Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




МЕНТАЛЬНАЯ  ПУШКА


Январское солнце разводило бледные акварели, мелко искрился лед. Пожилой канонир прохаживался по крыше Нарышкина бастиона, готовый принять дорогих гостей. Второй артиллерист склонился над чемоданчиком, проверял резервный заряд.

- Михалыч, а что потом с этими мыслями станет? Которые запасные?

Михалыч остановился, наморщил лоб.

- Ну... в запасники, думаю. Что им сделается! Они же все равно холостые.

Напарник выпрямился, уперся ладонью в поясницу, прогнулся, крякнул.

- Нет, ну там психоиндукция, откуда мне знать - может, она отсыреет или, неровен час, переосмыслится в себе... Видишь - клеймо? "На правах законодательной инициативы".

Михалыч пожал плечами.

- Пахомыч! Оно тебя точит?

Вместо ответа Пахомыч вытянул палец, указывая в наметившуюся процессию:

- Подъехали, командир! Готовь снаряд...

Важные люди приближались: новоиспеченный почетный гражданин в сопровождении советников губернатора, военных, чинов из газовой отрасли, репортеров и зарубежных гостей - всего душ семнадцать. Почетный гражданин двигался в середке, окруженный клубами легочных паров. Тройка милиционеров выстроилась в отдалении, перекрывая доступ посторонним.

Из радиобудки вещал "Маяк", время близилось к полудню. Михалыч вынул хронометр, Пахомыч полез за своим; сверили часы. Группа приблизилась, остановилась в десяти шагах от канониров; пришедшие беспорядочно приветствовали пушкарей, тогда как те привычно взяли под козырек. Простоволосая женщина в развратной шубе отделилась от компании, установилась в позу для новостей; два оператора затанцевали перед нею, как будто на лыжах, выбирая угол и ракурс.

- Сегодня в жизни нашего города состоится историческое событие, - объявила женщина и улыбнулась в объектив нахальной улыбкой. - Впервые в истории полуденный выстрел будет произведен с применением гипноиндуктивного заряда. Новейшая технология, лауреатом которой недавно стал наш новый почетный гражданин, была разработана под его прямым руководством... Петр Адамович, скажите нам несколько слов.

Почетный гражданин шагнул вперед, изображая улыбчивую неловкость, выполнил неопределенный жест:

- Простые, добрые мысли на газовой основе. Молекулярные колебания пропана, синхронизированные с альфа-ритмом головы...

Женщина отвернулась и согласилась в камеру:

- Действительно, наш город - колыбель славных традиций. Пожелаем Петру Адамовичу успешного залпа!

Свита зааплодировала. Почетный гражданин сунул руку за пазуху, достал столовую ложку:

- Позвольте вручить сувенир, вам и вашей телекомпании... из первых рук...

- Большое спасибо! Но что это?

- Это наша новинка. Последняя разработка. Саморазогревающаяся ложка для супа.

- Как интересно! Конечно, тоже на газовой основе?

- Ну, разумеется, наподобие зажигалки. Исключительная экономия. Но ею можно и остудить, если передвинуть штырек...

Канониры начинали нервничать; "Маяк" намекал, что время выходит.

- В общем, добро и забота - во всем. Отныне - в конденсированном виде, - подытожила репортерша. - Вот так, уважаемые телезрители! Теперь и в эфире, теперь и по ходу небесной линии города! Скажите последнее, Петр Адамович, а мысли, которые помещены в заряд - это ваши собственные размышления?

Петр Адамович сграбастал в кулак свой картофельный нос, взглянул поверх образовавшейся конструкции.

- Трудно сказать... Большей частью - конечно... о времени, о себе... о человеческих судьбах и вечности. Простые, старые вопросы и ответы. Понятно, что коллектив не оставался в стороне и тоже вносил разумную лепту...

- Не будем далее отвлекать Петра Адамовича, - женщина взяла решительный тон. - Настало время облагораживающего залпа.

Михалыч приблизился, церемонно пригласил почетного гражданина к орудию.

- Вот сюда, прошу вас. Сделаете сначала так... а после так... с последним сигналом, когда я махну рукой.

Петр Адамович деловито растер порозовевшие ладони. Кивнул на Пахомыча:

- А почему товарищ стоит с разинутым ртом?

- Да чтобы уши не заложило...

- Понятно, понятно...

Среди группы сопровождения происходила суета. Газовики откупоривали шампанское, два порученца оснащали фужерами гостей. Из будки замурлыкали позывные "Маяка", предвещавшие последний отсчет. Петр Адамович, заметно разволновавшийся, присел за орудием, как будто намеревался исподтишка подпустить какую-то шутку. За миг до положенного сигнала Михалыч, закаменев лицом, дал отмашку, и Петр Адамович осуществил стрельбу.



* * *

Человек, одетый в исподнее, приходивший в себя на зимнем балконе, уловил отдаленный раскат, повернулся, толкнул дверь в комнату, шагнул внутрь, обратился в полумрак:

- Пиздец, двенадцать часов! Поднимайся уже и вали, у нее смена кончается, скоро вернется...



январь 2011




© Алексей Смирнов, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, 2011-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Рабинович: Рассказы [Она взяла меня под руку, я почувствовал, как нежные мурашки побежали от ее пальчиков, я выпрямился, я все еще намного выше ее, она молчала - я даже испугался...] Любовь Шарий: Астрид Линдгрен и ее книга "равная целой жизни" [Меня бесконечно трогает ее жизнь на всех этапах - эта драма в молодости и то, как она трансформировала свое чувство вины, то, как она впитала в себя войну...] Марина Черноскутова: В округлой синеве стиха... (О книге Натальи Лясковской "Сильный ангел") [Книга, словно спираль, воронка, закрученная ветром, а каждое стихотворение - былинка одуванчика, попавшая в круговорот...] Дмитрий Близнюк: Тебе и апрелю [век мой, мальчишка, / давай присядем на берегу, / посмотрим - что же мы натворили? / и кто эти муаровые цифровые великаны?..] Джозеф Фазано: Стихотворения [Джозеф Фазано (Joseph Fasano) - американский поэт, лауреат и финалист различных литературных премий США, в том числе поэтической премии RATTLE 2008 года...] Николай Васильев: Дом, покосившийся к разуму (О книге Василия Филиппова "Карандашом зрачка") [Поэтика Василия Филиппова - это место поворота от магического ли, мистического - и в равной степени чувственного - начала поэзии, поднимающего душу на...] Александр М. Кобринский: Безъязыкий одуванчик [В зените солнце. Час полуденный. / Но город вымер. Нет людей. / Жара привязана к безлюдью / невыносимостью своей.] Георгий Жердев: В садах Поэзии [в садах / поэзии / и лютик / не сорняк]
Словесность