Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Рассказы: Алексей Смирнов


ПРИКОЛ

- ...человек похож на луковицу. Под каждой шкуркой оказывается следующая; вы ее снимаете и ожидаете увидеть бог знает что. Когда же добираетесь до конца, убеждаетесь, что в сердцевине ничего нет. Совсем ничего.

(...)

- Ничего?! Вы говорите, ничего! Лук и вода. А слезы? Как же пролитые слезы? О них-то вы и забыли, господин мой.

М. Павич. "Пейзаж, нарисованный чаем"



1

Голубь сосредоточенно семенил по дорожке. Стояла изменчивая, незрелая "весна-еще-не-лето". Прыщавый май. Время от времени голубь останавливался, чтобы выклевать из мелкого гравия микроскопическую небесную манну, и вскоре почти вплотную подошел к новенькому, слегка запыленному ботинку цвета спелой вишни. Ботинок не шелохнулся, неподвижным оставался и второй, зависший над первым. Карклин, опасаясь спугнуть голубя, смирно сидел на скамейке. Он следил за птицей остановившимся взглядом, сожалея в душе, что не располагает подходящим кормом. "Ему бы булку покрошить", - сочувственно думал Карклин. Булки не было, но идти за ней не стоило. Лишний груз - опасная обуза. Батон будет куплен позднее, ближе к дому, а домой отправляться рано, Карклину придется торчать на скамейке еще в течение двадцати-тридцати минут. По расчетам Карклина, именно тогда наступит пик часа пик.

Голубь на секунду замер и склонил голову, оценивая дорогую брючную ткань. Решив, что ловить ему здесь нечего, он двинулся дальше, и Карклин переменил затекшую ногу. Вскинул подбородок, поправляя шарф, и встретился глазами с двумя девицами, что направлялись к набережной. Те мигом задрали носы и чинно продолжили путь, но не сдержались и прыснули. Одна оглянулась, шепнула что-то на ухо подруге, а та покрепче подхватила ее под локоть и увлекла вперед. Ветер, налетевший с Невы, задрал им полы плащей, и женатый Карклин снисходительно отвернулся. Он не слишком интересовался женщинами, ему казалось много и одной.

Женщины, напротив, довольно часто интересовались Карклиным, так как он полностью совпадал с расхожим в их дурной среде шаблоном интересного, респектабельного мужчины. Высокий, приятной полноты, при швейцарских часах и сотовом телефоне, он не мог не привлечь внимания; ко всем достоинствам вдобавок неприступный Карклин не носил обручального кольца. Правда, в кармане демисезонного пальто он носил нечто более оригинальное. В настоящий момент он осторожно ощупывал сей необычный предмет, пробуя его на ощупь то так, то этак. Удовлетворившись свойствами предмета, Карклин перевел взгляд на циферблат вокзальных часов - собственно говоря, можно было и трогаться, но сидевший на скамейке относился к той породе людей, что любит устанавливать для себя всяческие правила и ритуалы. Поэтому Карклин глубоко вздохнул и начал изучать памятник вождю, вновь и вновь возвращаясь к банальному выводу, что скульптор превзошел самого себя, стремясь истребить в исполине авторских кошмаров человеческие черты. "Интересно, пустой он внутри, или нет?"- подумал Карклин. С некоторых пор его весьма занимало внутреннее содержание вещей. Он поморщился, вспомнив старую армейскую байку о солдате, которому велели покрасить статую Ленина свежей краской. Служивый приставил лестницу, вскарабкался наверх и оперся о лобастую голову, но сил не рассчитал: гениальная балда слетела с плеч и провалилась внутрь, в пустоту. Памятник оказался полым - вроде большого шоколадного Деда Мороза. Обезглавленный дедушка происходил, конечно, из другой сказки. Солдат полез доставать голову, забрался в памятник, а вылезти обратно уже не смог - так и торчал из Ленина с простертой чужой рукой и со своей искаженной харей, а тут и рота вернулась со стрельбища...

Время, однако, тянулось медленно. Пять минут ушло на голубя, на девушек - еще одна, плюс три на монумент - девять в итоге. Сидеть на скамейке надоело; Карклин неторопливо встал, отряхнул пальто и размеренным шагом устремился к безжизненному колоссу. Обошел его с запрокинутой головой, убедился в правильности собственных наблюдений и заключений. Снова взглянул на часы и принял решение повторить круг, теперь уже против часовой стрелки. Гравий вкрадчиво шуршал под прессом тяжелых подошв - роста Карклин, уточню, был без малого метр девяносто, да и весил немало. Правая рука его по-прежнему находилась в кармане. Потом он пошел по периметру площади, стараясь держаться с достоинством и вообще по возможности запомниться случайным прохожим - так, чтобы в дальнейшем никто и не подумал связать столь безупречного субъекта кое с чем. Дойдя до проезжей части, Карклин остановился и поплотнее надвинул шляпу. Он сощурил глаза и оценил поток пассажиров, спешивших в метро: жидковат. Да, он правильно рассчитал, следует дождаться выборгской электрички. Стоило Карклину об этом подумать, как люди посыпались из здания вокзала, подобно деловому бисеру для праздных городских свиней; тротуар мгновенно заполнился сумками-тележками, сбились в кучу рюкзаки и уродливые сумки, солнце отразилось зайчиками от десятков пивных бутылок в руках, готовых брать от жизни все и сверх того. Карклин понял, что время пришло. Он быстро пересек трамвайные пути и смешался с толпой, понесшей его ко входным дверям. Перед этим пришлось отмахнуться от бродяги, попросившего пять рублей на три пирожка: "Съем при вас", - пообещал он Карклину, но остался ни с чем. Уличный музыкант, расположившийся на солнцепеке, трудился, что было сил, и могло, если прикрыть глаза, показаться, будто растекается парижская аккордеонная патока. Правда, подкачала мелодия. Карклин не толкался, никуда не спешил и ни с кем не спорил, он спокойно плыл в распаренном потоке, не делая лишних движений. Изредка он что-то извиняющеся шипел. Ему, не понаслышке знакомому с психологией толпы, высокомерие оставалось в значительной мере чуждым чувством, хотя он прекрасно сознавал собственную инородность и обособленность, по причине которых на Карклина не распространялось действие массовых законов. По ту сторону дверей, в полумраке вестибюля, виднелся хищный мент, отслеживающий черных и пьянь; Карклин ощутил, как у него заныло в животе, хотя ему-то бояться было нечего.

Слева раздавался визг, Карклин обернулся и увидел, как другой детектив тащит в патрульную машину уличную торговку, не успевшую присоединиться к пустившимся наутек товаркам. Мысли Карклина были заняты совсем другим, но он не смог удержаться от зловещего сравнения. Ему припомнился хрестоматийный дядя Степа; Карклин отметил про себя, что в наступившую эпоху этот светлый образ наполнился иным содержанием. Слова "он успел схватить в охапку перепуганную бабку" звучали теперь совсем по-другому.

Внутри поток рассеялся, Карклин без приключений миновал турникет. Его охватили сомнения, он задавался вопросом - не лучше ли было выбрать шумный пересадочный узел вроде Сенной площади? Он не помнил, чтобы на платформе станции, куда его медленно засасывал трудяга-эскалатор, собирались толпы достаточно большие для воплощения в жизнь его замысла. Впрочем, решил Карклин, не беда. Если не выйдет здесь, до того же узла всегда можно добраться поездом. И даже без пересадки; десять минут - и ты на "Техноложке", где верная лафа. Он успеет, час пик только-только набрал силу. Карклин сошел со ступеней и от неожиданности замедлил шаг: перед ним волновалось злобное людское море. Яблоку негде упасть. Узкая юбка мешала дежурной по станции бежать быстро, и она бежала медленно, защищаясь от прибывающего люда жезлом. Жезл был с красным кругом, напоминавшим японский флаг, что превращало дежурную в карикатуру на камикадзе. Что-то произошло, и, чем бы оно ни было, происшествие играло на руку Карклину. Он, маневрируя, проскользнул между колоннами, одновременно прислушиваясь к раздраженным репликам, летевшим со всех сторон. Пока было ясно одно: поезд опаздывал. Карклин посмотрел на табло и увидел, что электрички не было вот уже девять минут. Причины его мало интересовали, он возликовал. Удача, несомненная удача, подарок судьбы! Теперь главное - естественность, непринужденность. Карклин огляделся, примериваясь в первом приближении. Его толкнули, он вежливо посторонился и отступил за белые квадратики, подальше от края платформы. Народ все умножался, и в планы Карклина не входило топтаться во первых рядах теряющих терпение пассажиров. Прошли еще без малого три минуты; жерло тоннеля вдруг осветилось прожекторами. Раздался строгий гудок, бесстыжий состав, как ни в чем не бывало, ворвался на станцию. "Сзади идет следующий поезд! Сзади идет пустая электричка!"- надрывалась дежурная. Карклин хмыкнул: держи карман шире! Нет-нет-нет-нет, мы хотим сегодня, нет-нет-нет-нет, мы хотим сейчас.

В кармане у Карклина было шило.

Поезд с опаской затормозил, двери нехотя расползлись, и вся скотобаза ломанулась в вагоны. Машинист, не давая ездокам ни секунды передышки, бодрым голосом объявил: "Закончена посадочка!.." Мерзкий голос довольной, активной животины - небось, кончает в точности так же, как посадочку заканчивает, с бравыми междометиями, на полном скаку. Карклин пропустил вперед себя ничего не разбирающую массу, собрался. На его счастье, в дверной проем вписался удалой, развеселый дядька, который стал ухать, напирать и утрамбовывать. "Еще чуть-чуть!.. " Карклин втиснулся боком и стал ему помогать, отсчитывая мгновения. Правая рука выдвинулась вперед и вправо, разыскивая стоящего в глубине, на две-три персоны дальше. Он не видел своей мишени, но нисколько не жалел об этом. Ему не нужны были лица, его занимало другое.

"Тьфу!"- дядька, утомленный, отступил. "Да, пожалуй", - согласился Карклин и тоже сдался. Едва они снова очутились на платформе, двери сомкнулись, и поезд тронулся. Карклин попятился, не отрывая взгляда от салона, где начиналась удивленная возня. Чье-то лицо развернулось к окошку, Карклин увидел вытаращенные глаза и разинутый рот. Вокруг кого-то невидимого образовывалась воронка, оставляя невидимку в центре, и тот уже стремглав летел по спирали воронки другой, которая Бог знает, чем кончается и куда приводит.



2

Карклин сел в поезд, шедший в противоположную сторону. На следующей станции он вышел, поднялся на поверхность, пересел в автобус.

Разочарования не было, но не было и удовлетворения. Словно съел сытный, но невкусный обед. Внутренний покой, временно приглушенный азарт ищейки, новые хлопоты в будущем.

Над Раскольниковым Карклин презрительно смеялся. Ни в чем нет греха, можно все. Только никто не может всего, не отказавшись от себя, а Карклин давно и просто отказался.

Когда все только начиналось, он малодушно посетил врача.

Врач занимался частной практикой, визит был анонимный.

- Ну, слушаю вас, - сказал Карклину молодой человек с умным лицом. Очень молодой и очень образованный.

Карклин приподнял брови, ненадолго задумался.

- Похоже, у меня неприятные навязчивости, - сказал он после паузы.

Доктор кивнул.

- Это распространенная штука. Человеку страшно хочется совершить некое действие, но внутренняя цензура не пропускает импульс, заменяя его более безобидным, но бессмысленным актом. Какого характера ваши навязчивости?

- Характера?.. Говорю вам - неприятного. Я испытываю непреодолимое желание исподтишка воткнуть в кого-нибудь острый предмет.

И Карклин замолчал. Это было ошибкой, его молчание оказалось излишне красноречивым.

Врач откинулся в кресле и помолчал, рассматривая Карклина. Потом он осторожно, с напускным профессиональным безразличием осведомился:

- Вам... вы когда-нибудь пытались реализовать это ваше намерение?

Карклин все понял. Он поджал губы и ответил доктору долгим непроницаемым взглядом. Затем он встал и быстро вышел из кабинета, не прощаясь. У него появилось еще одно сильное желание: протереть носовым платком дверную ручку.

Как назло, в тот миг он испытывал особенно острое влечение. Если верить медицине, оно представляло собой цветочки по сравнению с ягодками, придержанными внутренней цензурой. Понимая, что отчаянно рискует, и что врач, случись ему прознать о происшествии, без труда сложит один и один, Карклин втиснулся в битком набитый трамвай и, на следующей остановке выходя, убил простецкого вида пенсионера. Публика решила поначалу, что деду стало плохо с сердцем. Так оно, в сущности, и было, хуже некуда, шило вонзилось точно под левую лопатку.

Вечером по городскому телевидению выступил некто Зачесов, оперативно-розыскной работник. Он сообщил, что в городе с недавних пор действует опасный маньяк, серийный убийца, подбирающий себе жертвы в толпе. Маньяк не отдает предпочтения какой-то отдельной категории лиц и действует без разбора, наугад. Карклин, поглощая овощное рагу, изучал оперативника, похожего на румяного волка. Сыт, но в глазах полыхает хищный туберкулезный огонь.

- Хоть на улицу не выходи, - заметила жена, пристраиваясь рядом.

- И не надо, - пожал плечами Карклин. - Сидишь себе в "ауди" - и сиди. Я думаю, что в магазинах, которые ты посещаешь, не бывает толпы.

Он не отрывал глаз от экрана, пытаясь угадать начинку Зачесова.

"Сыщик - шар, но только в том случае, если его спалило изнутри", - подумал Карклин.

Существование людей-шаров являлось его гипотезой - не слишком оригинальной, но от того не меньше нуждающейся в проверке. Внутренние пустоты организма - как естественного происхождения, так и искусственные - были предметом долгих размышлений Карклина. Одна лишь мысль о том, что человек на девяносто, или сколько там, процентов состоит из воды, возбуждала воображение. Мерещился взрыв, силой которого сухие ошметки разбрасываются в километровом радиусе: взрыв, вызванный мгновенным испарением вездесущей телесной жидкости. Эта и другие фантазии не были мучительными; они, скорее, смахивали на пресную умственную жвачку, изжамканные шарики которой нужно иногда обновлять, меняя пластинку, но вкус всегда один и тот же, знакомый, сначала - мятный, потом - со скучным оттенком туалетного мыла. Когда-то Карклин начал с пустоты душевной; он давно подозревал, что существуют на свете люди, носящие в себе вакуум, но сперва ограничивался пониманием этого ничто в метафорическом смысле, онтологически приравнивая пустоту ко злу, которого, как известно, сущностно нет. Это приведение одного к другому происходило механически, в силу бездумно усвоенной традиции, однако со временем Карклин пошел дальше. Он, с общепризнанных позиций будучи уже совершенно сумасшедшим, допустил наличие в природе лиц, пустых внутри физически.

Как такое может случиться, Карклин не знал и знать не хотел: в первую очередь он жаждал увериться в реальности самого феномена. Что до корней, то пусть ими занимаются те, кому это назначено небом; возможно, Карклин тоже приложит руку к этому исследованию, но только если останется время и хватит сил. Для собственного успокоения он нарисовал себе следующую картину: чем-то уязвленный человек, пораженный извне в самое сердце, начинает бояться за целостность и неуязвимость собственной личности. Субстанция, именуемая "я", начинает видеться ему хрупкой и беззащитной; дабы оградить ее от вредных воздействий, индивид создает химеры, лепит маски, порождает целые поведенческие конгломераты, которые по сути абсолютно ему чужды, но, сделавшись его внешней персоной, личиной, способны спрятать сокровенное ядрышко. Панцирь растет, утолщается; химеры и личины наполняются собственной жизнью, и вот уж они взяли верх, вот летят обратно, в родительскую сердцевину доморощенные стрелы - там, однако, уже давным-давно пусто. Маски и персоны ссорятся между собой, вступают во взаимодействие, субъект теряет связь с действительностью... Разумеется, Карклин придумал это не сам, он просто начитался Лэнга. Но Лэнг не виноват, Карклин рано или поздно пришел бы к тому же, разве что сделал это бессистемно, безграмотно. А так ему, уже созревшему и готовому к действию, на блюдечке поднесли стройную теорию. Таким образом Карклин оказался свободным от продолжительного анализа и смог потратить высвобожденное время с большей пользой. Он точно не знал, переходит ли качество в количество, или нет, но для удобства согласился, что да, переходит, и следующей его идеей как раз и было наличие в мире людей, которые пусты внутри вещественно.

Оставался пустяк: найти таких.

...Отягощенный задуманным, Карклин однажды остановился возле уличной продавщицы воздушных шаров. Некоторое время он пристально рассматривал лоток, потом положил в тарелку крупную купюру. На вопросительный услужливый взгляд он ответил просьбой передать ему всю связку целиком. Для продавщицы, судя по всему, подобная просьба не была необычной - причуды нуворишей бесконечны, она безропотно передала ему шары. Но после ей все же пришлось удивиться и содрогнуться: покупатель неспешно отставил шест, достал изо рта сигарету и приложил к усыпанному звездами резиновому боку. Раздался громкий хлопок.

- Что это дядя делает? - послышался вопрос какого-то потрясенного карапуза.

Карклин скосил на него глаза, подмигнул и уничтожил второй шар, затем третий, четвертый... Поднялся крик. Чья-то мамаша начала возмущенно выговаривать:

- Развлекайтесь в сторонке, где детей нет, раз такая блажь пришла в голову!..

Лопнули еще два шара - розовый с зайцем и фиолетовый с оробевшим Бемби.

Продавщица отвернулась. Она с удовольствием вернула бы деньги, но сучья работа приучила ее остерегаться сильных мира сего. Плач усиливался.

- Ты, герой, ну-ка двигай отсюда! - суровый краснорожий папаша, дыша "Балтикой" девятого размера, шагнул в направлении Карклина. Тот шмыгнул носом и так посмотрел, что родитель остановился. На протяжении нескольких секунд они молча изучали друг друга, после чего Карклин методично добил оставшиеся шары, прислонил шест к какой-то конструкции и затрусил по ступеням подземного перехода.



3

"Так и с некоторыми людьми", - думал Карклин, не задумываясь покуда о существовании Зачесова. Зачесов существовал. Он был многолик: выслеживая маньяка, оборачивался то ладным молодцем, то стлался мысью по земле, или преображался в древнюю бабушку, а случалось, взмывал в поднебесье зорким ястребом, без промаха разящим неправого. Дела не ладились, составленный фоторобот никуда не годился: получился незапоминающийся, безжизненный инопланетянин с лицом, аки блин. Напрасно Зачесов, прилипая брюхом к земле и роняя слюну, рыскал по волчьим уголовным притонам, тщетно подсовывал он бездарную картинку барменам и халдеям. В ходе оперативных мероприятий было изъято восемьсот единиц огнестрельного, семьсот - химического и четыреста двадцать - бактериологического оружия, задержаны два человека, находившихся в федеральном розыске, а также один, заказанный Интерполом, но в последнем твердой уверенности не было. Маньяк же оставался неуловим. Зачесов худел на глазах и часто повторял, что лучше бы ему ловить "писючего злыдня" (так, на украинский манер, именовал он сексуальных преступников), чем непредсказуемого, иррационального в своих действиях оборотня. Их с Карклиным пути не раз пересекались, но всякий раз Зачесов опаздывал, поспевал лишь к шапочному разбору, и все, что ему оставалось, были стиснутые добела кулаки и новое тело, активно теряющее кровь.

Карклин чувствовал угрозу, но сохранял спокойствие. Его вдохновение заявляло о себе циклично, однако промежутки между вспышками активности были неравными и не зависели, ни от чего. Вне темного зова Карклин жил вполне безобидной, благопристойной жизнью. Да, он ни на миг не прекращал обычных размышлений, вертевшихся по кругу наподобие старой пластинки в сорок пять оборотов, но карман его был пуст, а чувства умиротворенны. Бывало, что Карклин начинал искать закономерность в своих вылазках, изучал лунный календарь, вычитывал сообщения о солнечных пятнах, погружался в астрологические вычисления. Эти труды ни к чему не приводили, навязчивое желание приходило, когда хотело и куда хотело. Как-то раз Карклин задумал вмешаться в предопределенный свыше ход событий и лично упорядочить убийства. Запасшись шилом, он спустился в метро, где быстро понял, что отчаянно боится и шагу не может ступить вне импульса. Тогда ему пришло в голову сменить стиль: Карклин отправился за город, в лесную глушь, надеясь выискать жертву не в толпе, а, напротив, совершенно одинокую и беззащитную. Кровь есть кровь, рассуждал Карклин. Если, заведомо без свидетелей, я буду истреблять одиночек, риск умалится по двум причинам: во-первых, опять же, гарантированно отсутствуют очевидцы, а во-вторых, само по себе событие убийства отсрочит следующий приступ. Возможно, он избавится от навязчивости вовсе - это ведь чертовски неудобная штука, испытывать непреодолимую потребность пырнуть кого-нибудь немедленно, сейчас, ну если не сию секунду, то в самом что ни на есть обозримом будущем. А так - один грибник, второй лыжник, третий пляжник, и все, кровь пролилась, и больше уж не придется хорониться в толпах, рисковать. В этом начинании Карклин потерпел фиаско. Он ясно сознавал, что заблуждается, и все же не мог отмахнуться от впечатления, будто вне толпы вероятность обнаружить человека-шар снижается до ничтожной величины. Казалось бы, какая может быть разница между специально разысканным одиночкой и столь же одинокой особью, затерянной в гуще людей, но вот поди ж ты! разница была. Примерно та же, что имеется между поиском в лотерейном барабане единственного шара среди множества его собратьев и гаданьем, где лежит этот шар на участке между Москвой и Петербургом. Шансы на удачу примерно одинаковы, но различие колоссально. Прежде всего, мнилось Карклину, страдает случайность выбора. В отыскании отшельника усиливается фактор персональной воли, и сходит на нет воля рока. Именно об этом толковал Карклин с незнакомой дамой, уединившейся в укромном местечке в отдалении от шумного пляжа. На маленькой песчаной проплешине, которую местные жители называли "сковородкой", она принимала солнечную ванну. Карклин подкрался неслышно, и женщина заметила его лишь тогда, когда ее накрыла широкая тень.

Лифчик пляжницы был расстегнут на спине - поэтому, поднимаясь на колени, она в заинтересованном испуге придержала его обеими руками. Неизвестная подумала, что Карклин хочет с ней познакомиться, и Карклин пожалел, что уже вынул шило и лишен путей отступления. Ему еще не приходилось убивать лицом к лицу.

- В этом загвоздка, - посетовал он, присаживаясь на камень.

Женщина быстро огляделась. По лицу отдыхающей было видно, что пустынный пейзаж перестал ее радовать.

- В смысле, мне вас жаль, - объяснил Карклин. - Формально, разумеется. Вы не первая и не последняя, просто я не привык так вот, глаза в глаза.

Женщина уронила руки. Лифчик сполз - не до конца, держался на честном слове, очень соблазнительно, но Карклин не соблазнился.

Он сказал:

- Не вздумайте крикнуть.

Воткнув шило в песок, он продолжил:

- Вам не повезло - возможно, я не стал бы вас трогать. Мне хотелось провести кое-какой сравнительный анализ, и не исключено, что он не потребовал бы от меня идти до конца. Но вы, на свою беду, меня обнаружили - преждевременно...

Тут незнакомка, не давая Карклину досказать, принялась вопить. Молнией снявшись с камня, Карклин опрокинул ее наземь, зажал ладонью рот, ударил облепленным песчинками острием. Выждав с минуту, он встал, вытер шило, огляделся по сторонам и зашагал в сторону подлеска. Как и ожидалось, на вопли никто не откликнулся. Далекие бодрые волейболисты пружинисто прыгали по пляжу, затравленный мяч бесшумно метался от одного к другому. Судьба посмеялась над Карклиным: позыв не только не отсрочился, но появился нежданно - в последний раз Карклин следовал ему не далее, как накануне. Карклин, хмурясь, признал, что тот - в пику расчетам - был не приглушен, а, напротив, спровоцирован пляжной историей.

Он отправился ко Дворцу Спорта, где давала концерт скандальная, отмороженная группа. Ее фанатов отличали те же качества; лучшего фона придумать было нельзя. Втянувшись в гущу невменяемых подростков, Карклин без помех удовлетворился. Нанося удар, он обратил внимание на то, что проблема существования людей-шаров в момент убийства отступает. Нет, он - когда бьет - не думает и не гадает, кто перед ним. До - разумеется, после - тем более, с прицелом на будущее, но только не в миг удара.

"Может быть, все из-за этого? Отказывает чутье? Подводит спешка? "

Карклин, хмурясь, шагал по вечерней набережной. Скорее всего, ему придется развить в себе умение совмещать две стороны процесса, который в идеале - един.

Новый билет без выигрыша - обкуренный пацан лет пятнадцати - был мертвым втянут в спортивный комплекс, внесен на трибуну, посажен на место с хорошим обзором и на протяжении двух часов созерцал неистовое шоу - оглушительное, в клубах свирепого черно-красного дыма.

...Вот неполный список мест и мероприятий, которые, со следующего дня начиная, посетил Карклин:

    - полуфинальный матч "Зенит" - "Торпедо": мясорубка во имя какого-то кубка;
    - митинг левой оппозиции;
    - митинг правой оппозиции;
    - пивной фестиваль, переходящий в марафон;
    - воскресное пастбище культуры и отдыха;
    - ночная дискотека "Притоп и Прихлоп" (пара свежих приколов, друзья, ну-ка вместе!);
    - зоопарк;
    - сеанс одновременной игры с ясновидящей Матреной, вход бесплатный;
    - барахолка;
    - очередь в финское консульство;
    - очередь за свежим хлебом;
    - ипподром;
    - праздничная литургия в Церкви Андрея Первозванного.


4

Угрюмый Зачесов большими шагами мерил помещение морга. Патологоанатом разлил спирт, сыщик равнодушно махнул полный стакан, от которого ему лишь на секунду что-то прыгнуло в глаза - забитый, такой же угрюмый чертик, которого Зачесов держал в черном теле. И даже буквально, ибо потемнел лицом, получив сообщение о новом злодействе.

- Поспрашивай у моих коллег, - пожал плечами служитель скорби, давно окаменевший душевно. - Не иначе, он считает себя богом. Или чертом, какая разница. Пусть пороются в картотеках: кого и когда выписали, кто на учете... Жрать в больницах нечего, их много сейчас шатается по городу.

Зачесов тоскливо хмыкнул.

- За птенца меня держишь? Я теперь их знаю наперечет...

Патологоанатом шмыгнул носом, задумался.

- Паскуда! Поди ж ты, разбери, что у него на уме. Может, ему, уроду, просто интересно, что у людей внутри.

- Может быть.

- Но тогда - почему он не остановился на первом? Проверил, убедился...

- Значит, не убедился... Тьфу! - Зачесов очнулся, тряхнул головой. - Ну тебя к аллаху, совсем зубы заговорил со своим шилом.

- Мое-то шило людям в радость, - усмехнулся патологоанатом и опять потянулся за склянкой со спиртом. - Медицинское, как божья слеза. Не то что у тебя - которое ищешь...

- Точно, - вздохнул Зачесов, направляясь к выходу. - Знаешь, - сказал он вдруг, останавливаясь, - а ты ведь подал мне любопытную мысль. Интересно, что внутри!

Врач подмигнул, завязывая длинный фартук. Приодевшись, он выбрал тесак, выпятил нижнюю губу и временно разорвал связь с остальным человечеством.

...Явившись в управление, Зачесов заперся в кабинете с несколькими доверенными лицами. Застенчивость, с которой он попросил его выслушать, потрясла всех: чего-чего, а чрезмерной деликатности за сыщиком не водилось. Причина застенчивости стала, однако, вполне очевидной уже через пять минут.

- Извини, но это балаган. В прямом смысле, - сказал первый, с кем Зачесов скушал не один пуд соли.

- И от балагана бывает польза, - возразил тот. - От великого до смешного - шаг, и наоборот - тоже. Нам нужна приманка.

- Никто твой план не утвердит...

- И черт с ними, не надо ничего утверждать. Обойдемся своими силами. Я договорюсь с цирком братьев Бро... они, между прочим, мои должники. Единственное представление, гастроли, надувной человек... или водяной человек... выродок, если хоть немного следит за городской жизнью, не сможет не клюнуть. Если, конечно, его интересует начинка, а не что-то другое.

Сослуживцы дружно вздохнули.

- Ну, допустим, - заговорил еще один. - Предположим, что цирк согласится. Как ты себе все это мыслишь? Ведь надо же готовить специальный номер! Ты знаешь, сколько времени на это уходит? Репетиции, реквизит... Ведь трюк с чудо-человеком должен быть показан взаправду, придут зрители, Бро ни за что не станут их обманывать. Да и какой обман, если без этого гвоздя программы весь твой замысел рухнет.

Вмешался третий опер:

- Как ты думаешь, - начал он вкрадчивым голосом, - сколько там будет народа? Наших неформальных, так сказать, сил не хватит на такую толпу. А мы к тому же всерьез надеемся заманить в нее чудовище. С нас голову снимут! Даже если повезет, и он засветится, никто не знает, как он себя будет вести. Он может черт-те что устроить при задержании...

- Мы не будем задерживать в цирке, - буркнул Зачесов. - Он же не полезет с шилом на арену! Он оценит номер, потом установит слежку за циркачом... а мы - за ним...

- Но вдруг он возбудится? Не забывай, там будет куча людей. Наплюет на актера, да и сунет кому под ребро, чтоб разрядиться... Вот и получается, что ты своим дурацким номером - которого все равно никто не успеет поставить - провоцируешь маньяка, дразнишь его...

Зачесов молчал. План с цирком братьев Бро он сочинил от отчаяния. Он и сам понимал, что его идея с фокусом-наживкой - полный бред.

- Хорошо, - выдохнул он после паузы. - В таком случае, все идет по прежнему графику. Отрабатываем людей, шерстим картотеки, разъезжаем по городу.

Тут подал голос четвертый сыщик, до сих пор безмолвствовавший.

- Погодите, - сказал он. - Я согласен, с цирком - это не совсем удачно. Но в основе своей мысль здравая. Я о наживке говорю... Неподалеку от Таврического сада есть одно приличное, вместительное кафе. Думаю, что можно обойтись без хитроумных аттракционов.



5

Итак, все дозволено. Карклин неторопливо прогуливался по парку, вдыхал свежий воздух, прислушивался к визгу детей и рычанию взрослых. Нет никакого Божьего страха, есть просто страх - что поймают, засудят, посадят, сошлют, разорвут на куски. Причем здесь Бог? Неча на зеркало пенять, коли рожа крива. Бог и есть такое зеркало, проекция людских наворотов. Всего-то и дела: совершить то, чего не совершает окружающее большинство - не ради превосходства над большинством, к чему? он и так превосходит, никаких доказательств не требуется. Просто народилась такая необходимость, только и всего. Если проблема возникает, ее необходимо разрешить. И - Карклин заметил это сразу, уже после первого нападения - возрастает степень внутренней свободы, по сравнению с которой зависимость от настойчивого желания вновь и вновь использовать шило - пустяк. Если и приходится говорить о разрушениях внутри себя самого, то речь идет единственно о прогнивших перегородках и балках душного чердака, почему-то именуемого "суперэго".

Настроение у Карклина было неплохое. Импульс пришел, Карклин не сопротивлялся. Кротко и безмятежно он ждал подходящего случая, зная, что случай представится, и все пройдет гладко. Это походило на ожидание ответственной сделки, когда ожидает серьезный, сильный бизнесмен, стопроцентно уверенный в успехе.

Карклин принял решение не мудрить и придерживаться простенькой, отработанной схемы. Оставалось лишь выбрать тип наземного транспорта, и он предпочел автобус, поскольку, как было установлено заранее, автобусы в этих краях ходили редко и отъезжали с остановок, набитые битком. Через спальный район, в который наведался Карклин, проходил один-единственный автобусный маршрут; по маршруту, вдобавок, разъезжала древняя, раздолбанная машина - даже не "Икарус", не то что "Икарус"-гармошка.

Все, однако, пошло наперекосяк. Карклин сразу заподозрил неладное: для начала он зацепился за какой-то ржавый гвоздь - наверно, единственный в радиусе двух-трех километров - и порвал свое шикарное пальто. Безделица, что и говорить, но Карклин был чуток к знакам, подаваемым свыше, и мгновенно подобрался. Он внимательно пригляделся к группе будущих пассажиров, ему не понравился один: коренастый прокопченный пенек из пролетариев, норовивший отворотить трудовое личико. Уж больно он смахивал на хищного опера из криминального телевизора. Ноздри Карклина задрожали, сортируя запахи, глаза потемнели, уши настороженно дернулись, алый кончик языка медленно прогулялся по сухим губам. Ничего в отдельности, но вместе - все: одним словом, скрытая угроза.

С первых дней своей деятельности Карклин поставил себе твердое условие: при малейшем дискомфорте, при самых нелепых с первого взгляда страхах - немедленно отступить. И он, сомнений нет, так бы и поступил, не подоспей автобус. Карклина подвел автоматизм, развившийся уже давно, но до сих пор остававшийся незамеченным. Секунду назад готовый исчезнуть, Карклин, сам не зная, что делает, вцепился в поручень, прыгнул в салон и перевел дыхание только внутри. Судьба? Он недоверчиво поджал губы. С этим понятием следует обращаться аккуратно, судьба - не Бог. Судьба - чему случиться? Давки, вопреки ожиданию, не было, и Карклин не знал, радоваться ему или досадовать. Прикинув так и этак, он решил прокатиться и посмотреть, что из этого выйдет. Если звезды будут благосклонны, он пустит в ход шило на выходе, как ему уже не раз случалось делать.

Тем не менее рука его привычно скользнула в карман, нашарила деревянную рукоятку. Так же по привычке Карклин встал неоправданно близко к средних лет ездоку, читавшему рекламную газету. Места вокруг было достаточно, и Карклин, заметив свою оплошность, отступил на полшага, но труженик-пенек, похожий на телесыщика, уже впился в него глазами. Автобус подпрыгивал на ухабах и плелся, как на заклание. Карклин притворился, будто его интересует содержание газеты, и вновь придвинулся к пассажиру. Тому ничто не угрожало; напротив, он - как, вероятно, никогда еще в жизни - находился в полной безопасности. С учетом обстоятельств Карклин умер бы на месте, но пальцем не тронул этого болвана, прочно зомбированного средством массовой информации. Последний тряхнул газетой, перевернул страницу, и Карклин - по воле обстоятельств - прочитал сообщение, которое мигом лишило его остатков душевного равновесия. Разноцветные буквы обещали всем - кто успеет - любителям оттяга и свежих приколов уникальный шанс развлечься на Вечерах Открытых Дверей, который организует клуб "Начинка", до недавнего времени державшийся в тени. Члены клуба, обычно не склонные себя афишировать, решились все-таки явиться людям и показать им незнакомую, удивительную ипостась реальности. В клубе мог состоять любой, кто считал себя отличным от других двуногих оригинальным внутренним наполнением. Реклама гарантировала сногсшибательное разнообразие людских начинок, скандальные признания, а также - умеренные цены, улетного ди-джея, бесплатное пиво и ломом подпоясанную охрану. Рядом с Карклиным освободилось место; он в глубокой задумчивости сел, не обращая внимания на престарелое сумчатое, что встрепенулось. Объявление было размещено будто специально для него, и предусмотрительный Карклин, разумеется, рассмотрел этот вариант в первую голову. Маловероятно. Если его каким-то чудом вычислили...тогда взяли бы сразу, с поличным или без поличного. Но так вот, подсунуть подсадного с нужной газеткой, в надежде спровоцировать... нет, органы правопорядка не способны столь тонко и эффективно оперировать вероятностью. Он мог не заметить рекламы. Пусть за ним следили, пусть пасли от самого дома, пусть обложили непосредственно в автобусе - рекламу он мог не заметить. И все же, если это ловушка - что делать? Выпрыгнуть из автобуса? Бессмысленно. В том случае, если он прав, за ними обязательно следует одна или две машины сопровождения. Ему не скрыться. Значит, нужно вести себя так, будто ничего не произошло. Раз его не трогают, значит, ничего конкретного против него у них нет. Карклин украдкой взглянул в сторону рабочего - тот сидел, смотря прямо перед собой, и с точностью определить, сыщик он или нет, никак не удавалось. "Я птица редкая, - подумал Карклин, - но стоит ли так паниковать? Я уже готов вообразить, что небесные светила сошли с орбит и начали вращаться вокруг моей особы".

В конце концов он сошел на шестой или седьмой по счету остановке, и никто из лиц, возбудивших его подозрение, следом не вышел. Карклин огляделся по сторонам: не было видно и недружественных автомобилей. Местность выглядела по-фабричному пустынной. Карклин, отчасти успокоенный, пошел через пустырь, густо заросший высокой травой. Выйдя к какой-то магистрали, он, дабы уберечься на сегодня от соблазна, остановил такси. Работал радиоприемник, и Карклин вторично впитал информацию о клубе "Начинка". Когда машина притормозила на перекрестке, он получил возможность оценить яркий, свеженаклеенный плакат на ту же тему, и это окончательно развеяло его опасения. В заговоре, как ни крути, не мог участвовать весь мир. Карклин попросил шофера высадить его возле ближайшего светофора, расплатился, пересел в трамвай, следовавший на окраину. Сердцу не прикажешь. Известно, что вздумай до печенок добропорядочный гражданин попробовать убийство, он может смело отправиться куда-нибудь подальше от дома и там, в глухом подъезде, замочить ударом палки или кирпича первого, кто подвернется. И дальше жить до конца своих дней со спокойным сердцем. Убийцу никто не найдет.

Знал об этом и Карклин. Конечно, не совсем то, конечно, не лотерейный барабан, но кушать-то хочется.



6

Мир, как справедливо рассудил Карклин, против него не ополчался. Против него ополчился Зачесов, поставивший мир под ружье, и эту его способность Карклин недооценил.

Возможности Зачесова были, конечно, не беспредельны, но достаточно широки, чтобы оклеить афишами рекламные щиты и тумбы, мобилизовать периодическую печать, привлечь к участию в операции телевидение и радиовещание - тем более, что вся требуемая помощь сводилась к заурядной рекламе, делу привычному и родному. Сам Зачесов, естественно, не заплатил ни копейки; спонсорами стали несколько не самых бедных людей, которым сыщик в то или иное время оказал серьезную услугу. В их число входил и хозяин того самого кафе близ Таврического сада, о котором шла речь на секретном совещании. Правда, этот предприниматель чувствовал себя обязанным не лично Зачесову, а его подручному, заведшему о кафе разговор. Обязан он был вот чем: сей подручный, посетив однажды кафе, скроил озабоченную физиономию и предупредил владельца о неизбежных в самом близком будущем неприятностях, связанных с финансовой деятельностью "твоего гадючника, который давно уж у всех и каждого - кость в горле, гангрена на теле" - так выразился доброжелательный опер. Хозяин кафе немедленно попросил у гостя защиты от грозного катаклизма, каковую ему сквозь зубы обещали, потребовав в ответ ходить на цирлах и выползать из будки по первому свистку. Вот как бывает - пробил час, и свисток прозвучал.

Вообще, благодарность держателя этой таверны не знала границ. Он даже предложил усилить оперативную группу личной гвардией, от чего великодушно отказались. Тогда хозяин, отчасти посвященный в суть происходящего, привел подвизавшихся у него профессиональных лицедеев, представил их Зачесову и рекомендовал использовать для разогрева публики. "Ведь вы же не предполагаете, что к нам придут настоящие психи, - пояснил он свои действия. - Я имею в виду тех, кто будет считать, что у него потроха не как у всех. Так эти ребята и станут на время, с вашего позволения, истинными членами "клуба". Не пожалеете - гарантирую высокую жизненную правду! "

Зачесов одобрительно кивнул.

Владелец кафе, помявшись, осведомился, сколько Вечеров Открытых Дверей планируется провести. "Хоть до пенсии сидите! - тут же спохватился он, прижимая к груди руки. - Я могу даже вывеску сменить. "Начинка" - не так уж плохо звучит. Но для конкретики, в целях общей определенности и государственной пользы хотелось бы знать приблизительно..."

Ему ответили, что ответа на свой вопрос он не получит. Это служебная тайна. Возможно, одного Вечера окажется достаточно. Возможно, и двадцать один не принесет результата. Кое-кто из сотрудников уже рассчитывал в душе на бесконечную хмельную засаду, на долгие сытные бдения. К Шарапову, сидевшему у стойки коммерческого ресторана с чашечкой кофе, они относились примерно так же, как Карклин - к Раскольникову.

В действительности Зачесов рассчитывал добиться желаемого со второго или третьего раза. Он полагал, что в первый Вечер злоумышленник либо не появится вообще, либо придет с первично разведывательными целями. Убедившись, что опасности нет, он не станет откладывать и нанесет удар.

Опять же, понятно, если он не бог - в своем злокозненном понимании. И не сатана.

Только бы пожаловал.

Зачесов был почти наверняка уверен, что знает нелюдя в лицо.



7

Весь первый Вечер Карклин просидел напротив кафе, находясь за рулем иномарки неброского окраса, которой пользовался довольно неохотно - как правило, в рабочих разъездах. Он барабанил пальцами по бедрам, укрытым полами нового - приобретенного взамен ущербного - пальто, и не уставал поражаться публике, что валом валила в свалившийся с неба клуб. Несколько раз он готов был покинуть машину и присоединиться к посетителям, но в последний миг сдерживал себя и оставался придирчивым, чутким к малейшей фальши наблюдателем. Карклин нацепил темные очки, замотал шарфом нижнюю часть лица, но это не спасло его от неизбежного занесения в список субъектов, подлежащих проверке. В этот список, стараниями Зачесова, попадал каждый, кто был замечен близ кафе, не говоря уже о гостях. Таким образом, фамилия Карклина очень скоро оказалась среди прочих, назначенных в разработку, и то, что это так и не иначе, Карклин сообразил слишком поздно. Сделанного не вернешь, оставалось уповать на милость безликого провидения. Он расслабился и попытался угадать, кто же из входящих в заветный подвальчик является на деле искомым "человеком-шаром". Пустоши мерещились Карклину в каждом втором, от чего у него развилось обильное слюновыделение. Но он, согласный выделить что угодно, лишь бы не угодить впросак, продолжал сидеть неподвижно. "Свежие приколы, - эти два слова внутренний ветер гонял по его черепной коробке, как обрывки рекламной газеты. - Парочка свежих приколов".

Тем временем Зачесов, сидевший за столиком внутри, в темном углу, тоже весьма и весьма удивлялся - и не меньше Карклина, а гораздо больше. Наивная простота хозяина кафе, который в коммерческой сфере уж никак не считал себя ребенком и думал, будто знает изнанку жизни очень хорошо, теперь была очевидна всякому: нужда в фиктивных членах клуба отпала почти сразу. Стоило конферансье пригласить на уютную сцену представителей нестандартных внутренних миров, как туда тотчас полезли десятки желающих, каждый из которых рвался к микрофону, желая сию секунду поделиться с аудиторией откровением. Много их объявилось, невероятных: личности с пустотами, каких сыскалось немало, встречались снисходительными улыбками - как и к жалким посредственностям, чьим содержимым был, скажем, клубнично-ананасовый наполнитель, к ним относились пренебрежительно, свысока. То ли дело персоны, носящие в себе мистический поливалентный радикал класса R, или - на матрешечный манер - десять собственных эманаций, понижающихся в качестве от высшей к низшей, сокровенной. Высокий мужчина, воплощение жизненных драм, заявил, что вся его телесная оболочка представляет собой контейнер для секретного сообщения с инопланетной космической станции, расшифровать которое смогут лишь после его смерти, прибегнув к вскрытию, которого он, однако, заблаговременно составленным завещанием не допустит. То же самое, утверждал этот письмоноша, относится и ко всем другим телесным оболочкам, включая вообще любые известные материальные предметы. Еще одна сухопарая дама с постным лицом призналась, что имеет в себе тайное имя Бога, которое Он открыл только ей, а больше никому не открывал и не откроет. Это имя претворилось в Слово, которое, в свою очередь, обратилось в камень - на этом-то камне и воздвигнет себе новый храм очередная эпоха. Наступит конец. Стоит ее чреву распахнуться... Женщина простерла руки, собираясь совершить нечто страшное; конферансье поспешно вытолкал ее за кулисы, а после, вернувшись, вытер пот со лба и предложил членам клуба занять на время свои места и посмотреть фирменную развлекательную программу. С визгом вышел кордебалет.

Зачесов цедил сквозь соломинку гадкий коктейль, исподлобья наблюдая за взрывами глупых хлопушек и змейками серпантина; чешуйки конфетти между тем уже усыпали его пиджак, подобно декоративной перхоти. Ручаться он не мог, но чувствовал звериным чувством, что нынешнее бдение закончится ничем: монстр не появится. То же чутье говорило ему, что добыча затаилась поблизости, и главное сейчас - не спугнуть.

На сцене размахивали ногами, читали скетчи, обливались шампанским; потом учинили стриптиз.

Карклин сосредоточенно прислушивался к отзвукам недоступного разгула. Правая рука его находилась в кармане, где мерно сжимала и разжимала отполированное дерево. Карклин ждал, когда кафе закроется, и все разойдутся по домам. Но веселье продолжалось далеко за полночь, и ему пришлось отогнать машину в соседний переулок, чтобы не мозолить глаза. Сам Карклин, выйдя наружу, скрылся в ближайшем подъезде, откуда открывался хороший вид на скороспелый клуб. В два часа пополуночи погасли огни, и он напрягся, всматриваясь в темноту. Он предполагал увидеть пару-другую черных теней, что выскользнут из кафе последними, с сознанием добросовестно исполненного долга. Правильное предположение, напрасное ожидание: в кафе имелся запасной выход. Выждав еще немного, Карклин вернулся за руль, завел мотор и медленно проехал мимо погребка. На ходу он отметил броский призыв посетить кафе снова и снова - тем более завтра, ибо именно, и только завтра в клубе проводится прикольный карнавал, пришедших без костюма просят не расстраиваться: наряды и, как всегда, пиво - за счет заведения.



8

С карнавальными костюмами возникли проблемы. Оперативная группа, с головы до ног заваленная "висяками" и "глухарями", не озаботилась экипировкой и в зале угодила в затруднительное положение. Оставаться, в чем пришли, сыщикам было никак нельзя: сразу раскусят. На их счастье - или на беду - в клубе запланировали и другое развлечение: веселое переодевание всех желающих в одежду противоположного пола. Поэтому детективы, проклиная все на свете, нарядились в легкомысленные блузки, юбки и платья. Зачесов, чувствуя себя ответственным за унижение коллег, пошел дальше и попросил себе пышный парик. Правда, исходя из оперативной целесообразности, он предпочел платью обтягивающие лосины, в которых его способность к стремительному перемещению, прыжкам и броскам оставалась прежней. Накрасив губы, Зачесов стал похож на совершенного гомосека. Этим он ввел в неожиданный соблазн вчерашнего субъекта, хранившего в себе космическое послание - судя по поведению носителя, письмо могло оказаться весьма нескромным, а его отправителями - те еще ребята. Но Зачесов встретил повесу таким взглядом, что тот мгновенно отвалил, в чем сыщик немедленно раскаялся: как знать - может быть, ловелас искусно притворяется? может, они караулят именно его?

Сегодня утром он отловил-таки штатного психолога, который вечно где-то пропадал, изображая занятость; между тем, нужен он был не так чтобы очень, не больше рукава в известном месте... Зачесов кратко, в офицерском стиле, посвятил его во все перипетии операции, а тот загнул свое "проекция-интроекция". "Ваш псих, - втолковывал вспотевший очкарик, - типичный проектант. Ох... Ладно, побоку термины. Ну, как вам проще объяснить? Человек говорит: все - твари. Это означает, что тварь - он. Вы понимаете? Напротив, люди типа "я тварь" знают, что твари - вокруг них: интроекция. Вот, например, ваш любопытный экземпляр... который считает себя - себя! не прочих! - посланцем иного разума. Наука утверждает, что в данном случае именно прочие..."

- Пошел ты на ..., - сказал ему Зачесов и треснул дверью.

"Мы до такого еще не доросли", - оправдывался он перед собой, возвращаясь в "убойный отдел".

С камнем на сердце Зачесов впился в очередную соломинку. Он трижды булькнул, и в зал сошел Мистер Икс.

При виде новой фигуры сыщик потянулся к горлу, намереваясь поправить узел галстука, что было условным сигналом, но вспомнил, что галстука на нем нет. Тогда, поскольку он сразу разгадал, кто маска, Зачесов принялся теребить кружевной воротничок. Глаза его сощурились, уголки губ приподнялись, с трудом удерживаясь от торжествующего шипения: "маска, я тебя знаю". Маска величественно - без спутников, одна - плыла меж столиков, и к ней уже спешил немой от почтительного восторга халдей. Мистер Икс занял предложенное ему место в центре зала, принял меню. Мужеподобная дамочка в парике негромко щелкнула пальцами, и к ней подбежал администратор. Зачесов шепнул ему несколько слов; после каждого из которых вожак халдейской стаи кивал. Мистеру Иксу принесли бокал с манговым соком и сложное пирожное. Икс кусил пирожное, не снимая цилиндра, и украдкой оглянулся. Он тоже обратил внимание на извращенца в женской одежде, не сводившего с него глаз, и тоже мог запросто сказать маске, что знает ее. "Ну что ж, - решил Карклин, - ты сам это выбрал". Он закурил сигару и, на время предоставив соглядатая себе самому, приступил к изучению общества. Карклин быстро понял, что прибыл по верному адресу. Гости погребка разительно отличались от серой толпы, в которой ему обычно приходилось работать. Что удивительно - полно детворы, невзирая на поздний час. Значит, и детишки непростые, с изюминкой, и то же относится к их папам и мамам, толстосумам. "Да, за вечер не управиться, - пронеслось в голове у Карклина. - Придется зайти не раз и не два. А значит, предстоит изменение внешности. Дома не поймут - ну, это дело десятое". Он уставился на толстяка, утверждавшего, что состоит из мыслей, и про себя искренне похвалил противника: достойный ход, похвальная прозорливость, но вместе с тем - медвежья услуга всем этим самородкам, кем бы они ни были. "Может, взорвать всех чохом? - подумал Карклин. - Нет, что за глупость. Так он никогда не разберется, кто есть кто. Ловкость, умелый отбор и чуточку везения. Что ему до всех? Ему нужен один-единственный, чтобы убедиться, и очень возможно, что им окажется..."

- Фанты! - объявил конферансье.

Карклину принесли на золотом подносе розовый фант. Зачесов, следивший за раздачей, довольно улыбнулся: администратор не подвел. Сыщик, в свою очередь, зажал между указательным и средним пальцами собственный фант небесно-голубого цвета и стал им меланхолично помахивать. Карклин отхлебнул из бокала. Едва подносами обнесли всех присутствующих, конферансье, с убийственной задоринкой в голосе, предложил фантам познакомиться друг с другом. Он взял в руки список и начал оглашать пары. Фанты, по мере называния, снимались с мест, менялись столиками, слагались в новые, недолговечные союзы.

- Розовый-голубой! - конферансье томно закатил глаза и взялся за сердце.

Зачесов встал, поправляя прическу. Зал разразился довольными аплодисментами.

Мистер Икс тоже поднялся из кресла и отвесил родственному фанту далекий поклон. Зачесов жеманно осклабился и пригласил кавалера к своему столику. Карклин покачал головой, вторично поклонился и указал на свой. Зачесов смущенно повел широкими плечами и, признавая право сильного, пошел к нему походкой "от бедра". Один из оперов, чрезмерно вжившийся в роль, для полного правдоподобия угостил его шлепком по заднице. Зачесов хрипло ахнул, ускорил шаг и, окончательно отрекаясь от женской специфики, плюхнулся напротив галантливого Мистера Икса. Тот подтолкнул сыщику меню, кликнул человека.

Зачесов сидел, развалясь, и нагло глядел на Карклина, не обращая на меню внимания.

- Чувствую, что сейчас объявят белый танец, - улыбнулся Карклин. - Если он будет медленным, я воздержусь.

- Ты по жизни воздержанный, как я погляжу, - отозвался Зачесов.

Карклин изобразил вежливое удивление:

- Мы представлены друг другу?

Зачесов развел руками:

- Кто же скажет? Ты ведь в маске. Сними - тогда выясним.

Им принесли шампанское. Хлопнула пробка.

- Так и люди, - обронил Карклин, внезапно улетая куда-то мыслью.

- Что-что? - оживился Зачесов.

- Забудьте. Я о своем, личном.

- Понятно. Потанцуем?

Карклин прислушался к ритму, входившему в самую силу. На пятачке перед сценой уже колыхалась толпа возбужденных ряженых.

- Только не прижиматься, - он подмигнул, что получилось, благодаря маске, исключительно гнусно и подал Зачесову руку в черной облегающей перчатке.

Они проследовали к площадке, где расположились друг против друга и сразу начали дергаться и ломаться.

- Нет, ты все-таки веселый парень, - одобрил раскрасневшийся сыщик.

- То ли еще будет, - обнадежил его Мистер Икс.

Скача и кружась, он высоко вздымал руки, и полы его черного плаща развевались. Шило пристроилось в удобном рукаве.

- У меня к тебе разговор! - прокричал Зачесов, подбрасывая ноги.

- У меня к тебе тоже, - ответил Карклин и ударил его в грудь. Стальная пика угодила в бронежилет и Мистер Икс на секунду растерялся. Но тут же пришел в себя и пошел ва-банк: бросился на Зачесова, не таясь. Тот, защищаясь, перехватил запястье, развернул оружие и с силой толкнул. Шило вонзилось в левый бок, отчего Карклин, успев изумленно вытаращить глаза, оглушительно лопнул. Силою взрыва маска, цилиндр и плащ разлетелись в разные стороны, шило упало на пол и откатилось в сторону, Зачесов попятился.

Музыка оборвалась. После секундной тишины раздался восторженный детский крик:

- Я же говорила! Здесь все настоящее! Пустой человек лопнул! А ты - "все понарошку, все не по правде"!..

- Молодец, девочка! - крикнул в ответ человек с космическим письмом. - Пусть все убедятся! Вот она, правда! Без обмана!

- Да! - подхватили остальные. - Без обмана! Мы - настоящие!

- Мы еще о себе заявим! - грозил кому-то звездный почтальон.

В суматохе о шиле как-то забыли. Никто не заметил, как сухопарая святоша, носившее в себе страшное тайное имя Бога, подобрала этот опасный предмет и теперь внимательно его рассматривала, все ближе и ближе поднося к собственной плоской груди.



апрель-май 2000  



© Алексей Смирнов, 2000-2017.
© Сетевая Словесность, 2000-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность