря до фильтра
      набережную синь.

      Мир пригласит к себе в ресторан Войну -
      мол, по Толстому будем
      мутить роман.

      Прежде, чем всё рванет, я к тебе рвану,
      чтобы стихами высыпаться
      в карман.

      Мир расстегнет ширинку и пустит залп
      под громовой небесный
      раскатный рок.

      Если он кончит, в общем, не верь глазам -
      я сочинила нам
      запасной мирок.

      Мир от оргазма выплеснется волной -
      шесть океанов космос
      осеменят...

      Только ... скажи, а если Ты не со мной?
      Мой запасной мирок
      не спасет меня...

      _^_




      1001  НОЧЬ

      Я - твоя петербургская Шахрезад, ты - султан без гаремового ярма, посмотри на меня, не смотри назад, там в морскую волну упадет корма - корабля, в котором приплыл то ли Грей, то ли вовсе некрасовский Дед Мазай, чтоб спасти меня ото всех морей, а теперь себя самого спасай.

      Нас с тобой прикрывает один теперь синий-синий звездчатый балдахин - это небо чьих-то чужих потерь, я читаю ночами тебе стихи - обо всех, кто с нами и супротив, обо всём, что внутри, обо всем, что вне, обо всем, что явь, обо всем, что миф, обо всем, что да, обо всем, что не.

      Ты заслушался, верно, моим дождём, я - твоими цикадами на полях, и контакт искрящийся, что рождён, не оценивают ни в каких рублях. Жаль, тебе не увидеть мои глаза под вуалью сотен ночных дорог, жаль, придется вдарить на тормоза, не испив твой разгорячённый грог.

      А вокруг тебя происходит юг, а вокруг меня все под хвост коту, мне придется сделать огромный крюк - и тогда я с тобою произойду. А пока - мобильная тоньше связь, у провайдера, видно, дела плохи - но летит сквозь мили арабская вязь, обращая весь этот мир в стихи, и становится он - голубая мечта...ты умеешь себя на меня обречь.

      И когда перестану тебе читать, голова моя полетит с плеч.


      _^_




      CARDIOWAVE

      Мне говорят -
      "твоё сердце разбили,
      бедная девочка, ах, как жаль".

      Не надо искать
      в бедолаге Билле
      мою Моисеевскую скрижаль.

      Знаете,
      чтобы разбить
      сердце,

      надо его в морозилку
      класть.

      После - как следует
      побеситься

      и ледорубом
      стучаться
      всласть.

      Да, у меня неполадки
      с сердцем.
      Тахикардия,
      валокордин.

      Я, как подарок, в красивом ситце,
      но не влюбляется
      ни один.

      Можешь стучаться
      в него до дрожи,
      всяко его ты
      не разобьёшь.

      Я рисовала парням на коже
      сердце,
      стирающееся
      в дождь.

      Сердце, разбитое
      монтировкой -
      гастрономическая
      деталь.

      Я наколю тебе
      татуировкой
      сердце на руку,
      насыплю тальк.

      Нет, не рисованное -
      живое
      (орган, качающий кровь
      в груди).

      Да, я хочу быть
      с тобою -
      Двое.
      Выбросив к чёрту
      валокордин.

      _^_




      СТАКАН  НАПОЛОВИНУ  ПУСТяковое

      Ты будешь висеть на плакате,
      я буду висеть в петле.

      Не выгорит afterparty.
      Оставь сигарету
      тлеть

      вывернутым
      конфоркам.

      Пусть будет
      огонь и дым.

      Федерико Гарсиа Лорка
      был убит
      молодым.

      Езжайте в Сантьяго-де-Куба,
      там хорошо
      вдвоем.

      Там самые тонкие губы
      увеличивают
      объем.

      Плевать на металлоискатель,
      возьми с собой
      пистолет.

      Ты будешь лежать в плацкарте,
      я буду лежать
      в земле.

      _^_




      ПОКА  ЕСТЬ  ВРЕМЯ...

      Прошу извинить,
      мой белый пегас уже стартовал с коновязи.

      Я буду тебе звонить,
      пока на земле существует понятие связи.

      Балладу мне спой
      о том, как воздушные замки становятся пылью.

      Я буду летать с тобой,
      пока на земле существует понятие крыльев.

      Мои города
      раскроют тебе триумфальные арки, поверь мне.

      Запиши где-нибудь: я буду ждать и тогда,
      когда на земле прекратится понятие "время".

      _^_




      ЧУВСТВО  СОБСТВЕННОЙ  ВАЖНОСТИ

      Ковбойская шляпа. В зубах - сигарета,
      я дамским парфюмом пропах.
      Ты хочешь рубашкой моей быть согретой
      и тающей
      на губах.

      Тебе лет тринадцать... И я тебя старше
      на жизнь, или может, на две.
      Ты вечно краснеешь от свадебных маршей,
      и роза ветров -
      в голове.

      Мне льстит, если палец к губам подношу я,
      и ты обращаешься в слух.
      Ты просишь Любовь, как собаку большую,
      но я к этим просьбочкам глух.

      Конечно же, мы поцелуемся в полночь,
      споем о любви в унисон -
      а после ты с первым будильником вспомнишь,
      что это был сказочный сон.

      Ты - черное ухо у белого Бима,
      твой мир по краям опалён...
      ...Мне нравится быть невзаимно любимым -
      Я сам невзаимно влюблён!..

      _^_




      ТЕТРАДЬ

      Пожалуйста, продолжай меня,
      как конспект -
      своим медицинским почерком
      неразборчивым,
      кардиограммной лентой длиной в проспект.
      Помнишь, ты поднял меня
      у обочины?

      В какой-то из жизней
      я точно была - тетрадь,
      начатая с красной строки за здравие.
      Меня решили на листики разодрать,
      по-школьному наслаждаясь своим бесправием.

      Ты можешь меня оставить
      в своем столе -
      практически нетронутой, непродолженной,
      какой-нибудь дурацкой, неподытоженной.
      Ты знаешь, а тетради
      живут сто лет...

      Пиши во мне
      быстро, как в наладоннике -
      хореи, амфибрахии, ямбы, дольники,
      гостайны, телефонные номера
      и возвращайся снова, как бумеранг.
      Я никуда не денусь лежащей в ящике.

      Пожалуйста. Продолжай меня
      в настоящее,
      теряясь в моих суждениях
      и мирах...

      _^_




      ШОВИНИСТАМ

      Да кто вообще придумал таких мужчин?
      "Женщина, цыц, место твое на кухне",
      "Женщина, в койку марш", "Женщина, замолчи",
      "Женщина-где-от-машины-мои-ключи"?
      "Женщина, епт!" Патриархат не рухнет.

      Только айфон отличает бомжа от мачо,
      а так-то все едины одной поллюцией
      или штаны просиживают на матче.
      Хоть бы один придуманный мною мальчик
      Сотворил во мне
      Карманную
      Революцию

      _^_




      KILLMEPLEASE

      Убивай меня каждый-прекаждый день.
      Я устала слушать белибердень,
      дребедень на каждом углу о вечном.
      Будь со мной.
      Жестоким.
      Бесчеловечным.

      Заключи меня в пентаграммный круг.
      Из моих царапающихся рук
      составляй кольцо звенящими кандалами.
      Время дискриминаций между полами
      стало, говоря простым языком,
      битвой между полом и потолком.

      Говори со мной. Повышай частоты.
      Помни. Существующие пустоты
      не терпимы природою больше дня.
      Не давай еды. Можешь дать огня,
      и чертей, заломленных рук, пощечин -
      и себя. Счастливый билет просрочен.

      Я могу готовить тебе еду,
      мыть мозги, посуду, переведу
      стрелки, тексты, темы для разговоров,
      чтобы ты вцепился мне в рыжий ворох
      из волос и треснул о балдахин,
      приказав забыть, как писать о тебе стихи.

      Замордуй, раз хочешь замордовать,
      пусть прокрустовым ложем твоя кровать
      станет мне, и я отключусь с улыбкой.
      Только ты чего-то не вяжешь лыка
      и не хочешь пока меня
      Убивать

      _^_




      БОГ

      Мой маленький Бог,
      карманный, ручной, висящий
      на самой простой цепочке из всех, постой!
      (Я знаю, что задолбала, мой писк - навязчив).
      Дай мне огня. Прикуривать от мостов.

      Или от звезд, упавших на дно колодца -
      вычерпаю. Как-нибудь подниму.
      Дай мне хотя б на ком-то не наколоться
      и не скучать -
      конечно же -
      по нему.

      Скажи мне о том, что кто-то, меня таящий
      в кардиограммных строчечках в записной -
      не выдуманный ни капельки. Настоящий.
      Мой круг Фортуны,
      спасательный,
      запасной.

      Мой маленький Бог,
      скажи мне, что все проходит,
      когда чехол от жизни трещит по швам.
      Брось мне монету
      странником в переходе,
      словно напоминание,
      что -
      Жива.

      _^_




      НОСТАЛЬГИЯ

      покажи мне то время, где я сильней, чем сейчас.
      это сто сигаретных пачек тому назад,
      это два институтских курса и школы часть,
      это те, еще неподкрашенные, глаза.

      покажи мне то время, где я еще не люблю
      никого, кроме мамы и палевого кота,
      где часов по двенадцать дома стабильно сплю,
      это детское время без "если" и без "когда".

      покажи мне то время, когда мне тринадцать лет,
      и четверки мои - наивысшая из проблем,
      я не думаю о парнях, о добре и зле,
      и не еду грехи замаливать в вифлеем.

      покажи мне то время, где я не авторитет,
      где не нужно рубить младенцев и жечь костры,
      где еще не даю в долг, не беру в кредит,
      где слова мои еще не совсем остры.

      покажи мне то время, где я выхожу гулять
      и на старых качелях лечу до любых планет.
      где еще после каждого слова не ставлю "б*ять".
      где вопросов жизни и смерти ни капли нет.

      покажи мне то время, когда я живу игрой,
      не дежурной улыбкой, ненависть затаив,
      и друзья еще умеют стоять горой,
      и когда это все, что у них на меня стоит.

      покажи мне то время, когда никаких парней,
      а только дом, удивительно теплый дом,
      в волосах еще непрокрашенных нет корней,
      а дышать разве что от кашля слегка с трудом.

      покажи мне то время, где под ноги не смотрю,
      где только родители вправе прижать к груди,
      где крысы тащат сырные крошки в трюм,
      и я не знаю, что ждет меня впереди.

      _^_




      MÉSALLIANCE

      Ты улыбался карими глазами
      в мое несовершенное лицо.
      Австрийцы окрестили нас zusammen,
      а Бог снимал любовное кинцо
      про нас вдвоем, болтающих ногами
      над смертью в виде питерской реки.
      Нашла тебя - стальной косой на камень
      дурман-траве высокой вопреки.
      Твоя фрэндзона - высшего комфорта:
      одна на всех, но все за одного.
      Но стала я романчиком курортным,
      пролистанным и выброшенным вон.
      Ты целовался профессионально...
      Как жаль, что исчерпала я лимит.
      Зато передо мною вся Сенная
      с не менее волшебными людьми.
      Живи в ее больших зрачках кошачьих,
      покинув наркоманские мои.
      Как жаль, что не удастся поишачить,
      любя тебя со школьной со скамьи!
      Я рада, милый, что она красива
      и не строчит горячечных стихов.
      А знаешь, что метро Электросила
      еще хранит амбре твоих духов?
      Ты демонстрируй в статусах и фотках
      любимую, которая не я.
      В толпе спалив знакомую походку,
      я не ныряю с головой в коньяк
      наполовину с горькими слезами
      и с нашей недосбывшейся весной:
      ведь ты всё улыбаешься глазами
      на старой фотографии со мной.

      _^_




      РЕЖИМ  ОЖИДАНИЯ

      Я очень страшное поняла тут: вся жизнь равняется слову "жди". Ты ждешь, пока остывает латте, ты ждешь, пока не пройдут дожди, пока не выставят за экзамен, пока родители не придут, пока не выищешь ты глазами любимый абрис в седьмом ряду, пока мобильник не загорится таким, таким долгожданным "да". Неважно, сколько тебе - хоть тридцать, ты ждешь чего-то, кого - всегда. Я буду ждать твоего приезда так, как подарков не ждут уже, ты сам - подарок, ты сам - фиеста в несуществующем этаже. Я буду ждать тебя - может, годы, а может, правильнее - года? так, как у моря не ждут погоды, так, как с победой не ждут солдат. Секунда - день, а неделя - месяц, полковник ждет от тебя письма, прими, как данность, меня, не смейся - заожидаюсь тебя весьма. Неважно, с кем ты, неважно, где ты, кого целуешь по вечерам, ты будь, прошу, потеплей одетым и будь сегодня, как был вчера. Я жду тебя, как не ждет зарплату до денег ушлая молодежь! Я очень страшное поняла тут: ты тоже ждешь меня. Тоже. Ждёшь.


      _^_




      КОРОЛЕВА  ФРЕНДЗОНЫ

      Говорю: бери меня, переламывай,
      перемалывай в пыль из колонны храмовой,
      и своим знамением осеняй.
      Это просто-напросто мне мерещится,
      что у ног мир катается, море плещется -
      просто тени падают, как синяк.
      Это Шоу Трумена под софитами,
      головами, лаврами не увитыми,
      где страдает трагикомедиант.
      Это в улицу выйти за сигаретами
      и пропасть с такими же несогретыми,
      зная, что они от тебя хотят.
      Говоришь: ты истинно замечательна,
      но не теми красками напечатана,
      королева моих френдзон.

      Я - стакан, и буря не устаканится
      у меня внутри. Сигарета тянется,
      продырявливая озон.

      _^_




      ПО  БРЭДБЕРИ

      Если бы все случилось по Рэю Брэдбери - мы бы на Марсе жили в порядке бреда ли, Землю родную продали или предали, это неважно, это совсем не суть...
      Бог весть, по щучьему или чьему велению - каждому по далекому поселению, если паду перед тобой на колени я - ты воплотишь собой самый страшный суд.
      Если мы останемся там последними, нам не встречать друг с другом рассветы летние, нам не делиться хлебом, вином и сплетнями, не сочинять диковинные мирки.
      Даже для возрождения человечества, нам не идти дорогой, ведущей к Вечности, этот диагноз ровно ничем не лечится - ты никогда не коснешься моей руки.


      _^_




      О  СУТИ  ЧУВСТВА

      все эти ваши "умру-без-его-ресниц" -
      элементарны, ватсон, как дважды два.
      чувство не измеряют ни в "падать ниц",
      ни в мастерстве из букв составлять слова.

      это не то, когда в трубке - голос родной,
      а оглушительный страх потери сети.
      это - открыл в человеке второе дно,
      и не просто открыл, а смог его посетить.

      и не количество пущенных всуе пуль
      в чей-то любимый, вроде бы как, висок,
      это заплыть за самый последний буй,
      лечь на сильные волны наискосок,

      солнцу, не жмурясь, прямо смотреть в лицо,
      гладя его по волосам лучей.
      можно и золотое носить кольцо,
      брак может быть бракован, а ты - ничей.

      это не обещания быть твоим,
      веки веков с тобою сейчас и здесь.
      это когда безумно тепло двоим,
      если вы друг у друга
      всего лишь
      есть

      _^_




      ДЕКАДАНС-МАКАБР  НА  ГРАБЛЯХ

      Мне кажется, что я тебя... забей.
      Наверно, потому, что ты нездешний.

      Ты стреляный лохматый воробей, одежда автостопом пахнет вешним, и совершенно нечего терять, а песни, что запишешь где попало, я подберу, тебя обматеря, и выставлю все сто червонных баллов. Пожалуй, ты смеешься лучше всех - динамики закашлялись помехой. Ты колесишь по тысячным шоссе, а мне чего-то, знаешь, не до смеха. Здесь у меня поклонницкая рать - мильоны алых роз и серенады, но с ними в прятки разве что играть, и ты - необходимо, нужно, надо. Со мной такое было много раз - я круг умела делать из овала, и стразы принимала за алмаз, и что-то постоянно рифмовала.

      Мне кажется, что я тебя люблю? Креститься атеисту не к лицу, и - любовь же плесневеет, как дор блю.
      Ты - грабли, на которых я танцую.


      _^_




      * * *

      Я - неуч в тактике отношений:
      умею шарфом висеть на шее
      И только. Большего не дано.
      Искра, прожёгшая полотно.
      Не надо бюста из силикона,
      и ни о чем, кроме лексикона,
      нет, никогда не забочусь я.
      Только мне хочется научиться,
      как приготовить любую пиццу
      и капле искреннего чутья.

      Также неплохо освоить идиш
      и по-японски писать уметь...
      Даже в такие моменты, видишь,
      только лингвистика на уме.

      _^_



© Стефания Данилова, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность