Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



Путешествие  в  Киммерию  -  XXI




    1.

    Не ждать погоды. Ехать к морю
    искать покоя.
    Привычно море слезы смоет
    водой морскою.

    Она ничуть не огорчится,
    вода морская,
    когда, от пятки до ключицы,
    беда людская
    в нее войдет -
      и станет легче
    почти в три раза,
    слегка отпустит вольных женщин,
    парящих брассом.

    Заплыв далек, а небо - сочно,
    волна - небрежна.
    Рассыпан сахарный песочек
    на побережье
    чужой страны,
      родной когда-то,
    где море, внемля
    всем анекдотам бородатым,
    целует землю.


    2.

    Целует море - Киммерию
    ли,
        Украину -
    целует землю, как Марию
    или Марину.

    Заворожит любимых женщин
    закатом,
      вроссыпь
    швыряя вверх сирень, и жемчуг,
    и абрикосы.

    И тут же гасит свет стыдливо
    движеньем быстрым
    ночь
      над нецарственным заливом
    Феодосийским.


    3.

    Дорога в Крым - стрела над степью,
    такой, что всю бы
    стерню спалить - и можно сеять
    драконьи зубы.

    И травы жгут. А что посеют,
    пожнут когда-то.
    Меж двух огней, к Пантикапею
    и Митридату
    ведет дорога -
      в город мифов
    тысячелетних,
    где дух сарматов или скифов
    живей скелетов
    судостроительных гигантов,
    уже почивших.
    Конец?
      Но глазом Митридата
    сверкнет мальчишка,
    грифона оседлать решится -
    а мать: куда, мол?!
    И свет, и тень -
        и век ложится
    на старый мрамор...


    4.

    Летели вниз - и вдруг на спуске
    притормозили.
    ...На стенке крупно и по-русски,
    что Крым - Россия.

    А где-то музыкой сгоняют
    толпу к восторгу.
    А ветер западный склоняет
    траву к востоку.

    И время стынет-не настанет
    в немых вопросах:
    к двум неизвестным,
        что - крестами,
    добавят посох:

    так в странах дальних и поближе,
    в селеньях близких
    названье века снова пишут
    по-древнеримски.

    Драконьи зубы сеют в поле.
    Пшеницу сеют.
    Растят и жнут. И только море
    целует землю.


    5.

    Вагон плацкартный. Двое суток.
    Уже и третьи.
    Вернутся тело и рассудок
    в свое столетье.

    В тумане скроются от взоров
    земля и космос -
    вот так рождаются озера,
    гранит и сосны.

    Окно заплачет безутешной
    слезой законной,
    а пятилетняя Надежда
    всего вагона

    сомкнет ракушечные бусы
    на тонкой шейке
    и улыбнется - так искусно
    и так по-женски...



© Ирина Аргутина, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность