Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ОТ  НЕОБХОДИМОСТИ  К  СВОБОДЕ





      вот идет человек огорчённый

      вот идет человек огорчённый
      всею жизнью своей огорчён
      на погибель судьбой обречённый
      освещённый последним лучом
      заливается лаем собака
      из породы конвойных собак
      он идёт из вселенского мрака
      и в такой же скрывается мрак

      а навстречу ему ниоткуда
      а навстречу ему в никуда
      как извилистый хвост Чуда-Юда
      вереницей плетутся года
      молодые пустые шальные
      следом зрелые полные бед
      дальше немощные и больные
      а счастливых практически нет

      а счастливых не больше пригоршни
      только месяцев даже не лет
      человеку всё горше и горше
      у него уже времени нет
      он подумал зачем обречённо
      я бреду за закатным лучом
      оттого я такой огорчённый
      а невзгоды мои ни при чём

      и присел он у края дороги
      вырвав тело из скопища тел
      о душе вдруг подумал о боге
      и внезапно как шарик взлетел
      и летел он сверкая над миром
      и смеялся на сто голосов
      и смотрели вослед конвоиры
      осекая рассерженных псов

      _^_




      ДУРАЦКИЙ  КОЛПАК

      Чем больше звенит на полях бубенцов,
      тем твёрже и строже должно быть лицо.
      Ведь нужно стремиться вести себя так,
      как будто на вас не бумажный колпак,
      не клоуна шляпа комичная,
      а что-то вполне симпатичное.

      _^_




      О  ВЕРНУВШИХСЯ  ИЗ  РАЗВЕДКИ
      (из цикла "Непоэтические мысли")

      Я с тобой в разведку не пойду.
      И тебя в разведку не пущу.
      Что там делать, в грёбаной разведке?
      Лучше мы тобой поедем к Светке.
      И, придя под вечер к ней вдвоём,
      мы расскажем нашей славной Светке,
      что совсем вернулись из разведки.
      Навсегда. И больше не пойдём.

      _^_




      СТРАЖ

      Иду по лестнице на этаж,
      мне путь преграждает угрюмый страж
      и не даёт пройти,
      он говорит: ты, Андрей, не наш,
      не будет тебе пути.

      Я же на этот безумный бред
      лишь улыбаюсь ему в ответ
      и говорю: пустяк!
      Если мне дальше прохода нет,
      я буду делать так:

      И открываю во двор окно,
      на подоконник взбираюсь, но
      не падаю, а лечу,
      подобно мальчишке из детских снов,
      подобно лучу.

      Кричу: ты глупый безумный страж,
      плевать, если честно, на твой этаж,
      на крыши и чердаки,
      когда весь космос безбрежный наш
      и души как свет легки!

      _^_




      ЧЕЛОВЕК  H1N1

      Человек, растворимый как кофе,
      растворяется в пасмурном дне,
      ему трудности трафика пофиг,
      расстояния пофиг вдвойне.
      Он плывёт, ко всему безучастный,
      упакованный в клетки машин,
      равнодушный, смертельно опасный,
      словно грипп H1N1.
      Он легко растворяется в нетях
      виртуально-медийных миров,
      его споры живут в Интернете
      в отцифрованных трупиках слов.
      Он повсюду: в гостиных, в прихожих,
      в иллюзорных пространствах витрин.
      Он легко узнаётся по роже -
      человек H1N1.
      Он бывает худым или пухлым,
      но одет в самый модный прикид.
      От него всё становится тухлым
      и потом очень долго смердит.
      Даже символы дедовской веры,
      даже город, что с детства знаком,
      начинают попахивать серо-
      водородом и аммиаком.

      _^_




      ИДУТ  МЕРТВЕЦЫ  ХОРОНИТЬ  МЕРТВЕЦОВ

      В телеге, в пироге, на санном возу
      возили уж многих, и нас отвезут
      лежать вдоль обочин подкормкой для почв.
      Чего же ты хочешь? Беде не помочь.
      Чего же ты смотришь на пыльный закат,
      как будто за кадром, упрятан под кат,
      из древних пророчеств, сказаний и проч.
      лежит чудный город, похожий точь-в-точь
      на те города, что от святости пьян
      сквозь мглу и века прозревал Иоанн,
      на острове Патмос страдая впотьмах,
      великий апостол, пророк и монах.
      Тебе не понять просветлённой души,
      ты пьян не от святости - от анаши,
      твой светоч растрачен, твой разум свинцов.
      Идут мертвецы хоронить мертвецов.

      _^_




      * * *

      Узы брака, пищевые цепи,
      социальных связей паутина
      держат нас на маленькой планете
      вплоть до истеченья карантина.

      Но когда закончен карантин,
      эти нети вдруг ослабевают,
      и тогда из мрака выплывает
      золотой межзвёздный паланкин.

      И звучит охотничий рожок,
      горн туманный или что-то вроде...
      Так осуществляется прыжок
      от необходимости к свободе.

      _^_



© Андрей Баранов, 2010-2017.
© Сетевая Словесность, 2010-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность