Словесность

Наши проекты

Сад расходящихся хокку

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Татьяна Азаркович

[Написать письмо]

Переводы
(15 ноября 2001)
Гораций. Оды
Сапфо. Гимн Афродите
Татьяна Азаркович

От редактора

Я не учил в детстве классические языки. И это уже непоправимо. На пианино еще, может, выучусь играть, вот латынь никогда уже зубрить не смогу.

И очень об этом жалею. Потому что теперь-то я понимаю, что классические языки с их четкостью и формальностью - незаменимый фундамент для изучения языков живых. Пушкин и Тургенев (настоящий полиглот, между прочим) с детства болтали по-французски - но с детства же и зубрили латынь.

Точно так же неполной остается без классических авторов и любая коллекция поэтических текстов. Поэтому я чрезвычайно рад появлению в "Сетевой словесности" переводов Татьяны Азаркович из Сафо и Горация, с латыни и древнегреческого. (Замечу кстати, что эти две литературы не случайно часто появляются рядом, потому что являются первой и наиболее ярко выраженной парой "донор- реципиент" в европейской литературе).

Татьяна - профессиональный переводчик с английского, выпустила в этом качестве ряд научных и художественных книг. Последние ее работы - две "беллетризованные биографии" Питера Акройда - "Чаттертон" и "Ульям Блейк" (готовится к печати).

За классические языки и классических авторов Татьяна взялась на филфаке Московского университета (причем древнегреческий выучила самостоятельно, летом!) и, по ее словам, "с тех пор латынь и греческий остаются увлечением, которое выдерживает любые жизненные испытания и перемены".

Что характерно. Потому что классическую (в узком смысле слова) литературу "ни бурный Аквилон сотреть не может, ни множество веков, ни едка древность", как переводил того же Горация Ломоносов.

Михаил Визель  









НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]