Словесность

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Татьяна Азаркович

[Написать письмо]

Переводы
(15 ноября 2001)
Гораций. Оды
Сапфо. Гимн Афродите
Татьяна Азаркович

От редактора

Я не учил в детстве классические языки. И это уже непоправимо. На пианино еще, может, выучусь играть, вот латынь никогда уже зубрить не смогу.

И очень об этом жалею. Потому что теперь-то я понимаю, что классические языки с их четкостью и формальностью - незаменимый фундамент для изучения языков живых. Пушкин и Тургенев (настоящий полиглот, между прочим) с детства болтали по-французски - но с детства же и зубрили латынь.

Точно так же неполной остается без классических авторов и любая коллекция поэтических текстов. Поэтому я чрезвычайно рад появлению в "Сетевой словесности" переводов Татьяны Азаркович из Сафо и Горация, с латыни и древнегреческого. (Замечу кстати, что эти две литературы не случайно часто появляются рядом, потому что являются первой и наиболее ярко выраженной парой "донор- реципиент" в европейской литературе).

Татьяна - профессиональный переводчик с английского, выпустила в этом качестве ряд научных и художественных книг. Последние ее работы - две "беллетризованные биографии" Питера Акройда - "Чаттертон" и "Ульям Блейк" (готовится к печати).

За классические языки и классических авторов Татьяна взялась на филфаке Московского университета (причем древнегреческий выучила самостоятельно, летом!) и, по ее словам, "с тех пор латынь и греческий остаются увлечением, которое выдерживает любые жизненные испытания и перемены".

Что характерно. Потому что классическую (в узком смысле слова) литературу "ни бурный Аквилон сотреть не может, ни множество веков, ни едка древность", как переводил того же Горация Ломоносов.

Михаил Визель  









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]