Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ПРО  ЛУНУ  И  ВРЕМЯ


Вопрос. Почему душа после смерти идет на Луну?
Ответ. Луна голодна.
П.Успенский. "Четвёртый путь"  


Вот теперь, заглянув в пропасть, я понял, что это за низкий, до холода в спине неприятный постоянный гул, который был первым, что дошло до моего сознания после периода небытия. Это стон многих тысяч, миллионов голосов.

Очнулся я лежащим на боку в какой-то тесной яме глубиной метра полтора-два. Уместиться в ней было можно только приняв "позу эмбриона". У меня ничего не болело, было ни холодно, ни жарко, я не задыхался, не мучился от жажды, но дикий страх, настоящий ужас сразу же сковал меня. Я совершенно ясно осознал, что буду лежать в этой яме, на этом боку всегда. Через час, через год, через десять тысяч лет. Всегда. И ничего уже нельзя изменить, исправить. Единственное, что я мог делать - время от времени стонать в своём "прибежище" низким, хриплым голосом: "М-м-м-м".

Невидимая сила сделала так, что я смог увидеть себя со стороны. Стоя на краю ямы, заглянул в неё и обнаружил на дне тень в форме свернувшегося клубком человеческого тела. В голове моей не возникало никаких вопросов, только однозначные ответы. Тёмное пятно в углублении у меня под ногами было тем, что люди называют душой. Оглянувшись вокруг, увидел, что нахожусь на плато, которое с одной стороны, метрах в двадцати от меня обрывается пропастью. Небо было чёрным, с множеством звёзд, а само плато, невысокие горы вдали и земля имели красноватый оттенок. Всё, что я видел, было каким-то неясным, размытым. Вид был похож на безводные, с красно-коричневой почвой каньоны и пустыни Северной Америки из голливудских фильмов, но я почему-то понимал, что нахожусь не на Земле. Это было похоже на лунный пейзаж, поверхность которого покрыта расположенными на небольшом расстоянии друг от друга, одинаковыми по размеру ямами. Подойдя к ближайшей и взглянув в неё, увидел точно такую же, как и в своей, тень. Потом медленно приблизился к краю обрыва: отвесная стена уходила вниз, во мглу, конца её видно не было и вся она, так же как и плоская поверхность, на которой стоял, была покрыта бесконечными, одинаковыми, похожими на птичьи норы на берегу реки, лунками. На дне тех, что поближе различались тёмные пятна. Ям этих было много, очень много - тысячи, сотни тысяч...

В одно мгновение я всё вспомнил.

Морозный московский день. Я за рулём, мы едем по Ленинградке мимо Белорусского вокзала, потом по Тверской и останавливаемся у одного из переулков, недалеко от Манежной. Настроение у меня и моего друга Лёвы праздничное и беззаботное. Наш знакомый ювелир-армянин Гамлет на прошлой неделе изготовил на заказ, по каталогу Chopard, два отличных гарнитура - один из золота, прекрасных бриллиантов и тёмно-синих индийских сапфиров, во втором вместо сапфиров были южноамериканские изумруды. В выходные мы слетали в Самару, отвезли украшения заказчице, маме одной из моих самарских подружек, работавшей директрисой сети торговых баз, рассчитались с нашим "принцом закавказским", и в моём портмоне лежала теперь увесистая пачка американских денег, наша с Лёвой "верхушка". Недели две-три можно спокойно пожить в столице, не пропускать интересные занятия в ВНЦХ АМН, Научном Центре Хирургии, где я учусь на очередных курсах повышения квалификации.

1994-ый год. Эмиграция армян в США похожа на конвейер. Семья очередного ювелира- армянина приезжает со своей родины в нашу столицу, глава семьи года полтора-два трудится, не покладая рук (они у армянских мастеров поистине золотые), зарабатывая "базовый капитал" для жизни в Америке и улетает в Лос-Анджелес, где его ждёт старший брат Ашот, перебравшийся в штаты пару лет назад. Через несколько месяцев он перевозит в Калифорнию всю семью, а в их квартиру в доме с медленными и громко хлопающими железными дверями лифтами из металлической сетки на Ленинском проспекте заезжает следующий золотых дел мастер. Через два-три месяца его жена и дети с длинными, бархатными чёрными ресницами приезжают из Ленинакана или Еревана в Москву и через год всё повторяется по кругу. Менялись армянские мужские и женские имена, ежегодно выходили новые каталоги Сartier, Bvlgari или Tiffany, а очень даже приличное качество работы смуглых ювелиров, как и потоки "рыжья" из московских скупок золотого лома и дешёвых нелегальных огранённых камней из Армении оставались прежними.

На зимней московской улице быстро темнеет. Мой товарищ Лёва выходит из машины, уходит на какое-то время и возвращается с тремя девушками, которые садятся на заднее сиденье. Девушки довольно милые, а одна из них просто красавица. Мы едем в мою квартиру- гостиницу в Ясенево, на Литовский бульвар, поднимаемся на седьмой этаж, проходим в гостиную и садимся в кресла вокруг столика, уставленного тарелками с фруктами и бутылками. Смеёмся, болтаем о какой-то ерунде, я не пью алкоголь, только сок. Через какое-то время приятель уходит с красивой девушкой в спальню, я иду на кухню, накладываю на тарелки апельсины, персики, виноград, беру две бутылки игристого вина и возвращаюсь в гостиную. Одна из двух оставшихся в комнате девушек протягивает мне стакан апельсинового сока. Пью сок. Проходит несколько минут, и у меня начинает сильно кружиться голова. Я понимаю, что наши гостьи - обыкновенная банда "клофелинщиц", быстро иду на кухню, наливаю в 3-хлитровую банку холодную воду из-под крана, давясь и обливаясь, выпиваю больше двух литров, в туалете "ресторанным" способом промываю желудок и понимаю, что поздно... Клофелина, который уже всосался через слизистую оболочку желудка хватит, чтобы свалить слона. Уже не могу стоять на ногах, с большим трудом, шатаясь, дохожу до ближайшей комнаты, артериальное давление падает ниже критического уровня, а я падаю на кровать и теряю сознание.

Сначала у меня перед глазами возник сказочно красивый, цветущий лес или сад, посреди него, усыпанная цветами, невероятной красоты поляна, а на ней дом. Всё вокруг было наполнено такими же волшебными, как и яркие краски растений, звуками и запахами. Я рассматривал этот вид со стороны и чувствовал, что увижу и совсем другую картинку. Так оно и было. Стало темно, и вновь я пришёл в себя уже в яме.

Сознавая, что увиденное мною является тем, что люди называют "рай" и "ад", в то же время понимал - это совсем не то, что под этим обычно подразумевают. Я не испытывал физических ощущений, боли, не видел вокруг себя никаких "тёмных сущностей". Позже, вновь и вновь возвращаясь к пережитому, пришёл к выводу, что эти бесконечные ямы с их содержимым напоминали скорее какой-то аккумулятор, что ли. А отдельные лунки с человеческими душами в них являлись ячейками, составными частями своего рода элемента питания, необходимого неизвестной силе, неизвестно для чего. Фильм "Матрица" выйдет на экраны лишь спустя пять-семь лет после нашего с Лёвой "приключения". Мой страх был вызван осознанием того, что происходящее никак и ничем невозможно уже изменить. Поменять место своего пребывания не удастся никогда, перенестись из чёрно-красного мира, озвученного стонами миллионов душ, сливающимися в один низкий звук, в какой-то другой, например, весенний цветущий лес, нельзя. Об этом нужно было думать до того, как я остановил машину у Газетного переулка, у меня было для этого 25 лет. А здесь и времени-то, как такового не существует. Кстати, меня всегда интересовало, что значит "времени уже не будет?" Спустя годы я написал что-то вроде короткого эссе на эту тему*.

Когда не осталось никаких сомнений в том, что кроме этой ямы ничего и никогда больше не увижу, я куда-то провалился и полетел вниз. За этим последовал ещё один провал в памяти и очнулся я на кровати в тёмной комнате квартиры в Ясенево. Мне с большим трудом удалось сесть, вся одежда была насквозь мокрая, а голова продолжала сильно кружиться. Давление поднялось достаточно для того, чтобы ко мне вернулось сознание, но было ещё очень низким. В соседней комнате смеялись и болтали между собой наши гостьи, которые час назад, с улыбками на лицах, добавили в мой сок безусловно смертельную дозу клофелина. Даже количества, попавшего в кровь за каких-то15 минут, хватило для того, чтобы я не менее получаса находился между жизнью и смертью. Одна из них говорила подружке: "Иди, посмотри на него, наверное, готов уже..." - "Давай, подождём ещё".- "Ну давай, только не долго, а то первый может проснуться". Я вспомнил всё от начала до конца, но события того вечера были где-то далеко на втором плане. Даже тот факт, что я только что мог умереть казался не таким уж важным. "Предупреждение" Высшей силы произвело на меня такое впечатление, было до такой степени реальным и непохожим на сон и на привычные штампы что я ещё долго сидел в темноте, думая об увиденном.



* * *

Июльский вечер, такой же жаркий и душный, как прошедший день не принёс никакого облегчения. Наоборот, не было и намёка на ветерок, а от нагретого асфальта теперь поднимался вверх раскалённый воздух. Тоня уже минут пятнадцать сидела на "нашей" лавочке у подъезда молча. Я тоже молчал, даже тонины коленки, на которые никогда не мог смотреть спокойно, сейчас не вызывали волнения.

Антонина, девчонка с шёлковыми светло-русыми волосами и серыми глазами, перешла в седьмой класс школы, а я - в шестой. Каждое лето она приезжала на каникулы к бабушке с дедушкой из подмосковного Зеленограда. У её дедушки был единственный такой в нашем городке, огромный, сверкающий хромом, чёрный автомобиль "ЗИМ". В нём, вместе с детьми, могло уместиться человек десять за раз. Жили мы в соседних домах на улице с таким длинным названием, что оно с трудом помещалось на почтовых конвертах - Коммунистическая, я в доме № 38, она - 38 "а", а целоваться всегда забирались в довольно необычное место.

- Полезли на крышу, там прохладней.

- Поздно уже, Тонька, тебя же сейчас домой загонят.

- Нет, к дедушке гости пришли, ветераны, они водку пьют там, а бабушка им еду готовит.

Мы зашли в угловой, с круговыми лестницами, подъезд моего дома, поднялись на четвёртый этаж, залезли на чердак, подождали, пока напуганные голуби перелетят в его дальний конец и осторожно, стараясь (чтобы не чесаться потом полдня) не касаться стекловаты, прошли к слуховому окошку. Я открыл створки с разбитыми стёклами, вылез на горячий шифер, подал Тоне руку и вытащил её за собой. Пригнувшись, пробежал до конька крыши сталинской четырёхэтажки и сел на него верхом.

- Давай, ты чего там?

Девчонка, оглядываясь по сторонам, постояла в нерешительности у "теремка" слухового окна с полминуты и, тоже слегка согнувшись, поднялась следом за мной на конёк и уселась рядом.

Пару лет назад у меня дома вдруг стали плохо показывать сразу несколько ТВ-каналов, в том числе мой любимый "Культура", где нет рекламы. Вспомнив, что когда-то гулял по этой крыше как по тротуару, решил самостоятельно поправить телевизионную антенну, но, только взглянув из слухового окошка на шиферный скат, сразу же отказался от этой мысли и пошёл искать в местных газетах объявления "антеннщиков".

...На крыше действительно прохладней, здесь дует лёгкий ветерок. Какое-то время мы сидим с Антониной молча, любуясь на большую полную луну. Это наше любимое место. С одной стороны видны городские крыши, с другой, сразу за парком - нефтеперерабатывающий завод. Его установки освещаются прожекторами и напоминают какие-то инопланетные ракеты на старте. Между ними то здесь, то там вверх поднимаются клубы белого пара. Если, когда ещё светло, посмотреть в третью сторону, можно увидеть дальний, синего цвета, холмистый берег Волги. На одной половине крыши, со стороны кинотеатра и небольшой площади, в двух-трёх метрах от того места, где мы сидим установлена большая неоновая вывеска. В верхнем её ряду стеклянными прописными буквами написано: "Детская шалость с огнём - причина пожара!", в нижнем - печатными: "При пожаре звонить 01". Некоторые буквы давно перегорели совсем, другие - то гаснут, то, потрескивая и искрясь, загораются снова. Первая половина надписи, жёлтого и зелёного цвета, светится постоянно, вторая, ярко-красная, вспыхивает время от времени, после щелчка реле. С каждым годом горящих неоновых трубок в этой "социальной рекламе" становилось всё меньше, потом, где-то в середине 80-х годов прошлого века, она перестала светиться совсем и много лет была лишь причиной протекания крыши и потолков в моей квартире, пока её не демонтировали окончательно во время ремонта кровли.

Звёзды, огромная Луна над головой, плывущие на её фоне клочья редких облаков, вся эта панорама в целом - уходящие до горизонта крыши, загадочно дымящиеся заводские колонны, трубы и градирни и то вспыхивающая, то гаснущая разноцветная неоновая вывеска с летящими во все стороны электрическими искрами на какое-то время переносят нас в другую, фантастическую реальность.

"То-оня, домой!" - из окна соседнего дома доносится голос бабули моей подружки.- "Сейчас, уже иду".

Знала бы бабушка, откуда ей отвечает внучка!

- Я же говорил, только залезем, и тебя домой загонят.

- Да ладно, они ещё на час про меня забудут теперь. Смотри, какая Луна большая! Так бы и смотрела на неё всю ночь. Все вампиры должны повылазить сегодня.

- Вот, сейчас мы посидим под лунным светом, он же здесь сильнее действует, чем внизу, у нас клыки вырастут, и я наброшусь на тебя.

- Нет, вампиры друг на друга не набрасываются, мы вниз спустимся и на обычных людей начнём нападать.

- Точно. А днём будем от солнца прятаться и шерстью обрастать. Тоня, почему ты всё время краснеешь, когда целуешься, тебе что, стыдно?

- Мне всё время кажется, что папина бабушка, которая умерла, всё видит, когда мы на крыше сидим. Как будто она смотрит на меня вон оттуда, с Луны. У тебя нет такого?

- У меня одна бабушка живая, а другую я и не видел никогда, как и дедушек, они оба на войне погибли. Может, если был бы кто-то, кого я знал, а потом он умер - не знаю...

Я ещё раз взглянул на непривычно большой, жёлтый, с загадочными тёмными пятнами шар в небе, и мне показалось, что сейчас на нас оттуда смотрит не только тонина бабушка, но вообще все, в том числе и мои дедушки и бабушки и очень много другого народа, даже никак не связанного ни со мной, ни с Тоней родственными узами.

- А может, когда человек умирает, душа его улетает на Луну и оттуда видит всё, что здесь происходит? Или не видит. Но есть в ней что-то непонятное, почему она так взгляд к себе притягивает, как магнитом? Вот и души людей умерших, наверное, притягивает к себе.

- Пошли вниз.

- Тише ты, мы как раз над моим балконом сидим, отец выйдет курить, услышит нас, тогда все чердаки на замки закроют, а по пожарной лестнице подниматься сюда долго и бабки во дворе орать будут, если увидят. Ты что, испугалась?

- Да, мне что-то очень страшно стало.

-Успокойся, ты что? Даже если нас кто-то видит оттуда, мы же ничего плохого им не сделали. Пусть смотрят.

- Нет, не хочу, пошли спускаться.

- Ладно, пошли.

Много лет спустя я вспомнил эту детскую болтовню, читая книгу П.Успенского, цитату из которой выбрал и в роли эпиграфа, хотя довольно скептически отношусь к эзотерике. Слишком уж заметным мне показалось совпадение:

"...органическая жизнь питает Луну. Все, что живет, служит целям Земли; все, что умирает, питает Луну. Она играет очень важную роль в нашей жизни или, вернее, в существовании органической жизни на Земле, управляет всеми нашими движениями. Луна подобна гире на старинных часах, а органическая жизнь подобна часовому механизму, который поддерживает ход посредством этой гири. Действие Луны на нашу жизнь чисто механическое. Она получает более высокие энергии, которые постепенно делают ее живой. Луна действует подобно огромному электромагниту, притягивающему материю души".




* О времени, и, немного, о себе


"Что же такое время? Если никто меня об этом
не спрашивает, я знаю, что такое время;
Если бы я захотел объяснить спрашивающему -
нет, не знаю."
Блаженный Августин   


Такие уникальные мосты, кроме России, есть ещё только в Великобритании, Франции и США. Частотные радиооптические мосты, необходимые для измерений частот излучения лазера. Переходя из одного состояния в другое, атом цезия, Cs-133, совершает колебания. Одному колебанию соответствует определённый период излучения. Количество излучений можно сосчитать при помощи специальной аппаратуры, включающей в себя и упомянутый выше мост. Отсчитали определённое число, столько-то миллиардов, миллионов, столько-то тысяч периодов излучения этих - вот она, одна секунда, получите и распишитесь. Но точность измерений - всего лишь четырнадцать знаков после запятой. Маловато. Чтобы наши мобильники, навигаторы, телекоммуникации всякие могли работать, самолёты в воздухе расстояние друг до друга определяли, уже сегодня требуется время до одиннадцатого знака измерять. Скоро этого будет недостаточно, нужна более высокая точность. Говорят, цезий на стронций придётся заменить, он менее подвержен внешним влияниям. Ну что же, ребята, давайте, меняйте, раз надо.

Наверное каждый, как и Августин Аврелий, задумывался над загадками времени. Что это такое? Почему оно движется только в одну сторону, когда началось? В момент Большого Взрыва, или (мне кажется, это одно и то же) когда Бог сотворил Вселенную? И там, и там до этого не было ничего - ни материи, ни времени. Только во втором случае другими словами сказано: "Земля была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою". Если же время никогда не начиналось, есть и будет всегда - как это? Или же его вообще нет на самом деле, или оно одновременно течёт и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. Есть ещё эзотерические теории о вечном повторении и возвращении.

Вот несколько определений, которые можно найти, набрав в поисковике Google или Yahoo слово "время".

Гегель: "Пространство обладает отрицанием так, что само отрицание распадается на отдельные существования. Истиной является процесс снятия пространством своего внутреннего противоречия, которым оно, по сути, и является. А время и есть наличное бытиё этого постоянного снятия".

ОТО. Эйнштейн. "Метрические свойства пространства - времени под влиянием гравитации становятся разными. Ход времени замедляется вблизи массивных тел. Замедление времени в точках постоянного поля тяготения равно разности гравитационных потенциалов, делённой на квадрат скорости света".

Понял, дружище? Мне сразу тревожно как-то стало. И не за свой IQ, а потому, что у одного там распадается всё, а у другого - как чёрт из табакерки везде выскакивает этот квадрат скорости света.

А вот, пожалуй, самое красивое. Квантовая теория поля. "Одновременно с происходящими на наших глазах событиями равновероятны и СРТ-сопряжённые, где вместо частиц - античастицы, их спины имеют противоположный знак, а начало и конец самих событий меняются местами (CРТ-теорема)". Класс! Это нравится мне. Как и само сочетание слов и звуков: "квантовая теория поля" или "адронный колайдер".

Читая некоторые научные определения, вспоминаешь Флобера: "Иногда люди то, что понимают плохо, пытаются объяснить словами, которых не понимают совсем".

Я знаю, что ВРЕМЯ это загадочное ВСЁ ВРЕМЯ разное на самом деле, скорость его для меня лично постоянно меняется, до какого бы знака ни определяли секунду атомным эталоном. К примеру, в детстве летние каникулы тянулись бесконечно, когда мы с подружкой забирались целоваться на крышу, подальше от чужих глаз, проведённые там полчаса казались вечностью, а сейчас года мелькают, как ночные фонари за окном поезда. Или насколько быстрее оно бежит в мегаполисе по сравнению со спящей провинцией, где, кажется, остановилось навсегда. И это только внешние факторы. А есть ещё внутренние - хорошо известно, что счастливые часы улетают птицами, в несчастье они же ползут, как плесень.


Девушка сурма

Вот если девушку из племени сурма с юга Эфиопии привезти в Токио или Нью-Йорк в час пик, разве она не из прошлого в будущее попадёт? За один перелёт "Air France" из Аддис-Абебского Bole International Airport она преодолеет три тысячи лет. Вот вам и машина времени, "Боинг" называется. А иногда, чтобы прямо из средних веков в XXI-й проехать, вообще две-три минуты нужно. Больше не требуется, чтобы миновать полицейский блок-пост на границе каких-нибудь оккупированных высот.

Моё же время несётся всё быстрее и быстрее, как пьяный подросток в папином спорткупе по Земляному Валу, ни светофоров, ни знаков не замечает.

Я включил в розетку детский ингалятор - "небулайзер". Пару дней подряд дочка-второклассница не слушалась, одевалась в школу не по погоде. Вот, домодничалась, кашляет теперь. Ей нравится самой переворачивать песочные часы, по которым мы отмеряем время ингаляции. Кончился песок в верхней половине стеклянной колбочки - прошло пять минут. А с того дня, когда родители подарили мне на день рождения фотоаппарат "Вилия-авто" и набор юного фотографа, куда, помимо прочего, входили и эти самые песочные часы, прошло больше 35-и лет. Мне же кажется, это было вчера. И вроде бы только вчера я принёс домой маленький живой комочек, а сегодня не могу ни матч английской Премьер-лиги на большом телевизоре посмотреть, ни трубку домашнего телефона "на базе" найти, потому, что комочек этот уже немного вырос и сам хочет смотреть "топ-модель по-американски", одновременно обсуждая происходящее с подружками по телефону.

Две недели назад мы с друзьями ездили на рыбалку в приволжскую степь. Когда в лучах заходящего солнца ковыль колышется на ветру алыми волнами, уходящими к горизонту, скифские курганы наводят на размышления. Интересно, сколько времени прошло с того дня, когда древние хозяева этих степей, провожая в последний путь вождя, насыпали вот этот холм? Две тысячи лет, три, четыре? И двадцать, и тридцать веков назад здесь, в такой же тёплый осенний вечер, так же кружила в небе, высматривая добычу, хищная птица. И так же подвывал на ветру бескрайний океан ковыля. Пройдёт ещё две, три тысячи лет, и, скорее всего, ничего не изменится в этой степи. Что такое мгновение жизни моей, по сравнению с этими курганами? "Число дней жизни человеческой семьдесят лет. А при большей крепости - восемьдесят лет..." А при меньшей крепости? Помню, когда мне было 5-6-лет, спросил отца: "Пап, а что, все люди когда-нибудь умрут?" Он, не желая ни пугать ребёнка, ни обманывать его, посмотрел куда-то сквозь меня и ничего не ответил. Я, догадавшись, что это значит, почувствовал холодок, пробежавший по спине. Тогда сработал обычный детский механизм защиты: "Не может этого быть! Я-то никогда не умру!".

Теперь 100%-ой уверенности в этом уже нет.




© Игорь Богуш, 2012-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность