Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




КОЛОМНА.  ИДЕАЛЬНАЯ  СХЕМА


Часть 1

1.

Флигель более чем сам дом, походил на основное строение. Два стройных трехэтажных крыла смотрели друг на друга, соединяясь наподобие буквы "п", небольшой в два окна, перемычкой. Она же и служила продолжением дома, выходящего фасадом на шумную Садовую улицу. С другой стороны бежала тихая Канонерская. А здесь П-образный флигель образовывал собственный дворик внутри большого пустоватого двора с молодым платаном и стайкой лип, здесь шум улицы почти не слышался. Свежеоштукатуренный флигель выглядел нарядно и солидно, он не пережил еще ни одной зимы. У дверей ни швейцара, ни дворника, и сама дверь в парадную несколько подкачала, а лестница казалась слишком мрачной и узкой, так что девушки поднимались одна за другой. Люба шла впереди, и Катерина на кратком протяжении двух пролетов видела перед собой широкие щиколотки двоюродной сестры, обтянутые белыми кружевными чулками. Чуть более короткая, чем требовалось, шелковая юбка шуршала по чугунным прутам ограждения.

- Но все-таки, почему так дешево? - Люба поднимала короткие бровки и тут же хмурилась, гремела в замке незнакомым ключом. Катерина ни за что не поможет, дала ключ - справляйся сама.

- Я же тебе объясняла: дом без фундамента, стоит почти на земле. А нам нужен как раз полуподвал и квартира над ним. За зиму нижние этажи отсыреют, штукатурка, может и не осыплется, но к весне вид будет совсем не тот. Весной встало бы еще дешевле, потому хозяин и поторопился.

- Ох, Катерина, как ты успеваешь во всем разобраться? Неужели, тебе интересны строительные вопросы?

Катерина засмеялась: - Строительные вопросы, ну и выражение, или поэтессам положено так изъясняться?

Люба, наконец, справилась с ключами и открыла дверь. Девушки вошли в темную прихожую, совсем уж тесную, и поспешили вглубь квартиры. На этот раз первой Катерина, Катерина Павловна. А Люба всегда Люба или Любаша, но никак не Любовь Васильевна, хоть они и одногодки.

Невысокая изящная Катерина выглядит старше и гораздо больше похожа на поэтессу, нежели сестра. Темные шоколадные глаза, и веки тоже темные, слегка припухшие, пышные рыжеватые волосы тщательно завиты и уложены, словно над ними не один час колдовал дорогой парикмахер, но это не так, Катя всегда причесывается сама. Модная бархатная ротонда распахнулась, под ней платье из тонкой шерсти, строгое, отлично сшитое, ботиночки высокие, щегольские - не увидишь, какие чулки носит хозяйка, но уж явно не такие, как Люба, вкус не позволит. Вот только рот подкачал, рот у Катерины крупный чувственный, жадный рот с крупными крепкими зубами, белыми, как алебастр. У Любаши тоже большой рот, это у них семейное, но вялый, бледный, с опущенными уголками, посмотришь на такой, и сразу поймешь, что его владелица надежно несчастлива, и скорей всего, не от судьбы, а по собственной приверженности к несчастью. Непонятно, как в таком случае сказать: Люба была несчастлива всю свою жизнь, или жила, когда была несчастна. Поэтесса, какой с нее спрос, ей положено.

- Это кухня, - быстро говорила Катя, - здесь есть раковина. Тесно, да, но мы не собираемся готовить в этой квартире, так, чаю попить. Большая комната - под кабинет и лабораторию, мы называем ее лабораторией, кабинеты-то у всех есть. - Катин голос зазвучал из другого конца квартиры: - Тут бумаги, а вот этот шкаф с образцами и реактивами не трогай. Сама красильня внизу, в полуподвале. Склад нам не нужен, мы используем склады Петра Александровича.

Люба не поспевала за энергичной сестрой. Подошла к окну кухни, сквозь кисейную занавеску хорошо видны окна напротив, там пусто, жильцы еще не вселились. Слишком близко два крыла друг к другу, если соседи попадутся любопытные, станут наблюдать, подглядывать за Любой...

- Катюша, а гардины, - нерешительно спросила Люба.

- Зачем на кухне гардины? Ты бы лучше посмотрела, что где лежит, такую спиртовку сумеешь разжечь? Пойдем в комнату, скорее. - Катерине всегда требовалось скорее.

Кухню Любаша не запомнила, слишком волновалась. Рассеянно оглядела лабораторию-кабинет: между окон большой обтянутый сукном письменный стол с выдвижными ящиками, слева еще стол, лабораторный, с пробирками, тиглями, разнообразной химической посудой. Ближе к дверям кожаный диван, несколько деревянных кресел с высокими резными спинками. Справа шкафы, их стеклянные дверцы вспыхнули от усталого ноябрьского солнца, наконец-то добравшегося сюда, переползшего холодным лучом по стене, украшенной тремя невыразительными офортами. Катерина проследила за движением солнечного луча без всякого сочувствия, но сочла нужным - не оправдаться, нет, объяснить:

- Не хочу вкладывать деньги в обстановку. Так, самое необходимое. Нам работать здесь, в первую очередь. Вторая комната веселее выглядит, уютнее. А на первом этаже солнца вовсе не бывает.

Вторая комната соединялась с лабораторией внутренней дверью и не имела отдельного входа из коридора. Люба осторожно переступила большими ступнями, сердце стукнуло громко и гулко, воздух почему-то кончился, закололо в легких, кровь прилила к голове. Катя удивленно обернулась:

- Тебе дурно? Что случилось? Покраснела вся, вспотела... Сейчас воды принесу.

Люба опустилась в кресло, судорожно вздохнула, тряхнула головой, отчего прическа растрепалась еще больше, и принялась разглядывать обстановку, а комната разглядывала ее мерцающим зеркалом в овальной дубовой раме. Эта молодая женщина не подходила комнате, рыхлое тело и лицо не сочетались с теплыми тонами гардин, обивкой мягкого низкого дивана с круглыми турецкими валиками. Кресло, в котором она сидела, казалось, испытывает неловкость всеми своими гнутыми стройными ножками, мягкая спинка, набитая китовым усом, с неудовольствием обнимала несколько оплывший стан Любаши, затянутый лиловым шелком. Комната была узка и длинна, но светлые гардины, цвета топленого молока, ширма с мелким рисунком - хризантемы в китайском стиле, круглый лаковый столик с букетом хризантем же, пышных, желто-коричневых, удачно разбавляющий темноту дальней стены, делали ее просторнее. Столик, диван, кресло, ширма и зеркало на стене - вот и все, больше ничего не помещалось. Элегантная маленькая комната не заметила, не отразила в зеркале Любашины глаза, единственное чудесное в ее внешности.

Катя внесла маленький поднос с нарезанным лимоном на блюдце и стаканом воды.

- Пей. И шляпку сними.

Люба послушно развязала ленты под подбородком, тотчас уронила шляпку на пол, нагнулась, закашлялась.

- Да что с тобой? - настаивала сестра. - Боишься, что узнает кто-нибудь? Не бойся, по вторникам здесь никого не бывает, по воскресеньям чаще всего тоже, но может заглянуть Сергей или Петр Александрович. Ночевать-то в этой квартире ты не собираешься, нет, конечно. Можешь на меня положиться, никому не скажу, даже Петру, а Сережа и вовсе ничем не интересуется, кроме нашей красильни. Всяко, эта каморка лучше, чем меблированные комнаты, а то совсем уж... - Катерина смутилась и замолчала. Она не собиралась учить жизни двоюродную сестру, тем более осуждать ее. У Любы трудный характер, скрытный. Если бы не нужда, вряд ли поделилась бы с Катериной. Комната потребовалась Любе для свиданий, но Катя уверена, что сестра не заходит со своим возлюбленным дальше разговоров, в крайнем случае, беглых поцелуев в щеку. Она не задумывалась, что представляет собой Любашин друг, которого та называла только по фамилии - Самсонов, не интересовалась подробностями. Надо будет - Люба расскажет. Вряд ли из купеческой среды, как они сами, или, как Петр Александрович, наверняка вечный студент, нищий, издерганный - неинтересно. Скверно, что Люба сама ищет место для встреч, даже если она увлечена сильнее него. Но с такой внешностью, таким характером, да еще и денег нет в семье, чего и выбирать-то. Не девочка, за двадцать перевалило.

Катерина хороша собой, умна, относительно обеспечена, и то вышла замуж без страстной любви. Но тут другое. Петр Александрович Гущин нравился больше, и ближе он, роднее, их семьи давно знакомы, в гости ходили друг к дружке по праздникам. Но выйди Катя за Петра, и не видать бы им отцовских денег. Нет, приданое дали бы, как положено, но деньги тут же пустили бы в оборот, устроили бы общее семейное дело. А у них свое дело, и если все получится, прибыль будет впятеро против родительской. Интересное дело, новое, не то, что мылом торговать. Отцу разве объяснишь? Ретроград, рисковать не станет, довольствуется малым. Убежден, что дочь должна сидеть дома на хозяйстве, в дела мужа не вникать, такой мать была. По Катиным воспоминаниям, мать вовсе не была домашней клушей, помнят всяк по-своему. Мать умерла, когда Кате исполнилось тринадцать лет, и отец больше не женился, один вырастил двух дочерей, Катю и старшую Лизу. У Лизы у самой четыре девочки, она рано замуж вышла. И Катя, вот, этим летом повенчалась с Сергеем Дмитриевичем Колчиным. Отец видел ее женой Петра, давно привык к этой мысли, но против Сергея возражать не стал. Отец человек пожилой, хорошо за пятьдесят, ему лестным показалось породниться с потомственным дворянином Колчиным, и чтобы внуки были дворянами от рождения. Денег у будущего зятя маловато - ничего, наживет, не зря в институте учится на химика.

- Ты любишь Сергея Дмитриевича? - внезапно спросила Люба и отвернулась к стене, словно ответ не интересовал ее. На кухне зазвенело стекло, наверное, мыши опрокинули стакан, и Катя шагнула к двери, но задержалась. Оглядела комнатку, подошла к столику с хризантемами, оборвала лепесток, растерла в пальцах. Она растерялась.

Когда-то давно, в последних классах гимназии, Катерина считала, что любит Петю, ведь ей предстояло выйти за него замуж. Они ходили на каток, ездили гулять на острова, на Пасху целовались. Их отцы считали, что Петр должен окончить институт, а после жениться. Катя устроилась на курсы при университете, отец ворчал - лучше бы щи варить училась, но больше для порядка, младшая дочь росла самостоятельной. И зачем щи, если кухарка все равно приготовит вкуснее. В институте Петр сошелся с Сергеем Колчиным, познакомил их с Катей. Стоял зимний день, солнечный и морозный, они втроем шли по набережной Фонтанки, Катя совсем не смущалась, сердце не замирало, никакого томительного предчувствия. Сергей держался просто, комплиментами не сыпал, не ухаживал. С той зимы они гуляли уже втроем, но чаще сидели в кабинете у Пети, или дома у Кати и говорили, говорили. Катя знала гораздо меньше, но ей было интересно. Они дружно бранили отцов за узость взглядов и отсутствие размаха, бранили российскую промышленность за отсутствие прогресса, общественность бранили за отсутствие должного внимания к промышленникам, законность - Катя уже не помнила за отсутствие чего. И как все передовые люди обращались друг к другу на "ты" и по имени.

На втором году дружбы придумали общее дело. Да, оно отдавало аферой, но сулило хорошие барыши и давало возможность применить силы и знания. Катя участвовала в планах наравне со всеми, ее практическая сметка оказалась полезна, а энергии у Кати больше, чем у обоих друзей вместе. Она-то и придумала, где раздобыть деньги. Для этого, правда, пришлось обмануть отца. Перебрав всевозможные варианты, решили, что самым простым и действенным будет устроить брак Сергея и Катерины, не то, чтобы фиктивный, но для пользы дела и большей свободы. Приданое пустить в дело, Петр тоже вложит, сколько сможет. Денег все же не хватило. И решились на то, что заранее уж предполагали. Сказали Павлу Андреевичу, отцу Катерины, что присмотрели отличную дачу и хотят ее купить, но приданого недостаточно. Маленькое именье отца под Ярославлем пусть останется Лизе, старшей, а Катерина хочет свое собственное. Они же в долг просят, вернут постепенно, Сергей скоро начнет зарабатывать. Павел Андреевич пожелал взглянуть на загородный дом, Катя боялась, что и бумаги попросит, захочет присутствовать при оформлении купчей, но повезло, решил не оскорблять их контролем. Отвезли отца на дачу, место действительно чудесное, хоть и далековато - в Котлах, шесть часов езды по хорошей дороге, а осенью-весной по распутице дольше. Дом просторный, бревенчатый, двухэтажный, с большими верандами на каждом этаже. Хозяйственные постройки из местного известняка, дорожки выложены плитками, большой фруктовый сад, сорок яблонь, а еще сливы и вишни, палисадник разбит перед домом, ухоженный, нарядный. Неподалеку молочная ферма, молоко всегда в достатке. Замечательно. Только одно вот, дача принадлежала дальним родственникам Колчина, и продавать ее не собирались. Пустить молодых пожить на лето - пожалуйста, а продавать ни-ни. А им и не нужно, они не собираются в деревне сидеть бездельничать. Обманули отца - нехорошо, конечно, узнает рано или поздно, но к тому времени они встанут на ноги, дело начнет приносить неплохой доход. Отец сам посмеется, может, и похвалит.

Денег хватило в обрез. Сняли этаж флигеля и полуподвал в том же крыле. Внизу устроили красильню, наверху лабораторию и комнату, купили первую партию сукна, необходимое оборудование, наняли трех рабочих. Так получилось, что комнатка стала не общей, а Катиной, сперва планировали что-то вроде приемной, но пришлось бы прорубать дверь в коридор. Да, и приемная оказалась ни к чему. Сейчас в этой комнатке Люба ждала Катиного ответа.

- Разумеется, - отвечала Катерина, - я люблю Сережу. - Как же иначе, он мой муж. - И с удивлением поняла, что не лжет.

Тяжелее всего оказалось сразу после свадьбы. У них была договоренность, у всех трех, что брак останется формальным. Гущин, похоже, питал к подруге детства не только приятельские чувства, или привык считать ее будущей женой, потому и мучился сейчас, пытаясь выдать ревность за беспокойство об общем Деле. А Катю все устраивало. Они современные люди, прогрессивные. Что там какой-то брак, главное, чтобы вышло с красильней. Первую ночь молодые провели врозь, Сергей Дмитриевич спал на диване в соседней комнате. Прислуга у них в доме вышколенная, не спросит лишнего, лишнего не скажет. Но Лиза, старшая сестра Лиза спросила и долго вела с Катериной бесполезные разговоры, томно вздыхая, отводя глаза, чтобы продемонстрировать смущение, которого не испытывала. На второй день Лиза потребовала отчета, подступила с ножом к горлу, Катерина едва вывернулась. Она взрослая женщина, двадцать один год, слава Богу, давно знает, что к чему, но о себе рассказывать, тем более о том, чего нет, затруднительно. Петр Александрович извелся, поначалу Кате в глаза взглянуть не мог, она не ожидала такого. Через месяц все успокоились, перестали ее опекать и смотреть с любопытством. Колчин продолжал выполнять условия договора, спал на диване. Гущин решил, что все по честному, они, как и раньше лишь друзья. Лишь Павел Андреевич подозревал что-то. И если бы ничего не изменилось, не дал бы денег на покупку дачи. Отец Катерины чуял обман за версту, купец есть купец. Как только с домом поверил?

Как-то раз после обеда Сергей Дмитриевич выпил подряд две рюмки коньяку, прокашлялся и решительно заявил жене:

- Катюша, это смешно, мы официально женаты, и, в конце концов, - закашлял снова, - это в конце концов, - внезапно перешел на фальцет, - лицемерие, вот что, - схватился за виски, как барышня, и вышел.

Его сбивчивая речь не смутила Катю, она последовала за мужем в кабинет, но дверь оказалась заперта. Сергей не выходил до глубокой ночи, ждал, пока Катя уснет. Когда на цыпочках крался по коридору, стыдясь собственного малодушия - взрослый человек, а не сумел сдержаться, поставил под удар их дружбу, честолюбивые планы и обязательства, - мечтая выбраться на улицу и отправиться туда, где можно просидеть до утра, где музыка и никому нет дела до него и его обещаний, заметил, что светлая ореховая дверь в спальню приоткрыта. Шагнул внутрь, только чтобы проверить, почему дверь отворена, машинально шагнул, так себе и сказал: машинально. Пока высматривал в слабеньком свете ночника, спит ли жена, Катя проснулась и позвала хриплым спросонок голосом:

- Сережа! Ты что так поздно, я успела задремать.

Колчин подошел к постели, Катя потушила ночник и закрыла глаза от страха. Страх поскрипел пружинами, повздыхал и ушел, а Сережа остался. Катя сочла, что супружеские отношения в таком виде - это немножко больно, немножко стыдно и неопрятно, но в целом, ничего отвратительного.

Сергей Дмитриевич был почти счастлив, но поутру сомнения нет-нет, да и набегали тенью на газетный разворот, суя мышиные мордочки меж типографского текста.

Павел Андреевич, на неделе заехавший на обед вместе с Петей, с удовольствием наблюдал, как дочь распекает Соню, исполнявшую работу и горничной, и кухарки, за пересушенное жаркое. Колчин мялся и все порывался остановить жену, не годится учить прислугу при гостях - в конце-то концов, но Катя сверкнула на него шоколадными глазами, а тесть засмеялся.

- Пусть хозяйничает, ей в охотку. Не то, что наша Лиза, та ни отчитать, ни похвалить с сердцем не умеет. Ну что, дети, скоро ли мне внука ждать? Наследника? Лизавета все девочек приносит, не иначе по вялости темперамента. На Катерину одна надежда.

Заметил, - ахнула про себя Катерина, - все замечает. Так и есть, подозревал, что брак наш ненастоящий. Сегодня совсем по-другому к Сергею, с расположением. И ест у нас, как дома, не церемонится, а прошлый раз едва клюнул, хоть любит за столом посидеть. Сейчас-то и надо денег просить. - И на пальцах разложила, что прежде следует о загородном доме подумать, чтобы было, куда вывозить наследника на лето, в Питере воздух гнилой. Когда появится ребенок, не до того будет, начнутся большие хлопоты. Так что пока - пока, они не о наследнике думают, обустройством хотят заняться.

- Ну, мало ли, что вы думаете, это как Бог даст, известно. Но за размах - хвалю, помогу, чем могу. - Отец выглядел довольным. Но вот Гущин вел себя неприлично, беседу не поддерживал, от жаркого отказался, только пил вино и вскоре откланялся.

- Что, не жалеешь о Петьке? - шепнул отец. - Думаю, ты правильно рассчитала, простоват для тебя Петр-то. Хотя я первое время сомневался, но сейчас вижу, что все у вас сладилось.

И вот, у них есть красильня. Уже закуплено сукно, прекрасное сукно, но наше российское, из-за Волги привезенное. Уже выкрашена первая партия в самые модные цвета сезона и продана за английское сукно. И первые барыши уже пущены в дело, на закупку следующей партии. Катерина привыкла к своей мастерской, к новому дому, к постоянным визитам мужа в спальню. Они женаты почти полгода. Петр Александрович, и тот привык, разговаривает с Катериной без смущения, в глаза глядит как раньше. Все у них наладилось, все получилось. И, пожалуй, она, в самом деле, полюбила мужа.

На кухне опять зазвенело. Катя брезгливо сморщила носик:

- Подумай, новый дом, а мыши уже вселились. Хотя я ни одной не видела, и в мышеловку не попадаются. Надо бы кошку принести, да ей скучно тут будет без людей ночевать. Еще отравится чем-нибудь, в некоторые краски яд добавляют. Ты осторожней, смотри, в лаборатории не только шкаф, ничего не трогай. Не забудь, приходить можешь по вторникам, лучше, после обеда. С ключами разобралась? Я ухожу, обживайся.

Люба наконец-то осталась одна - в чужом доме, привыкать. Самсонов не придет сегодня, они не договаривались. Люба должна принять его как хозяйка, а не случайная постоялица - это было бы совсем пошло. Если у них будет крыша над головой, все решится. Она расскажет Самсонову о себе, сложных отношениях в семье, передаст всю свою жизнь, он поймет и оценит искренность. Надо только, чтобы никто не мешал, не перебивал. Разве можно серьезно и обстоятельно говорить с человеком за столиком в кондитерской или на скамейке, когда мимо все ходят чужие люди и смотрят, и смотрят. Самсонову импонирует то, что Любаша пишет стихи, душа ведь всегда важнее наружности. Совсем недавно Люба своей внешностью не тяготилась, не уделяла большого внимания нарядам, любила хорошо покушать. Она восхищалась изяществом двоюродной сестры, ее вкусом и умением устроиться, но не завидовала. Сегодня, в этой комнате, так явно отторгавшей незаконную хозяйку, Любе хотелось измениться, задремать в щегольском кресле в этом неуклюжем теле и проснуться в другом - стройном, легком, вытянутом. Она бы отдала за это часть своей бессмертной души, но не ту, которая отвечает за творчество. Пишущему человеку тяжело среди прочих.

Опять звон на кухне, покатился стакан - мыши разгулялись. Но у Любы нет сил пойти шугануть их, немного поспит, а проснется уже своей - здесь. Комната, в которой засыпаешь, принимает тебя гораздо охотнее. Квартиры, они как собаки, охраняют беззащитного, привыкают к человеку, разглядывают его, пока тот спит, хоть бы и сидя в кресле. А Любашу клонит ко сну после переживаний, и в детстве так было. Павел Андреевич, Катин отец, смеется, твердит, что это свидетельство здоровой нервной системы. Хорошо, что сейчас они с Павлом Андреевичем редко видятся. Какое здоровье, нервы у нее расшатаны, Люба чувствует. Много спать - хуже бессонницы. Бессонницы - совестно, совестно - зеркало кривится, сон начался.

Люба вздрогнула всем телом, выпрямилась в кресле - так и есть, задремала, а проснулась от неясной тревоги, нет, услышала что-то, тот же звон, знакомые мыши. Или то во сне почудилось? Вроде как дверь заскрипела, да нет же, у Катерины не могут двери скрипеть, она им тотчас маслица на пяточки... Сон с явью мешается, но что это? Дверь отчетливо скрипит, приоткрывается, а из щели лезет узкое рыльце - костяное. Ростом более мыши, с кошку, идет на двух лапах, рыльце поросячье, тощее, что у скелета и желтоватое. Где же рожки, у беса должны быть рожки, вот расплата за Катину комнату, за тайные свидания. Вздумала как гулящая встречаться, знала же, что грех. Или за гордыню расплачивается? Идет к ней бес, сейчас схватит, потащит. Люба закричала, но крик не шел из горла.

- Да, не ори ты, матушка, что взбудоражилась? Спужалась, что ли? - подобрался к креслу, уселся напротив на полу, птичьей лапкой в ухе ковыряет.

- Ты бес, да? За мной пришел? - голос у Любы сухой, равнодушный. Как во сне.

- Полно тебе. Хозяин я. Познакомиться пришел. Вишь, ты, увидела. Катерина меня никогда не видит, ни Петр, ни Сергей. Ну, мужчинам и не положено. А Катерина - нет, не хочет видеть. Обидно порой делается, хлопочешь за нее, хлопочешь, с ног сбиваешься, удачу ей приваживая, не видит, и все тут. Еще ловушки на меня ставит, точно на мыша. Но обижаться-то мне нельзя, корпорация не велит. Чувствую, попадет она в историю, и предупредить пытаюсь, ан - ничего, не замечает, хоть тресни.

Любаша засмеялась: - Ты дедушка домовой, да? Ты мне снишься?

- Дедушка твой - хлеботорговец, а другой - плотник. Да. Ерунду-то не пори. Умерли дедушки, еще до твоего рождения. Плотник от пьянства, купца бревном задавило. Не помнишь?

- Значит, все-таки, бес. Судить будешь? - ноги-руки у Любаши ватные, тело деревянное.

- Хозяин я. Сказал уже. Что тебя судить, ты сама себя грызешь, поедом ешь. Думаешь, особенная ты, не такая, как Катерина? Правильно, не такая. Да только отличие не в дородности или красоте. - Рыльце сморщилось, хрюкнуло. - Не понимает тебя никто, ишь, придумала. Объяснять-то пыталась?

- Что объяснять? - Люба всплескивает ватными руками. - Что объяснишь? Почему я не такая? Если б знала. Мне ведь что кажется, порой: все враги кругом, и родные, и чужие. Понимаешь ты, Хозяин. Мы никому не нужны, и нам никто не нужен. Пусть я неправильная, а кто правильный-то?

- Не сварься, матушка, что ты все с сердцем? Охаешь, как гимназистка, пошлость к пошлости подбираешь. Али тебе известно что-то, что прочим не дано? Что?

Немного успокоившись, Люба заметила, что костяное рыльце и не говорит вовсе, смотрит, да хоркает, да почесывается. Получается, она сама с собой беседует, и за него, и за себя. Где-то ведь ей встречалось подобное, в какой книжке-то? И этот сюжет тоже не сама придумала, ничего придумать не получается. Ну и пусть.

- Может, известно, да выразить не могу. А значит, и не дано мне пока ничего. Иллюзия. Желание есть, чувство есть, а мочи не хватает. Обидно и тяжело. Не писала бы стихов, хотя бы ради того, чтоб на других барышень не походить, но что мне останется? Такой некрасивой? Кто оценит, кто поймет?

Морщится рыльце, ох, как морщится и молчит. Но не Люба же себе говорит:

- А ты пару под стать найди. Чтоб было, кому понимать. И поплакаться кому. Самсонов твой - не пара. Я тебе про Самсонова щас порасскажу.

- Нет, молчи. Не хочу слушать. Так и есть - судить меня пришел, бес - не бес, а судить. Самсонов меня понимает, врешь, а поплакать я в подушку могу.

- Сама себе противоречишь, ну, это не беда. А вот друг твой разлюбезный - то беда настоящая. Пропадешь через него. Вздумала, квартеру снимать, тоже... Хорошо, Катерина выручила, а все одно - никуда не годится. Берет, поди, с тебя недорого, али вовсе не берет? И Катерина пропадет - через тебя.

Люба заторопилась, вспомнила главное, что надо сказать, пусть судит, может, легче станет.

- Хозяин, Хозяин, самое печальное, что я людей разлюбила. Что там, разлюбила, на дух переносить не могу. Как Самсонов появился, так и все... Вся любовь на него уходит, видно, мало во мне любви. На других только злость и остается. А должна любить людей, положено мне - любить их, раз Самсонова люблю. Нет, не то. Как объяснить? Слушай, повинюсь: сегодня по дороге сюда старуху обругала, старуха вредная да злющая, а может, помешалась от бедности. Стояла в подворотне, космы седые из-под платка, пахнет от нее немытым платьем, а на меня накинулась: стыдить, и говорит-то глупости, да с бранью. За что меня стыдить, что она знает обо мне? А все же, от стыда ее и обругала. И до этого еще: нищему не подала, - ну что же, что на вино просил, и пьян уж был, какое мое дело. У него нужда, подают нуждающемуся. А я, получается, сама сужу... Может, во мне бес?

Рыльце хрюкнуло, не поймешь, сочувственно или насмешливо, закопошилось, свернулось сухим клубочком - раз, и нет, только дверь снова скрипнула. Хризантемы на круглом столике почернели, словно морозом на них дыхнуло, какие и облетели, только черные стебли торчат.

Любаша тряхнула головой - приснилось, нет? Приснилось, вон, рука затекла, сидела неудобно. Хризантемы облетели, так от духоты, душно здесь, жарко. Надо на кухню пойти - воды попить, мышей погонять, Катерина наказывала. Или нет мышей?

В ловушке на кухне сидела маленькая мышка, соловая, рыжеватая. Куда ее деть Люба не знала, убивать не могла. Так оставила, пусть Катерина разбирается. Мышь тонко верещала, пока Люба закрывала за собою двери.




2.

Колчин и Катерина снимали небольшую квартиру на Офицерской улице, неподалеку от Банного моста. В нарядной гостиной даже стены казались праздничными. Блестела лакированная мебель, хрусталь за стеклом буфета, подвески на люстре, тугие зеленые листья крупных цветов в кадках, стоящих в эркере на низких подставках. Катерина не могла усидеть на месте и ходила взад вперед, бесшумно переступая домашними туфельками. Сергей Дмитриевич развалился на ковровом диване, вертел головой, не выпуская жену из вида, улыбался. Петр Александрович сидел на стуле ровно и прямо, как на официальном приеме, стучал пальцами по тяжелой столешнице карельской березы.

- Подумать только, через пару месяцев - Рождество. Если дела так и дальше пойдут, на праздник можем рассказать отцу о нашей затее. - Катя подошла к эркеру, поправила гардины; наклонив к плечу головку с небрежно заколотой косой, полюбовалась жирным фикусом. - Кричать станет, ой! Откричится, тогда уж похвалит. - Катя засмеялась.

Колчин засмеялся следом, вскочил на ноги, поймал жену за руку и усадил рядом с собою на диван.

- Прекрати сновать, в глазах рябит. Но у нас воистину есть повод отпраздновать. Сколько мы сегодня выручили? Давайте-ка, отправимся к Мильберту, время к обеду. Петя, ты говорил, будто он скупает придворные обеды? Давно мы вместе никуда не ходили. Пообедаем, да покатаемся, погода чудесная. Забыли, как бродили по Фонтанке? С одними планами в кармане.

- Нет, Сережа, ни в коем случае. - Катерина постучала туфелькой по ковру - от избытка энергии, и снова заходила по комнате. - Мы теперь люди семейные, солидные предприниматели. Обедать дома будем. И обед у нас вкусный, и экономия. А покататься, душа моя, покатаемся и погуляем, когда снег выпадет. Вот-вот стемнеет, на улицах сыро, грязно. С чего ты взял, что погода чудесная? Что тебе дома не сидится?

- Так это на улице сыро, а в коляске сухо и уютно, - Колчин сдавался постепенно, отступал, сохраняя достоинство. - Но желание, дамы, как водится...

Гущин прекратил барабанить пальцами, опустил голову, как от усталости. Вид у него был неважный, светлые кудрявые волосы потускнели, на круглом лице проступили неожиданные морщины, делая его старше. Модный пиджак с узкими лацканами, застегивающийся на три пуговицы выше талии уместнее выглядел бы утром, впрочем, туфли Петра Александровича были безукоризненно вычищены и отполированы. И заговорил он пожилым каким-то сухим голосом:

- Вы, друзья, поглупели от счастья. Обустраиваетесь, радуетесь бытовым мелочам, как дети. Не вчера же повенчались. Рано нам праздновать. Ладно, Катерина, но ты, Серж, удивляешь меня. Работы невпроворот. Хорошо, сегодня мы заключили выгодную сделку, что не означает, будто можно неделями сидеть в ресторане и лакать шампанское. И Павлу Андреевичу говорить не советую. Раздражите старика, разволнуете. С чего вы взяли, что ему понравится в дураках ходить? Дал деньги на дом, так и копите, пока дом не сможете выкупить. Тогда уж признавайтесь. Или долг ему верните. Вы подумали, что станется, если он сразу деньги потребует, как вы признаетесь? В один миг все рухнет. Не расхлебать будет. Вы, Катерина Павловна, забыли, что с замужней дамы спрос другой, привыкли отказа не знать, отец баловал вас, жалел, что без матери растете. Теперь все, теперь вы не дитя, а сами - хозяйка. Не простит Павел Андреевич, не войдет в положение. Хотите развлекаться - развлекайтесь, я вам не судья. А я в мастерскую поеду, работать.

- Так, Петр Александрович, - произнесла Катерина ледяным тоном. - Мы уже на "вы" перешли. Что же, вы всерьез полагаете, что обед - это непозволительная роскошь, развлечение одно? Это дома-то! Да, хоть бы и в ресторане. Поедем, Сережа, к Мильберту, как ты хотел. Шампанское лакать. А за отца моего, Петр Александрович, не волнуйтесь, с отцом я как-нибудь без вас разберусь, не ваше это дело.

- Петр, какая муха тебя укусила? Сегодня вторник, забыл, что ли? Мы же по вторникам и субботам Данилыча с бригадой отпускаем, с самого начала уговор был. Нам пока не под силу работников каждый день держать. Объемы пока не те. Еще несколько таких сделок, как сегодня, и можно будет на полную рабочую неделю переходить. Да, и зря ты за старика решаешь, не подведет Павел Андреевич, не потребует деньги из дела вынимать. С чего раздражаешься?

Катя услышала слово "вторник" и помертвела. Как могла забыть? Любаша там, над мастерской, в маленькой комнатке со своим Самсоновым амурничает, а тут Петя является - здравствуйте, пожалуйста! Ох, нескладно как! Главное, не пустить Петю в мастерскую, а доругаться с ним - время терпит, завтра доругается. Ну, тогда уж, держись, Петр Александрович! Вот они, приметы, ну как тут не поверишь. Катя утром уронила чайную чашку из нового сервиза, на неделе купленного, все чашки в форме цветка лотоса, синие с золотом, красоты неземной. Летит чашка на пол, а у Кати в груди закололо от огорчения, жаль до невозможности, долго-долго летела чашка, упала, покатилась и не разбилась. Катя обрадовалась, запрыгала, в ладоши захлопала, а Соня и скажи: - Плохая примета, Катерина Павловна. Посуда на счастье бьется. Коли не разбилась, дурное что-то случится, не иначе. Тьфу на тебя, Соня, сглазила.

- Петя, Сережа! - Катя спрятала руки за спину, чтоб не видели, как она пальцы ломает от злости. - Неужели мы ругаемся! Мы с ума сошли, да? Я все придумала! Завтра с утра едем в мастерскую все вместе. А сегодня обедаем у нас дома, и прикинем сообща, не можем ли Астафьева в заказчики взять. Я берусь переговорить неофициально, разведать, как у него с поставщиками сукна дело обстоит.

- Катерина, но мы даже не знакомы с Астафьевым. Это же, какого масштаба промышленник! Полагаешь, можно так запросто... Хотя... И где ему представиться? Если в клубе... - Колчин задумался.

Гущин, все еще надутый, напыжившийся и с брезгливо оттопыренной нижней губой, с интересом взглянул на молодую хозяйку. Новенькая обстановка уже не казалась ему отвратительно самодовольной, и фикусы не кричали о пошлости и мелком семейном счастье.

- Зачем так сложно. Простой путь самый надежный. Я пойду к нему на прием, запишусь у секретаря, если у них заведен такой порядок. И лучше я, чем вы с Петей. Отказать даме ему, может, и не труднее, чем мужчине, но ваше самолюбие меньше пострадает. И не возражайте, дамы давно участвуют в деловых переговорах, двадцатый век на носу. Только стоит отрепетировать мою речь всем вместе. И никуда сегодня не ехать, ни в какую мастерскую.

Катерина перевела дух. Получилось. Клюнул Петр. И Сережа тоже поверил. А ведь она не знала, что придумает, даже когда начала говорить. Само собой получилось. И хорошо как - отличная идея, пусть на ходу сочиненная, импровизация.

- Золотая головка, золотая, несмотря что каштановая. - Муж обнял Катю, поцеловал в висок, потом завитки на шее; она шепнула что-то тихо-тихо, Гущину не слышно, улыбнулась.

От смущения кровь бросилась Гущину в лицо. Петр Александрович считал себя человеком практическим, и в этом была его слабость. Как многие молодые люди, он полагал, что является хозяином своих чувств, и ревность отрицал. Жениться на Катерине не хотел, во-первых, рано, надо сперва на ноги встать, во-вторых, жену будущую видел совсем другой: тихой, покорной, немного глуповатой блондинкой. Да, и помоложе себя, лет на десять. Катерину считал другом, как Сержа, Катерина умна, хоть и женщина, иметь ее в друзьях незазорно. Семейное счастье и согласие друзей причиняли боль, благоразумие не давало копаться в причинах этой боли, потому каждый раз, как подступало раздражение и злость на двух самых близких людей, он отыскивал новые поводы.

Да что это, - возмутился про себя Гущин. - Милуются, не стесняясь меня, как при лакее. Не уважают, потому считаться со мной не хотят. А я ведь и свои деньги в дело вложил. Но что спорить с ними, Серж в подкаблучника на глазах превратился, а с Катериной спорить, как с любой бабой, бессмысленно, некрасиво и утомительно. Но диктовать себе я не позволю, не запрягли, а понукают. Катерина слишком навязчиво отговаривает ехать в мастерскую, три раза повторила. Странно, что-то здесь не так. Тем более поеду. Может, хотят меня вокруг пальца обвести, как Павла Андреевича. Жаль старика, не заслужил он такого отношения. - Возмущенный Гущин забыл, что сам участвовал в обмане.

- Астафьев от нас не убежит, позже обсудим. Сегодня мне некогда. Еду в мастерскую, до восьми поработаю, потом уж пообедаю. - Гущин направился к двери.

- Петя, но мы же договорились, - шоколадные Катины глаза вот-вот прожгут его насквозь, нет в ее глазах жалости или просьбы, как в голосе, злость одна. Никогда так не глядела на него, ни в детстве, ни позже. Тем хуже. Пусть позлится.

- Петр, в самом деле, что за срочность? Не понимаю тебя.

Не понимает. Друг называется, - думает Гущин. - Было два друга, Сергей и Катерина, как поженились - ни одного не стало. Махнул рукой, сказал устало:

- Эх, Серж, мы ведь хотели с тобой новый состав для крашения испробовать, сами, без рабочих. Хотели с той недели по другой технологии начать, забыл за домашними хлопотами? - и вышел, прикрыв дверь так аккуратно, чтобы ни намека на хлопанье.

Катя прикусила губу, нос у нее побелел от гнева. Ехать вслед - глупо, обогнать Петра, чтобы предупредить Любашу не получится, тот приехал на своей коляске, запряженной серой Чалкой. Еще и Сергей узнает, неизвестно, как отреагирует. У мужчин взгляды широкие, пока дело до жены не дошло, или жениных родственников. Муж и так недолюбливает странноватую кузину Любашу, считает истеричкой, неприспособленной к жизни. Была бы Люба посимпатичней, не судил бы Сережа так строго. Ой, какой кошмар. Узнает, что жена предоставила кузине комнату для свиданий - с кем? Она ничего не знает толком об этом, как его, Самсонове. Некогда было. И незачем. И не свою комнату, а их общую собственность: и Сережи, и Пети. Но Катина доля больше будет, чуть не вдвое. Тут ее не собьешь. Пусть остережется. Сережа остережется. Вот-вот. И Петя тоже. Катя больше других рискует, ее отца обманули, пусть сообща, но отец - ее, родной, а не общий. Ей ответ держать, тут Петр прав. А все же, зачем забывать, что Катина доля больше. По сути, если доли соизмерять, Сереже в мастерской только прихожая и принадлежит; Пете, пусть, полуподвал. А комната и кабинет - ей, тут как хотят, она не забудет. И им напомнит. Рано разволновалась. Скорее всего, Люба давно ушла вместе со своим кавалером, почти шесть часов. Все люди об эту пору за стол садятся, обедать. Любе дома пора появиться, чтобы отец не заподозрил чего-нибудь. Но Любаша такая рассеянная, на часы не смотрит. И отец у нее, Василий Алексеевич, Катин дядя по матери, не больно строг. А мачехе - вовсе наплевать. Пустое дело волноваться понапрасну, давно Люба ушла, нет никого в комнатке на втором этаже. Мышки одни хозяйничают, неуловимые веселые мышки. Никуда не нужно ехать, ничего не говорить Сереже. И так она молчит подозрительно долго, муж забеспокоился, смотрит с недоумением. И Катя решилась на объяснение.

- Сережа, а ведь Петр Александрович ревнует. Как последний романтик. Потому и бесится.

- Что ты, Катенька, что ему меня ревновать. Мы с ним общаемся по-прежнему, не реже, чем в мои младые холостые годы. Или, к делу ревнует? Так он во всем наравне с нами участвует, хотя наша доля побольше весит.

- Сережа, он меня ревнует, можешь ты это понять? Но это пройдет, как только Петя найдет себе барышню. И все же, при нем ты не целуй меня.

Колчин расхохотался. Последние месяцы он смеялся чаще, чем все предыдущие годы, за вычетом самых первых, несознательных. Хорошее настроение утвердилось в доме и в сердце.

- Ох, Катенька, милая ты моя! Ну, даже самые умные из женщин все равно чуть-чуть бабы. Боюсь, очень боюсь тебя разочаровать, но вряд ли он ревнует тебя. Даже, несмотря на твою несказанную красоту. Да, да, и не маши прелестной ручкой. Ты забыла, Катерина Павловна, что именно Гущин предложил устроить наш брак, фиктивный, так сказать. Но мы же взрослые люди, мы все прекрасно понимали, чем это кончится. Ну, разве что, чтобы тебя не смущать, не говорили в открытую.

Катя вспыхнула, как порох: - Как я не терплю это ваше жеребячество!

Ореховой дверью, в отличие от Петра Александровича, хлопнула от души, метнулась в спальню, добежала до окна, задернула гардины, в темноте вернулась обратно, приоткрыла дверь и крикнула мужу: - И не смей заходить ко мне! - После включила свет, села в кресло. Встала с кресла, перебралась на пуфик перед зеркалом, посидела три минуты, перебралась на диван, еще посидела, сгребла поближе маленькие подушечки, в изобилии разбросанные по широкому сиденью дивана, обложилась ими, прилегла. Так, лежа, ей показалось всего несноснее, вскочила, уронив на пол половину расшитых анютиными глазками подушечек, побежала к окну, посетовав, что эркер в столовой, а не здесь, в ее спальне. Отчего это никогда не устраивают спальни с эркером? За окном стемнело, при включенном свете ничего не видно на улице, только ее саму, словно в зеркале, с прической растрепанной, как у Любы. Платье видно скверно, пятна тени на его отражении, как разводы, как грязь. Нет, ну-ка, ну-ка, вот это пятно и это смотрятся довольно гармонично. А если сукно красить не ровно, а разводами? Не узорами, не набивным рисунком, а чтобы оно, наподобие муара, перекатывалось от темного к светлому тону. Слишком смело? Ну и что, модницы найдутся, за то, чтобы выглядеть не как все, быть не как все, платят хорошо. Так, бумагу, карандаш, о черт, пятна сместились, по-другому легли, ничего, придумаем еще лучше. Черт, черт! Отец сердится, когда Катерина ругается, ну а сам-то! Без ругани и не придумаешь ничего. Вот, и набросок готов. Осталось самое простое, уговорить мужа и Петю рискнуть и выкрасить партию так, как придумала она - это, во-первых, а во-вторых - изобрести технологию. Это уже их дело, пусть и они поработают, для разнообразия. Ай, да Катя-Катерина! Надо поделиться выдумкой с мужем, как не вовремя Петя ушел.

Катя, увлеченная новой идеей, забыла уже, что они поссорились. Выскочила из спальни, забегала по комнатам, окликая Колчина, но того не было нигде.

- Соня, Соня, куда ушел Сергей Дмитриевич? - заглянула в узкую комнатку прислуги, несясь по длинному коридору от комнат на кухню.

Пухленькая беленькая Соня, полная противоположность хозяйки, дремала, забравшись с ногами на кушетку. Она хлопала серыми глазками, пытаясь вспомнить то, чего не знала: - Так, ушел, с полчаса уж. - Вспомнила: - Не сказали же они, куда идут-то. Пальто схватили под мышку, и пошли. А на улице холодно, между прочим, а они без пальто. Шляпу только и одели. Так вы же сами не распоряжались обед подавать, я и задремала, а то сейчас скажете накрывать?

- Спи, Соня, спи, - рассеянно ответила Катерина. Соня, обманувшаяся в своих ожиданиях - а ждала она выволочки за то, что проспала обед - хлюпнула носом и заревела. Катя повернулась, наклонив голову, зачем-то пошарила рукой по стене, побрела в столовую. В темном окне виднелись желтые и оранжевые прямоугольники окон дома напротив, перечеркнутые старым суковатым вязом до третьего этажа. На четвертом, в мансардах, не горело ни одно окно, хозяева сидели в оперетке или ресторане, катили в пролетке по звонкой набережной, гуляли с друзьями по Невскому проспекту, торопились в гости, словом занимались интересными делами, приятными и необременительными. Окна Катиной квартиры не горели совсем по-другому, нудно и муторно они не горели. Но затопотала, зашуршала Соня в каморке, выкатилась в длинный коридор и зажгла везде свет.




3.

Середина темного ноября, а день солнечный и тихий. Люба не захотела идти мимо стройки по шумной Садовой улице, свернула на Могилевскую, прошла во дворик через подворотню - счастливая примета. Подворотня, та же арка, триумфальные ворота, - а Люба королева. Сегодня будет ею. Постарается быть. То есть, попробует. Если получится. Если позволят.

Молодой платан во дворике еще не облетел, хоть поредел изрядно. Еще одна счастливая примета, помимо арки. В прошлый раз Люба не заметила его. А какой красавец, стройный; красновато-бурые резные листья напоминают виноградные. Такими обвивали свои тирсы вакханки, такими листьями, сплетенными в венки, увенчивали себя и своего бога. Сегодня она будет вакханкой, а ее любимый - Дионисом. Люба наклонилась, подняла с земли несколько облетевших листьев, прижала к губам, застыдилась, оглянулась. Из свидетелей присутствовала лишь пожилая пегая кошка, расположением пятен на белой шкурке напоминавшая корову ярославской породы. Еще примета, конечно, счастливая. Священные животные в Египте, как известно - кошки, а в Индии - коровы. Судьба твердо пообещала Любаше успех, иначе три счастливых приметы подряд не истолкуешь, будь хоть записным пессимистом. А Люба не пессимист. Сегодня уж точно. По крайней мере, сегодня.

Она с утра готовилась к свиданию. Полтора часа укладывала русые волосы (не преуспела - растрепана), надела самое нарядное платье, легкое не по сезону и новые перчатки, смочила одеколоном виски, кружевной носовой платок, стащила у мачехи пудру, пока та беседовала с соседкой, напудрилась. Самсонов опоздал на сорок минут, но перешагнул, наконец, порог Катиной комнатки, долговязый, трогательно некрасивый с сильно выпирающим кадыком и стальными близко посаженными глазами. Согласился выпить чаю, и Любаша долго договаривалась со спиртовкой, проливая воду на муслиновое платье. Она усадила дорогого гостя на диван и все поглядывала на него в зеркало, так, чтобы он не заметил. Но Самсонов заметил, дернулся раздраженно, подносик накренился на валике, чай пролился, драже, купленное Любашей в булочной на Садовой, просыпалось из блюдца, запрыгало по полу. Она присела, чтобы собрать конфеты, Самсонов не стал ей помогать. Шарила неловкими руками все ближе к его ботинкам, стоптанным, порыжевшим. Подползла на корточках совсем близко, обхватила любимые колени, ткнулась лицом, размазывая пудру и слезы: - Я люблю вас. Я - ваша. - Подняла голову. Его черты расплывались сквозь слезы, показалось, что он ободряюще улыбается, но Самсонов морщился. Надо было подождать, пока он наклонится поднять ее, сам поцелует, усадит рядом. Люба поспешила, потянулась к его губам, а он вцепился в подносик, потянул на себя, нечаянно ударил ее жестким краем, прямо по зареванному лицу. Люба упала навзничь, некрасиво подвернув толстое колено, громко заплакала. Самсонов подхватился, чуть не в бешенстве, вышел из комнаты в кабинет-лабораторию, ходил там, шумно и широко ступая тяжелыми ногами.

- Самсонов, - жалобно позвала Любаша.

- Приведите себя в порядок. Умойтесь, - приказал он, и Люба послушалась. Полчаса спустя она внимательно слушала, стоя в дверях, а он все ходил по лаборатории, стараясь не приближаться к ней.

- Я пришел только затем, чтобы сообщить вам, что у нас нет, и не может быть никакого будущего. Я не собираюсь являться сюда по первому вашему зову. То есть, вообще не собираюсь сюда являться. Не знаю, что вы сочинили себе, хотя чему удивляться, вы же сочинитель, но между нами нет отношений - запомните - нет.

Что-то еще он говорил, куда-то ходил, Люба плохо запомнила. Ушел. Все кончилось, не начавшись.

Люба подошла к столу у стены, заставленному склянками с образцами красок. Вроде бы Катя говорила, что в краски добавляют яд? Взяла одну, с ярко алой жидкостью, пахнущей уксусом. Темному ноябрю необычайно шел алый цвет. За спичками не пришлось идти на кухню, на лабораторном столе нашлись спички в комплекте со спиртовкой. Люба отламывала спичечные головки и бросала в алую жидкость; они не желали тонуть и растворяться. Израсходовав полкоробка, задумалась - больше не помещалось в посудину. Из-под локтя вылезло давешнее Костяное рыльце, залопотало что-то, Люба не слышала, не удивилась его появлению. Вздохнула, протянула руку за склянкой, Костяное рыльце растопырило тоненькие ручки-ножки с птичьими коготками, изловчилось, стукнуло по красному стеклянному боку. Склянка опрокинулась, покатилась по столу, заливая столешницу и Любино нарядное платье ненастоящей кровью, докатилась до края, упала и разбилась. Люба спокойно взяла следующую, тоже алую, потянулась, было, к тиглю с бирюзовыми кристаллами медного купороса, но решила, что спички надежнее. Накрошила еще одну партию серных головок, погрозила Рыльцу кулаком, взболтала свой кубок и залпом выпила содержимое. Спички, конечно, остались в склянке. Она собиралась дойти до маленькой комнатки, сесть в красивое кресло и умереть. Не получилось. Сразу сделалось больно, в груди и ниже побежали мыши, принялись кусать изнутри, прогрызая путь наружу. Люба закричала, порвала корсаж платья, упала на пол и принялась кататься, все продолжая кричать. Тотчас в двери зазвенел ключ.

- Это Самсонов вернулся, - догадалась Люба. - Он вернулся меня спасти. Все будет хорошо. - Костяное рыльце согласно закивало и принялось нараспев повторять последнюю фразу.

Все будет хорошо - последнее, что она услышала и запомнила.

Дверь отворилась, и вошел Гущин.

Петр Александрович как-то уж слишком быстро сообразил, что здесь произошло. Он ринулся к окну, мимо женщины, бьющейся в судорогах, распахнул створку, сорвав шпингалет, и закричал:

- Федька! Поднимайся, живей!

Когда кучер, недоумевающий и нимало напуганный, взошел, Гущин уже разводил в миске марганцовку.

- Держи ее за голову! Ну! Быстро!

Федька мелко крестился: - Никак это Любовь Васильевна, Катерины Павловны сестра, Павла Андреевича племянница.

- Ты мне будешь родословную пересказывать, - взъярился Гущин. - Подай резиновую трубку со стола, да не стой, дубина!

- Пальто снимите, Петр Александрович, изгваздаете, - жалобно сказал кучер. Он неловко держал Любу за развившуюся косу, руки его тряслись. - Отходит ведь она. Что ж ее мучать-то понапрасну. Что это вы делаете? Разве вы доктор... Вы ж после и будете виноваты.

- Желудок промыть дело нехитрое. Может, успеем. А иначе мы ее живую не довезем.

- Куда же вы ее повезете такую? Может за приставом сбегать? Самоубийство, ясное дело. Надо бы оборониться, вот ведь грех-то. Как она в вашу лаболаторию попала, интересно. Вас поджидала? А Катерина Павловна что скажет?

- Федька, сделай одолжение, помолчи. Какой к черту пристав. Бери за ноги, понесли в коляску. И быстро на Литейный, в Мариинскую больницу.

Кучер уже подхватил Любашу, но продолжал бубнить:

- Так ведь, Мариинская-то, она для бедных больница. А вас спросят, все одно, что с барышней стряслось, дело подсудное. Если она вас поджидала, спросят, что ее так огорчило. Или попугать вздумала, барышни это уважают - попугать, да не рассчитала. А у вас, вон, яды всякие. Опять же, подсудное дело. А будет жива барышня, али нет?

- Сказал - замолчи, без тебя тошно. Будет жива, будет, если ты поторопишься. Чтоб за десять минут домчал.

- Барин, а ведь мы дверь не затворили.

- Черт с ней, с дверью.

У больницы Гущин наказал Федьке не высовываться, взял Любашу на руки и понес в приемный покой, словно она весила не больше кошки. Попросил дежурного доктора вызвать врача Платонова, отрекомендовался его приятелем и решительно объявил, что говорить станет только с ним. Любашу тотчас положили на носилки и потащили на второй этаж. Сильно пахло хлоркой и прогорклым маслом, наверное, из кухни, а еще чем-то тревожным, Гущин подумал и сообразил - формалин, неужели, из покойницкой? В больнице должен быть морг... Если Любу не спасут, лежать ей тут же на оцинкованном столе, в разорванном платье. Хотя, платье уже переодели, заменили серой тощей рубахой. А в двух шагах, за высокой чугунной оградой с желтыми навершиями, спешат пролетки, покрикивают извозчики, прохожие торопятся, твердо ступая по булыжной мостовой, кошки шмыгают в подворотни - живые, быстрые.

- Пойду покурю во дворике, подожду Платонова, - у Петра Александровича было такое сокрушенное лицо, весь его облик, солидный, основательный, несмотря на расстройство, вызывал такое доверие и сострадание к несчастью, постигшему молодого барина, что дежурный врач не сразу спохватился. Пришел Платонов с аккуратной бородкой, уверенный в себе и язвительный, заявил, что в первый раз видит поступившую девицу, что, в общем-то, ничего не значило. Мало ли девиц на свете, у иного приятеля каждую неделю новая пассия, всех не то, что не упомнишь, вовсе не увидишь. А вздумай эти поклонницы общительного приятеля поголовно травиться - это же на каждом углу больницы строить надо. Медбрат отправился за барином - точно, барин, пиджак такой модный на трех пуговицах, туфли дорогие фасонистые и сам гладкий холеный - не нашел ни у приемного покоя на лавочках во дворике, ни в саду перед корпусом. Сад - названье одно, любой уголок просматривается, несколько деревьев всего, да и те облетели.

- Ну, что, влипли мы по первое число. А уж таким порядочным этот господин мне показался. Хорошо, если девицу вытащим, а ну, как не откачаем. Надо в полицию сообщать, попытка самоубийства, - жаловался дежурный доктор.

- Это ты, братец влип, - открестился Платонов. - Мало ли кто на меня ссылается, да меня по всему городу знают, я и в других больницах оперирую, случается. Отравление - вовсе не мой профиль.

- Вы поймите одно, - уныло начинал доктор, и Платонов, не слушая, весело думал, как с тем неинтересно: понял одно, а другое ему уже не важно, другое он и знать не захочет. Дома ходит наверняка в засаленном халате и шлепанцах, из халата нитки торчат. И больных принимает таких же неинтересных - вот, как нынешняя девица. Надо же, не установить, кто доставил больную, ну и раззява.

- Как, говоришь, выглядел доставивший пострадавшую?

- Вы меня как следователь допрашиваете - "пострадавшую". Пострадала по своей дурости. Как выглядел - хорошо выглядел, белобрысый, румяный, здоровущий.

- По таким приметам его мигом сыщут, у нас в Питере население сплошь бледное да квелое, вашего барина за версту увидят, - резвился Платонов.

Дежурный врач обиделся и ушел за ширму.




4.

Звук дверного колокольчика заставил Катерину подпрыгнуть на стуле. Сама не заметила как задремала, это у них с Любой общая семейная черта, стоит навалиться неприятностям, и моментально клонит ко сну. Быстро же вернулся Сергей Дмитриевич, мало погулял, шампанского не успел выпить. Но Катя решила не выяснять отношения с мужем, новый узор разводами - изобретение, подсмотренное у собственного отражения в окне, волновали ее гораздо сильнее. Катерина выбежала в коридор, вслед за Соней, нетерпеливо ждала, пока та отворит мужу дверь. Но это оказался Гущин. Едва дверь открылась, он взошел, растрепанный, без шляпы, без пальто, совершенно не в себе, и схватил Катю за руки.

- Что такое? - Катя имела в виду спросить: - Что-то с мастерской? - но спросила: - Сережа? Что с Сережей? - Пол под ногами, отличный буковый пол, покрытый в коридоре дорожкой, начал продавливаться и размягчаться, словно она стояла на каучуковой доске. Катя зашаталась и упала бы, если б Гущин не держал ее, уже не за руки, а за плечи.

- Катя, соберись, нам нужно немедленно ехать. - Петр Александрович на глазах обретал уверенность. Видимо, Катина слабость подействовала на него столь целительно. - С Сержем все в порядке. То есть, я не знаю, где Серж.

Такой логический ход Кате оказался не по зубам. Она торопилась узнать, что с мужем, потому совершенно не могла слушать, и тащила Гущина за собой в гостиную. Если тот не знает, где Сережа, почему так уверен, что с ним все в порядке? Сообразила спросить, когда они уселись рядом на ковровом диване: - Что стряслось? Куда ехать? - и, наконец, - Мастерская? Сгорела?

- Можно и так сказать, - Гущин успокоился настолько, что позволил себе угрюмо усмехнуться. - Я не собираюсь устраивать расследование и тебя обвинять, но кое-что объяснить придется. Давай-ка поедем на Канонерскую, Федька внизу дожидается. Там, на месте, проще будет объяснять.

Только услышав название улицы, на которой располагалась их мастерская, Катерина вспомнила о Любаше, о том, что Петя собирался туда в неурочный день; так и есть, он натолкнулся на Любу и Самсонова, приехал с Катей разбираться. А она обо всем забыла со своей новой затеей, со своим чудесным узором, почти муаровым. Петины гнев и волнение удивительно некстати, и Сережа фордыбачит, уехал гулять, видали. Придется объясняться дважды, сейчас с Гущиным, после еще и с мужем.

- Ты не собираешься обвинять, а я не собираюсь оправдываться, - Катя повернула голову так, чтобы продемонстрировать самый выгодный ракурс, не зря часами изучала себя перед зеркалом. Поправила серьгу - на всякий случай, чтобы жестом привлечь внимание к длинной шейке, к изящному воротнику домашнего платья.

- Катя, ты вообще слышала, что я сказал?

А, так он еще и сказал что-то?

- Катя, Люба в больнице.

- Что? - и остальное уже на ходу, в коротких перебежках, почти как днем: от эркера к столу и обратно.

Катерина отказалась ехать в мастерскую. Прибраться, то есть уничтожить следы, запереть двери может и Гущин. Ей сейчас надлежит спешить вовсе не туда. Они соберутся здесь, в квартире на Офицерской улице. Серьезные вопросы лучше решать с удобствами, когда под рукой не только чай, но и лимон, и тонкие стаканы, и все, чего душа пожелает на нервной почве. Сергей Дмитриевич должен скоро вернуться. Соня скажет ему, чтобы дожидался их дома. А Катя поедет в больницу, не телефонирует, а именно поедет. Все равно не удастся скрыть, что Люба отравилась в их лаборатории. Только сгоряча Петр Александрович мог решить, что никто ничего не узнает, если он сбежит из больницы. Но яд, если Люба нашла яд на месте, следует уничтожить. Главное же сейчас - сама Люба. Жива ли она. Катерина поговорит с докторами, и к Любиному отцу, Василию Алексеевичу, придется съездить. Телефона у них нет, откуда, давно волнуются и гадают, куда могла запропаститься Любаша. Придется врать и выкручиваться, чтобы о мастерской никто не узнал, чтобы не дошло до Павла Андреевича. Иначе, с делом можно проститься. Отец не поймет и скандала не миновать. Ничего, разберутся, втроем отыщут выход, времени обдумать, обговорить - целая ночь. Да, верно, но только в том случае, если Люба жива. В больнице Катя скажет, что Люба отравилась у нее дома. Нет, тоже плохо. Ничего не скажет. Дождется разговора со следователем, а пока откажется объяснять. Выдержки хватит. Не посадят же ее за молчание, даже задержать не имеют права. Только бы Люба осталась жива. Только бы отец не узнал о мастерской.

И так активно Катерина взялась за дело, так убедительно излагала возможные варианты, что на протяжении всей дороги до Мариинской больницы Гущин не нашел возможности спросить ее - что делала Люба в их мастерской.

- Поезжай скорее, с Богом! - распорядилась Катерина, опираясь на его руку и вылезая из коляски. Гущин не успел усесться, как ее уж след простыл, лишь широкий подол бархатной ротонды мелькнул в дверях больницы.

Уж пару часов как стемнело, фонари горели как-то особенно тускло. По дороге больше попадались длинные дроги с бочками и дровами, пролетки остались на Литейном. Только сейчас Гущин обратил внимание, как много в Коломне деревянных домов, некрашеных, темных. Один привалился к брандмауэру трехэтажного каменного, и потому выглядит особенно жалким, на крыше лежит полусгнившая лестница, меж досок в стенах щели с кулак. Вот и к ним точно так привалилось гнилое несчастье. Уж рухнул бы дом скорее, и дело с концом, быстрей каменный построят. В жалкий дом юркнул человек, показавшийся Петру Александровичу знакомым, пес с ним, быстрее в мастерскую. Уставшая Чалка на мосту тянула воздух ноздрями, хотела пить. Гущину тоже хотелось воды, много, чтобы залезть в ванну с головой, смыть несчастье, вылезти, фыркая, одеться в чистое, пахнущее тонким одеколоном платье, выпить чая с медом. Но до этого далеко. А вода в каналах поднялась почти до верхней кромки набережных, в скупом свете поблескивают булыжники, и набережные выглядят опрятно, ноябрьская трава, пробившаяся меж камней, пожухла, из коляски на бегу кажется, что спуски сплошь каменные.

Хотя Гущину представлялось, что дел не переделать, при помощи Федьки он в два счета навел порядок во флигеле на Канонерской улице. Разумеется, никакого яда не было на лабораторном столе, и быть не могло. Истеричная кузина Катерины выпила красителя. Спичечные головки не в счет, что за поветрие - травиться спичками? Медный купорос, и то надежнее. Даже уксус. Хорошо, что Любаша ограничилась красителем, цвет привлек, не иначе. Жива будет, ничего. Ну, кишками помучается, не без того. Нутро все, поди, покоробилось, но молодая еще, заживет, зарастет. Разбила колбу, разлила по столу, теперь не отмоешь, все перепачкала. Еще в припадке романтизма писала что-то по разводам краски - вон, словно птичьи следы через весь стол. Гущин ругал Любу, большей частью из суеверия, надо ругать, чтобы все хорошо кончилось. И себя не забыть отругать, заодно. Не хотелось обнаруживать волнение перед Федькой, а, может, и страх. Казалось, что прошла вечность; когда выскакивал на улицу, обнаружил, что не может определить - вечер или ночь, а часы исчезли из кармана бесследно. Но всего лишь через полтора часа, после того как расстался с Катериной, он уже сидел в знакомой комнате с эркером. На этот раз здесь не было ничего праздничного. Из Сониной комнатки тянуло валерьяновыми каплями, сама Соня, заплаканная и испуганная, накрывала стол к чаю и прислушивалась к шагам на лестнице - не идет ли молодая хозяйка. Колчин, заложив руки за спину, стоял у стола и нахмурясь, наклонив голову, смотрел в пол. Гущин же, в запыленном пиджаке, сидел спиной к окну, разглядывал дверь. Друзья молчали, после сжатого изложения событий Гущиным, слова разом кончились. Обсуждать оказалось нечего, во всяком случае, при Соне и в отсутствии Катерины. Шел одиннадцатый час вечера.

- Сергей Дмитриевич, закуски подавать? - Соня спрашивала и всхлипывала одновременно.

Запах гусиной печенки и свежего укропа заставил повременить с чаепитием. Гущин и Колчин дружно накинулись на еду, в два счета уничтожили поданные закуски, потребовали еще. Обнаружилось, что за столом легче смотреть в глаза друг другу, и даже возможно разговаривать. Катя нашла их оживленно обсуждающими преимущества новых авто, появившихся на городских улицах. Можно подумать, не слышали, как она звонила в дверь, не ждали новостей из больницы, а просто ужинали. Катя отметила более чем на половину опустошенную бутылку хереса и неожиданно расплакалась. Она держалась в больнице, вынесла ужасную сцену у Любы дома, но херес и беседа об авто - это оказалось чересчур.

- Вам не интересно, жива ли Любаша, - крикнула она. - Ну, так я вам и не скажу ничего, и объясняться не стану.

Муж захлопотал вокруг нее, усадил на диван, подложил под спину подушку, велел Соне принести чаю и валерьянки. Петр Александрович, внимательно и ревниво наблюдающий его суету, взялся уверять Катю, что ни минуты не верил в серьезную опасность для Любы. Он же сам сделал ей промывание желудка. Никакого яда, Люба травилась спичками, тогда в коляске он не успел сказать, Катерина же ему не давала рта раскрыть. Самое страшное что Любе грозит - язвенная болезнь, и то вряд ли. Следствия никакого не будет, разумеется, если из-за каждой неуравновешенной барышни следствие проводить, то это, знаете ли... Проблема у них одна, пусть и серьезная, чтобы Павел Андреевич не узнал, что Люба пыталась покончить с собой в их рабочей лаборатории, и почему она там находилась. Кстати, действительно, почему? Катерина Павловна не хочет объяснить?

- Петр, что ты, ей Богу, видишь же, в каком она состоянии. Давай отложим до завтра. Думаю, ты прав, никто так скоро нас в участок не потянет. Разве, через неделю, для проформы. Кстати, если вызовут, то тебя - ты ведь Любу нашел, ты в больницу доставил, и ты же сбежал, не представившись. Так-то. А, в самом деле, как Люба себя чувствует? - Колчин стоял на коленях подле дивана и гладил жену по голове и плечам.

Катя не могла взять в толк, почему они спокойны. Неужели сытный ужин и бутылка хереса подействовали? Ну да, они-то сидели за столом, пока ее допрашивали сперва в больнице, после - Любин отец. Гущин, когда примчался к ней со страшным известием, был сам не свой от волнения, из больницы сбежал - надо же придумать. Откуда сейчас такое равнодушие?

- Люба жива, опасности для жизни нет, - кратко ответила и уткнулась лицом в подушку с голубым цветком. Разговор окончен.

- Серж, а ты знаешь, почему Люба оказалась в нашей мастерской, - возвысил голос Гущин. - Мне кажется, Катерина Павловна использует свою слабость, чтобы не отвечать, на самом деле, она не..., - ему не удалось докончить фразу. Катерина резво вскочила на ноги, прикрывая лицо ладонями, оттолкнула мужа и гордо, насколько позволяла ситуация, направилась в ванную. Тщательно вымыла лицо оливковым мылом, промокнула тонким льняным полотенцем и вернулась в столовую. Взялась за спинку стула - спокойно, не стискивая ее, и пальцы не побелели, а рассеянно поглаживали дерево - прищурилась на своих мучителей.

- Я дала ей ключи, чтобы Люба могла встретиться там с одним человеком.

Колчин вспыхнул: - Ты устроила из нашей мастерской дом свиданий? Сколько времени это продолжалось? А, какая разница... - Обежал вокруг стола, поравнявшись с женой, протянул руку, взял со стола фужер и бросил его об стену, но фужер выбрал чистый, наверное, чтобы не осталось следов на новеньких обоях. Катя еле удержалась, чтобы не съязвить: это ее обязанность - бить посуду во время скандалов. Выглянула совсем уж перепуганная Соня, выглянула и сразу обратно в каморку.

- Серж, друг мой, что ты себе позволяешь, - настроение у Гущина заметно поднялось, он впервые наблюдал, как ссорятся его друзья. Эта сцена чудесно усмирила боль, не покидавшую Петра Александровича более полугода, с самой их свадьбы.

- Какие глупости, подозревать Катерину Павловну, или несчастную Любу. Я и сам хорош, накинулся на Катю, как инквизитор, да оба мы хороши. Но у меня есть оправдание, терпеть не могу политики, потому и тянул из Катерины признание. Хотел удостовериться. Ну что ж, худшие подозрения подтвердились.

По внешнему виду Гущина, его довольной и плутоватой улыбке, топорщащимся, как у кота, усам никак нельзя бы предположить, что подтвердились худшие подозрения, скорее, наоборот, радостные чаяния: - Люба встречалась там с Самсоновым.

Катерина так удивилась, что забыла сердиться. Но промолчала, не спросила, откуда Гущину известно. Знала, муж спросит, и он не подвел, принялся выяснять, заикаясь от волнения и обиды, никак не мог уразуметь, чем неизвестный Самсонов отличается от любого другого мужчины. Все одно, получается дом свиданий, и тем самым обида для мужа. "Мужа" Гущин проглотил, прищурился ехидно, но выправился.

- Самсонова я имел неудовольствие знать. Он с нами учился, на другом факультете, ты-то, конечно, запамятовал. Из вечных студентов, жил на пособие, неизвестно какое, в общих затеях участие никогда не принимал. И всегда увлекался политикой, его за это и отчислили, в конце-то концов, а не за "хвосты". Самсонов - красный, с первого взгляда видно, по одной манере носить тужурку. И опасаюсь я, что он Любе в лаборатории какие-нибудь прокламации передавал для товарищей, нет, не скажу, что она знала, поди, втемную использовал бедную девушку, Люба наша сообразительностью не отличается. Что он ей наплел - неизвестно. И всем нам как раз выгодно представить их свидание как любовное, чтобы не выползло что похуже. Как бы это, друг мой Серж, не оскорбляло твое самолюбие супруга.

- Но с чего ты взял, что Люба встречалась именно с Самсоновым? - настаивал Колчин.

- Да уж, взял-с, - отвечал Петр Александрович, а Катерина возмущенно фыркнула:

- Тебе бы романы писать, с такой фантазией. - Но подумала немного, поняла, что для нее это выгодно и не стала дразнить Петю. Друзья вели себя как дети, уж не важно им было, почему Катерина дала ключ от общей лаборатории, а то важно, не вляпались ли в политику. Какая глупость. Но нет, это Сережа демонстрирует дремучую наивность, а Петя дурачит его. Зачем бы ему? Ладно, доживем до следующего дня. Любаша и прокламации - смешно, ничего не скажешь. Петя выручил ее, как нередко выручал раньше, но в детстве он отвлекал внимание отца, а сейчас - мужа. Если Катерина не льстит себе, если, вправду Петя ее любит, зачем предложил устроить их брак с Колчиным? Затем, что в первую очередь, купец, что дело для него важнее - казалось ему, что важнее. А сейчас - не выдерживает. И Катя пожалела и Гущина, и мужа. Оптом.

Гроза миновала. Соня тихонько убирала со стола, Гущин отправился домой. Уязвленный Колчин закрылся в кабинете делить обиду с головой лося, стеклянными глазами поблескивавшей на книжные шкафы вдоль стен. Катя легла и уснула тотчас, крепко, без сновидений.




5.

Их вызвали через два дня, Петра Александровича и Сергея Дмитриевича. Друзья решили признаться, что Люба отравилась в их мастерской - придумать что-либо другое оказалось трудно. Но можно договориться со следователем, чтоб держал это по возможности в секрете от Любиного отца и, соответственно, от Катиного. Гущин уверял, что за небольшую мзду столкуется. Все судейские берут взятки, известно. Они отправились вместе, но Гущина пригласили первым. Следователь показался, если и не вполне дураком, то простоватым недотепой. Соломенные прилизанные волосы с нелепым пробором - скажите, англичанин выискался, безвкусные бачки, старомодный сюртучок: вот и весь Иван Гаврилович Копейкин, долговязый судебный следователь. Он соглашался и мелко кивал, похоже, поверил всему, что говорил Гущин. А тот говорил чистую правду, как не поверить. Да, у Любови Васильевны Терентьевой был роман с Самсоновым. Они Самсонова почти не знали, зато давно и коротко знакомы с Любовью Васильевной. Конечно, у той есть ключи от лаборатории, они почти одна семья. На всякий случай, знаете ли, вдруг кто-то из них ключи потеряет... Да что в этом странного, собирались там, чай пили. Любаше, Любови Васильевне нравилась тишина, дома у нее нет условий, вот, заходила иногда, посидеть в одиночестве. Она же барышня романтическая, стишки сочиняет, требуется уединение. О том, что Любаша вздумает приглашать в их отсутствие сердечного друга, никто не подозревал. Очень, очень неприлично. Катерина Павловна совершенно ни при чем. Она ни за что не позволила бы двоюродной сестре поступить так безнравственно. И вот, пожалуйста, расплата. Отравилась спичками, у барышень такая глупость в голове. Слава Богу, что чувствует себя сносно, что он, Петр Александрович вовремя успел, не растерялся. С отцом пусть сама объясняется, наврет что-нибудь. Но не надо, не стоит говорить о мастерской ее отцу. Тут такая история, родители не должны знать об их деле - ничего противозаконного. Захотелось самостоятельности, вот и задумали собственное дело. Если следователь Иван Гаврилович пойдет навстречу, то они сумеют быть благодарными. Что, если им завтра отобедать вместе? Только Катерину Павловну не следует беспокоить, для нее это такие волнения. Совершенно не представляла, что сестра начнет своевольничать, да еще так двусмысленно, некрасиво. Катерина Павловна молода, неопытна и очень доверчива. Нет, ключи Любаше вручала не она, решили на семейном совете и сообща передали, они же как семья, да, это уже говорил. Петр Александрович и Катерине Павловне и Любаше все равно, что брат, с детства знакомы. А следователь кивал и кивал маленькой гладкой головой и слушал не так, чтоб очень внимательно. Для проформы вызвали, ясное дело. Гущин хотел предупредить Колчина, чтоб тот держался общего плана, следователь не страшен, главное - стоять на своем. А как взятку возьмет, совсем покладистым станет. В чем они виноваты, ни в чем. А что наше сукно за английское продают, то бизнес, не обман, и следователю совсем неинтересно, и упоминать не стоит. Но не успел сказать Сержу и двух слов, только подмигнул, выходя из кабинета - того позвали.

Колчину следователь дурачком не показался. Начал Иван Гаврилович совсем по-другому. Нехорошо начал: - Неловко, я полагаю, Екатерину Павловну сюда приглашать. Может, лучше бы мне к вам заехать.

- Зачем это? - тотчас занервничал Гущин. - Жена вовсе ни при чем. Она меньше нашего знает. - Так занервничал, что догадался спросить: - Неужели, всякий раз, как барышня задурит, вы дело заводите? Каждое отравление расследуете?

Следователь, вроде, как и не слышал вопроса. Сидел за столом с вытертым сукном, рисовал кружочки на четвертушке листа, морщился, в окно поглядывал, скучал сильно. Минуту скучал, полторы, а после возьми, да и скажи:

- Не каждое, Сергей Дмитриевич. Но убийство есть убийство.

Колчин закашлял, прочищая горло, такая у него была привычка, когда нервничал, боялся, что сразу не сможет отвечать, голос откажет. Сунул руку в карман пиджака, нашарил там неизвестно откуда взявшуюся щепочку - куда только Соня смотрит - переломил ее один раз, другой. Больше ломать не получается, не удержать в пальцах. Но уже справился с собой, спросил: - Какое убийство? Вы подозреваете, что Любовь Васильевну хотели убить? Однако...

- При чем тут Любовь Васильевна, с ней все понятно. Убили Самсонова. В тот же день несколькими часами позже у него на квартире. А у вас с Петром Александровичем Гущиным были и время, и возможность, после того как нашли Любовь Васильевну и отвезли в больницу. И мотив на поверхности - только что Петр ваш Александрович расписывал мне, какая вы дружная и крепкая семья. Вот и отомстили за бесчестие сестры. Ведь свидания наедине вы полагаете за бесчестие, не так ли. Кстати, что она все-таки делала на Канонерской, в вашей лаборатории? Не сукном же интересовалась. Кто знал, что она встречалась в тот день с Самсоновым?

Колчин закрыл лицо руками, тотчас устыдился своего жеста, посмотрел с тоской на следователя: - Я не знал. Мы не знали. Я должен переговорить с Гущиным.

- Может быть, воды, - заботливо предложил Иван Гаврилович. - С Петром Александровичем успеете наговориться, только сначала на мои вопросы ответите. Итак, что вы можете сказать по поводу убийства Самсонова?

И Колчин рассказал то, что слышал от Петра: что Самсонов красный, что он, возможно, передавал Любе прокламации, но они - все они, ничего не знали, и Люба тоже.

- У вас, голубчик, концы с концами не сходятся. Взгляните, что получается. Приносит Самсонов Любови Васильевне прокламации и наказывает передать товарищам, или распространить где-нибудь как рекламные афишки, ну, скажем, бюро путешествий. А Любовь-то Васильевна читать не обучена, только стишки писать, потому берет листовки, не зная и не умея отличить от тех афишек. И никто, кроме Самсонова, не виновен. Убили его, конечно, его собственные товарищи - за измену, или за присвоение партийной кассы. Вы откуда же взяли, что он красный? Кто столь стройную версию вложил в вашу голову химика? Не сомневаюсь, вы и бизнесом не слишком увлекаетесь. Не вы же придумали наше крашеное сукно за аглицкое продавать? Вам бы, голубчик, ангидрид да кислота, как говорится, и ничего более.

- Петр Александрович сказал, что Самсонов красный. Мы вместе учились в университете. Я, правда, не помню. Наверное, учились. Я и лица его не помню, вот все говорят: Самсонов, Самсонов. Не знаю, о ком речь, если правду сказать.

Следователь бросил рисовать кружочки в четвертушке, вылез из-за стола, сел рядом с Колчиным, только не на стул, а на кожаный диван, попахивавший скипидаром. Посмотрел проникновенно, задушевно посоветовал:

- А вы правду и говорите. Оно для здоровья полезнее. Петр ваш Александрович, расписал, поди, что следователь - дурак, взятку ему в зубы сунешь, и вопрос решен. Да вот беда, взяток я не беру, незадача. И идейку о том, что Самсонов - красный, тоже он вам подсунул, признаете. Не он ли сам, Петр-то Александрович и встречался в мастерской с Любовью Васильевной? С известной целью встречался. От вас тайком, сестра жены, все-таки, а ну как за обиду сочтете.

- Нет, ну что вы! Вы же видели Любашу, Гущин предпочитает женщин грациозных, изящных. Да и не собирался он в тот день в мастерскую, нечаянно, можно сказать, поехал, повздорили мы немного, вот он сгоряча и снарядился. А Катя его не пускала... - Колчин запнулся, побагровел. Сунул руку в карман за щепочкой - труха одна в кармане.

- Стало быть, ваша супруга предполагала, что Любовь Васильевна может оказаться в лаборатории. Не она ли ключи ей дала?

- Нет, мы сообща дали, то есть, сообща решили. У Любови Васильевны дома условий нет, а...

Следователь перебил: - Благодарю вас, эту историю я выслушал сегодня и даже более убедительно изложенную. А какие, скажите, отношения между вашей супругой и Петром Александровичем?

- На что вы намекаете? - Колчин лишь спросил, без возмущения. - Я измучен, зачем вы подлавливаете меня. Хорошие у них отношения, знакомы с детства. Тут вы ничего не найдете. Я своей жене доверяю безоговорочно, а Петр Александрович - мой ближайший друг. И дело у нас общее. К тому же, именно Петр Александрович содействовал нашему браку.

- Оставим это, - согласился Копейкин. - Но ключи передала все-таки Катерина Павловна, и, полагаю, по секрету от вас. Мне настоятельно необходимо переговорить с нею.

- Для чего? Что нового она может сообщить вам? Она уж точно Самсонова знать не знала. Почему вы не поговорите с самой Любовью Васильевной? Вас-то к ней пропустят, не при смерти лежит.

- Состояние Любови Васильевны ухудшилось, видите, вы даже этого не знаете. Так я навещу Екатерину Павловну завтра в первой половине дня.

Следователь поднялся, Колчин продолжал сидеть:

- Вы не слышите, когда вам говорят "нет", я не знаю, что делать в таком случае. Препятствовать вашему визиту я не имею права, так? Это официальный визит?

- Сергей Дмитриевич, вы сейчас приедете домой, выпьете коньяку, выспитесь, и все предстанет в другом свете, право, не стоит волноваться, - следователь поднимал Колчина со стула чуть ли не силой; проводил до дверей, слегка придерживая под локоть.

Оставшись в одиночестве, Иван Гаврилович порвал на мелкие кусочки четвертушку листа с нарисованными кружочками, вспомнил, как Колчин сидел перед ним и ломал в кармане спичку или щепку, засмеялся, несколько желчно. Пробормотал вслух своему отражению, мелькнувшему в застекленном офорте, висящем на стене кабинета и выдающем тайные амбиции и склонности хозяина:

- А чем мы собственно различаемся с вами, Сергей Дмитриевич, уважаемый. Нет, шалишь, голубчик, до уважения-то тебе далековато.




6.

Красильня продолжала работать, несмотря на треволнения хозяев. Даже новый узор, что придумала Катерина, испробовали, но получалось из рук вон плохо. В городе похолодало, задули сильные ветра, угрожая наводнением. Вода в Екатерининском канале темнела и пенилась. Каждый раз, проезжая на Канонерскую по Могилевскому мосту, Колчин с тревогой разглядывал маленький дебаркадер с привязанной лодкой, по всей вероятности, забытой там хозяином. Волны терзали тонкие стенки суденышка, того гляди, расколют, а хозяин не объявлялся, может, лежал больной, не мог выйти. Колчин загадал, как только лодчонку уберут на зиму, кончатся неприятности. Но несчастная все прыгала в темной воде, стукаясь о дебаркадер плохо закрепленным бортом. Колчин находился в крайне подавленном состоянии, как частенько у него случалось при столкновениях с враждебной реальностью. Гущин не ругал приятеля за неразумное поведение у следователя, это не только ничего бы не изменило, но лишь ухудшило положение, не ровен час, Сергей закроется у себя в кабинете и прекратит всяческое общение с миром на неделю, другую. Петр Александрович по-прежнему считал, что они попали в положение неприятное, но не безысходное, уж никак не трагическое. Как-нибудь устроится. Следователь все равно дурак, но не зверь же, ничего страшного, если он поговорит с Катериной. Катя, кстати, держалась гораздо лучше мужа. Переживала за кузину, боялась, что как только той станет лучше, переведут ее в психиатрическую - для острастки, чтоб не повадно впредь было спичками закусывать. Ездила в больницу убеждать доктора, навещала отца Любаши, врала ему что-то и в панику не впадала. Разве что зачастила в церковь, чего прежде за ней не водилось.

Следователь Копейкин появился в нарядной квартире на Офицерской улице через неделю, а не на другой день после беседы с Колчиным, как обещал. Катерина успокоилась к тому времени совершенно, хотя состояние Любы по-прежнему оставалось тяжелым. Отец, Павел Андреевич, очень кстати уехал по делам. Колчин напротив не находил себе места, проклятая лодка (на которую он загадал) все еще была у моста и угрожала ему страшными бедствиями. Пока Иван Гаврилович снимал пальто, шляпу, галоши, Сергей Дмитриевич все порывался выйти ему навстречу из гостиной, и Катя удерживала его. Они буквально столкнулись в дверях, Колчин от порога принялся представлять следователя жене.

Катерина протянула руку Ивану Гавриловичу, что неприятно поразило Колчина, тот нагнулся поцеловать, и жена пояснила:

- Мы познакомились с Иваном Гавриловичем лет пять назад.

Колчин поднял брови, считая неприличным вслух спрашивать, почему жена скрывала знакомство со следователем. Как много нового открылось в Катином характере за последние дни. Он женился на хрупкой наивной девочке, смешливой, нерешительной и отчаянной одновременно, сегодня Катерину не узнать. Не мог же он в ней так ошибаться? Все лодка, нельзя было загадывать. Решительность жены раздражала и угнетала.

- Да-да, Катерина Павловна тогда только окончила гимназию. Мы познакомились на пароходе, они с батюшкой как раз ехали на ярмарку в Нижний, - следователь издавал отвратительные сюсюкающие звуки, не все из них Колчин успевал сложить в слова. - Я и не предполагал, какой сюрприз меня здесь ожидает. Но то, что вы расцветете в настоящую красавицу, предположить было не трудно уже пять лет назад, а точнее, четыре года и пять месяцев.

Катерина усмехнулась, не сказать, чтобы ласково: - Я совсем не чаяла с вами встретиться.

- Конечно, конечно, - заверил Иван Гаврилович, - мои имя и отчество самые обыкновенные, встречаются часто. Даже если Сергей Дмитриевич упоминали, вы не обратили внимания. Но я-то, я-то мог бы навести справки, узнать к кому иду. Знай заранее, не посмел бы придти к вам без букета.

- А разве вы не справлялись о моей девичьей фамилии? Я полагала, что это ваша работа.

Разговор в гостиной все меньше нравился Колчину, и когда следователь попросил предоставить ему возможность переговорить с Катериной Павловной наедине, решительно воспротивился, даже оскорбился. Но Катерина ласково и непреклонно заявила:

- Сережа, Иван Гаврилович за этим и пришел. Я все потом тебе перескажу, тут уж мне никто не указ.

Следователь засмеялся и покачал бритым подбородком - как китайская собачка. Колчин вышел, увидел, что Соня в новом крахмальном фартучке крутится у дверей, явно подслушивая, но не сделал ей замечания, а направился в кабинет. Посидел там минуту-другую, взглянул на голову лося, она рыхлыми губами тотчас напомнила ему следователя, выглянул в коридор - Соня оставалась на посту - спросил кофе с гренками и сахаром.

- Черт знает что, в собственном доме уж не хозяин. - Взял со стола свежий немецкий журнал, набитый формулами, раскрыл, но если бы держал вверх ногами, ничего не изменилось бы, читать Колчин не мог. Даже любимые формулы.

В гостиной разговаривали вполголоса. Папоротники и фикусы притихли в эркере, Соня под дверью, но слова терялись в коврах и портьерах. Копейкин придвинулся к дивану, сидел наклонившись вперед, заплетя ноги вокруг ножек стула, Катерина напротив откинулась назад и слегка отворотилась.

- А что, Екатерина Павловна, муж ваш по будням не бывает на службе, или это в мою честь?

Катя заметно рассердилась, покраснела: - Оставьте этот тон, Иван Гаврилович! Какая служба, у нас свое дело. Все вы прекрасно знаете, обо всем справились. Пришли допрос снимать, так снимайте. Мне время дорого.

- Вам всегда было жаль на меня времени, - уныло сказал следователь. - Но зачем вы видите во мне врага. Напротив, вы сейчас в таком положении, что друг не помешает, тем более, надежный, проверенный и - и облеченный некоторой властью.

- Что вы такое говорите! Никакого сложного положения. Сестра двоюродная отравилась, неприятно, прямо скажем, несчастье, но не преступление. То, что Самсонов убит - совпадение, тоже неприятное, и не более. Что вы жилы тянете из Сергея Дмитриевича, видите же, не может человек вам противостоять, вашим глупым надуманным обвинениям. Или вы это - специально запугиваете?

- Да, драгоценнейшая, именно специально. Испугались? А если бы я так ответил всерьез? Если бы так оно и было? Но нет, Екатерина Павловна, вы не представляете, во что вляпались. Я же лишь помочь вам хочу. И все сейчас расскажу, невзирая на тайну следствия. Может, хоть тогда поверите - не скажу, оцените, на это не рассчитываю. Кстати, не в ходу у вас такое смешное домашнее прозвище "костяное рыльце"?

Катерина удивленно взглянула на него, смешалась: - Какое еще рыльце? О чем вы?

- Я так и думал. В этом рыльце все и дело. Получается, со слов Любови Васильевны, что на момент отравления она не одна была, кто-то, вот с этим вот смешным прозвищем, находился с ней в комнате. В бреду проговорилась, после-то отрицала, конечно, дескать, привиделось. Скрывает, значит. А почему? Потому, как это кто-то из близких, а может, и Самсонов. Вот и получается - не простое отравление, в лучшем случае доведение до самоубийства. А если убийство? И Самсонова убили очень вовремя - спустя три часа. Возмездие, так сказать. Петр Александрович в это время в мастерской находился - кучер подтверждает. Сергей Дмитриевич в ресторане сидел, но обслуга говорит, что он уж вышел на тот момент из зала. А и кучера подговорить большого труда не составит. Так что не о том вам надо беспокоиться, чтобы папенька не узнал о вашей затее, да подлоге с дачей - деньги-то под дачу брали, не того бояться, что выплывет, как вы нашу шерсть за аглицкую продаете. Алиби настоящего нет у ваших мужчин. Подумайте. А с Любовью Васильевной очень неблагополучно. Почему уж после того, как она на поправку пошла, новое обострение началось. Может, дали ей в больнице что-то такое, а? И кому дать? А вы вот к ней ездили.

Катерина внимательно разглядывала следователя, тот не отводил взора, не смущался, напротив улыбался и все кивал. Кате сделалось противно, словно в темном чулане набрела на паутину, и та облепила лицо, шею.

- Странная у вас помощь, Иван Гаврилович, и дружба странная. Вы в самом деле меня запугиваете, и меня, и мужа. Петр Александрович вам не по зубам. Не верю, что с Любой кто-то был в тот момент, не верю и в то, что вы всерьез нас подозреваете. Что вам нужно?

- Мне нужно именно что помочь вам. А для этого - прежде всего, поговорить спокойно, без свидетелей. - От следователя пахло маслом для волос и почему-то землей.

- Так говорите, кто мешает. Нас никто не подслушивает.

- Нет, Катюша, не так поговорить. - Следователь выделил интонацией "не так", но большее впечатление на Катерину оказало фамильярное обращение. Лжет, не может он причинить им неприятностей - серьезных неприятностей. С отцом, с красильней - ладно, разберутся сами, придется сознаться. Разве это беда? Убийство Самсонова Катерина по-прежнему считала не относящимся к ним, ни к Любе. Сказать, чтоб пошел прочь - не стоит пока, еще ничего откровенно двусмысленного не произнесено, только интонация, да фамильярность. Позвать Соню, чтобы подала гостю пальто? И это расплата за детское кокетство на пароходе - нет же, все глупости. Да он смешон, со своим английским пробором и прилизанными волосами, смешон, а не страшен. Поговорить с Петей, обсудить с отцом... Нет уж, сама справится, сама большая. Надо лишь собраться, подумать, спокойно подумать.

- Подумайте спокойно, Екатерина Павловна, - следователь встал, словно прочел ее мысли. - Я пойду сейчас, а вы подумайте. Вот и Петр Александрович скоро прибудет.

- Откуда вам известно?

- Мне все известно, - Иван Гаврилович изъяснялся слогом детективного романа, впечатление на Катю это если и произвело, то самое отвратительное. - До скорого свидания, дорогая бесценная Екатерина Павловна.

Иван Гаврилович спускался по просторной чистой лестнице, застеленной красной ковровой дорожкой, крепко держался за широкие перила и бормотал, как старик, но разобрать, что он бормочет, было невозможно. В голове же, в такт неслышным по ковру шагам, громко отдавалось: как тяжело быть мерзавцем, как тяжело быть мерзавцем, а чем еще придется заплатить, а чем еще придется заплатить. Навстречу поднимался Гущин, не сразу узнал следователя против света из окна на площадке, узнав, сухо поздоровался и быстро прошел мимо.




7.

Катерина никак не могла сосредоточиться. Муж и Гущин уехали на Канонерскую, в мастерскую. Муж второй день избегал ее и в глаза не смотрел, Петя вовсе не показывался. Петя, Петрушка. Катерине казалось, что все они находятся внутри пещерки, вертепа, оклеенного синим плюшем с золотыми звездами из фольги. Невидимый кукловод ведет их по кругу: вот хитрый Петрушка в колпаке, печальный Сережа с бледным лицом, сама Катя. И следователь Иван Гаврилович - тоже кукольный, тоже подчиняется чьим-то рукам, там, внизу под жестким проволочным каркасом. Петрушка трясет бубенчиками, обманывает, убегает, но не сам, а подчиняясь чужой воле. Откуда Петя мог узнать, что Любаша встречалась в мастерской с Самсоновым? Откуда? Разве что, затеял свою игру с Копейкиным, а кто эту игру направляет? Вчера ее не пустили к Любе, доктор отказался разговаривать, сославшись на занятость. Катерине казалось, что Люба просто не хочет жить, отсюда и ухудшение, неужели, они, медики, не понимают, что это может объясняться так бесхитростно. Наверняка ей сообщили, что Самсонов убит. Следователь и сообщил. Что-то странное Люба говорила, интересовалась почему-то мышами - видела ли Катерина, что в мышеловку попалась одна. Это явно болезненное. А то, что с нею, Любашей, кто-то находился там, кто-то по прозвищу Костяное рыльце - лжет Иван Гаврилович. Неужели, этот кто-то - кто бы ни был - не попытался бы предотвратить отравление. Что, стоял рядом и смотрел, как сестра пытается убить себя? Иван Гаврилович недвусмысленно дал понять, чего ждет от Катерины, даже не пытался соблазнять ее, открыто объявил условия, торговался, как с уличной девкой. Почему она стерпела, не выгнала, не надавала оплеух. Так растерялась, что не сразу поняла, к чему тот клонит, правда, очень уж неожиданно - ей, порядочной женщине такие намеки. Себя уговаривала, что ничего не произнесено, что показалось. Какое там, показалось, все прозрачно. Стерпела, а теперь поздно. Мужу и Пете рассказала о намеках Копейкина сгоряча и подробно, надеялась, что они сделают что-нибудь. Они промолчали. Тоже растерялись. Так надо было им оплеух надавать. Что бы изменилось? Но откуда Петя знает о Самсонове? Не врет ли, что тот - красный? Что за игру ведет? То есть, им, Петей играет кто-то. Кто? Мог ли Петя убить Самсонова по каким-то своим причинам, не связанным с Любой, или их общим делом? Вряд ли, слишком осторожен, слишком рассудителен. Но мог не сам убить, а нанять кого-нибудь. Сплошные предположения. С другой стороны, Петя ничего плохого лично Катерине не сделал, разве что не оправдал ожиданий, не заступился. А как? Схватил бы пистолет и ринулся за Копейкиным? В конце концов, это дело Сережи. Но муж абсолютно беспомощен в практических делах. Глупо. Кинжал, пистолет - романтизм сплошной. Катерина не могла объяснить себе, почему злится на Гущина и жалеет мужа. Вот-вот должен был вернуться Павел Андреевич из деловой поездки, необходимо быстро решить, говорить ли ему, что говорить. А решать-то не придется, с убийством все изменилось, вопрос о деньгах, мастерской - все это детский лепет. Договориться со следователем? Нет, ее вынуждают делать то, что не нужно. Не потому, что ей противно и не представить даже, нет. Это все не нужно, это ничего не изменит. Иван Гаврилович шантажирует, а если разобраться? Чем может угрожать? Сережа под подозрением? Чушь. Петя? Да, и черт с ним. И тоже чушь. Надо переговорить с Петей без Сергея Дмитриевича. Он должен разъяснить странности, он, а не Катерина. Что она сама такого сделала - ключ Любе дала. А Петя темнит, знает больше, чем показывает. Самое главное, отчего же Любашу не спросят, она жива, не помешалась, в состоянии ответить. Или помешалась, с мышами этими... Должно быть, следователь спрашивал, ездил же в больницу. Все он знает, так и есть, Катерину запутывает. Ничего, ничего, боялись мы тебя, как же. Решил, что на кисейную барышню напал, но она себя покажет. Ничего у него нет против них. Чушь.

Друзья сидели на Канонерской в "Катиной" комнате, разговор не клеился. Комната постарела и погасла, как переставшая следить за собой женщина. На столике, на зеркале пыль, но дело не в том, не в пустой вазе без цветов. Комнату перестали любить, и сразу все изменилось, и складки гардин, и мерцание неяркой люстры. В квартире холодная тишина, мышь не звенит чашкой на кухне, лишь за окном ветер посвистывает, внутрь не просится. Деревья во дворике облетели, уже выпадал снег, оставив по себе топкую грязь, на штукатурке флигеля показались первые разводы. Наводнения в эту осень не случилось, Колчин и в том усмотрел дурной знак, хотел проверить, будет ли затапливать полуподвал при наводнении, не обманул ли их хозяин. Лодку у дебаркадера убрали, но ничего не переменилось к лучшему, напротив, все больше запутывалось. Сергей Дмитриевич знал, что с ним поступают несправедливо, скверно, причем, самые близкие, но в чем несправедливость состоит, затруднялся сформулировать. Гущин приказным тоном, а только так и можно было сейчас обращаться к Колчину, распорядился:

- Перейдем в лабораторию. Здесь ты слишком расслабляешься.

Сергей Дмитриевич послушно последовал за ним, уселся на венский стул напротив окна, свесил руки меж колен. В крыле напротив вселились жильцы, там горело окно, сквозь редкую занавеску видно было, как несколько человек сидят за самоваром, пьют чай из блюдца. Среди них одна женщина, повязанная платком по-деревенски, постоянно выходит и вновь появляется, наверное, закуски носит. Какие-нибудь мелкие дельцы, приказчики, и хлопоты у них мелкие, приятные. Может, новоселье празднуют. Туда бы, за этот стол с самоваром, сушками, засахаренными ягодами. Но сколько так можно высидеть за столом с сушками - та же тоска.

- Н-да, тебе только толстовки не хватает, вылитый мыслитель, объятый думой. Извини, Серж, я сам зол как черт и растерян, потому шучу плоско. Но мы должны решиться.

- Мы, - Колчин внезапно оживился, возмущение придало ему сил. - Кто мы? Ты и я? Мы с Катей? Мы можем вовсе ничего не делать. Катя утверждает, что Копейкин нас запугивает и только.

Гущин сидел на диване, раскинув руки по спинке, дергал носком ботинка в кожаной галоше. Он волновался не меньше Колчина, но мог это скрывать. Посмотрел на свои ноги, обнаружил, что забыл снять галоши, смешался на мгновенье, даже вознамерился встать и разуться, но передумал.

- Катя - дама, - мягко возразил он, - не к тому, что легкомысленна, но некоторые сложности недооценивает. Скажи, почему ты выбрал стул, а не сел в кресло, или на диван? Ты подавлен, и в таком состоянии всегда выбираешь страдание, это абстрактная формулировка. А конкретно, пожалуйста, выбрал самое неудобное сидение. Что до нашего дела, до предмета нашего с тобою разговора - ты в душе согласен, но тебе стыдно в этом признаться - передо мной стыдно, перед собой. А уж Катя... Тебе было страшно, когда речь шла о том, что Павел Андреевич узнает, куда пошли деньги, данные им на покупку дачи, так ведь то не беда была, а победка. Сегодня обстоятельства несравнимо хуже. Мы ни в чем не виноваты, но ты же знаешь - это ничто. При желании невиновного уничтожить еще и легче. А желание у Ивана Гавриловича, у следователя дорогого, большое. Несколько желаний. Рассуждая философски, ничего страшного не происходит, никому никакого ущерба, в конце концов, Катерина замужняя женщина. И она-то ведь, тоже давно приняла решение, сама еще не знает, а уж приняла. Если бы не так, Ивану Гавриловичу вмиг бы пощечин надавала, при первом же намеке. Ан нет, до конца высидела смирно. То есть, она уж согласна. И надо ей это деликатно объяснить. Что урону никакого никому. Урон, потеря чести и прочая дремучая чепуха - это когда другим известно, когда на каждом углу обсуждается, и любая прачка может язык почесать о твое несчастье. В нашем случае - никто ничего не узнает. Мы же прогрессивные люди, мы понимаем, что физическая измена и измена нравственная - вещи разные. Да что такое измена? Тысячи, миллионы жен наставляют рога - извини, изменяют мужьям, те не подозревают и спят спокойно. Как в таком случае - есть измена или нет? Каждое явление существует постольку, поскольку оно поселяется в нашем сознании.

Оживление Колчина прошло, он сидел сонный, осоловелый, говорил медленно и с трудом:

- Ты предлагаешь мне уговорить жену отдаться следователю. Чтобы тот не дал хода им же самим сфальсифицированным обвинениям. Полагаю, я должен теперь тебя ударить. Как мне жить-то с этим?

- Что за страсть давать всему точные формулировки. Это жизнь, а не лаборатория. Если мы не присвоим явлению дурного ярлыка, оно, это явление может предстать в ином свете, смешном, досадном, а может и добром. Не определяй. Оставь дефиниции науке. Неужели тебе не хватит сил разобраться с собой? Ты мужчина. Ну, же! Соберись.

Гущин хотел закончить тираду тем, что Кате тяжелее, и что им, верней Сергею, еще предстоит ее уговаривать, и неизвестно, как она это воспримет, но вовремя спохватился. Пока не следовало наводить Сержа на эту мысль. Лишь добиться согласия. Если Колчин сломается, он не станет возвращаться к исходной точке, передумывать, он предоставит событиям развиваться и следовать положенным курсом. И Колчин удивил его. Он быстро, нервно согласился и тотчас добавил:

- Слова назад не возьму. Но есть условие к слову, каламбур, да. Ты сам поговоришь с Катей.

- Позволь, Серж, это совершенно неловко. Ты муж, и дело такое деликатное, - встретился глазами с Колчиным, замолчал. Немного спустя спросил севшим голосом:

- Выпьешь водки? Но сегодня не напиваться. Я еду с тобой к Катерине. После напьемся.




Часть 2

Николай разбирал полы у себя в мастерской. Дома его ждала молоденькая жена, третья по счету, но он договорился с Ириной, и ждал ее до половины одиннадцатого. Давным-давно стемнело, мобильный Ирины равнодушно сообщал, что абонент находится вне зоны обслуживания. Возможно, муж заехал за Ириной в театр, и она была вынуждена отключить телефон. Неужели, нельзя улучить момент и предупредить? Дома Николай заявил, что у него срочный заказ, придется всю ночь вкалывать. Конечно, можно вернуться, отговорившись тем, что сроки сдачи заказа перенесли, но не хочется выплескивать раздражение на жену, она и сама дает достаточно поводов для скандала, если еще и Иркины грехи на нее повесить - не выдержит без тренировки. Поженились-то они недавно, вот через год-другой привыкнет отдуваться за все. К тому же Николай выпил половину бутылки перцовки, приготовленной к свиданию, и тащиться через весь город поздним вечером лень. Теща многозначительно уйдет в свою комнату, жена начнет сокрушаться, зачем пьет в одиночку, он не сдержится - и пошло-поехало. А полами давно собирался заняться: выбросить гнилые доски, настелить фанерные щиты.

Николай бывал предупредителен с подругами первые три месяца, с женами - полгода. В отношениях с мастерской наблюдался постоянный трепет и обходительность. Жены-подруги приходили, уходили, мастерская у него была одна и требовала заботливого внимания. Здесь в принципе можно жить в периоды неприкаянности, здесь он полный единоличный хозяин, никакая женская рука не уродует стеллажи миленькими вазочками, а кушетку веселенькими накидочками. Квартира Николая рассосалась в предыдущих браках, мастерская делению не подлежала и служила оплотом, несмотря на сложности с КУГИ и прочими вредоносными структурами. Плату постоянно повышали, грозили выселить всех художников скопом из центральной части города, но до этого не доходило. Да и за долги мастерские отбирали нечасто, если сумел закрепиться в полуподвале или на чердаке - все, повезло, старайся хоть иногда платить аренду, ну, электричество, ну, коммунальные услуги. Хоть иногда. Конечно, случались комиссии, проверяющие, не живут ли художники в подведомственных помещениях, что категорически запрещалось по необъяснимой причине. Запрещалось держать плитки, постели, домашние тапочки, но все держали, стелили и зажигали. Более того, некоторые художники ухитрялись жить в мастерских с семьями, с женами и детьми.

Мастерская Николая располагалась в полуподвале, между Садовой и Канонерской улицами, во флигеле, стоявшем почти на земле, без настоящего фундамента. Она была сырой, темной, но достаточно большой и удобной, на две комнаты и крохотную кухню. Напротив, в таком же точно помещении жила семья переселенцев из пяти человек: двое молчаливых мужчин, похожих друг на друга, как один, совсем уж безгласная женщина, закутанная в платок, и тихий ребенок лет пяти. Так что Николаю повезло с устройством. Меньшую комнату он оборудовал под жилье и библиотеку. Там стояли кушетка, секретер, книжные полки и столик для приема гостей и поклонников. Большая комната служила непосредственно мастерской, с мольбертами, стеллажами, полными картин, красок, подрамников и прочего художественного хозяйства. Даже шкаф, шикарный резной гардероб, найденный на помойке, поместился в мастерской, заняв собою ровно половину кухни. Жена обижалась, что Николай не хочет перевезти к ней все вещи, несколько раз порывалась разобрать шкаф, но натыкалась на решительный отказ. Переставить шкаф в большую комнату подальше от сырости, вечнотекущего кухонного крана Николай также не соглашался. Если считать мастерскую крепостью, как всякий дом, то шкаф служил Николаю главной сторожевой башней.

Сам хозяин достиг уже тридцатипятилетнего возраста, и рассчитывал еще добиться тотальной известности. Его коротко стриженные волосы начали серебриться на висках, но глаза глядели упрямо и нахально, как прежде. Был он среднего роста, крепкого сложения, никогда не отпускал бороды или усов, в отличие от собратьев по кисти. Не расставался с джинсовой курткой даже в морозы и не пользовался носовыми платками, ни при каких обстоятельствах. Работал запоями, картины неплохо продавались, чтобы позволить себе не искать иного заработка, но заработать на новую квартиру так и не мог. У него насчитывалось некоторое количество близких друзей, среди таких же художников или поэтов, но большую часть времени Николай посвящал женщинам. Его отличительной чертой было нелинейное восприятие реальности, неспособность говорить голую правду, за что и любили женщины - сперва, а после столь же стойко не выносили, женщинам, собирающимся цементировать свои связи, вечно требуется та унылая голая правда, которая никак не украшает мир. Друзья, напротив, большей частью ценили это его качество, или относились снисходительно. Во всяком случае, скучно с Николаем не было никогда.

Но Ирина, бескрылое создание, не явилась; перцовка, можно сказать, пропала; ехать домой лень и неохота. Оставались полы. В коридоре они совсем просели, меж досками зияли чудовищные щели, так что гостьи рисковали каблуками, а для мышей было полное раздолье. Эти мыши, перевернувшие две банки с гуашью, и вынудили Николая поторопиться. Если их не шугануть, освоятся настолько, что примутся жрать картины.

Он снял верхние доски, обнаружив под ними гору трухи, столбики фундамента из кирпичей столетней давности, не заглубленные, стоящие прямо на земле, и расколотые цементные плиты. Не ожидая, что флигель стоит на честном слове, да еще в старой орфографии, Николай перепугался, что стены тотчас завалятся, но поразмыслил и решил - сто лет стояли, на его век хватит. Он выгребал труху и носил на помойку мешками. Бомжей на помойке не наблюдалось, давно спали в соседнем сарайчике, называемом дворницкой, убаюканные синим составом для протирки окон. Это жаль, соседей бомжей можно было приобщить к работе, и они охотно помогли бы. У Николая сложились с ними чуть не родственные отношения. Состав жильцов дворницкой менялся, но старожилы передавали художника новеньким по наследству. Во дворе у общины двое друзей: дворничиха Галя, пустившая их в сарайчик за то, что курировали помойку, гоняли чужих бездомных, разгребали снег и выполняли мелкую дворницкую работу и художник Николай. У того можно при случае перехватить червонец или пачку чая, он покупает старые рамы и открытки, извлеченные бомжами из недр мусорных баков и неорганизованных свалок. После удачных клиентов и выгодной продажи картинок способен подарить бутылку настоящей водки. И бомжи поддерживали дружбу в меру своих невеликих сил: шкаф ли затащить вчетвером, найти ли подходящие доски, или попросту спереть с соседней стройки, если художнику надо. Но этой ночью они спали, как спят поздним ноябрем, утомившись темнотой, сыростью и тревогой поздней осени.

Николай все ворошил совком для мусора труху в образовавшейся дыре. Он углубился против прежнего уровня почти по колено. Пару раз попались старинные пузырьки без пробок, были аккуратно очищены и поставлены на полку. Один раз кусок газеты, старой, расползшейся в руках, медная пуговица, осколки стекла, набойка от широкого каблука и вдруг - удача - идеально сохранившаяся антикварная мышеловка с аккуратной дверцей на бронзовой пружине, потемневшей частой сеткой и изящным крючком для сыра. Зеленая пружина не желала отпускать дверцу, подковырнул краем совка, дверца щелкнула, соскочила и прищемила ему палец, слегка оцарапав.

Николай счел, что на сегодня хватит, тем более следовало обмыть такую забавную находку. Оставил развороченный пол, как есть, хоть и дуло из дыры ощутимо, прошел в кухоньку, заварил чай, достал бутерброды с колбасой, заботливо упакованные женой, и отправился в комнату, к кушетке и перцовке. От напрасного ожидания Ирины, от работы ли внаклонку, ну не от перцовки же, в самом деле, у Николая слегка кружилась голова, и мелькало в глазах, словно тени метались по углам. В комнате ему почудилось, что по полу из дыры в коридоре шмыгнула мышь. Затопал ногами, заглянул под кушетку - никого, ничего. В бутылке оставалось совсем немного, допивать уже не хотелось, хотелось спать, взять старенький плед, завалиться, не раздеваясь, глаза уж слипаются, лампочка под потолком кружится - классика. Только справился с колыханием постели, начал проваливаться в сон, услышал скребущий звук под кроватью, аж подпрыгнул. Мыши разгулялись, не иначе гнездо потревожил и не заметил. Надо бы залучить к себе дворовую пегую кошку, что живет здесь от века. Когда мастерскую получал, она уже была, а прошло десять лет, интересно, сколько кошки живут. Сел в постели, голова кружится, лампа верхняя так и горит, так и пляшет, а на полу - черт знает что. Или кто? Существо поболее крысы, поменьше кошки, рыльце вперед, как у поросенка, только желтенькое костяное, коготки на лапках птичьи, сидит сивыми глазками хлопает. Николай вскрикнул, рыльце не шелохнулось, кинул шлепанцем, не попал, рыльце лишь в ухе поковыряло сухой лапкой.

- Ты кто, белая горячка, что ли? - голос Николая скрежетал и плохо шел из горла, страшно до тех самых чертиков. - Рожки где? - и рухнул на кушетку, провалился в сон.

Во сне к нему на постель села женщина, Николай соображал, жена или Ирина. Но женщина заговорила незнакомым голосом:

- Вы, пожалуйста, не бойтесь меня.

Тут Николай разглядел - вовсе незнакомая. Молоденькая девица, лет двадцати с небольшим. В талии широковата, но личико интересное, стильное с большим чувственным ртом, несколько вялым, без намека на косметику, вот выпендривается, а? Даже глаза не подвела. Одета, типа, из бабушкиного сундука. Прическа соответствующая, растрепанная - ясно, свой брат, сестра то есть, художница.

Заметила его оценивающий взгляд, смутилась, вздохнула, зашептала невнятно. Николай прислушался.

- Я знаю, я нехороша собой, - канючила барышня, - и ноги у меня большие.

Николай уяснил - кокетничает. Ноги, как ноги, размер тридцать седьмой не больше, и мордашка весьма выразительная. Наряд да, смелый, ну, кто сейчас не смелый, все так ходят. Пока сон не кончился, надо бы с ней в интим вступить, раз уж наяву не удалось, Ирка, стерва, так и не позвонила. Он решительно откинул плед, стянул футболку. Девица взвизгнула. Нет, ну надо так ломаться? Они даже в его собственном сне изображают неприступность. Ладно, даже интереснее, будем немножко соблазнять.

- Откуда ты, прелестное дитя? - черт знает, чья строчка, друг-поэт Вадим все цитирует, должно подойти к моменту, данному в ощущении.

- Я бывала здесь... Ох, это не важно. Я здесь хотела умереть. Но вам это не нужно знать. Я хочу предупредить, чтобы вы никому не говорили о Костяном рыльце. То, что вы его видели, не страшно, это не опасно. Нельзя лишь рассказывать - никому, никогда. Расскажете - умрете. Не сразу умрете, через год лишь, или два. Нельзя говорить. Вы же слышали, наверное, что очевидцы, которые рассказывают о - как это у вас - о полтергейсте, умирают. Потому и считается, что встречаться с подобным опасно. Но те, кто молчат о явленном чуде - о тех не знают, и они мирно доживают до старости. Видеть не опасно, говорить не стоит.

- Не скажу, - пообещал Николай. - С одним условием... - Хотел уж завалить девицу на многоопытную кушетку, но остерегся. Какая-то девица трепетная чересчур. Надо погодить. Смял реплику. - Ну-у, об этом позже. А почему ты взялась меня опекать? Ты поклонница моего таланта?

- Какого таланта? - спросила девица и сразу показалась непривлекательной. Но с этим можно было работать.

- Художника обидеть всякий может. - Николай вылез из постели, сняв заодно и джинсы - пусть привыкает к его красоте. - Пойдем, работы покажу.

Девица при виде красоты малость покраснела, потерла лоб тыльной стороной кисти, весьма изящной и узкой, и, закатив глаза, упала на пол без предупреждения.

Николай перевидал дам и девиц без счету, во всяких ракурсах и ситуациях, но с обмороком столкнулся впервые. Сон как-то подозрительно смахивал на реальность, слишком подробен и достоверен, слишком ощутим. Перцовка пахнет, как положено, а во сне обоняние не должно бы работать. Отхлебнул из горлышка - вкус перцовки, вкус тоже сохранился, может, не сон? Решил напоить бездыханную барышню. Чем ее к жизни еще возвратишь? Приподнял голову, разжал бледные холодные губы крупного рта, зубки у барышни оказались - не фонтан, приложил горлышко aqua vita, наклонил бутылку. Сквозь прозрачную кожу шеи видно было, как потекла темная струйка перцовки, там, у нее внутри. Зрелище жутковатое. Добежав до узкой груди, перетянутой шелковистой пестрой тканью, перцовка свободно пролилась на пол, не смочив платье барышни, но оставив пятно на половичке перед кушеткой. Ну, сон есть сон, бояться нечего, не такие кошмары снятся. Однако, мысль об интиме с незнакомкой придется оставить, если уж спиртное в ее теле не держится, как же тогда...

Девица очухалась, уставилась на Николая.

- Вы оказываете мне честь подобными мыслями, меня еще ни разу не желал мужчина, но мы должны оставить это. Я не могу...

- Это я уже понял, - задумчиво ответил Николай. Во сне имеет смысл выражаться откровенно, и он спросил: - Что в таком случае прикажешь с тобой делать? - Как там Вадим цитировал любимого поэта: - Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.

- Послушайте, - решительно начала барышня, но прибавила, - пожалуйста, - и сразу стала немножко жалкой. - Вы не спите, это не сон. Может, утром, вам и покажется, что сон, но вы все запомните, а станете проверять - подтвердиться. Спросите хоть Катину младшую дочь, ее тоже Катериной зовут, она над вами как раз живет. Так и не уехала в Голландию, одна осталась. Скоро уж ко мне переедет. Но я все отвлекаюсь. Вы сегодня выпустили Хозяина, а это не ваш Хозяин, он - наш. Вы не должны о нем рассказывать. Никому. Я же с самого начала предупредила. За этим и пришла. Ну и скучно, конечно, без людей, что говорить. Если бы вы Хозяина не выпустили, я бы не смогла появиться. Мы с ним связаны, я его заперла, он меня держит. Зла-то он не хочет, напротив, все боялся, что я глупостей наделаю, да не помог. Мы, по сути, оба заперты. Но сегодня, из-за вашей неосторожности... И оденьтесь, пожалуйста, мне очень неловко. Если вы будете столь развязны, мы не сможем встречаться.

- А ты планируешь со мной встречаться регулярно? Где и когда? - Николай одел-таки футболку и джинсы. - Не пойму, о каком хозяине ты толкуешь? Об этом чертике из белой горячки? Так он, наверное, от бомжей перебежал, мне еще до белочки упражняться и упражняться. Долго он меня пугать будет? Чего ему надо?

- Вы задаете вопросы, а ответов не хотите слушать, сами себя перебиваете, торопитесь, - барышня обиделась.

- Ну что ты, я весь внимание, - спохватился Николай.

- Мы можем встречаться здесь, - барышня потупилась. - Когда вы будете думать, что спите. А Хозяин дожидается второй попытки. Как дождется - сразу уйдет. И я вместе с ним освобожусь. Не стоило мне тому неприятному следователю лишнего говорить. Но я не знала. А вы - знаете, я вас предупредила. Так что молчите.

- Второй попытки чего? - уточнил Николай. - И не мог бы он ждать этой попытки там, под полом. Не лезть наверх, не пугать порядочных художников.

Незнакомка наконец проявила женскую сущность, вовсе не стала отвечать на вопросы, как это принято у дам. Внезапно побледнела, сквозь нее отчетливо проступила стенка со стеллажами; истаяла, как снегурочка, исчезла.

Николай проснулся, оттого что затекла рука, обнаружил, что уснул одетым, разделся, сходил на кухню за водой, попил и уснул крепким сном хорошо поработавшего человека - до позднего утра.

Утром в низких окнах бился серый рассвет, царапая стекла, как кашель горло. Звонила по мобильному телефону жена, кротко интересовалась, будет ли Николай к обеду. Звонила Ирина, пыталась скандалить - отчего это он отключил телефон, она не смогла дозвониться и предупредить, а муж нарисовался, стремительный, как терьер, и увез ее домой. Николай быстро раскусил тактику и наорал в свою очередь, в общем, они оправдали чаяния друг друга и расстались, почти примирившись - до следующей недели. Для себя Николай решил, что больше никогда не станет ночевать в мастерской ради Ирины, не стоит она неудобств и ночных кошмаров. И стрижется чересчур коротко, а уж поучать возьмется - не остановить. Николай раздражился и накалялся все сильней. Это дурной знак, это означает, что роман не то что летит к развязке, но начинает распускать отдельные шнурочки, связь ослабевает. Таких ослабевших расшатанных романов со встречами раз в месяц или в полгода у него достаточно, хочется живого, близкого, тесного, как собственная кожа. Будем искать. Какая удача, что жена позвонила раньше Ирины, не то бы ей, бедной, перепало. Пока же раздражение можно снять работой, и Николай взялся за полы, закончив к обеду. Он не стал копать глубже, засыпал дыру керамзитом, застелил досками, а сверху фанерой, той же фанерой покрыл полы в маленькой комнате - красота, почти евроремонт.

Давешний ночной кошмар Николай не забыл, хотя, если сон не повторишь с момента пробуждения, - сотрется. Николай ничего не повторял, но сон вспоминался, стоило шагнуть в прихожую. Объяснение лежало на поверхности, как фанера на досках: найденная под полом старинная мышеловка, Николай открывает ее, видит тени по углам - на самом деле от усталости, но при определенном настрое, да выпивши, можно нафантазировать, что тени полезли из клеточки. Все, сон готов: хозяин или домовой из мышеловки, явившаяся барышня - взамен ожидаемой Ирины. Интересно, как зовут бабку, живущую наверху, ей никак не меньше ста лет, а справляется одна, не видно родственников. Вдруг Катериной? Интересно, но не настолько, чтобы знакомиться и проверять, как предлагала барышня из сна. Но с пегой дворовой кошкой Николай свел знакомство и приучил ее залезать в комнатку через форточку. Уходя из мастерской, всегда оставлял кошке, которую так и назвал: Кошка, сухой корм на блюдечке в надежде, что та из благодарности станет пугать мышей и прочих нежеланных обитателей.

Весь декабрь он прожил практически с одной женой, приезжал в мастерскую поздно, часам к десяти, а в четыре уже собирался назад, иногда топтался вдоль Крюкова канала или Фонтанки, делая наброски, но руки мерзли, и долго он не выдерживал. Начало зимы оказалось непривычно суровым, реки и каналы быстро замерзли, по льду побежали цепочки следов, замелькали тени, под мостами над лунками уселись закутанные рыбаки, взад вперед бродили прохожие. Ходить по вставшей реке холоднее, чем по набережным, прохожий оказывался в леднике: закоченевшие гранитные берега и лед под ногами даже редким солнечным днем надежно сохраняли ночной мороз, но желающие взглянуть на город снизу, от реки, всегда находились.

Николай успешно работал, накрасил целую серию с рыбаками, вмерзшим в лед маленьким дебаркадером у Могилевского моста, не забывая и друзей бомжей. Они получались на картинках особенно живописными, но не нравились гостьям, появлявшимся в мастерской.

- Отчего бы тебе не рисовать красивых дам с папильонами? - возмущалась Нина, заглянувшая вместе с Вадимом и другими поэтами. - Бомжи как объект искусства сейчас такое же общее место, как раньше арлекины и коломбины. Вот изобрази ты Коломбину - это было бы смело.

Николай обижался, искал поддержки у Вадима. Но Вадим занимался собой и активно страдал, как страдал всегда после третьей рюмки: морщил лоб, стонал, протирал очки и тянул руку за четвертой. Хоть и был он поэтом, причем признанным, работал не сторожем и не кочегаром, а учителем, писал диссертацию, сильно уставал, сохраняя при этом вполне доброкачественный смешливый нрав. Поэты вели себя пристойно, пили плавно, размеренно закусывали вареной картошкой и квашеной капустой, за весь вечер только раз уронив на пол банку с маслом из-под шпрот. Николай показывал картинки, раскладывая их прямо на полу, потому, после падения шпрот закрыл экспозицию и перешел к рассказам. Он описывал, как в этой комнате в блокаду складывали трупы таким же декабрем, и они глядели в потолок замерзшими белыми глазами. Как до революции тут держали меблированные комнаты, и однажды именно здесь вскрыла себе вены молоденькая барышня, восторженная гимназистка с кудрявыми золотыми косами, назначившая свидание известному тенору, но не дождавшаяся своего кумира. Слова лились легко, без запинки, и гости, хоть сами были поэтами, внимали в священном молчании. Но Нина воткнула шпильку, и в полотне рассказа сверкнула дыра. Так всегда, женщины либо любили и принимали Николая безоговорочно, либо на дух не переносили.

- Откуда ты знаешь, что здесь было до революции? Какие меблированные комнаты, это же полуподвал, кто бы их снимал-то!

Со своими уточнениями вступал Кирилл, помимо стихов писавший безразмерные повести. Кирилла Николай несколько побаивался: все, к чему тот прикасался, обращалось в труху. Если Кирилл изображал собаку, собака получалась запаршивевшая и колченогая, если ребенка - то непременно инфернального, но самыми мрачными и неопрятными красками он живописал любовь. Кроме того, он постоянно ронял чашки, рюмки и табуретки. Кирилл выступил в защиту меблированных комнат, но защита сильно смахивала на обвинение в искажении действительности. Вася наливался пивом и качал усами.

Николаю приходилось оправдываться, чего он не выносил, ссылаться на старушку соседку сверху, которая жила здесь до революции, то есть, ее мать жила, и бабка, и прабабка и... Но вредная Нина, стреляя упорными, как пули, глазками, допытывалась, как же и бабка, и мать, и все прочие жили - в меблирашках постоянно? И поэты галдели, занимались собой, не обращали уже внимания на хозяина, а выставить их на мороз ночью было невозможно. Николай сердился окончательно, уезжал домой, оставляя подвыпившую компанию до утра. Утром, выспавшийся и отдохнувший, заботливо напоенный женой кофе со сливками, приезжал и заставал одного Вадима, честно дожидавшегося возвращения хозяина. Интересовался, как прошла ночь, не снились ли кошмары, не бегали ли домовые; дыхание в ожидании ответа - а ну как привидение явилось гостям - перехватывало от волнения и любопытства. Бледный Вадим отвечал, что кошмары не снились, но приснились бы обязательно, если бы он, Вадим, смог уснуть на кушетке с торчащими пружинами. Кирилл, тот да, спал в кресле и, судя по оглушительному храпу, видел не меньше, чем Бородинское сражение и себя в роли мортиры. Нина в четыре утра поднялась из-за стола, как птичка, чирикнула о такси и исчезла. Вася ушел пешком, и это был настоящий кошмар для всех обитателей подъезда, потому что там, в подъезде... Зачем уточнять, если все и так видно, все, что Вася сделал в подъезде... Николай сочувствовал, кивал, прибирал мастерскую после гостей. Приходила пегая Кошка, съедала корм, смотрела прозрачными глазами прямо в глаза Николаю и уходила, не интересуясь возможными мышами. Так он переживал декабрь.

В середине января, в самые холода, в крещенский мороз он встретил во дворе старуху из верхней квартиры. Она тащилась через дворик в трех платках, повязанных один поверх другого с объемистой сеткой, еле переставляя ноги. Николай предложил помочь донести сетку, чтобы старуха не испугалась, напомнил, что сам из той же парадной, внизу живет. Объяснять, что у него там мастерская, казалось бесполезным, старуха, поди, не подозревает о творческих профессиях, совершенно колхозная бабка, деревенская. Глаза у нее оказались темные, но выцветшие, похожие на шоколад, распущенный в молоке, и неожиданно ясные и цепкие. Старуха отдала сетку безо всяких, пробурчала, что прекрасно помнит соседа и гостей его шумных помнит, но на гостей не в обиде, дело молодое. Николай донес сетку до второго этажа, бабка загремела ключами, отворила дверь и распорядилась, чтобы нес покупки на кухню. В квартире пахло сухой травой, на кухне разместились безликий стол и дивной красоты старинный буфет с дорогим тонким фарфором. Николай надумал поинтересоваться, что здесь, в этом доме, было раньше.

- А то же и было, что сейчас. Внизу мастерская красильная, до октябрьского еще переворота, наверху жили потом, мы же и жили.

Речь у старухи оказалась ясная, но память подводила. Она путала себя с собственной матерью или бабкой, что жили здесь до революции и владели красильней. Старуху звали Катериной Алексеевной, не то Павловной - сбивалась. О родных сказала, никого у нее не осталось.

- В блокаду, что ли погибли, бабушка? - вежливо поинтересовался Николай, и старуха уклонилась от ответа, сделала вид, что не расслышала. Упомянула какую-то Любашу, пора, мол, к ней перебираться. Значит, родственники все же имелись. Но тут же бедную Лубашу и обругала за то, что грех на себя взяла, отравилась. С мозгами у бабки наблюдались проблемы. Николаю хотелось заглянуть в комнаты, там наверняка нашлось бы на что посмотреть, но старуха не пустила.

- Иди в свою мастерскую, пора тебе. - Выходит, знает, что он не живет здесь, что у него мастерская, а может, путает с прежними временами, со своей красильней. Николай спустился, решив нарисовать старуху по памяти, как видел ее на фоне темного "мариинского" буфета, похожего на замок из сказки.

Картинка получалась нарядная и выразительная, Николай работал быстро, гуашь хорошо ложилась на лист, сегодня все удавалось. Закончив картинку, внезапно захотел спать, так сильно, что не смог бороться с собой и поплелся на кушетку, волоча ноги, как пьяный. Перед тем как окончательно уснуть, подумал, что неожиданная сонливость вызвана давешней растрепанной барышней из сна, не иначе свидание назначает.

Барышня не замедлила появиться. Присела на краешек кушетки, расправила оборочки-рюшечки, наклонила к плечу русую взлохмаченную головку. Николай уже начал соображать, что к чему.

- Здравствуй, Люба, - произнес он, не сомневаясь, что попал в точку.

- С Катенькой общался, - отметила полупрозрачная Люба. - Обо мне спрашивал, уже по имени зовешь.

- Скорей уж, с бабой Катенькой, - поправил Николай. - Сегодня утром ее портрет сделал, белила еще не просохли. Да ты сама знать должна, привидениям положено все знать про нас.

- С вашими суевериями очень трудно справляться, - нерешительно заметила Люба и обеспокоилась - не обидела ли. Николай улыбался.

- С нашими суевериями? Суеверие - это ты. Привидения - это суеверие, и сейчас с одним из них я разговариваю. Во сне.

- Видите ли, это не совсем сон. И я не привидение. Привидений не существует, кстати. А видеть я могу только то, что происходит в этой комнате, ну, и в соседней тоже, естественно.

- Потому что ты здесь отравилась? - Николай убедился, что находится на правильном пути, что ему все ясно - и с прошлым, и с привидениями. Тени из прошлого предпочитают мелькать на месте гибели, а бабка говорила, что Люба отравилась. Да он, можно считать, специалист по общению с привидениями.

Любе бестактный вопрос не понравился, она перевела речь на другое и попросила показать портрет. Увидев старуху на фоне буфета, прижала руки к груди, всхлипнула:

- Совсем не ожидала, что она стала такая... непохожая. Неужели, и Катерина такая была? Такая старая. Как это ужасно... Как несправедливо...

- Любаша, что расстраиваться, ведь это все, как бы тебе объяснить подоходчивей, давно произошло. Такая старая она лет пятьдесят, не меньше. - Николай, успокаивая, похлопал барышню по руке. Рука оказалась холодной, но не мертвецки ледяной, а такой, как часто бывает у нервных анемичных барышень, плотности рука тоже была нормальной, человеческой.

Барышня взглянула удивленно и благодарно:

- Спасибо за Любашу. Они меня так называли, мои близкие. - Смущенно потупилась и прошептала:

- Вообще-то я травилась наверху, там, где сейчас Катя маленькая живет. Она младшая дочь моей двоюродной сестры. А умерла здесь, в этой комнате, но позже через пару лет. То, что они говорили, будто у меня тиф - неправда. В то время мастерскую уже закрыли. Дома я оставаться никак не могла, вот Катя меня и пустила. Настаивала, чтобы наверху поселилась, но я не захотела. Надо же, ничего от той жизни не осталось, ничего. Буфет страшненький какой, вульгарный. Мы подумать не могли, что Катя маленькая будет жить здесь, в таких условиях. Осталась, не уехала с семьей в семнадцатом году. Упрямая.

Николай решил уточнить детали: - Значит, раскапывая полы, я выпустил вас с Хозяином. Из мышеловки, что ли?

Люба покраснела, зашептала еще тише: - Я вас обманула. Мы здесь всегда были, только вы нас не видели. А Хозяина и сейчас не видите, один раз всего разглядели. А он же - вот, напротив сидит. Хозяина мужчины вообще не могут видеть.

Николай вгляделся, под стеллажами качались тени, но никаких домовых не наблюдалось. Тут до него дошло, что, находясь в мастерской неотлучно, Люба видела все, что происходило на многострадальной кушетке с выпирающими пружинами, нескончаемую вереницу жен, подруг и поклонниц, их локти, плечи, груди, его собственные ягодицы и так далее. Смутился, но решил, что в этом есть особая острота и терпкость. Что же она в обморок-то загремела, оконфузилась в свой первый визит, если видела его во всяких видах? Вслух же спросил, не сомневаясь, что его мысли она слышит так же отчетливо:

- Как же мы не сталкиваемся в такой маленькой комнате, не стукаемся лбами? Или, пока я тебя не видел, ты была бесплотна, и я проходил сквозь, не замечая?

- От вас зависит, бесплотна я или нет, - очень резво возразила Люба. - Вы сразу представили, как вы... как мы... как вы меня, - смешалась, даже порозовела. - И почему мы должны сталкиваться, вы же не налетаете на шкаф, по крайней мере, в трезвом виде. А если у вас гости, я всегда ухожу на кухню и прячусь в уголке между шкафом и стеной. Туда никто не лезет, даже по ошибке. Разве иногда, если разговор уж очень увлекательный, выхожу послушать. И в спальне с вами никогда, никогда не нахожусь.

Люба глядела с тем истовым желанием постоять за правду, что и другие женщины, живые, когда принимались уверять в чем-то, чего не соблюдали. Это внушало надежду, что женская природа не меняется ни у каких ее представительниц, вплоть до потусторонних. С Любой можно договориться. Но представить себе, что она станет постоянно толочься в мастерской - его мастерской! Что же с этим делать? Даже если он не будет видеть Любу, знание, что она постоянно следит за ним, способно отравить жизнь.

- Вы не переживайте, - вступила Люба, - мы на свету ничего не видим, только в сумерках или ночью. Утром и днем мы как бы не существуем. И сразу предупреждаю, если вам вздумается судьбу пытать, - предсказывать я не умею, Хозяин, тот предчувствует, но предсказывать, в будущее заглядывать никто не станет. И через стенки не вижу, вот по Кате маленькой скучаю, а взглянуть на нее не могу. Хозяин может, он весь дом опекает, но не расскажет мне. Мы давно не разговариваем - ему незачем.

- Постой, - вспомнил Николай, - я же задремал сейчас. Есть надежда, что ты все-таки мне снишься, и на самом деле тебя нет, - невежливо рассудил он. - Проснусь - и ты сгинешь?

- Это как захотите, - Люба обиделась, побледнела и исчезла.

Николаю еще во сне сделалось неприятно от известия, что кто-то умер в его мастерской, пусть и давно. Он столкнулся со смертью один раз, в бытность с первой женой. У них умер пес, тринадцатилетний эрдельтерьер. За неделю до смерти у того началась сердечная недостаточность, почти как у людей. Пес тяжело дышал, не давал спать, закапал слюной ковер, шерсть у него потускнела и начала лезть, как-то разом, хотя эрдели не линяют. И тогда Николай, позволявший псу спать в кровати, прямо на простынях, есть из собственной тарелки, пить пиво - а тот любил пиво - из своего стакана, начал брезговать им. Страшно дотрагиваться до слюнявой морды, ввалившихся часто вздымающихся боков, словно можно заразиться смертью. Пса требовалось пожалеть, помочь ему преодолеть страшный рубеж, но брезгливость и злость за недосыпание оказывались сильнее. Неделю они с женой продержались, но после выходных, когда спали по очереди, кололи псу сульфокамфокаин, анальгин и димедрол, не выдержали и вызвали ветеринара. Пес ушел в свое собачье небытие. Больше Николай собак не держал. Кошки уходили незаметней, может, потому что были мельче. С другой стороны, смерть смерти рознь. Люба умерла давно, он не видел этого своими глазами, и не факт, что совсем умерла - вот же она, ходит, говорит. Во всяком случае, брезгливости новая жиличка у Николая не вызывала.

Зима шустро как заяц скакнула из января в февраль и подгрызала март. Николай привык к неотлучному присутствию Любаши, но не так, как привыкают к кошке. Другого смутило бы подозрение, что мысли более не являются интимной собственностью владельца, и Люба может слышать их, но Николай скоро забыл о том. Его реальность оставалась столь же нелинейной, как и прежде, и он вдохновенно творил истории, теперь уж для Любаши. Солнце в мастерскую никогда не заглядывало, мешал флигель напротив, но дневного света хватало, чтобы изгнать "сожительницу". Днем Любы не было. Николай стал чаще задерживаться, дожидаясь ее возвращения в сумерки.

- Не пойму, - жаловался Николай. - Почему ты не видишь сквозь стены? Путаница у вас, почти как у нас в канцеляриях. Тоже бюрократия? Одному можно двор контролировать, другой нельзя из помещения нос высунуть. Нелогично. Вы же оба духи. А что на нашем этаже твориться - тоже не видишь?

Любаша пожимала плечами, совсем как современная школьница, и загадочно обещала перемены.

- Какие перемены? Ты же не умеешь предсказывать, - подначивал Николай. Некоторые перемены в доме все же имели место. Не совсем в доме, скорей в дворницкой. Бомж Толя, крупный чернявый и быстроглазый, перешел на легальное положение, хотя шансов у него было меньше, чем у прочих. Прошлой зимой Толя отморозил ноги, да так убедительно, что началась гангрена. Его, без сознания, забрали в больницу прямо с улицы - повезло, под самые холода попал на белые простыни к теплым батареям. Ноги ампутировали. Выписывать Толю было некуда, после некоторых проволочек он вернулся в общину, но тут его приметили нужные люди, а дело было уже к весне, и пристроили работать на дорогу: сидеть в камуфляжке и просить милостыню. За лето он заработал кучу живых денег, столько не пропить. Но самое главное - познакомился с женщиной, живущей в пригороде, еще не слишком старой, которая захотела забрать Толю к себе. Он вполне тянул на кормильца - работа на дороге продолжалась и приносила доход. Обитатели дворницкой пили два дня настоящую водку, провожали Толю. Сам не пил - посидел вечерок с бывшими друзьями в новом инвалидном кресле и отбыл по другому адресу, вместе с подругой. Она приехала за ним позже, чтобы Толя успел проститься с общиной, такая настоящая, в теплом пуховом платке и хорошем драповом пальто. Лицо румяное, видно, что пьет лишь по праздникам и только магазинное. Постарше Толи, ну, так кому это важно. Место в общежитии освободилось. И на пустое это место пришла женщина, бомжиха Олька. Николай с интересом ждал развития событий, ему казалось, что трое оставшихся должны передраться, поскандалить из-за дамы, но община жила мирно, и какое-то время вовсе не давала о себе знать. Эти перемены вряд ли можно было счесть серьезными.

- Ну, расскажи как очевидец, что же все-таки произошло в семнадцатом году, - спрашивал Николай. - Как такое вообще могло произойти, в голове не укладывается.

Любаша шевелила бледными пальцами, словно собирала и распускала невидимое полотно, беспокойно водила глазами.

- Я не помню. Да ведь я на тот момент уже не была свободна. - Она избегала слова "умерла", предпочитая эвфемизмы.

- Как можно не помнить. Поворотный момент истории, не хвост собачий.

- Это сейчас он числится поворотным, а тогда был обычный. Ведь вы тоже помните только личную историю. Семью, друзей, - Любаша чуть покраснела, - своих подруг. Некоторых.

- Ты ошибаешься. Что спорить, - загорелся Николай, - я тебе докажу.

Он созывал друзей, рассаживал их в мастерской, отставляя один стул и не позволяя на него садиться никому - для Любы. Это доставило особенное удовольствие: привлечь Любашу, невидимую другим, пригласить ее на вечеринку с живыми, поставить ей стул. Люба не шла в комнату, пряталась за шкафом. Николай сердился, из кухни она ничего не услышит и не увидит, но уговаривать Любу при гостях не мог, это выглядело бы странно. Делал ей страшные глаза, кивал головой, но Люба лишь больше забивалась в угол, шептала: - Я все слышу и так, не беспокойтесь.

- Ты что гримасничаешь? - интересовался некорректный Кирилл, замечая подмигивания хозяина.

- Давайте уже быстрее выпьем, - не давала отвлечься Нина и выручала Николая, сама того не желая. - У меня новый тост: со свиданьицем!

- Господа поэты, - громко, для Любаши, вопрошал Николай. - Что вы помните о дефолте, к примеру. Или, что в первую очередь приходит в голову, когда говорят о провале попытки переворота.

- Ох, и нажрались мы тогда, на даче у Татьяны, всю ночь квасили. - Мечтательно начинал Кирилл, и Вадим поддерживал:

- Да, помнишь, в два часа ночи, как раз, кошка окотилась у меня на постели, я на чердаке ночевал. Кровь, темнота, страх. Татьяна потом простыни стирала в пруду, едва рассвело. Очень символично.

- А что такое провал попытки переворота, - интересовалась Нина, не слушая прочих, - ГКЧП, что ли?

Николай терялся: - Это все, что вы помните?

- Почему же. Но ты просил, в первую очередь. Карточки еще помню. Той водки, что по карточкам продавалась, мне на год хватило. Как мы мало пили в те времена, куда все делось, - Вадим выпивал рюмку и привычно морщил лоб.

- А я свои карточки продавала, - поддерживала Нина. - У меня тогда еще была жива Флерюшка, первая собака. Она в магазине танцевала. Убежит от меня и танцует перед очередью на задних лапках, передними хлопает, зарабатывает. Ее во всех магазинах знали. В очередях скучно стоять, а тут - развлечение. Пушистая такая, белая с черным. Настоящий папильон.

Николай пытался мысленно объяснить Любе, что его друзья все помнят, но не хотят разводить за столом политинформацию, потому и говорят о личной истории, но начинал сомневаться в том, что она действительно слышит мысли. После принимался сомневаться в памяти друзей, еще позже - в самих друзьях. А в самом конце думал лишь об одном - как бы ненавязчиво отправить поэтов по домам, чтобы никто не остался ночевать, хватит одного общежития на двор, бомжацкого.

Зима катилась весело, как круглый ноздреватый и золотистый блин, а солнце маслом стекало по краям и сверкало на гладких заснеженных крышах. Близилась масленица. Пегая кошка исправно заходила в гости, признавала Любу за свою. Кошка несомненно видела и Любу, и Хозяина, даже терлась о Любашину юбку, выгибала спину и урчала. Насчет Хозяина Николай убедился, с полчаса наблюдая, как Кошка следит за тенью под стеллажами, поворачивая голову, но, не трогая тень лапой, видимо, от избытка почтения. Несколько раз заявлялся с пустым ведром или канистрами бомж Володя, маленького росточка, бледный до синевы, но удивительно опрятный. С водой у общины вечные проблемы, а когда начинаются зимние аварии, трубы перемерзают - просто беда. Николай охотно пускал Володю набрать воды, выслушивал байки и новости. Подступающая весна сказывалась во всем. Вот и Володя заявил, что у новой жилички Ольки роман с Профессором, высоким бородатым бомжом. Не просто роман - настоящая любовь. И они, остальные, то есть, Володя и Степан, даже пару раз не ночевали дома, чтобы устроить "молодым" настоящий медовый месяц. Николай хохотал, Володя улыбался, и неуверенная улыбка выглядела на сморщенном маленьком личике как рана.

Поклонниц Николай принимал у себя нечасто. Несколько раз появлялась Ирина, стягивала колготки прямо в темной прихожей и приступала к делу. У нее возникла идея-фикс заниматься любовью на пороге, а Николай не приверженец акробатических этюдов, не потому что перед Любой неловко, самому неловко двигаться, тыкаясь голыми коленями в старые рамы, сваленные у стены. Зачем отказываться от удобств, и так минимальных. Заходила Рита, но вздохов и разговоров случалось больше, чем прочего, ради которого он и терпел пронзительный Ритин голос. Ко всему, Рита норовила залезть в шкаф, посмотреть, в порядке ли Николай содержит свои вещи, она отличалась необузданной хозяйственностью, что опасно и чревато последствиями. Застенчиво появлялась жена, приносила вкусненького, просила позволения вытереть пыль. Иногда Николай разрешал. Жену ему меньше всего хотелось знакомить с Любой, потому, задолго до наступления сумерек, жена уезжала, прихватив с собой покрывало, чтобы простирнуть дома в стиральной машине, или занавески - но это тогда лишь, когда Николай бывал особенно лоялен. Жена свое место знала хорошо, не успела обнахалиться, за что Николай любил ее меньше, чем мог, но еще любил. Как впрочем Ирину и Риту тоже. Но влюбиться всерьез, как мечтал в декабре, никак не удавалось. Люба забирала все свободное время и большинство мыслей, но в Любу-то он не мог влюбиться. Однако же о любви они говорили меж собой все чаще.

- Знаете, как странно и жестоко обкрадывает нас любовь?

Любаша сидела на кушетке и взирала на него кроткими немного близорукими глазками. Только что ушла Рита, хлопнув дверью на прощанье. Рита требовала дать ей ключи от мастерской, чтобы приходить сюда прибираться, разумеется, по предварительной договоренности. Рита не знала, что Николай женат, даже не догадывалась, беда одна с Ритой. Дать ключи он не согласился. Мог бы согласиться, не будь жены, которая здесь сама по себе не появится ни за что в силу приобретенной тяжким трудом деликатности, не будь взбалмошной Ирины или других. Но в любом случае оставалась Люба. Как возможно оставить их, женщин, наедине, и что за глупость, давать, кому бы то ни было, ключи от крепости. Люба - это другое дело. Люба, в некотором смысле, сама часть крепости.

Рита рыдала, бросала на пол вещи - небьющиеся, с этим у нее строго, хорошую посуду не разобьет и в бреду; кричала. Николай совсем уж не мог ее выносить, давно бы расстался, если бы не жалость. Жалость базировалась на Ритиной безукоризненной заднице. За всю свою жизнь, несмотря на уникальный опыт, не ведавший предрассудков, Николаю такой задницы еще не встречалось. Крепкая, хорошей лепки, оптимального размера и с нежнейшей кожей эта задница могла бы двигать горы и брать города, не будь ее хозяйка столь наивна и упряма в желании сделать других счастливыми против воли. И вот, Рита ушла вместе со всем своим богатством, а они с Любой сидели в маленькой комнате на так и не расстеленной постели - с Ритой не дошло до этого - и пили чай. Николай пил, а Люба сидела и кивала взлохмаченной головкой.

- Ты могла бы и не подслушивать.

Николай сердился не всерьез, ему даже интересно было, как сцена выглядела со стороны. Теперь, зная о присутствии Любы, даже в светлое время суток, когда она, по ее словам, не существовала, он старался выглядеть достойно. Не топал ногами, не кричал, тем паче, визжал, сохранял лицо. Он почти приучился себя уважать и нравился сам себе вполне обоснованно.

- Я не о Рите, - с живостью возразила Люба. - Бедная женщина, как я ее понимаю. Но она скандалит с вами, и только. Это справедливо. Я о себе. Пока Самсонов был жив, все мои силы, вся душа уходили в любовь к нему. Я не перестала любить, когда его не стало. Изменилось другое. Тогда, до убийства Самсонова, мне не хватало сил на других людей. Любви не хватало.

- Не понимаю, Любаша. Ты иногда так витиевато изъясняешься, что мне не по уму.

- Как же? Слушайте, попробую так. Я любила Самсонова и сейчас его люблю. Я страдала, мучалась, точь-в-точь, как ваша Рита, но в отличие от нее не делала Самсонову сцен. Говорила с ним только ласково. А другим и в первую очередь близким грубила. На нервы мне другие люди действовали. Милостыню как-то раз не подала старухе от раздражения. Близкие, даже Катя, вызывали раздражение совсем уж глухое; глухое, потому что не желала их слышать. Чем ближе человек, тем больше раздражает, потому чаще с ним сталкиваешься. Как Рита, порой визжала на домашних. Никого не любила. А как Самсонов погиб, у меня кончились силы на саму себя. Но к другим стала терпимей, что терпимей, любить стала, понимать. Удивлялась, как могла сердиться на Катю. Ей, бедной, столько пережить довелось, не приведи Господь. А силы на себя, силы для жизни кончились. Два года промучалась. Все чахла, после ушла и сделалась несвободна. Но это еще и потому, что о Хозяине рассказала, нельзя было. Я вас о том с самого начала предупредила.

- Любаша, а что за история с убийством Самсонова? Ты так мало о себе рассказываешь. Ну, знаю, была здесь красильня твоей двоюродной сестры, ну, уехала она с двумя дочерьми и мужем в Голландию. Младшая дочь Катенька, твоя племянница не захотела, дурочка, уезжать. Темнишь ты, что-то. Красильню большевики отобрали?

- Вы всегда торопитесь с вопросами. Мы не говорили "большевики", мы называли их "красные". Красильню Катя переделала, когда от мужа ушла. Здесь-то я и жила, в нижнем этаже, почти два года. А красные восстановили мастерскую, но ненадолго. Катенька племянница не поехала с семьей, она в то время влюбилась, мне не нравился ее выбор, семье тоже. Мы боялись, что история повторится. Та же история, что у Кати большой. Но мужа Кати маленькой убили в Гражданскую. Больше она замуж не вышла.

- Все непонятнее. Катеньки твои у меня путаются. Кто от мужа ушел, у кого мужа убили. Постой, ведь это все происходило после твоей смерти. Извини.

- Я все равно осталась с семьей. Конечно, уже несвободная. Катя догадывалась о моем присутствии, но виду не показывала. Спускаясь сюда, разговаривала вслух, словно сама с собой, на самом деле, со мной общалась. Так и жила с ними, пока моя сестра Катя не уехала в семнадцатом со своим вторым мужем. Она ушла от первого, но это как раз связано с Самсоновым. А племяннице Катеньке, с которой ты знаком, после гибели мужа, он ведь тоже красным был, отдали только второй этаж. И я осталась одна. Чужие люди, жившие здесь, не считаются, я не привыкала к ним.

- А я? Тоже чужой?

- Как же, - Любаша заволновалась, - как чужой, если вы меня видите.

- Про убийство расскажи, или тебе неприятно? - попросил Николай.

Любаша помолчала, затем встала и принялась ходить по маленькой комнатке, совсем как живая нервничающая женщина. Встала за шторой, поглядывая из-под ее защиты на улицу. Пожаловалась, что очень хочет чаю и на улицу хочет. Но чаю, все-таки сильнее, скучает о его вкусе, точно так же, как Робинзон Крузо тосковал о сыре. И уж никогда не сможет сделать ни глоточка. Николай решил, что она игнорирует вопрос, как это у Любы частенько водилось, но нет. Подошла, села на кушетку, отвернулась и принялась тихонько рассказывать, как впервые появилась в этом доме, о несчастливом своем свидании с Самсоновым, о том, как Петя, Петр Александрович, отвез ее в больницу, как приходил следователь Копейкин, как услышала, что Самсонова убили. Николаю сто раз хотелось переспросить, уточнить подробности, но боялся спугнуть. Тем временем вечер крался к ночи, оставалось полчаса до закрытия метро, и Николай собрался ехать домой. Ночевать лучше в нормальной обстановке. А после обилия информации тем более. Съесть ужин, выпить чаю - бедная Люба, сколько лет чая не пила - посмотреть телевизор и заснуть в середине любимого женой сериала. Прежде чем уснуть, Николай пообещал себе, что обязательно разберется, кто убил Любашиного возлюбленного. В мягкой постели с женой под боком казалось, что это так же легко, как угадать преступника в середине детектива.

- Спи, детка, - то ли себе, то ли жене пробормотал Николай.

Наутро город затопила настоящая весна. Сосульки бежали с крыш, обгоняя друг друга, на дорогах кое-где появились первые голубые лужицы, и ветви деревьев казались темнее на фоне поблекшей штукатурки домов. В маленьком дворике у флигеля Николай застал удивительную сцену. На широком пне, оставшемся от старого тополя сидела молоденькая, как сейчас выяснилось, бомжиха Олька с пожилой подругой. Олька была топлес, что само по себе притягивало взгляд. У нее оказалась красивая нежная и неожиданно полная грудь с синими жилками, бегущими от ключиц к остреньким темным соскам и хрупкие плечи. Подруга примостилась на том же пне, за спиной Ольки и расчесывала той длинные волосы, блестевшие на солнце, будто их только что вымыли хорошим шампунем. Пожилая подруга не спешила снимать толстый красный пуховик, не жара ведь, но Ольке совсем не было холодно, она прикрыла глаза и подставила солнцу бледное испитое личико. С голыми плечами и грудью, с распущенными тонкими волосами она была даже хороша и совсем не походила на бомжиху, если не брать во внимание грязноватые шаровары и убитые сапоги. Женщины неторопливо предавались милому занятию, и Николаю остро захотелось набросать сценку, но постеснялся. Напрасно, внимания на него обратили не больше, чем на пегую кошку, также наводившую красоту неподалеку в солнечном пятне на обнажившемся асфальте. Так он и стоял, беззастенчиво пялясь на соседок, но не решаясь вытащить из кармана рабочий блокнот и карандаш. Пожилая подмигнула ему и что-то шепнула Ольке. Та открыла глаза, помахала Николаю рукой и вернулась к солнцу. Мужского населения поблизости не наблюдалось. Бомжи отсыпались, или напротив, побрели по окрестным ларькам искать разовую работу: погрузить, перетащить.

В мастерской Николай сразу уселся рисовать, пока не забыл. Но зря боялся, на память ему не приходилось жаловаться, при желании мог восстановить пейзаж или сценку, виденную несколько лет назад. Для Любы было слишком солнечно, хоть лучи и не пробирались в мастерскую, но рассеянного света давали в изобилии. Раньше пяти вечера нечего ждать ее. Оно и лучше, как раз успеет поработать, будет, чем похвастаться. Люба жаловалась, что скучает по двору, по улице, вот и посмотрит, как начинается весна. Познакомится с соседями. Хотя полуобнаженная натура может ей не понравится, Любаша никак не расстанется с чопорностью своего времени.

Люба явилась ровно в пять. Николай как раз закончил картинку и сидел на кушетке со стаканом чая, заваренного так крепко, что после него оставались коричневые разводы на стенках кружки. Люба явилась из коридора, как обычная гостья, пришедшая с улицы. Глаза ее были красны, лицо, веки опухли, волосы растрепаны более обыкновенного. Ко всему, она еще стонала и ломала руки, ее появление носило отчетливый театральный вкус, рыдающее привидение - это классика. Николай испытал приступ знакомого острого раздражения, свой дурной знак. Очередная любовь или привязанность давали трещину. Но, какая любовь с привидением. Требовалось спрашивать, что стряслось, утешать, урезонивать, заниматься обременительными капризами. Не проще ли перехватить инициативу и устроить собственное сольное выступление. Но Люба прекратила кривляться и просто сказала:

- Катя маленькая умерла сегодня утром.

Возразить на это было нечего. Чай кончился. Вечер начинался. Хотелось домой. Любаша стояла, стояла в дверном проеме и спросила без всякой связи с предыдущим:

- Кого вы рисовали сегодня?

Именно что "кого", а не "что", хотя заниматься портретами Николай не любил, предпочитал пейзажи или жанровые сценки. Поскольку Люба не требовала утешения и сама сменила тему, раздражение мгновенно улеглось. Николай решил, что показалось. С раздражением-то. С готовностью вскочил и направился в большую комнату - хвастаться.

- Смотри, Любаша, как богато накрасил! Это, между прочим, наши соседи из дворницкой. Бомжиха Олька и ее подруга из другого двора.

Люба разглядывала картинку с большим вниманием, щурясь, отходя на полшага, и ничего не говорила при этом. Николай занервничал, не может быть, чтобы не получилось, картинка была явной удачей, он хорошо это чувствовал, да что чувствовал, - знал. Ему уж неважно было, привидение Любаша или живой критик, ему требовалось немедленное подтверждение удачи и все. Но Люба сказала, совсем ни к месту:

- Вот, значит, какая она сегодня.

Странная реакция. И ничего о пойманном весеннем свете, о выразительности и свежести, даже тусклого "как здорово" не прозвучало. Пришлось проглотить обиду.

- Ты о чем? О реинкарнации, что ли? Ты узнала кого-то?

Люба помотала головой: - Нет, причем тут реинкарнация и ваши суеверия. Просто старая история кончилась. Совсем кончилась. И Катя сегодня умерла.

Люба развернулась, вышла из комнаты и исчезла, что было не по правилам. Зато Николай увидел Хозяина-Костяное рыльце, перебегающего комнату по диагонали и исчезающего в стене, украшенной разводами сырости. Даже слышал, как коготки стучат по полу. В мастерской повеяло холодом и сладковатым страхом, так что закололо подушечки пальцев. Спать захотелось, ну, это понятно, привидения на встречу зовут, не иначе у них сегодня общее собрание жильцов, и живых, и "несвободных". Хватит потустороннего, домой быстрее, принять душ, поужинать и завтра устроить выходной вместе со всей страной и женой, воскресенье, как-никак. Отправиться за город смотреть наступление весны, если оттепель не пройдет. А хоть бы и подморозило, все равно - в Царское село, Петергоф, а лучше подальше, к примеру, в Гатчину.

Николай захлопнул дверь, ему послышалось, что за дверью в пустой мастерской разговаривают на повышенных тонах. Что-то случилось у них в их "тонком" мире, ишь, засуетились, забегали. Переждать день необходимо, ни в коем случае не появляться на Канонерской в воскресенье от греха подальше, одно дело Люба, а Хозяин и прочие твари, этих не нужно. Да не забыть проверить, не полнолуние ли сегодня. Теща наверняка знает.

- Весной по вечерам мне как-то особенно грустно, - шептала жена и прижималась к Николаю худеньким плечом. - Этот косой свет, а окна еще не мыты, и видно, как пылинки кружатся.

- Так помой окна, - отзывался Николай, но видел, что жена чуть не плачет, и поправлялся, - хочешь, я помою?

- Ты не понимаешь... Так грустно, словно что-то у меня отнимают, что-то очень дорогое... Когда мы еще не жили вместе, и мне приходилось расставаться с тобой, идти домой, лежать на диване и смотреть на пыльные лучи, представляя, как ты врешь той, бывшей, а может, не врешь, а обнимаешься с ней, - тогда грусть еще была объяснима, но сейчас. Сейчас я не знаю.

Николай досадовал на женские капризы - нет, чтобы встретить уставшего мужа хорошим настроением и горячим ужином. Ужин, положим, был, но эти разговорчики вредили пищеварению. Вечно у женщин перепады настроения, а причина примитивна - обычные недомогания, связанные с луной, как и потусторонние явления в мастерской. Объяснили им, дурочкам, по радио или в дамском журнале, что депрессии в определенный период дело естественное, вот и хнычут все подряд. Любаше бы и в голову не пришло капризничать по такому поводу. Любаша сама по себе. Но слабость жены, помимо раздражения, вызывала еще и желание. Николай забывал о мастерской, о новой картинке, о Любаше, укладывал жену на кровать, целовал розовые мочки, хрупкие ключицы, животик. Ее волосы пахли как сено, а кожа как трава после дождя. Николай был бы верен ей без всякого труда, если бы не появлялась Ирина, чьи волосы пахли мускусом, а кожа медом, или Рита с шелковой задницей. Но сегодня перед глазами стояла Ольга, бомжиха с нежной грудью и длинными тонкими волосами, сверкающими на солнце. Он зарычал от прихлынувшей крови и любил их всех сразу в одном маленьком теле. Жена осталась довольна и быстро уснула, заполненная любовью. Николай долго ворочался, слушал, как под кроватью скребут коготки. Вспомнил о Хозяине и улыбнулся, - под кроватью копошилась персидская кошка, в этом доме не было места потустороннему.

Ему снилась Канонерская улица, канал и Могилевский мост - такими, как он видел их на старой фотографии, с деревянными темными домами, с лодками, в большом количестве толпившимися у маленькой пристани, с пегой Кошкой, крадущейся вдоль воды по круглым булыжникам. Там, на фотографии и во сне была поздняя осень, и сквозь булыжники кое-где пробивалась пожухлая трава, ей не хватало силы, и она падала на камни. Кошка брезгливо трясла лапой, наступив на влажный пучок, но упрямо двигалась дальше, очевидно, по важному делу. Николай полез в карман за рабочим блокнотом, чтобы быстрей схватить картинку, но во сне блокноту не нашлось места. Кошка обернулась, лицо у нее оказалось человеческое, но с вытянутым рыльцем, похожее на лицо Хозяина.

- Хочешь, расскажу, - телепатически предложила Кошка-Хозяин.

Общаться телепатически оказалось ничуть не труднее, чем летать, а Николай летал во снах с детства и довольно уверенно. Но не сегодня.

- Конечно, - он сразу понял, о чем хочет рассказать Кошка. И тут же увидел в тусклом свете фонарей, как через мост от Канонерской улицы неуверенно идет человек в пальто нараспашку. Из-под пальто выглядывал смешной приталенный пиджак и брюки без стрелок, наползающие на блестящие штиблеты с галошами. Белокурые волосы, явно завитые, перчатки, зонт в виде трости. Этакий щеголь, образца девяностых годов девятнадцатого века. Николай почти догнал его, шел в двух шагах и с интересом разглядывал кожаные галоши и прочее. Человек перешел мост, не обращая на преследователя никакого внимания, чему удивляться, решил Николай, он же давно умер. За мостом свернул по набережной и остановился в нерешительности у двухэтажного деревянного дома со щелястыми стенами.

- Это Самсонов, что ли? - спросил Николай Кошку, та лишь фыркнула. - Ну конечно, это Гущин. Петя, Петр Николаевич, Любаша его подробно описывала. Чего он здесь потерял? Мастерская на том берегу. И почему пешком, у него же пролетка была, он Любу в больницу на пролетке возил.

- На коляске, - внушительно отозвалась Кошка. Она осталась сидеть на мосту, но слышно было отлично. - Только что Любу отвез. Как обратно из больницы ехал, заметил Самсонова. Теперь пустился в сыщики играть, коляску во дворике кинул. Не перебивай.

Николай чуть не упустил Гущина, тот нырнул в дверь. Николай огляделся по сторонам - бессмысленная предосторожность, он же еще не родился, и шагнул следом. В сенях пахло березовым веником и пылью, в уголке стояли метлы и самое настоящее коромысло, об которое Николай споткнулся. Он еще подумал, что это не по правилам, нельзя споткнуться о коромысло вековой давности, но у сна своя логика. В маленький коридорчик выходило четыре двери, а заканчивался он лестницей на второй этаж. Первая дверь была заперта, вторая отворилась и впустила Николая в довольно большую комнату, разделенную темной ситцевой занавеской на две неравные части. В комнате стояли старинный резной буфет, старинный массивный стол, старинное же бюро - в общем, все в комнате было старинным и просилось на карандаш, а блокнота для зарисовок в кармане так и не появилось. В углу сочилась скромным теплом железная печка, Николай заинтересовался ею, но одернул себя и на цыпочках, что не имело смысла, двинулся к занавеске. В отделенной занавеской части обнаружились кровать под гобеленовым покрывалом с кучей подушек, высокий шкаф, табурет с блестящим тазом, похоже, медным, синий кувшин на полу и бледный Петя Гущин, сидящий на кровати.

От входной двери послышались голоса, разговаривали двое. Один, с легким акцентом и брюзгливый, выговаривал за оставленную незапертой дверь. Другой, бархатный баритон, какой нравится женщинам, оправдывался, что выскочил на секунду распорядиться насчет самовара, боялся, чтобы гостю не пришлось ждать. Брюзгливый с акцентом повысил голос и сказал что-то резкое, но по-французски и потому непонятно для Николая. Гущин однако же понял, побледнел еще сильнее, медленно повел рукой по покрывалу и дернулся, вытаскивая из-под подушек револьвер. Николай догадался, судя по изумлению Пети и тому страху, с каким он разглядывал револьвер, что обнаружил Гущин оружие только что. Под подушки револьвер затолкал хозяин, значит, боялся своего гостя. Интересно, кто гость и кто хозяин? Гущина здесь не ждали, прокрался, как вор, как и сам Николай. Николая не должны увидеть, пусть кошмаром отдает, но сон есть сон, а вот Пете не позавидуешь. Николай на всякий случай встал между шкафом и стеной - так пряталась Люба у него на кухне. Гущин сунул руку с револьвером в карман пальто.

В комнате уже вовсю бранились. Но все, собаки, по-французски. Брюзгливый с акцентом отчитывал бархатного баритона, тот поначалу оправдывался, после стал сам наскакивать. Брюзгливый заорал, срываясь на визг, и оба замолчали. Николай решил, что они поубивали друг друга взглядами, или окаменели, случается же такое во сне, но брюзгливый произнес по-русски, тихо и отчетливо:

- Никаких денег вам больше не будет. Исправляйте положение, ищите новые варианты. Вам сейчас не о деньгах следует думать, а о спасении собственной шкуры.

Заскрипели половицы, дверь заскрипела, но не хлопнула, Николай еще удивился, надо же, поругаться и дверью не шмякнуть. Оставшийся - бархатный баритон, он обнаружил себя, выругавшись совсем не бархатно - все ж таки двинул в сердцах по стулу или табуретке. Когда голоса ругались, баритон порой переходил на русский, но все что Николай понял из их спора, так это что Брюзгливый гость обвинял хозяина в провале какой-то операции. Попадались знакомые слова - агент, например. Все ясно, Самсонов большевик, и Люба упоминала вскользь, неприятно ей это было. Скучно, господа. Все ваши секреты мы в третьем классе проходили, и потом до пятого курса долдонили марксистско-ленинскую, кто философию, кто эстетику. Повезло нынешним детям, отменили большевичков как идеал, переписали историю. Николай взглянул на Гущина, подмигнул - тщетно. Будь Николай для того наяву, и то бы не увидел, аж колотился на кровати, от страха, что ли? Стыдно, господин Гущин бояться заблуждающегося товарища.

Петр Александрович решительно встал, будто услышал Николая и устыдился, отдернул занавеску, колечки взвизгнули по проволоке, и вышел к хозяину. Но руку с револьвером по-прежнему в кармане держал. Бархатный баритон оказался долговязым мосластым субъектом неприятной наружности. Вся привлекательность сосредоточилась в голосе. Хуже всего были мелкие серые глаза очень близко расположенные, блеклые брови не делали их выразительнее. Николай убедился, что справедливость уверенно торжествует: негодяй выглядел премерзко, не то, что импозантный Гущин. А что долговязый баритон - негодяй, ясно давно, из Любиных рассказов. Ясно, как и то, что перед ними Самсонов собственной персоной.

- Гущин, что ты здесь делаешь? Ты подслушивал? Думаешь, тебе это поможет?

Самсонов не испугался, а если и удивился появлению Гущина, то вида не подал, напротив, говорил агрессивно.

- Самсонов, ты подлец! - воскликнул Петр Александрович, и Николай понадеялся, что Петя швырнет перчатку в несимпатичное лицо, но эпоха была не та. Эпоха всегда подводит.

- Какие страсти! - отозвался баритон. - Вот уж не предполагал в тебе этакого романтизма. Хотя мог бы догадаться, еще на первом году обучения, когда ты отцовские денежки террористам передавал. Ведь террористам, Гущин, разбойникам. Они, милый мой, - Самсонов закатил глаза, задергал носом и зашептал издевательски, - они царя убили! Али не слыхал? Али, думаешь, я забыл об этом фактике? Нынче ты поумнел, свое дело завел, прибыльное - тьфу, тьфу. Нынче ты ото всего отопрешься. Но свидетели есть. Ты видно хотел, чтоб я молчал за просто так, из голого расположения - к тебе, богатенькому сынку богатенького папашки. Платить надоело? А я ведь с тобой по-божески, много не беру и молчу, сам знаешь, как могила. Решил наш Петр Александрович, дай, узнаю, чем живет старый друг, да и припугну его самого, чтобы впредь копеечки не тратить. Так ведь? Пришел вынюхивать, за руку ловить? И что? Думаешь, сможешь меня шантажировать? Нет, брат Гущин, кишка тонка, будешь мне по-прежнему в долг давать, в бессрочный. За то самое знание, за тот свой опыт, которого теперь стыдишься.

Гущин взял себя в руки, даже расслабился немного. Наклонил голову набок и спокойно отвечал: - Ты, мало того, подлец, ты - провокатор. Будь ты красным, террористом - одно, скверно, что говорить, страшно, но не постыдно. Но ты же и бандитов своих предаешь. Сам их вовлекаешь, как меня когда-то, а после предаешь. Я тебя не шантажирую. Я знаю, к кому идти, кому рассказать о сегодняшнем госте, о твоей роли. И я пойду и расскажу. Пусть твои друзья сами тебя судят, а суд у них скор. Пойду, потому что мне мерзко. Вовсе не из-за денег. Но денег ты, понятно, больше от меня не увидишь.

Самсонов улыбнулся, и лицо его совершенно переменилось, сделалось опасным, чуть ли не красивым в своей остроте, глаза заблестели. Он шагнул к железной печурке, схватил кочергу, улыбка превратилась в оскал, Самсонов шептал что-то, но слова не достигали слуха, в уголках рта вскипели пузырьки слюны. Гущин попятился к двери, вытащил из кармана руку с револьвером и неестественно тонким голосом крикнул:

- Не подходи, припадочный!

Самсонов медленно приближался, улыбаясь и поднимая кочергу. Гущин выстрелил, не целясь, присел, зажмурился, но тотчас вскочил и бросился вон, не выпуская пистолета. Николай видел, как Самсонов упал и не шевелился больше. Ни одна дверь не хлопнула в доме. Разве нет никого? Ни звука, ни движения. Николай обошел лежавшего на полу, выглянул. В коридоре также пахло березовым веником и еще порохом из комнаты, из распахнутой на улицу двери ухмылялась подступившая ночь. Ни соседей, ни прохожих, ни бегущего на выстрел городового. Куда подевались? При входе на мост сидела, вместо Кошки, жирная рыжая крыса, шевелила голым хвостом. На Николая внимания не обратила, мыла острую морду передними лапами с совершенно человеческими пальчиками. Пейзаж сделался черно-серым, даже фонари потеряли цвет, буквально повторяя старую фотографию. Сон кончался. Главное, повторить его очнувшись, чтобы не забыть, чтобы рассказать Любаше, как умер ее возлюбленный и какой скотиной оказался. Или не рассказывать. Нет уж, пусть знает.

Николай проснулся, побрел на кухню варить кофе, чтобы принести жене в постель по случаю выходного дня. Нехитрое дело, зато отдача какая. За тот кофе жена охотно извинит мелкие проступки, обычную рассеянность, что накатывает на Николая дома, позднее возвращение, да мало ли нелепых причин для обиды. Пока следил, как поднимается коричневая пенка в турке, автоматически наливал кофе в чашку, доставал деревянный подносик, утвердился в мысли, что Гущин выстрелил со страху. Петя испугался, как только услышал первые фразы вошедших хозяина с гостем. Возможно, он знал того Брюзгливого, или поразился двуличности Самсонова. Чего уж тут удивляться, если Самсонов его шантажировал. Смешные они какие были, в политику играли. Значит, Гущин случайно увидел своего вымогателя, решил за ним проследить, нарыть что-нибудь для собственной пользы, вляпался в историю - слишком много нарыл, и вот вам результат. Но повезло, соседей не оказалось дома, убийство прошло без сучка, без задоринки, без свидетелей. Успел сбежать никем не замеченный, а дальше... Дальше Любаша не рассказывала. Надо бы узнать, чем все кончилось. Хотя и так ясно, свинтили все после революции, капиталы, какие смогли, упаковали и свинтили.

Еще Николаю подумалось, что очень странно выглядит Любино незнание в отношении убийцы. Другие привидения-друзья за столь долгое время должны бы ее известить, или у них не принято? Что же Хозяин ей ничего не рассказал. Прихотливая у них этика, тонкая слишком.

Отнес жене кофе. От традиционной для выходного дня совместной прогулки по скверам и паркам его спасло недомогание жены. Николай успел забыть, что не собирался в мастерскую, испугавшись голосов за дверью, и считал, что принес в жертву чудесный день, положил на алтарь семьи со связанными солнечными ножками. Маялся у выключенного телевизора, выдумывая повод сбежать хоть на три часа. Позвонил Кирилл, самый нелюбимый и навязчивый из друзей поэтов, тот, кто вечно храпел в кресле, но Николай обрадовался и Кириллу, хотя обычно сердился, если ему звонили домой, а не на сотовый.

- К тебе нельзя сегодня в мастерскую заглянуть с человеком?

Николай повысил голос, чтобы жена слышала: - Сегодня на Канонерской не буду, жена приболела, я ее развлекаю.

- Обидно, я бы тебя познакомил с нетрадиционным психотерапевтом, он телепатией владеет. - Кирилл расстроился.

Сон получал продолжение, телепатия тянулась оттуда, из последнего сна и разговоров с Кошкой. Николай положил трубку на столик в прихожей, они так и не обзавелись беспроводным телефоном, ибо теща считала, что подобные аппараты "влияют на рак мозга" - так она формулировала. Жена делала вид, что дремлет.

- Солнце, ты не хочешь со мной вместе поехать на Канонерскую, посмотреть на живого телепата? - Николай не думал о том, что могут заявиться Ирина, Рита или иная подруга художника и встретиться с законной женой. Не стоит думать о возможных проблемах, чтобы тем самым их не привлечь. - Кирилл звонит и угрожает привести это чудо сегодня в мастерскую. Хочешь, он сам тебе подтвердит?

Жена сморщила носик, захныкала:

- Я так и знала, ты найдешь способ сбежать из дома.

В обычные дни она не позволяла себе таких резких замечаний, но это недомогание...

- Солнце, я должен заботиться о семье, вдруг телепат купит картинку-другую. Они же, телепаты, наверняка уважают искусство за живые деньги.

Совесть перестала напоминать о себе кислым привкусом квашеной капусты, Николай поверил, что телепат идет как клиент - купить картинку. Если поверишь сам, уже чист, уже не ложь. Все просто. Он схватил куртку и даже не попросил нарезать бутербродов, помнил, что жена болеет.

Телепата звали Евгением, ни в коем случае не Женей - он предпочитал полную форму имени, о чем сразу сообщил. Рядом со здоровенным Кириллом он казался особенно тонок, длинные черные волосы, словно смазанные яичным белком, лежали на голове плоско и жестко, сильно выдающиеся надбровные дуги, широкие ноздри, острая тонкая борода делали его похожим на мексиканца. С показом картинок закончили довольно быстро. Кирилл суетился и приговаривал:

- Евгений, нет, ты посмотри, какая энергетика!

Телепат снисходительно смотрел, улыбался, кивал и просил чаю - а зеленого нет? Жаль, ладно, обойдусь. - Кирилл вызывался сбегать в магазин за зеленым чаем, но Евгений вежливо отказывался. Николаю скоро надоело показывать работы, случай обыкновенный: пришел человек себя показать, а не картинки разглядывать. Но Евгений попросил, указывая на портрет бомжихи Ольки с голой весенней грудью:

- Вот эту оставьте, пожалуйста. Пусть будет, пока мы тут общаемся.

Николай осерчал без конкретного повода и прикидывал, как бы избавиться от гостей и заняться чем-нибудь полезным. Телепат же, выпив чаю, основательно окопался в кресле, разливался соловьем:

- Я сам художник, в некотором смысле. Но картины пишу по наитию, энергетически. Обнуляю поля и могу написать картину для конкретного человека, для поэта Кирилла, допустим. Посредством картины Кирилл сможет общаться со своим внешним "я", которое станет подсказывать ему сверху правильное направление.

- А зачем? - бестактно спросил Николай, Кирилл же млел, предвкушая картину, ведущую его по жизни.

- Моя картина поможет выйти на новый энергетический уровень, надеюсь, понятно, как это важно. Но соответственно уровню изменится круг общения, и вы, вероятно, будете реже видеться.

- Может, попробуем поговорить телепатически? - Николай пока удерживался от прямой грубости, но потихоньку готовился. Евгений вопрос воспринял доброжелательно, похоже, ему было не привыкать, или у него выработалась профессиональная доброжелательность, все-таки по специальности он считался психотерапевтом, если Кирилл не соврал.

- Вопрос некорректен. К общению на телепатическом уровне готовы далеко не все. Иной раз с животными бывает легче, чем с людьми. Почему - позже объясню. Я, кстати, легко общаюсь с карасями, они хорошо идут на контакт, рассказывают о своих делах.

Кирилл вернулся из прихожей, он ходил туда приложиться к фляге с коньяком, раз сегодня у них безалкогольный прием, невежливо обнаруживать свои пристрастия. Караси задели его за живое:

- Что они рассказывают? У них есть общество, я имею в виду что-то типа гражданского общества?

Евгений печально улыбнулся, сочувствуя толи карасям, толи людям: - Не стоит проводить прямых аналогий. Лучше расскажу любопытный случай из жизни собак. Занесло меня как-то раз к заводчику, разводящему...

- Папильонов, - подсказал Николай, вспомнив Нину с ее вечными историями о собаках. Папильоном Нина называла любую собаку, принадлежащую лично ей, или изображенную на гравюре из старого быта, независимо от происхождения.

- Нет, - Евгений улыбнулся на два градуса шире, - но тоже маленьких собачек: чи-хуа-хуа. Довольно редкая порода. И у этого вот заводчика один из щенят мог общаться на телепатическом уровне. Он поведал мне много интересного. В том числе то, что в прошлой жизни был начальником, и под ним числилось сорок человек. Правда, это было не здесь, не на нашей планете. Но он правильно реализовался, достойно жил, и сейчас ему хорошо - прекрасно общается с хозяином.

Николай, определившийся с гостем с первых тактов душного общения, занес его в раздел занудных придурков с уклоном в прикладную эзотерику. Он не ждал от телепата строгой логики, но поведанная история оказалась из ряда вон. Николай заинтересовался и раздражился одновременно:

- Позвольте, если верить в реинкарнацию, а вы в нее верите, достойная реализация ведет к рождению на более высоком уровне. А вы только что заявили, что из человека, жившего правильно, на следующем витке получился щенок чи-хуа-хуа. Странно звучит.

- Чушь, - живо возразил Евгений. - Не позволяйте стереотипам завладеть вашим сознанием и задумайтесь. Разумеется, щенок - более достойное существование для личности, нежели человек. А дерево еще достойней. Вы подменяете поступательное развитие регрессом.

- Блин, - задумчиво сказал Кирилл, - это что же получается, дерево - личность?

- Не всякое, конечно, - успокоил Евгений. - Некоторым просто повезло, сразу родились деревом. Взять хоть портрет кистей Николая, вот этот, что я просил оставить. Изображенная на нем молодая, будем говорить - дама, явно появилась здесь впервые. Это ее первое рождение. Кем станет в последующих рождениях, зависит от ее реализации. Пока же ей не повезло, родилась человеком.

Портрет стоял на столике, прислоненный к простенку между окон. В скуповатом свете уходящего дня краски казались мягче, и Олька выглядела абсолютно счастливой, распущенные волосы текли золотыми струйками, полные груди разглядывали зрителей, как забалованные нахальные зверьки. Николай развеселился:

- Действительно, не повезло. Это Олька, бомжа, живет по соседству в дворницкой, там у них что-то типа общины. Живут вчетвером, без воды, без света. Как только зимой не спалили конуру своими керосинками.

- Во как! - телепат внимательно слушал, даже носом поводил от усердия. - Значит, не так уж не повезло, установка ей дана хорошая.

- И, между прочим, - Николая повело по рельсам нелинейной реальности, - она живет здесь не первый раз, ошибочка вышла. До революции она владела этим флигелем и держала здесь красильную мастерскую. А ее внучка, или дочка, не важно, жила наверху вплоть до этой недели, только-только померла. Звали ее в той жизни Екатериной, а в семнадцатом году она рванула в Голландию, но в этой жизни, как видите, вернулась в родные пенаты.

- Это невозможно, - воспротивился Евгений. - К тому же, до революции этого дома вовсе не существовало, никакой мастерской быть не могло. Этот район застраивался деревянными домами, только в двадцатых начали ставить кирпичные. Я хорошо город знаю, а по концу девятнадцатого века - специалист. Собираюсь книгу писать, но так мало времени, никогда его не хватает.

Николай вскочил на ноги, набрал в легкие побольше воздуха, чтобы немедля выложить и про Любу, и про отравление, и про Самсонова - до кучи, чтобы этот телепат умылся своими способностями, но в дверях появилась бледная Любаша, умоляюще поднесла к губам прозрачный пальчик с ненакрашенным остриженным ногтем, - он не решился. Однако же излишек воздуха из легких надо было куда-то девать, и хозяин выдохнул: - До свиданья! - получилось слишком громко, по смыслу выходило не до свидания, а пошли вон, так гости его и поняли. Кирилл хихикнул, и нашим, и вашим, что-то пробурчал, поднялся на ноги. Евгений сначала поднялся, после весомо укорил:

- Ты сердишься, Юпитер, значит ты не прав.

- Ну вот, и на ты перешли, - согласился Николай и теснил гостей к дверям, - как приятно провожать друзей тихим вечером.

- Увидимся, - сердечно пообещал телепат, выдавливаясь на лестничную площадку.

- Ах, - слогом девятнадцатого века сказала Люба, появляясь из кухни - ах, беда какая. Вы хотели все передать этому неприятному человеку. Отчего вы относитесь к нам, жившим раньше вас, как к недоразвитым каким-то. Я смотрела ваши книги...

Николай с некоторым смущением окинул взором стеллажи, на которых вперемежку с классикой хранились мягкие цветастые томики детективов и псевдоисторических приключенческих романов.

- Да-да, - подтвердила Любаша, - вот эти с весьма откровенными обложками. Люди моего века описаны пристрастно, мы и говорим в этих романах странным языком, как актеры изображающие приказчика в светской гостиной, и действуем как душевнобольные. А ведь, судя по всей здешней библиотеке, ваше образование носит случайный характер, и скудость...

Николай начал говорить, еще не осознавая, что именно, лишь бы перебить. Жизненный опыт вопиял во всю глотку о том, что нравоучения можно принимать только от спонсоров, вместе со спонсорской поддержкой. Дамские нотации, это мурлыкающее или воркующее брюзжание следовало обрывать, либо не слушать. Легко не слушать жену, она тихая, тяжелее Риту, особенно, когда та в качестве аргумента швыряет на пол кружку, пусть эмалированную и небьющуюся. Но не слушать привидение! А ну начнет в мысли влезать по-настоящему, это же не давешний телепат, а полнокровное привидение, хоть он порой и забывает о Любиной природе. Тут одним раздражением не обойдешься, не дошло бы до сцены, а в гневе Николай бывает нехорош, говоря слогом девятнадцатого века - ах, нехорош!

- Я знаю, кто убил твоего Самсонова - зачем сказал, пусть бы сами разбирались по своим потусторонним законам.

Любаша ахнула, еще и еще раз, сцепила руки замком, прижала к подбородку, прикусив большие пальцы. Николай расстроился, сейчас станет еще хуже, она примется расспрашивать, ему придется подробно описывать свой сон, Люба будет убиваться и рыдать. В том, что на самом деле все так и было, как в его сне, Николай не сомневался. Насчет Кошки давно подозревал - не первый век живет, больно ушлое животное. А кошки традиционно дружат с домовыми, если верить народным приметам - не на пустом месте возникло суеверие. Его Кошка и Хозяин показали живую картинку, может, специально, чтобы Любе рассказал? Странно, почему сам Хозяин не рассказал Любе. Мысли отливались глуповатые, притянутые за уши, розовые и развесистые, точь-в-точь, как в мягких романах на стеллажах. И что-то мешало. Довольно быстро Николай сообразил что - Люба молчала. Ушла в маленькую комнату, села на кушетку, блестела на него глазами оттуда и - молчала. Он заварил себе чаю, назло, пусть смотрит, как люди чай пьют, и завидует, сама-то не может. Выпил чашку, отнес на кухню. Молчит. Не спросит. Не стану сам ничего говорить, - решил Николай, и заявил:

- Самсонов твой подлецом оказался.

Люба продолжала бестактно молчать.

Николай не выдержал осады. К тому же подала голос справедливая ревность, он привык считать Любу своей, полагая, что она к нему достаточно привязалась и по-своему, как у них там, у привидений, положено, неравнодушна. А тут - на тебе, такое оголтелое молчание. Рассказал все: как шел за Петром Гущиным по Могилевскому мосту, как попал на квартиру к Самсонову, как подслушивал вместе с Гущиным и понял, что Самсонов провокатор, ну и далее. Описывая оглушительный выстрел и запах пороха в сенях, заметил, что Люба не слушает.

- Ты можешь любить его по-прежнему, но должна согласиться с тем, что Самсонов подлец.

Люба подняла глаза, руки, напротив, опустила на колени:

- А Петр Александрович?

- Что Петр Александрович? - не понял Николай.

- Не подлец, нет?

- Черт возьми, - аргументировал Николай, и аргументы кончились.

- Петя уговорил Сержа, своего друга, что Катерина, которую оба любили, между прочим, должна уступить домогательствам следователя Копейкина, чтобы тот замял дело. Теперь ясно, почему - за себя боялся. Следователь наверняка догадывался, что Самсонова убил кто-то из них: Петя или Сергей Дмитриевич.

- Знаешь, если не употреблять таких выражений - уступить домогательствам - все не так трагично. Обычное дело, подумаешь, перепихнуться с нестарым еще мужиком. А вы, там в своем девятнадцатом, готовы уж античную трагедию представить. Сейчас подобная ситуация выглядела бы комичной, проще надо относиться к жизни. Вот потому в романах и описания соответствующие, - Николай махнул рукой на мягкие томики, - не вместить нам вашего удручающе серьезного мировосприятия. Подлец, подлец. Он что, руки Катерине связывал, за деньги ее предлагал следователю? Жизнь спасал, дело их общее спасал. Все равно, Катерина решала, она же сама к следователю пошла, так ведь? Не под дулом пистолета.

- Нет, - Люба строго смотрела на хозяина. Даже прическа ее обрела относительную строгость, пряди хоть и выбивались, но свисали вдоль щек размеряно-симметрично. - Катерина не пошла к следователю. Она разошлась с мужем, порвала все отношения с Петром Александровичем. Мастерскую себе откупила. Павел Андреевич, отец Кати, конечно, узнал, но воспринял историю довольно спокойно. Катерина вскоре снова вышла замуж, родила двух сыновей и дочь, Катю-маленькую. Павел Андреевич радовался внукам и был счастлив, он и умереть успел здесь, до переворота. Следствие закрыли, напрасно Гущин боялся следствия. Он, Гущин, наложил на себя руки, много позже. В доме о Петре Александровиче не говорили, так, обмолвками. Обанкротился и застрелился. О Сергее же Дмитриевиче ничего не знаю.

В окно комнатки постучали с улицы, так стучали свои. Мало или случайно знакомые пользовались дверным звонком, а на звонок можно не открывать, это знают даже чистосердечные первоклассники. Вот если гость стучит в окно, значит, мог и заглянуть в щелку между занавесок, проверить, дома ли хозяин.

- Черт знает что, не мастерская, а проходной двор, - Николай сердился для виду, не нравилось ему сегодня с Любой, совсем не нравилось.

За дверью, к весне проросшей тонким серым войлоком по многочисленным трещинам и дырам, деликатно переминался бомж Володя с двумя пустыми канистрами.

- Водички бы. Не помешаю?

Маленький Володя выглядел оживленным более обычного. Куртка застегнута на пуговицы, все разные, вязаная шапка залихватски подвернута выше бровей, даже тонкая, вот-вот порвется на скулах, кожа розовеет.

- Проходи, - пропустил его Николай, отворачиваясь. Несмотря на опрятность, от Володи шел тяжелый дух ветхого меха, керосина, подгнившей капусты, одним словом дворницкой. - Чего такой радостный, все свадьбу празднуете?

- Какую свадьбу? - удивился Володя. - А, ты про Ольку с Профессором... Не, это уж давно, уже привыкли. Живут себе... Олька мне, вон, пуговицы все пришила на куртку. Женщина в доме - великое дело. Сразу - дом, сразу - семья. А Профессор ходит, как всю жизнь домашний, как на парад, весь вычищенный, чистый в смысле. Но ты, слушай сюда, у нас другой праздник. Новый жилец у нас, временный пока. Гуляем сегодня. Они затариваться пошли, серьезно так, не по-детски, а я вот за водой. Даже суп не будем варить, они нарезок колбасы натащат, настоящих.

Что община собирается гулять, Николая не удивило, дело обычное. Но как они разместили еще одного жильца, пятого по счету, на своих шести, не то семи метрах полезной площади - это да, загадка. Из торопливого рассказа Володи следовало, что новый жилец - не бомж, а человек с домом и постоянной работой. Человек Юра работает на заводе, получает большие деньги, имеет жену-мегеру, тещу, собаку Мику и дочь девяти лет. Жена-мегера на пару с тещей-стервой гнала его из дома за пьянство, гордый Юра не стерпел, взял Мику и ушел вместе с зарплатой. Мика отличная лайка, охраняет дворницкую и может спать на улице у дверей. Юра отличный мужик, денег куры не клюют, на прописку выкатил настоящую водку, магазинную. Немножко рисовался, не без того: купил палку копченой колбасы, очистил ее с кончика и принялся есть, откусывая, как банан. Это позавчера было. Сегодня водка кончилась, народ проспался и побежал гурьбой по новой - в магазин. А деньги все еще не потрачены. Это же сколько дней можно не работать по ларькам. С утра Профессор выполз, метлой и лопатой помахал, чтобы дворничиха Галя не обижалась, а так, и дел нет, кроме приятных - в смысле в магазин сбегать. Профессор нос воротит от общества, чем-то ему не нравится новый жилец. Разлакомился от молодой жены да хорошей жизни, понимает о себе чересчур. В прежней жизни Профессор работал в институте, а может, в школе, преподавал астрономию, чего только на свете не бывает, каких наук... Ну, потом-то как у всех, жена померла, ударился в пьянство, на работе сократили, сыну надоело такого папашку терпеть, а больше не сыну - невестке, они отца отправили в комнату, где нельзя жить, вот Профессор и осел в общине. Квартплаты никакой, жизнь в свое удовольствие, нормально, да, теперь еще водка казенная, а Профессор носом крутит. Ну, они ему покрутят, сегодня Юра распоряжается. Так вот. Володина скороговорка иссякла, как только канистры наполнились. Он живо подхватился, откланялся и выветрился вместе с запахом общины.

Николай прошел по комнатам, Любы нигде не было видно. Пусть обижается, надоело. Что у женщин манера такая неприятная - обижаться. Ей же хуже. Пора домой, ужинать, внимать теще и спать. Воздух во дворе дышал печалью, грузное солнце с трудом удерживалось на краешке крыши. Высокий сутулый Профессор уныло слонялся вокруг мусорных баков, борода его поникла, словно утратив разом лохматые буйные жизненные соки, волосок жался к волоску, шепча: "И это пройдет", но Профессор не слышал. Под черным платаном сидела черно-белая собака, неодобрительно поглядывая на людей, и тут же возвращалась к первоначальной цели: стеречь пегую кошку, нагло разлегшуюся на нижней ветви. Хамство кошки повергало собаку в глубочайшую депрессию, даже хвост не шуршал по обнажившемуся асфальту. Кошка щурилась и, единственная во дворе, не испытывала печали, а была отменно цинична и довольна собой. Николай на ходу кивнул Профессору и отправился пешком до Сенной. Метро у Балтийского вокзала он не любил. Солнце недолго балансировало на крыше, скатилось и провалилось за дом. Жизнь, наверное, продолжалась.

В понедельник, а следующий день оказался самым настоящим понедельником, пасмурным, ветреным, мелочно злобным к горожанам, Николай поехал в мастерскую довольно поздно. У дверей дворницкой, оббитой белыми оконными наличниками - не иначе, тоже влияние женщины - свернувшись запятой, лежала лайка Мика и угрюмо взирала на мир. Мир, предоставленный этим двором, она не одобряла. Из-за дверей не доносилось ни звука, община отдыхала. Мелкая снежная пыль оседала на черно-белой шкуре собаки и не таяла. Николай поежился, зашел в свой подъезд, дверь с клочками вылезшего из обивки войлока оптимизма не прибавила.

Любы в доме не было, не ее час; для работы поздно, для Любы рано. Нестерпимо хотелось не работать, ни красить, ни окантовывать готовые картинки, ни разбирать полки - ничего этого не хотелось. Николай решил пошататься по каналам и дворам, в такую погоду много не выходишь, руки замерзнут, если делать наброски. Но другие перспективы казались еще хуже. Все казалось хуже.

У Аларчина моста встретил Валю-фотографа, перекинулся с ним парой фраз, разошлись. На подходе к Офицерской улице столкнулся с Ладыкой, книжным графиком, пока шел обратно к Театральной площади, увидел еще трех знакомых. Обитатели художественных мастерских, каких насчитывалось немало в этом районе, дружно выбрали для прогулок самую мерзопакостную погоду, или понедельник был виной, напомнив о несовершенстве мира и вызвав желание сделать еще хуже хотя бы себе, если нельзя другому. На горбатом Ново-Никольском мосту у Никольского собора состоялась малопрогнозируемая встреча с соседом Володей, бледным членом общины. Тот клонился к ограде, повторяя изгибы чугунного морского конька, проживающего на фонаре моста. Бледнее обычного, помятей возможного, Володя пытался прикоснуться лбом к чугунным перилам, уверенно приближался к цели и достиг бы ее, если бы не Николай.

- Какие люди, в какое время! Еще и двенадцати нет, - пушка не стреляла. Не спится? Казенная водка плохо пошла по организму?

Сосед не улыбнулся, жалобно взглянул и опустил глаза. Ресницы у него дрожали, как у гимназистки, под левым глазом переливался фингал нечетких очертаний. Николаю стало неловко: человек болеет, а он с шутками, потому предложил настоящую помощь, чего обычно не делал.

- Поправиться хочешь? Я спонсирую, держи на пиво.

Володя деньги взял охотно, шмыгнул носом, не утираясь, и приступил к рассказу. Не за тем, чтобы выцыганить на другую бутылку, он был порядочным бомжом, а не попрошайкой с вокзала, затем, что ноша воспоминаний оказалась не по узкому Володиному плечику. Они сошли с моста, где ветер особенно зверствовал, припарковались у скамеечки. Володя настолько заблудился в своем горе и стыде, что рассеянно вытащил из кармана недопитую жестянку, обнаружив запасы личного пива, и стал прихлебывать. А стыдиться, как он полагал, было чего. История вполне тянула на античную драму, если б не антураж. Николай вспомнил разговор у себя в мастерской, когда друзья поэты обсуждали его иллюстрации к "Мадам Бовари". Нина, недолюбливавшая Николая по неизвестной причине, заявила, что "Бовари" читать невозможно, к чему и картинки. Вадим хмыкнул, выпил водки, пояснив:

- Как же мне плохо будет завтра.

Кирилл поинтересовался у Нины, старавшейся пристроить отслужившую свое жевательную резинку под сиденьем стула незаметно для хозяина:

- "Анну Каренину" тебе интересно читать?

Нина вздрогнула, застигнутая за неловким занятием, и согласилась, что да, "Анну Каренину" интересно.

Кирилл вытянул перст указующий в сторону подвижного Нининого бюста и укорил оный в предвзятости, ибо считал, что оба романа, мало того, что написаны на одну тему - супружеская измена, но и построены сходно.

Вадим поперхнулся водкой, попросил: - Друг мой, давай не на уровне учебников. Ты уверен, что читал то и другое, если так заявляешь?

Нина перебила: - Мне наплевать, что на какую тему. "Анна Каренина" - это про аристократов с папильонами, а "Бовари" - про мелких разночинцев-буржуа. Конечно, про аристократов интереснее.

Нина не заинтересовалась бы рассказом бомжа, несмотря на страсти. А страсти в дворницкой кипели и пенились, как нагретое пиво.

Новоприбывший Юра, мужчина хоть куда с большими финансами на кармане, полагал, что имеет право на многое, учитывая казенную водку, нарезку и прочие прелести из прорезавшегося рога изобилия. В день прописки держался скромно, как и положено новичку, но прошел второй день, и третий - сколько можно. Иные постояльцы жили в общине не дольше полугода, так что три дня срок немалый. На этот самый третий день душистого запоя глаза Юры привыкли к полутьме дворницкой. В полутьме он разглядел Ольку.

Ее глаза мерцали, как язычки двух свечей в дружелюбном окне дома, поджидающего одинокого путника на пути от семьи в самые глухие дебри свободы. Тонкие волосы переливались и текли, как ласковый шепот. Бледное личико сияло, как путеводная звезда, как буква "М" у входа в метро, отвергающая невнятицу переулков и тупиков. Линялая же куртка и убитые сапоги в полумраке были попросту незаметны. Чем дольше Юра разглядывал Ольку, тем более недоумевал, как мог потратить лучшие трезвые годы на жену, толстую тетеху с кривыми зубами и визгливым голосом. Уход из семьи на глазах окутывался романтическим флером, прямо-таки обрастал им, как лайка густым подшерстком в холодную погоду.

Юра потянулся, чтобы схватить чаровницу за что-нибудь, что подвернется под руку, движения его не отличались точностью, но это было не главное. Почему-то бородатый бомж, по имени Профессор, не полюбил Юрин душевный порыв и грубо ударил по руке, дающей казенную водку и колбасу.

- Ты че? - внятно изумился Юра. Изумление было так велико, что он даже не рассердился. - Ты че? Сами ж говорили - община.

Потянулся решительней, обретя желаемую точность движений, но наткнулся уже на кулак. Удар в плечо был не сильным, но оскорбительным.

- Видишь ли, милый друг, - объяснил Володя, - Олька - женщина Профессора, у них верная любовь и крепкая семья, вот уже месяц как. - Объяснил он несколько короче, более энергично и совсем другими словами, но смысл был такой.

Юрино возмущение выплеснулось из границ. Пришлось напомнить дорогим друзьям, что он - единственная опора в общежитии, имеющая твердый доход и работу, кормилец и поилец новообретенной семьи. Что непорядочно и не по-родственному три дня трескать водку, обеспеченную его доброй волей, а после устраивать подобную нелепую сцену с узкособственническими проявлениями эмоций. Что, не найдя понимания и не встретив должного уважения среди этих стен, он с легкостью найдет другие, с его-то возможностями.

Олька неуверенно хихикнула, а община крепко задумалась. В прокуренном чадном помещении думать решительно не получалось, и обитатели удалились на совещание во дворик, к тому самому пенечку, где Олька недавно расчесывала волосы, изображая Лорелею. Из соображений безопасности Ольку и Профессора прихватили с собой, а Юру оставили дома. Олька пошла охотно, Профессор упирался и бурчал не самые лучшие слова. Во дворике, под угрюмым взглядом Мики, Володя и Степан сердечно воззвали к логике Профессора, ведь он просто обязан был уважать логику, нося столь почетное имя. Терять кормильца с неизрасходованной зарплатой и блестящими перспективами совершенно не с руки, это способна понять даже лайка, безотлучно валявшаяся у порога. Общечеловеческое чувство благодарности вынуждает их поделиться с кормильцем тем немногим, что имеют. Это естественно. Потому что, если они не поделятся, то кормилец может переехать в любую другую общину и, даже страшно подумать, на вокзал. А там найдется тысяча желающих подобрать и приютить такое золотое дно и припрятать на дне собственном. Профессор не желал соглашаться. Олька, как женщина практичная, все женщины таковы, иные больше, иные меньше, высказалась, что она - что, она - ничего, она понимает и разделяет. И не видит ничего страшного в Юриных домогательствах. Главное ведь - любовь, а любовь не пострадает, какой может быть ущерб высокому чувству от низменного действия. Да это вовсе одно с другим не связано - сказала Олька. Даже Демосфен, будь он женщиной, не смог бы сформулировать лучше.

Профессор выслушал внимательно, кивал головой. Друзья ожидали, что он по-человечески влепит Ольке пощечину и останется переживать на пеньке, все же природный стыд не позволит ему лично наблюдать за грехопадением, и это тоже по-человечески. Но Профессор, подъяв длань, опустил ее, зажатую в кулак, на скулу Володи, что было нелогично. Олька завизжала, подбадривая любимого и отойдя на безопасное расстояние. Коренастый молчаливый Степан некоторое время раздумывал, а Володя уже сцепился с недавним другом, неэффективно тыкая кулачками перед собой. Подумав, Степан признал безоговорочную правоту Володи и принялся приводить собственные аргументы. Вдвоем они повалили Профессора на подтаявший снег, длинное пальто защищало того от ударов по ногам, но лицо оставалось открытым. Мика проявил интерес к драке, подошел поближе и смачно выругался на собачьем языке. Это возымело действие, из подъехавшей машины высунулся мужичонка и, принимая горячее участие в происходящем, обещал вызвать милицию и, наконец, навести порядок в этом бомжатнике.

Но спор разрешился к удовольствию большинства. Володя со Степаном подхватили Ольку, она упиралась ровно формально, и отправились под сень дворницкой. Профессор пополз к пеньку: передохнуть и утереть кровь. Впереди оставался чудесный вечер и поход в магазин. Вечером Профессор не появился, где ночевал - неизвестно. Утром Олька, поплакав, уснула, а Юра со Степаном отправились-таки в магазин. Володя вышел за ними, но скоро потерял из виду в такой метели... Так он оказался на Ново-Никольском мосту, сгибаемый стыдом. Почему ему стыдно, Володя объяснить не мог, но стоял на том, что это именно стыд, а не похмелье. К похмелью он привычен, не спутает.

Николай хотел высказаться неопределенно, вроде того, что, да, бывает, но похмельный ли, стыдящийся ли человек очень раним, и, не желая уязвлять Володю, сказал лишь:

- Разве это метель? Так, снежная крупка.

И того оказалось много. Володя махнул рукой по-бабьи и заплакал неподдельными чистыми слезами.

Николай вернулся к себе. Подспудно он рассчитывал увидеть Любу. Погода сумрачная, противоположная солнечной, что бы Любе ни появиться пораньше, света, который ей вреден, нет в помине. Но в мастерской было пусто. Работать не хотелось по-прежнему. Володин рассказ растревожил память, в нем чудилось что-то смутно знакомое. Словно уже проживал подобное, но Николай никогда бы не попал в такого рода историю. Нет уж. Проходя через двор к своей парадной, внимательно обозрел окрестности. Дворницкая закрыта, лайка Мика лежит у порога, такая же угрюмая, как всегда. За дверью не слышно шума, криков - если община и гуляет, то тихо. На пеньке - безлюдно, ни Профессора, ни следов жертвенной крови. Володя мог и присочинить, им спьяну, да натощак мерещатся страсти. Но как Николай себя ни уговаривал, необъяснимая тревога не отпускала. Словно предчувствовал грядущие беды, локальную гибель Помпеи в масштабах двора. Рассердился сам на себя, собрался, было, домой, но ожил мобильный телефон в кармане куртки, в прихожей.

Звонила Ирина, звала к себе в гости, срочно: муж уехал в командировку. Николай бы не поехал, в любой другой день. Но сегодня тоска одолела.

Ирина встретила его, как ангел ангела. Накормила от пуза деликатесами, напоила чилийским красным вином. Они долго и последовательно занимались любовью на диване в гостиной, а после примитивно переспали на полу на кухне. Ирина намекала на совместное посещение душа, но Николай немного утомился. Он благодушествовал, лежа на диване и не заметил, как согласился поехать с Ириной на театральную тусовку. В такси опомнился, отступать поздно, жене звонить и предупреждать, что задержится - рано.

На шестнадцать человек гостей набралось два действующих актера, театральный критик, рабочий сцены и полтора барда. Полтора, потому что один ходил, говорил и часто брал в руки гитару, а другой сидел у окна в кресле и беззастенчиво смотрел очередной сон, похрапывая в наиболее волнующих моментах. Театральный критик пожилых лет скоро напился, уронил два стула, и хозяйка, хлопая глазками, запросила помощи у актера Стасика.

- Молодой человек, вы думаете, что я пьян? - громогласно вопросил критик, и Стасик честно ответил:

- Я не думаю, я вижу. - Нежно обнял критика за костенеющую поясницу и добавил доверчиво: - Поверьте, в этом нет ничего постыдного для настоящего мужчины. Я сам сколько раз...

Конец реплики утонул в прихожей с предусмотрительно распахнутой на площадку дверью.

В каждой растрепанной русоволосой женщине Николаю виделась Люба. А так как почти все женщины были в той или иной степени растрепанности, Люба все время маячила перед глазами. Была еще хорошенькая брюнеточка, но скоро ушла. Удачно сбагрив Ирину рабочему сцены, Николай решил поехать ночевать в мастерскую. Ему показалось, что он догадывается, откуда выплыла история Ольки и Профессора. Неоформленная мысль билась, как жилка в виске, и гнала его искать Любиного совета. Люба знала больше, чем говорила и знала, к чему ведет цепь событий, и зачем это ему, Николаю - тоже должна была знать. В пространстве давно пахло коньяком и тревогой. Николай наскоро переговорил с женой, честно рассказал, что пьянствует в спонсорских кругах и собирается ехать ночевать на Канонерскую улицу, добавив мелкую виньетку, что едет не один, а с предполагаемым клиентом. И собирается нынче же заработать на хлеб, масло и французскую тушь для жены. Жена тоже отвечала как ангел, положительно, сегодня Николай общался с одними ангелами. Она не спросила, что мешает мужу вернуться домой после проводов клиента, а пожелала удачи. В порыве благодарности, укрепленной коньяком и теплом ангельского окружения, Николай предложил ей заехать проведать его, если возникнут малейшие сомнения в правдивости изложенного. Предлагать жене заехать ночью в мастерскую совсем нетрудно, она нипочем не согласится. Он стрельнул на такси у хозяйки, пообещав, что Ирина завтра же отдаст, и помчался на метро, до закрытия оставалось пятнадцать минут.

В родных дворах ждали непонятные сюрпризы. Сразу за подворотней в большом дворе стояла милицейская машина. Николай не любил эту марку автомобилей, а в своем дворе, тем более. Маленький дворик перед флигелем походил на отличный свежезалитый каток, ровное ледовое поле простиралось от крыла до крыла, трубу, что ли прорвало. Угрюмый Мики стучал когтями по льду, слоняясь взад-вперед, то, садясь посредине, поднимал морду и принимался выть на невидимую луну. На краю катка стояла еще одна машина - фургон, но не продуктовый. У дверей дворницкой лежали два крупных продолговатых предмета, упакованных в черные пластиковые мешки, третий такой же менты втаскивали в фургон. Покоробленная дверь кривилась, в середине ее зияла выжженная дыра, дверь оказалась довольно тонкой, из листовой фанеры. Сама дворницкая устояла, но почернела, закоптилась и словно съежилась. Гарью пахло еще от подворотни, но Николай не придал этому значения, решил, что чужие бомжи подожгли мусорные баки. Лишь увидев обгоревшую дворницкую, начал прозревать, что это за мешки грузят милиционеры в ведомственный фургон.

Пожар начался еще засветло, но соседи заметили не сразу, ведь окон у бомжей не было. Когда вызвали пожарную машину, спасать оказалось некого. Жители общины не сгорели, они умерли раньше, задохнулись угарным газом. Лайка Мика пыталась докричаться до соседей, едва почуяла неладное, но ее не поняли.

Николаю пришлось давать показания. Участковый допрашивал формально, больше озирался по сторонам, наверное, первый раз видел живого художника. Хозяин побаивался, что Люба выглянет из-за шкафа, и он собьется, навлечет на себя подозрения. Чем больше боялся, тем честнее глядел в глаза допрашивающему, и пугался окончательно: подумают на него, как есть, подумают. Именно потому, что не при чем. Люба не показывалась. Участковый разговорился, охотно поведал Николаю, что вот, развелось бомжей, ну, а как без них. Они же первые помощники, если какой непорядок на участке, если кто чего нарушает - тотчас доложат, уважают милицию. Эти хорошие были, смирные. Напились, как водится. Лампы позажигали керосиновые, уснули, угорели, а тряпки в каморке загорелись не сразу, наверняка долго тлели. Как вспыхнуло путем, соседи заметили, да что толку. Так, вчетвером и сгорели.

- Вчетвером? - спросил Николай.

- Ну да, - с удовольствием подтвердил участковый. Они и жили тут все четверо: три мужика и одна баба.

- Опознание проводили? - поинтересовался Николай с глухим волнением.

- Какое опознание, и так все ясно. Кому они нужны-то, безродные.

Но Николай уже знал, что Профессор остался жив, а сгорел семейный и работающий Юра-новенький. И знал, почему история с Олькой и домогательствами Юры показалась знакомой. Знал точно так же, как то, что тогда, в девятнадцатом веке, погиб не только Гущин Петр Александрович, но и Серж Колчин тоже, пусть Любе не известно, но он знает наверняка. Куда же делась, куда спряталась Люба?

Участковый ушел, напившись заодно чаю. Люба не появилась. Николай звал ее, даже поднял щиты на полу в прихожей, поковырял палкой в керамзите, заполнявшем дыру. Ни звука, ни тени. Ни стука коготков Хозяина. Даже Кошки не видно. Ну, Кошка, положим, отсыпается в соседнем магазине или детском саду через дорогу. Утром поехал домой, не уснув ни на минуту, твердо решив не появляться в мастерской несколько дней. Жена тихо радовалась и ничего не спрашивала. Сам рассказал про пожар и трупы. Рассказал и свалился с сильнейшей простудой. Теща пекла пироги и блины, заваривала малину. Кошка жены, к которой так и не привык, спала с ним в обнимку. Великая сила - семья поддерживала пошатнувшегося в нервах художника.

Николай выбирался из простуды чуть не целую неделю. Когда все было позади: и головная боль, и температура, и даже слабость, причин откладывать посещение мастерской не осталось. Но ехать не хотелось, ехать было попросту страшно, словно покойники все еще лежали у дверей дворницкой, и Хозяин с костяным рыльцем сновал вокруг, стуча коготками по льду. Николай позвонил другу-поэту Вадиму. Вадим казался ему наиболее подходящей кандидатурой, чтобы поделиться - страхами? пережитой фантастической явью? Черт знает. Хотелось разобраться, поговорить по душам. Ну, не с Кириллом же.

Вадим, человек занятой, опутанный заботами о семье, работой, подступающей защитой диссертации, написанием методической книжки и весенней усталостью, легко согласился приехать и поговорить. Но говорить принялся о своей книжке, чуть не с порога. Николай явился в мастерскую ненамного раньше своего гостя, только чтобы успеть проветрить комнаты и разложить на столике бутерброды. Любы не было. Дневной свет и разобранные заново полы ни причем. Николай не ждал, что она появится, понял, все кончилось.

Вадим долго рассказывал, как занимается сравнительным анализом стихотворений разных авторов на одну и ту же тему. Определение звучало довольно занудно, но изложение оказалось увлекательным. После двух рюмок перцовки лоб у Вадима несколько разгладился, речь полилась плавно. По его теории выходило, что существуют некие идеальные тексты, идеи текстов. Николай блеснул эрудицией и уточнил:

- Как у Платона? Мир идей и прочее, наслышан.

Вадим не дал себя сбить, согласился, что старик что-то понимал в идее и пространно высказывался по данному вопросу, хотя во многом заблуждался. Идеальные тексты, в случае анализа - стихи, существуют в неведомом пространстве цельные и совершенные. И поэты силятся нащупать их и материализовать, написать то есть. Потому у разных поэтов случаются близкие стишки, например "Ласточка" у Державина, Фета и Мандельштама. Сходство не в названии, а в движении образа.

- А еще более яркий пример, - не успокаивался Вадим, - "Тройка" Некрасова, "На железной дороге" Блока и "An Mariechen" Ходасевича.

Он неутомимо сыпал сравнительными эпитетами, метафорами и прочими умными словами, но Николай уже не слушал. Собственная мысль, ерзающая головной болью, начала проявляться и просилась к озвучиванию.

- Я приготовил для тебя историю, - подступил Николай и, пока не перебили, ударился в скороговорку рассказа. Гибель общины бомжей, пожар от керосиновой лампы, нечестная драка во дворе, явление Юры, любовь Ольки и бородатого Профессора, распустившаяся в закопченной каморке, в обратном порядке живописались за столиком, нагруженным перцовкой и бутербродами, а не кистями и красками.

Вадим впечатлился. Выпил внеочередную рюмку, не морщась и не вспоминая, как завтра ему станет плохо. Забыл богатые слова сравнительного анализа и сказал лишь емкое: - Да уж.

- Это не все, - продолжал Николай. - Выслушай еще историю. Будем считать, я ее наполовину сочинил, потому как единственная свидетельница, вернее хранительница событий умерла месяц назад. Моя соседка сверху, столетняя старуха по имени Катя-маленькая. Представь себе, что произошло здесь полтораста лет тому.

И поведал о красильной мастерской, о Катерине, муже ее Сергее Дмитриевиче Колчине, друге семьи Пете Гущине, об убийстве провокатора Самсонова, следователе Копейкине, о том, как Любаша отравилась. С подробностями, как очевидец. Вадим лишь крякал, да закусывал квашеной капустой.

- Тебе бы книжки писать, - только и смог вымолвить.

- Дело не в историях, - оправдался Николай. - Истории лишь иллюстрация. Ты говорил о существующем в мире идеальном тексте, к которому подступают разные поэты, ни у кого не получается совпасть с идеалом целиком, на то он и есть - идеал. Потому новые и новые авторы берут ту же тему. А представь себе, что на определенной территории, в этом вот дворе, складываются одни и те же модели отношений. В девятнадцатом веке двое мужчин, муж Серж и друг Петр, склоняли женщину Катерину разрешить сложную тамошнюю ситуацию путем тривиальной супружеской измены. Не измены даже, муж-то в курсе был, а компромисса, что ли... Не подобрать слова, - ты поэт, легче сформулируешь. Но Катерина возмутилась, на компромисс не пошла, а развелась с мужем, прогнала Петю и жила себе благополучно дальше, уже с другим мужем. Петя и Серж умерли в скором времени, от разных причин, здесь те причины не важны. То есть история любви развивалась по заданной схеме, но герои вели себя не так, как надо бы, вот и были наказаны, допустим, пространством, или Миром идей, или Богом, - кто во что верит.

Сейчас история повторилась, но в иных декорациях. Помнишь, мы сопоставляли Анну Каренину и мадам Бовари, дворяне и буржуа. Тут сравнение еще круче: купцы, аристократы и бомжи. Но суть та же. В сегодняшней модели любовь налицо: Олька и Профессор, два бомжа. Появляется богатый, по меркам дворницкой, Юра, желающий Ольку, и община вступает в игру, потому что зависит от его водки и колбасы. Но выходит по-другому, не так как сто лет назад. Женщина - Олька, как раз соглашается, но мужчина - Профессор, противится и защищает свою любовь по мере слабых сил. Итог тот же - все участники, кроме него, действующего по правилам, отравляются угарным газом и помирают.

- И что? - Вадим снял очки, протер носовым платком и потряс головой, наверное, чтобы лучше воспринимать.

- А то, что точно так же как существует где-то идеальный текст, о котором ты говорил, существует идеальная схема отношений. Или идеальное развитие истории. В данной схеме (схем-то много, как и текстов) заложено искушение, когда любящие поставлены в условия, требующие предательства. А там - как пойдет. Кто выдержит, кто поддастся. Что является идеалом - неизвестно. Я не знаю, как в таком случае должны развиваться отношения, может быть, требуется, чтобы все пошли на предательство, у Пространства своя этика, нечеловеческая. Но в обоих рассказанных мною случаях, не сложилось идеальной схемы. А тут уж не стишок, извини, тут ставки выше, участники жизнью расплатились. Допускаю, что такие правила установлены только для этого места, и в других местах отрабатываются иные модели. Но я знаю, что рассуждаю правильно. Догадался. История любви и предательства будет повторяться, пока не сольется с идеалом. Или, пока дом стоит, и сохраняется место действия.

- Да уж, - повторил Вадим, полюбив эту емкую реплику. Она маскировала отношение к рассказу; какая разница, верит он или нет, если мысль интересна.

Друзья разлили остатки перцовки и выпили, не чокаясь, как по покойнику. Собственно, так оно и было.

Николай привстал, потянулся за хлебом, и ему показалось, что в окне снаружи мелькнула растрепанная русая головка. Он явственно услышал внутри себя:

- Знаешь, зачем я приходила? Предупредить, что ты следующий.

Звук поплыл, и последние слова смазались, толи "предай", толи напротив "не предавай".

Николай удивился, что Люба все же перешла на "ты", и подумал: - Кто? Жена? Ирина? Рита? Или та хорошенькая брюнетка, что сунула мне свою визитку на последней тусовке? Как же ее звали...



Февраль - апрель 2006




© Татьяна Алферова, 2006-2017.
© Сетевая Словесность, 2006-2017.





 
 

Сейфы

www.pod-zamkom.kiev.ua


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность