Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность




ТАЙНОПИСЬ


вчера была ясная погода
душистая и лёгкая, словно новогодняя гирлянда
окна домов блестели на солнце
плакали черепичные крыши
и голые ветки деревьев
я читал следы на снегу
и узнавал в них
себя



мир катится неизвестно куда
газ дорожает
вода превращается в жидкость прозрачного цвета
и
только следы на снегу
остаются такими же
как и двести лет назад
вороны остаются воронами
зайцы зайцами
камни камнями
ангелы ангелами



он
спустился на землю
и спросил
тебя зовут Саша Эванс Санта Мария Иванов
мне про тебя рассказывал твой друг
барабанщик
группы
Оркестр ВВС Хоккайдо
ему нравились твои стихи
и
твой зелёный чай



наш разговор становился прозрачным
мы вспомнили общих знакомых
начиная с Него
и
заканчивая Аполлинером
девушки Пикассо
женщины Пастернака
всё
становилось предметом нашего разговора



он спросил
у тебя есть деньги
купим что-нибудь выпить
давно не баловал себя грешным делом
мы взяли
водки
немного колбасы
черного хлеба
плавленых сырков
и
два зеленых яблока



а помнишь
Будду
он всегда вспоминает тебя
когда мы гуляем с ним по Амстердаму
он говорит
что запах моря смешанный с ароматом кофе и табака
напоминает ему
твои стихи
наивный
ему кажется
что это поэзия
а
не жизнь



ему кажется
что птицы в садах
поют о далеких странах с тёплыми речками
а не о сегодняшнем дне
с его морозными сумерками
и крошками хлеба у подъездов
он думает
что
наши мечты
материализуются



потом нам захотелось приключений
и мы пошли знакомиться с девушками
в рок кафе
я представился Джимми Пейджем
а он
Борисом Гребенщиковым
мы посидели
поболтали
о музыке
и
оправились
к ним домой



молитва на день грядущий
молитва на ночь
и молитва
перед игрой на гитаре
Будда
знает
что делать
когда любовь
оставляет на постели только запах
её
каштановых волос
и одну ресницу



он спросил
как ты относишься к лёгким наркотикам
я
пробовал когда-то читать
Кастанеду
слушал
рок западного побережья
и
смотрел на закат глазами
Эмили Дикенсон
закат
лежал
хвостом на восток



потом ночь распалась на маленькие кусочки
они были разной формы
словно плитку молочного шоколада
ломала
детская рука
тебе кусочек
и
тебе кусочек
а мне самый маленький



мы долго молчали
смотрели в окно
на
тёмные дома
на
трубы заводов с белыми шлейфами дыма
пока нам не позвонили из кафе
вы забыли сумку
с книгами
посетители
волнуются
приезжайте



все дороги ведут в рай
Ален Гинзберг
Поль Элюар
Джим Моррисон
оставили свои следы на стенах нашего подъезда
они исписаны сверху донизу
строчками
целыми стихотворениями
стрелочками
снежинками
рисунками
просто пятнами разного цвета



между небом и землёй
словно
большой
колокол
Вселенского Собора
первичных организаций церкви неудачников
висит наша жизнь
с её медными буквами на боках
и кто-то
уставшей рукой
бьёт в этот
колокол



он сказал
я ещё заеду к тебе
нам надо побывать
в
биллиардной
на катке
на концерте Хоронько Оркестра
и
обговорить
проблемы
религии и философии
в контексте самовыражения
современного человека



Саша Эванс Санта Мария Иванов
твои следы
на снегу
неотразимы и неповторимы
каждый твой шаг
меняет тебя и твою душу
на веки вечные
ангел становится камнем
человек Дедом Морозом
снегурочка кофейным деревом
а
Будда
твоими глазами



до встречи

 >  Ctrl A  < 



© Максим Бородин, 2008-2017.
© Сетевая Словесность, 2008-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность