Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Мат и интеллигенция

- Скажи "хуй".
- Нет.
- Ну скажи "пизда".
- Нет, не могу я.
- Ну хотя бы "еб твою мать".
- Не хочу! Это все грязные ругательства, а я интеллигент!
- Плохой ты интеллигент, посредственный, если даже матом не можешь.
- Ну почему, почему?! Почему я это должен говорить? Если я никогда не матерился, разве что в школе, для бравады, когда учился с разным сбродом, который и двух слов не может без мата связать? Почему я должен с вами на одну доску становиться и употреблять эти нецензурные выражения?
- Потому что.
- Что?
- А вот и то. Ты книги, журналы любишь читать?
- Ну естественно, как каждый интеллигент.
- А если вдруг в книге или в журнале какая-нибудь такая хуйня попадется?
- Ну так это в книге или в журнале. Это же литература. К этому я довольно спокойно могу отнестись. Я все же человек широких взглядов.
- А, что, думаешь, в жизни писатели не матерятся?
- Ну смотря, что за писатели.
- А ты зайди в ПЕН-клуб или в Чеховскую библиотеку, такое услышишь от самых первых лиц...
- Ну про самых первых лиц не знаю, а произведений таких стараюсь избегать.
- Но иногда ведь и оторваться не можешь.
- Почему не могу? Могу.
- А вот сейчас не можешь.
- Когда это сейчас?
- А вот сейчас. СЕЙЧАС, КОГДА ТЫ ЧИТАЕШЬ ЭТОТ ТЕКСТ.
- Что?
- МОЙ ТЕКСТ В ЭТОМ ЖУРНАЛЕ.
- Я... я не понимаю тебя.
- Прекрасно понимаешь. Ты ведь разговариваешь сейчас со мной, с писателем Бычковым, и я заставляю тебя сказать "хуй". А ты не можешь.
- Я не "не могу", а не хочу!
- А читать-то продолжаешь, и значит я тебя сейчас ебу в твой интеллигентский ум.
- Что?! Как?!
- Как? Через ноосферу, как. Через информационное поле, через энергополе, через общественное сознание в форме этого журнала. Ты же умный человек, интеллигент, сам знаешь, как.
- Ты... ты... страшный человек, ты... ты, Бычков, негодяй! Ты колдун! Нет, ты преступник! Тебя надо посадить в тюрьму за литературное преступление! И как это только редакторы такое позволяют?! Откуда ты такой... такой взялся?
- Ну, ну! Ну скажи какой "такой"? Ну скажи например мудацкий, пошли меня на хуй. Брось это читать!
- Нет, теперь не брошу. Потому что это же провокация. И я выдержу. И я не ругнусь. Ты не станешь свидетелем моего падения. Я же интеллигент!
- Нет, ругнешься.
- Нет, не ругнусь.
- Нет, ругнешься!
- Нет, не ругнусь!!
- Отбрось этот журнал в сторону и крикни громко:"ХУ-У-УЙ!" Знаешь, какое почувствуешь облегчение. Я же тебя учу.
- Чему ты меня учишь?
- Я учу тебя, как прорваться. Чтобы ты был не просто интеллигент, раз ты случайно попался в читатели этого настоящего мужского журнала, а творческий интеллигент. Говори почаще "хуй", "пизда", и не оправдывайся, как в школе, - а что я такого сказал? - а ничего я такого не говорил, я же сказал "сука", я имел в виду "СУКА", то есть Санитарное Управление Красной Армии, - или еще какое-нибудь блядство в этом же роде. Говори прямо: "Ебитская сила!" И это и имей в виду. И будет тебе ебитская сила. Человек освобождается в авантюристическом акте, как сказано у Хайдеггера. Матери почаще свое интеллигентское дело, чтобы оно лучше получалось!
- Ты, что, хочешь сказать, что чем более велик, чем более талантлив человек, тем чаще он матерится?
- Наконец-то до тебя стало доходить! А знаешь ли ты, что Леонардо да Винчи специально изучил русский мат и свое сфумато часто называл хуетенью? Что Эйнштейн любил, покуривая трубку, повторять "вот это уебище"? Что Лобачевский сказал однажды по-русски "пиздец" и сразу женился, несмотря на прыщи? Что Карно услышал однажды от Менделеева "ебаный в рот" и той же ночью ему приснилась паровая машина? И ведь все это были ого-го какие интеллигенты, суперинтеллигенты! А уж про классиков русской литературы я и не говорю. Они не только обожали материться, но и тоннами изобретали производные. Чего только не найдешь в черновиках Гоголя - и "опиздунчики" и "блядуебы", у Достоевского "хуевроты" разные, Пушкин придумал "пиздохуй" на полях "Руслана и Людмилы" и даже его нарисовал (с бородой!). Ну, крикни громко: "Еб твою мать!" И сразу прорвешься к высоким энергиям, выйдешь в возвышенные планы сознаний, ибо сказано в "Изумрудной скрижали" Гермеса Тримегиста: "То, что находится внизу, подобно находящемуся наверху и то, что находится вверху подобно находящемуся внизу, ради выполнения чуда единства". Крикни и новые идеи посетят тебя и новые женщины, самые лучшие женщины. Я же добра тебе хочу, ебаный блядский хуй!
- А как же моральные устои? Представь себе, что вся наша интеллигенция вдруг начнет материться, все, начиная со школьных учителей и кончая врачами в поликлиниках?
- Опять этот мудацкий пример про всех! Да я же обращаюсь к тебе одному! Что вся интеллигенция хором читает этот журнал? Я же только тебя выбрал. Да если бы даже и все, кому не лень, и всегда, вот это бы была революция! Вот это был бы класс! Мировой дух не то, чтобы вышел на новый виток спирали, а сразу бы перешел на принципиально новую с энергетической крутизной в тысячи раз превышающей прежнюю!
- Нет, нет...
- Ну почему?!
- Да потому что это в конце концов грех.
- Грех?! Знал бы ты, куда Иисус Христос посылал своих сверстников, прежде чем стать Спасителем.
- Куда?
- В ПИЗДУ, куда!
- Не... не... не может быть.
- Не веришь, почитай апокрифы. Там черным по белому написано. Ссылки найдешь у Аверинцева, посмотри энциклопедию "Мифы народов мира", том первый, страница четыреста девяносто два, издана в тысяча девятьсот восемьдесят седьмом году.
- Ну, ну...
- Хватит нукать, кричи "хуй", иначе я от тебя не отстану!
- ПИ-И-ЗДЕ-Е-Е-ЕЦ!!!

HOMEPAGE | КОГДА ОТКЛЮЧАЮТ ТОКСАН-МИШЕЛЬПРОЗРАЧНАЯ ЗЕМЛЯКОГДА ЗАМЕРЗАЕТ ОЗЕРОДЖАЗЫ СОЗНАНИЙТАПИРЧИКМАТ И ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯНОЧНАЯ РАДУГАШАРИПУТРАСТРЕЛЕЦ




 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: "Чёрный доктор" [Вроде и не подружки они были им совсем, не ровня, и вообще не было ничего, кроме задушевных разговоров под крымским небом и одного неполного термоса с...] Поэтический вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой в арт-кафе "Диван" [В московском арт-кафе "Диван" шестого мая 2017 года прошёл совместный авторский вечер Андрея Цуканова и Людмилы Вязмитиновой.] Радислав Власенко: Из этой самой глубины [Между мною и небом - злая река. / Отступите, колючие воды. / Так надежда близка и так далека, / И мгновения - годы и годы.] Андрей Баранов: В закоулках жизни [и твёрдо зная, что вот здесь находится дверь, / в другой раз я не могу её найти, / а там, где раньше была глухая стена, / вдруг открывается ход...] Александр М. Кобринский: К вопросу о Шопенгауэре [Доступная нам информация выявляет <...> или - чисто познавательный интерес русскоязычного читателя к произведениям Шопенгауэра, или - впечатлительное...] Аркадий Шнайдер: Ближневосточная ночь [выходишь вечером, как килька из консервы, / прилипчивый оставив запах книг, / и радостно вдыхаешь непомерный, / так не похожий на предшествующий...] Алена Тайх: Больше не требует слов... [ни толпы, ни цветов или сдвинутых крепко столов / не хотело и нам не желать завещало столетье. / а искусство поэзии больше не требует слов / и берет...] Александр Уваров: Нирвана [Не рвана моя рана, / Не резана душа. / В дому моём нирвана, / В кармане - ни гроша...]
Словесность